Освободитель часть 3 глава 18

Пятое покушение
Пятого февраля 1880 года в Петербурге с утра разыгралась лютая метель. Снег валил густыми объёмными хлопьями. Горбатые мосты и замёрзшие дома почти утонули в снегу, и горевшие фонари едва мерцали в белой темноте. Всё вокруг было тревожно и красиво.
- Египетские сфинксы над Невой в снежных мантиях, - Степан Халтурин шёл по Английской набережной, отворачивая лицо от колючего ветра. - И огни Зимнего дворца с трудом светятся в сплошном снегу...
Он учился в уездном поселковом училище города Орлов Вятской губернии, где увлёкся народнической литературой, оказавшей на него большое влияние. В 1874 году продолжил учёбу в Вятском земском училище, где приобрёл специальность краснодеревщика. Степан уже несколько месяцев жил в Зимнем дворце.
- Сегодня всё решится! - подумал он, подходя к нему.
План, который Халтурин вынашивал несколько лет, должен был сработать. Всё началось с того, что в рабочих кружках столицы давно укрепилась любимая вера народовольцев:
- Если погибнет царь, тотчас падёт и царизм!
Именно тогда у Степана появилась навязчивая идея:
- Царь должен пасть от руки рабочего.
Задумав цареубийство, Халтурин начал свой путь в Зимний дворец. Он великолепный столяр, поэтому смог попасть на работы по отделке императорской яхты «Александрия».
- Пусть знают цари, что мы рабочие, не такие глупые и можем достойно оценить те милости, которые они оказывают народу! - мысль, что император должен погибнуть от руки человека из народа, преследовала его.
На яхте он сумел зарекомендовать себя лучшим из столяров. Дворцовое ведомство обратило на него внимание, и в октябре 1879 года под именем столяра Батышкова поступил в Зимний дворец.
- Мне нужны материалы для взрыва, - понял Степан.   
После этого Халтурин вступил в связь с народовольцами. Он обратился к Квятковскому с предложением взорвать Зимний дворец:
- Причём со всем царским семейством.
Он попросил сотрудничества Исполнительного Комитета:
- Вы помогаете мне разного рода сведениями и снабжаете динамитом.
Предложение обсудили в Распорядительной комиссии. Оно принимается, но как резервное. Комиссия готовила покушение на железной дороге, и у них не было ни свободного времени, ни свободного динамита.
- Если у нас не получится… - Степану велели ждать.
Халтурин высокий, розовощёкий молодой человек. При одном взгляде на его постоянно счастливое, молодое лицо становилось радостно.
- Он сразу расположил к себе прислугу, - удивлялись его товарищи, - особенно её многочисленную женскую часть.
Над его привычкой задумчиво и важно чесать за ухом издевалось дворцовое лакейство. Всякий важничал перед наивным мужиком:
- Я царице чаи в постель подаю!
Благодаря этим хвастливым рассказам лакеев Степан познакомился с распорядком жизни царской семьи. На собственном опыте познавал он и быт огромного дворца. Страх времён Николая I давно ушёл из Зимнего.
- Благоговейную, как в церкви атмосферу… - помнили лакеи.
На первом этаже и в обширных подвалах громадного дворца располагались хозяйственные службы: кухни, кладовые, мастерские. Он жил в подвале с другими столярами и здесь же была его мастерская.
- На втором этаже живёт царская семья, - учил бригадир.
В царских покоях, в великолепных парадных залах, в так называемых «Запасных половинах» - роскошных апартаментах, где проживали августейшие родственники Романовых, в комнатах фрейлин, в покоях княгини Долгорукой, всё время что-то портилось, нужно было подновлять, полировать и ремонтировать.
- Пришлите Батышкова, - вызывали самого умелого столяра.
Халтурин чинил в Бриллиантовой кладовой, где хранились императорские регалии и драгоценности, накопленные за столетия романовской династией. Здесь находились знаменитые бриллианты.
- Только монархи России, Германии и Австро-Венгрии покупают в это трудное время большие драгоценные камни! - признался ему хранитель.
Между тем царь должен был скоро вернуться из Ливадии, и во дворце шла усиленная уборка. Степан без устали трудился с утра до ночи в царских покоях, подновляя драгоценную мебель.
- Тебя вызывают в царский кабинет, - сказал ему бригадир.
- Ась? - изображая крестьянина, он оказался отличным актёром.
Халтурин придумал выгодную маску глуповатого мужика.
- Иди в царский кабинет, - повторил начальник, - отполируй мебель!
Степан без стука вошёл в кабинете и остановился, как вкопанный. Там в одиночестве находился царь.
- На столе осталось пятно от горячего чая, - указал он, - нужно убрать.
Ошарашенный столяр принялся за работу, одновременно размышляя:
- Император стоит спиной у секретера!.. Удар молотком сзади по голове и всё кончено!
Но он был не готов убивать сзади безоружного старого человека, поэтому качественно выполнил полировку и тихо вышел. Квятковский, узнав о происшедшем, обматерил Халтурина:
- Тряпка!
Охраной Зимнего дворца занимался комендант дворца Дельсаль, вояка, искалеченный под Севастополем. Старый генерал сохранил во дворце патриархальные нравы.
- Дворцовая прислуга устраивает в своих комнатах пирушки, - понял столяр. - Куда без всякого надзора приходят знакомые…
С парадных подъездов во дворец не было доступа самым высокопоставленным лицам, а чёрные ходы во всякое время дня и ночи были открыты для всякого трактирного знакомца, последнего дворцового служителя. Нередко посетители оставались ночевать во дворце. Разврат в лакейских, удивительный беспорядок в управлении изумили Халтурина:
- Вольность нравов дополняется воровством царского имущества.
Воровство оказывалось настолько всеобщим, что он принуждён был воровать съестные припасы, чтобы не показаться подозрительным.
- Во имя великой цели! - утешал рабочий свою совесть.
Вскоре основным исполнителем убийства царя становится он. Связным между ним и Исполнительным Комитетом назначен Квятковский. Тот ежедневно встречается со Степаном и передаёт ему динамит.
- Небольшими порциями проноси во дворец, - советовал он.
Квартира Квятковского превращена в динамитную лабораторию. Здесь хранились детонаторы и материалы. Но взрывоопасная квартира должна выглядеть тихим семейным гнёздышком. Поэтому Квятковскому добавлена «жена», которую играет красивая младшая сестра Веры Фигнер.
- Элегантный Квятковский и типичная аристократка с отличными манерами, - согласились товарищи, - хорошо монтируются!
Чтобы пробить мощнейшие гранитные перекрытия Зимнего дворца, по расчётам Ширяева и Кибальчича, надо было собрать много взрывчатки.
- Нужно семь, - настаивал Николай, - но лучше восемь пудов динамита.
Халтурин отлично узнал расположение комнат в Зимнем и убедился, что подвал, где жили столяры, находился как раз под царской столовой. Поэтому решает уничтожить царя и его семью, когда все они будут в столовой.
- Но между столовой и подвалом расположена кордегардия, где находится караул… - задумался Степан.
Здесь всегда находятся полсотни гвардейцев, все они будут обречены при взрыве. Халтурин спокойно говорит Квятковскому:
- Человек пятьдесят перебьём без сомнения! Так уж лучше класть больше динамиту, чтобы люди недаром пропали и наверняка свалить самого.
- А солдатиков не жалко?
- Пусть погибнет сотня человек, лишь бы до «Самого» добраться! 
Он продолжал приносить динамит во дворец. Окончив работу, выходил на встречу с Квятковским и приносил с собой небольшую порцию динамита, которую прятал у себя под подушкой.
- Я опасаюсь приносить больше, - пояснил Степан, - чтобы не привлекать внимания.
Обыски были частыми, но поверхностными. Никому не пришло в голову приподнять его подушку. Но спать на динамите даром не проходит.
- Нитроглицерин - вещество крайне ядовитое, - тревожился за него связной, - сильно испаряется и после вдыхания испарений отравляет кровь.
Цвет лица Халтурина стал чёрный, землистый, его преследовали ужасающие головные боли, глаза вылезают из орбит.
- Нужно его спрятать! - Степан купил огромный сундук.
Изумлённым столярам сообщил, что решил жениться:
- Хочу копить на приданое невесте. Благо получил премию за хорошую работу, а приданое буду хранить в сундуке.
Теперь под купленными женскими платьями он хранит большое количество динамита. 24 ноября Квятковский не принёс очередную порцию. И на следующий день на ежедневную встречу связной не пришёл.
- Неужели случилось чего? - Халтурин не знал, что тот уже сидел в Доме предварительного заключения.
Он был арестован, и на его квартире шли обыски. Оказалось, простодушная сестра Фигнер доверила хранение нелегальной литературы приятельнице. Та показала её любовнику, который незамедлительно донёс:
- Я знаю, где живут нигилисты.
На квартиру нагрянула полиция и обнаружила банку зелёного стекла, а в ней смесь нитроглицерина и магнезии, необходимые составляющие динамита. Нашли сосуды с гремучей ртутью, используемой для взрывателей.
- Всё это части взрывных устройств большой разрушительной силы, - полиция захватывает клочок бумаги, который застигнутый врасплох Квятковский тщетно пытался сжечь. - На этой бумажке план здания, одно из помещений которого помечено крестом.
Полицейский полковник Адриан Иванович Дворжицкий установил, что это план Зимнего дворца.
- Крестом на плане отмечена царская столовая! - понял он. - Террористы собираются взорвать столовую в Зимнем дворце.
- В доме царя! - ахнул начальник царской охраны капитан Кох. 
- Немедля устроить обыски во дворце, - распорядился полковник. - Необходимо проверить всю прислугу - особенно вновь поступивших.
- Ведь, скорее всего, кто-то из дворца сообщил террористам точный план здания… - согласился Кох.
Однако он удовлетворяется обысками помещений, прилегающих к столовой. Стесняют свободный вход и выход прислуги из дворца.
- Теперь живущие во дворце обязаны постоянно иметь при себе свой значок, - удивился Степан. - Медную бляху.
Начинают обыскивать рабочих, возвращающихся во дворец после отлучки, но делают это формально. Халтурин, который уже успел перенести во Дворец шесть пудов динамита, продолжает пополнять адский запас.
- Продолжаем! - теперь динамит ему носит Андрей Желябов.
Наступил 1880 год. В сундуке скопилось почти семь пудов динамита. Состоялось специальное заседание Распорядительной комиссии. Пригласили главного динамитчика Кибальчича.
- Какой эффект, если взорвать такой заряд? - спросили его.
- Царь будет напуган, но не повержен, - твёрдо ответил Николай. - Мои расчёты остаются в силе - нужно восемь пудов... А лучше десять.
Каждый вечер Степана поджидает Желябов. Но, проходя, не останавливаясь мимо, он бросает короткое:
- Нет.
Взрыв откладывается. Халтурин ждёт, чтобы взорвать наверняка. Ему стало известно, что 5 февраля в Зимний дворец приезжает любимый брат царицы принц Александр Гессенский.
- По этому поводу ровно в шесть часов, - сообщил он Желябову, - в столовой состоится семейный обед.
- Именно в шесть?
- Во дворце всё происходит точно! - заверил он. - На нём будет присутствовать царь с сыновьями - наследником и Владимиром. Царица, как говорят во дворце, присутствовать на обеде не сможет, она уже не встаёт с постели.
Нетерпеливый Желябов жаждет быстрее пустить динамит в дело. Распорядительная комиссия, несмотря на мнение Кибальчича, отдаёт приказ:
- Взрывать!
К шести часам вечера Степану надо было выманить из подвала живших вместе с ним столяров. Это оказалось несложным. Халтурин пригласил столяров в ресторан:
- Весело отметим мою помолвку!
Ресторан был недалеко от дворца. Ближе к шести часам Халтурин объявил столярам, что хочет познакомить их со своей невестой. Оставив столяров в ресторане ждать его и невесту, Степан быстро возвратился.
- Прислуга озабоченно бегает! - он понял. - Гость уже приехал.
Халтурин спустился в подвал и соединил провода. Благодаря устройству взрывателя, у него осталось четверть часа, и он неторопливо покинул дворец.
- А где мужики? - спросил его шедший по коридору лакей.
- Ждут меня в кабаке, - ответил он и вышел на площадь
Там его ждал покрытый снегом Желябов. Из метели появился Халтурин. Замечательно спокойный, он поздоровался с ним и словно фразу из самого обычного разговора произнёс:
- Готово!
Через секунду в Зимнем страшно грохнуло. Дворец будто содрогнулся. В дворцовых окнах погас свет, и тёмный дворец исчез в белой метели.
- Царя больше нет! - усмехнулся Степан, идя к Невскому.   
Царскую семью спасла метель. Она занесла дороги. На вокзал встречать принца император отправил сыновей - наследника и Владимира. Поезд опоздал из-за снежных заносов, и принца привезли к самому обеду.
- Мы опаздываем! - пунктуальный Александр II торопился.
Было самое начало седьмого, когда император, сыновья и гость подходили к Жёлтой столовой, которая называлась так из-за цвета стен. Вдруг пол начал подниматься и внизу чудовищно грохнуло.
- Взорвали! - понял он.
Газ в галерее погас, наступила совершенная темнота, и в воздухе распространился невыносимый запах пороха. Все побежали в Жёлтую столовую, откуда был слышен шум, и нашли все окна лопнувшими, стены дали трещины в нескольких местах, люстры почти все затушены, и все покрыто густым слоем пыли и известки.
- Ничего не видно… - в столовой стоял дым.
Окно было разбито взрывной волной, и даже ворвавшийся морозный ветер не смог рассеять этот густой дым и вонючий запах серы. Горела одна люстра, у стола стояли еле видные в дыму лакеи. Парадный сервиз был укрыт известью. Пальмы, украшавшие стол, стояли белые от известки. Все это поседевшее пространство с недвижными, призрачными лакеями и с дьявольским запахом серы было, как видение из Апокалипсиса.
- Я попал в ад?! - огляделся император.
На большом дворе темно, и оттуда раздавались странные крики и суматоха. В темноте сновали испуганные слуги со свечами. Дворец охватила паника. Нигде не могли найти коменданта.
- Нужно открыть все двери!
Дворцовый комендант Дельсаль из-за изувеченной ноги пользовался лифтом. Он начал подниматься в нём, когда произошёл взрыв. Погас свет, и лифт остановился на половине дороги.
- Что случилось? - несчастный, не понимая причины остановки, провисел в воздухе двадцать минут, которые показались ему вечностью.
Глубокая темнота окружала его со всех сторон. На площади звонил пожарный колокол. К дворцу мчались пожарные машины. По мраморным лестницам дворца пожарные вбежали в кордегардию. Гарь, сплошной дым.
- Дышать невозможно... - закашлялись они.
В дыму тускло светили факелы, сверкали каски пожарных. Принесли ещё факелов. Теперь место катастрофы было освещено. Гранитный пол, построенный из многопудовых плит, как жалкий мячик подбросило вверх ужасающей силой взрыва. Груда разбитых плит, камней, извести.
- Помогите! - под обломками слышались стоны.
Между глыбами в дыму лежали фигуры в амуниции. Ходить было нельзя. Всюду разбросаны части человеческого тела. В свете факелов виднелись тёмные пятна на стенах. Раненые молили о помощи, которую не могли оказать обезумевшие от ужаса и темноты пожарные.
- Несчастный караул буквально разметало, - единственный лейб-медик, дежуривший во дворце, и сестра милосердия метались между ранеными.
В кордегардию вбежали наследник и Владимир. Прибежав, они нашли страшную сцену: вся большая караульня, где помещались люди, была взорвана, и всё провалилось более чем на сажень глубины, и в этой груде кирпичей, известки, плит и громадных глыб сводов и стен лежало вповалку более пятидесяти солдат, покрытых слоем пыли и кровью.
- В жизнь не забуду этого ужаса! - скорбно выдохнул наследник.
Если бы не гранитные перекрытия, от столовой ничего не осталось бы.
- Царскую семью спасла кордегардия! - понял он.
Пострадала в основном охрана - солдаты лейб-гвардии Финляндского полка. Погибло одиннадцать человек, более пятидесяти ранено. 
- Жертвами теракта стали недавние крестьяне в солдатских мундирах… - мрачно добавил Владимир.
Несмотря на страшное опустошение, на обезображенные трупы товарищей, на собственные раны, уцелевшие часовые, оставались на постах.  Они не соглашались оставить пост, пока не были сменены своим разводящим ефрейтором, тоже раненым.
- Как там Катя?! - пока его сыновья побежали вниз в кордегардию, и появившийся из темноты лакей уводил перепуганного принца Гессенского, император бросился наверх.
Все газовые фонари, освещавшие коридоры, погасли, и все коридоры погрузились во тьму.
- А если бандиты уже во дворце? - он бежал в полнейшей тьме.
Из тьмы выдвинулось освещённое лицо лакея с канделябром. Выхватил канделябр, взбежал по лестнице во тьму третьего этажа. Вдали у камер-юнкерских комнат увидел слабую полоску света и Катю.
- Саша?! - она стояла со свечой в дверях и ждала его.
Только императрица, единственная во всем Петербурге, так ничего и не узнала. Она спала.
- Она теперь почти всё время спит… - царь запретил сообщать ей о трагедии.
Вечером звонили в церквях по случаю чудесного спасения. 
- Итак, свершилось! - мучился император. - Сначала они запретили мне гулять в своей столице, потом ездить по железной дороге в родной стране, теперь они запретили спокойно жить в собственном доме!
Как и в бывавших подобных случаях, он сохранил полное присутствие духа, видя в настоящем случае новое проявление Перста Божьего, спасающего его в пятый уже раз от злодейских покушений. Но в Петербурге царила невиданная паника:
- Динамит в Зимнем дворце! Покушение на жизнь русского царя в самом его жилище! Это скорее похоже на страшный сон. Где же предел и когда же конец этому изуверству?
Теперь даже в Исаакиевском соборе ежедневно осматривали подвалы, может, и туда подсыплют динамита, благо, что это так легко теперь было сделать.
- Берегитесь ваших трубочистов, им велено в важных домах сыпать порох в трубы! - множились слухи. - Избегайте театров, маскарадов, ибо на днях будут взрывы в театрах и в казармах...
Халтурин был в ужасающей депрессии. Но не, потому что убил и искалечил больше полусотни человек. Он не мог себе простить, что царь остался жив. Желябов утешал расстроенного рабочего:
- Степан, голубчик, успокойся. Этот взрыв в Зимнем дворце потряс весь Петербург… К нам придут тысячи новых бойцов! Взрыв в царском логове - первый удар по самодержавию! Твой подвиг будет жить в веках.
Трое из погибших солдат были вятичами, его земляками. На это Халтурин не обращал внимания, он был подавлен неудачей, но потом успокоился и пообещал:
- В следующий раз охулки на руку не положу!
Виноват ли в том Степан было неведомо, но в разговорный русский язык после этого покушения прочно вошло слово «схалтурить» - плохо сделать свою работу.
продолжение http://www.proza.ru/2018/11/09/354


Рецензии
Отличное, "стереоскопичное" описание последствий взрыва.

Была на задворках нашего городка улица Халтурина.

Владимир Прозоров   05.11.2018 18:35     Заявить о нарушении
Спасибо!

Владимир Шатов   05.11.2018 21:42   Заявить о нарушении