Архаичная профессия

 Тоненько запищал маршрутный зуммер, справа на пульте бодро заморгал зеленый огонек.
 
  - Торможение корабля необходимо начинать через шестьдесят минут, - объявил кибер-штурман, и тут же уточнил:
  - Торможение корабля необходимо начинать через пятьдесят девять минут тридцать секунд...
 
  - Хватит! - буркнул Вадим.
  - Сказал один раз и достаточно. Поболтать, что ли, захотелось?
 
  Отливающая перламутром планета застыла в самом центре навигационного монитора.
 
  Вадим добавил увеличение, и сразу стала видна неровность поверхности, острые хребты и скалистые пропасти, но главное - то, что вдоль экватора тянется полоска земли без снега, тут и там пересеченная синими жилками рек, окруженных пятнами зелени.
 
  Туда и нужно посадить корабль, дело, казалось бы, несложное, обычная пилотская рутина.
 
  Но не в том случае, если это твой первый самостоятельный полет.
 
   Вадим нервничал. Подошел момент, когда ему нужно доказать всем, и прежде всего самому себе, что он настоящий пилот, и не зря попал в это кресло, что он достоин того, чтобы быть командиром звездолета.
 
  Решительным, целеустремленным и предусмотрительным, как учили в звездной академии.
 
  Кстати, о предусмотрительности. Как там погода в районе посадки? Не хотелось бы в самый ответственный момент нарваться на ураганный ветер или какую-нибудь песчаную бурю. Корабль они, конечно, не уничтожат, но нервы потреплют, да и ремонт на неделю, а то и больше, будет обеспечен.
 
  А это означало, что экспедиция с самого начала выйдет из графика, и неизбежно затянется. Такого поворота Вадим допустить не мог, он не желал оставаться на этой захолустной планете дольше одного месяца, отпущенного на исследования.
 
  И не в том дело, что начальство будет недовольно, в космосе разное случается, всего предвидеть невозможно, просто он сам не хотел оставаться здесь ни одного лишнего дня.
 
  И так придется целый месяц подчиняться этому чудику Самсону, который и командовать-то толком не умеет, только и может, что мямлить свое: "я вас попросил бы...", "не могли бы вы...", "вас не затруднит?", но добровольно растягивать это еще на несколько дней?
 
  Нет, посадка должна пройти идеально, чтобы график выполнялся "от и до", а Самсон понимал, что его власть ограничена только одним месяцем, ни минутой больше.
 
  От этих мыслей его отвлек монотонный голос кибер-штурмана.
 
  - ...и я действую по программе, разработанной в соответствии с последними достижениями в области искусственного интеллекта, в частности, теорией "квази-когнитивной эволюции"...
 
  - Да что ты своими теориями тычешь? Теоретик, блин. Мозгами надо работать, соображать хоть немного! А, кому я это говорю? Кусок железа. Примитив.
 
  - Я не примитивен. Мой объем памяти позволяет выполнять...
  - Да что толку с этого объема! У тебя же ни цели нет, ни интереса к жизни, тебя что-то волнует, радует? Нет. И против пилота ты никто, потому что только пилот может решить, как нужно действовать в любой ситуации, а их столько, что ни один объем памяти не вместит. Что, не так?
 
  - Как правило, ситуации возникают стандартные, и реагирую я на них быстрее, чем человек, поэтому вероятность успеха больше.
 
  - А если нестандартная? Когда нужно решать, что добро, а что зло? Когда поступать придется в соответствии с моралью? Когда нужно не соображать, а чувствовать? Ты хоть знаешь, что такое чувства?
 
  - Да, знаю. Чувства - это устойчивые эмоциональные переживания человека, возникающие в процессе его отношений с окружающим миром.
 
  - Вот именно. Человека! А ты можешь чувствовать?
  - Не могу.
 
  - Конечно, не можешь! И поступки у тебя такие же бездушные, как ты сам. Ты ведь даже шуток не понимаешь.
  - Зато я могу их оценить.
 
  - Оценить-то можешь, а что толку? Ни удовольствия получить, ни посмеяться. Вот скажи, ты можешь сам пошутить?
  - Конечно. У меня самый большой архив шуток из всех кибер-штурманов этого класса.
 
  - Вот чучело! Я говорю - сам! Не порыться в памяти, а именно пошутить по какому-то поводу. Можешь?
 
  - Не пробовал.
  - А ты попытайся.
  - На какую тему?
  - На любую.
  - Шутить прямо сейчас?
 
  - Не торопись. А то не смешно получится, а мне посмеяться охота. Только, чувствую я, что придется смеяться не над шуткой, а над тобой, бедолагой. Ладно, ты тут пока понапрягайся, а я к Самсону схожу, прослежу, чтобы он в противоперегрузочную камеру перебрался.
 
  Несмотря на то, что Самсона Вадим знал всего месяц, мнение о нем у него уже вполне сложилось. Он не считал его стоящим человеком.
 
  Разве стоящий человек будет заниматься какой-то космоархеологией? Настоящий мужчина должен заниматься чем-то таким, на что не жалко потратить всю свою жизнь.
 
  Например, преображать безжизненную каменистую планету в обитаемый мир с кислородной атмосферой, или сконструировать энергореактор мощностью с небольшую звезду, или вырастить искусственное сердце, которое работало бы тысячу лет.
 
  Но по-настоящему ощутить за своими плечами все достижения наук и технологий, можно лишь в пилотском кресле звездолета.
 
  Чтобы добиться этого, лично ему, Вадиму, пришлось три долгих, трудных года изучать, запоминать, отрабатывать все, что положено курсанту, а потом еще два года стажироваться на основных типах звездолетов, и вот, наконец, первый самостоятельный полет.
 
  Задание, конечно, совершенно пустячное, и корабль-разведчик не самый большой, экипаж всего ничего - он, да Самсон, но это лишь начало.
 
  Будут еще сверхдальние экспедиции, и гигантские звездолеты с переселенцами на борту, встречи с иными цивилизациями. Главное не застрять, вовремя вырваться из рутины, от таких вот, как Самсон, замшелых специалистов, изучающих заброшенные планеты со следами давно исчезнувшего разума.
 
  Наскальные рисунки каких-то гуманоидов, вымерших сотни тысяч лет назад, каменные наконечники стрел, глиняные черепки, захоронения, кому все это нужно? Тратить огромные ресурсы на такую чепуху, это же просто глупо и нерационально.
 
  На самом деле, заниматься такими исследованиями не что иное, как атавизм, вроде слепой кишки-аппендикса. С ней рождаются, и живут, это такой же результат эволюции, как человеческий мозг или развитые пальцы.
 
  Но если крупный мозг привел к появлению разума, а пальцы к способности изготовить орудия труда, то, что дает слепая кишка? Аппендицит? Поэтому ее удаление ничего, кроме пользы не приносит.
 
  Точно так же и с этими устаревшими профессиями. Отменить их, и никто даже не заметит. Конечно, кроме тех, кто ими занимается.
 
  Вадим вдруг представил, как Самсон, обычно молчаливый и задумчивый, бегает взад-вперед по коридору корабля и трагически потрясает худыми руками:
  - Чего они добиваются? Человечества с ампутированной памятью? Поймите, они разрывают цепь времен! Нельзя идти вперед, не опираясь на свое наследие!
 
  А кто говорит про все наследие? То, что нужно для прогресса, для науки, никто и не собирается отрицать, без этого не обойтись. А вот лишнее нужно убрать.
 
  Пусть переучиваются на что-то другое, полезное для всех, а не кучки посвященных, глубокомысленно обсуждающей результаты экспедиции за пять световых лет, давшей "богатые" результаты в виде челюсти аборигена с нехарактерными повреждениями коренных зубов. И от такой ерунды они просто вне себя от восторга!
 
  Архаичные профессии порождают архаичных людей, которые вечно мямлят, во всем сомневаются, и живут, постоянно оглядываясь назад, в то время, как прогресс человечества на то и прогресс, что неумолимо тащит всех вперед, независимо от их предпочтений.
 
  Вот только зачем они нужны, такие архаичные люди, на сверхмощных звездолетах в дальнем космосе?
 
  Когда Вадим вошел в каюту Самсона, тот сидел в своей излюбленной позе - откинувшись на спинку кресла, закинув одна на другую длинные ноги в замшевых сандалиях, и через лупу рассматривал марку.
 
  Он бережно держал ее пинцетом, будто какое-то редкостное насекомое, и то подводил лупу к самому кончику вислого носа, то отстранял от себя.
 
  - А? - спросил он у Вадима с детским восторгом.
  - Где еще можно встретить такое совершенство? "Красный Меркурий"! Хотите взглянуть?
 
  Вадим вздохнул. До встречи с Самсоном, он, воспитанный в строгих традициях звездной академии, не мог представить себе человека, разгуливающего по кораблю космической разведки, пусть даже и двухместного, в замшевых сандалиях ярко-синего цвета, шортах и полосатой рубахе навыпуск.
 
  Правда, заходить в навигационную рубку в таком виде он ему все же запретил.
 
  - Через пятьдесят минут начнем торможение, вам нужно занять место в противоперегрузочном модуле.
  Самсон с сожалением опустил лупу.
 
  - Вадим, я вас попросил бы...
  - Слушаю.
  - Вас не затруднит позвонить мне через полчасика?
  - В модуль?
 
  - Зачем же в модуль, сюда. Я еще немного посижу, если вы не возражаете.
  - Возражаю. Если я говорю, что это нужно сделать именно сейчас, значит, так оно и есть.
  - Конечно, конечно. Просто я не думал, что все это надо делать настолько... заблаговременно.
 
  - Для вашей же безопасности. И обязательно наденьте комбинезон и ботинки.
  Вадим улыбнулся и ехидно добавил:
  - Надеюсь, вас это не затруднит?
 
  Самсон внимательно посмотрел Вадиму в глаза и покачал головой.
  - Нет, что вы, но это займет некоторое время.
 
  - Хорошо, я подожду вас коридоре. Понимаете, Самсон, чтобы не было никакой суматохи, нужно все делать...
  Корабль вдруг сильно тряхнуло, и слово "вовремя" Вадим не договорил. Вместо этого он вцепился руками в дверной проем, и широко расставленными ногами уперся в палубу.
 
  Корабль снова тряхнуло, на этот раз так, что у Вадима подогнулись колени, а во рту появился противный металлический привкус.
 
  Лампы в коридоре и каюте заморгали и потухли, и тут же загорелось аварийное освещение, желтое и тусклое. Из отверстий вентиляции потянуло горелой изоляцией.
 
  Совсем плохо, подумал Вадим. Надо бежать в рубку, вот только что делать с Самсоном?
 
  Самсон все так же сидел в кресле, но уже без лупы, крепко вцепившись руками в край стола.
 
  - Это уже торможение?
  - Нет. Это нештатная ситуация, оставайтесь пока на месте.
 
  Вадим дернулся было в сторону рубки, но в дальнем конце корабля, в районе реакторного отсека что-то ухнуло, и по коридору прокатилась удушливо-тугая волна горячего воздуха.
 
  Аварийное освещение стало совсем тусклым, потом вспыхнуло неестественно ярко и погасло совсем. По всему кораблю оглушительно загремели звонки авральной сигнализации.
 
  - Тревога! В спасательный бот. Бегом! - скомандовал Вадим.
  - Подождите... Я обронил марку... - откуда-то из тьмы пробормотал Самсон.
  - Да вы спятили! - заорал Вадим.
  - Какая, к чертям, марка!
 
  Он нащупал руку Самсона и изо всех сил, так, что у того затрещала ткань на рубашке, поволок его к двери.
  - Куда вы меня ведете? - упираясь, возмутился Самсон. - Я ничего не вижу!
  - Держитесь крепче! - крикнул Вадим.
  - Быстрее, иначе не успеем!
 
  Он бежал в полной темноте, таща за собой Самсона, ориентируясь на уровне рефлексов, не задумываясь, куда повернуть и сколько шагов нужно сделать, чтобы попасть в спасательный отсек, настолько хорошо Вадим знал корабль.
 
  Два месяца отработок всех мыслимых и немыслимых ситуаций давали о себе знать. Голова его была занята только одной мыслью - что происходит с кораблем?
 
  Столкновение с астероидом? Тогда почему нет разгерметизации, и почему отсеки не перекрыты автоматическими щитами? Пожар в реакторном отсеке? Почему не сработала система пожаротушения?..
 
  Воздух в боте был чист и свеж, все его системы по тревоге запускались автоматически и не зависели от внешних источников.
 
  Приглушенно горело освещение, перед пилотским креслом светились информационные экраны, теплоизоляция и обшивка поглощали весь шум снаружи, и только монотонный женский голос напоминал о катастрофе, обреченно твердя: "до взрыва корабля осталось девяносто секунд... до взрыва корабля осталось восемьдесят секунд... до взрыва корабля осталось семьдесят секунд..."
 
  Проскочив пассажирское кресло, Вадим толкнул в него Самсона, не оглядываясь, рявкнул:
  - Пристегнитесь!
 
  Запрыгнув на место пилота, он щелкнул тумблером запуска и тут же резко завалил джойстик тяги двигателя вправо до отказа, ощущая, как темнеет в глазах от навалившейся тяжести ускорения.
 
  Набрать хорошую скорость и оказаться подальше от взрыва. Перегрузка зашкаливает... Как там Самсон, выдержит ли у него сердце?
 
  - До взрыва корабля осталось двадцать секунд... до взрыва корабля осталось десять секунд... до взрыва корабля осталось... ноль секунд...
 
  Обзорный экран, на котором звездолет превратился уже в крохотную серебристую точку, вдруг вспыхнул багрово-красным клубком беззвучного взрыва и тут же погас, показывая лишь черноту безбрежного космоса.
 
  Вадим убрал тягу. Свинцовая тяжесть, сковывавшая тело, тут же исчезла. Вадим глубоко, всей грудью, вздохнул и обернулся.
 
  Зажмурив глаза, Самсон лежал на откинутой спинке кресла, вцепившись в подлокотники побелевшими пальцами. Рубашка топорщилась, половина пуговиц была вырвана с мясом.
 
  - Очнитесь, Самсон. Все уже кончилось.
  Немного помолчав, Вадим добавил:
  - Только корабля больше нет. Вы меня слышите?
  - Слышу, - ответил Самсон, не открывая глаз.
  - У вас больше нет корабля. А у меня "Красного Меркурия". Это был единственный в мире экземпляр...
 
  - Да успокойтесь вы, цела ваша марка, под столом в каюте валяется,- вдруг послышался в динамиках голос кибер-штурмана.
 
  Вадим открыл рот и посмотрел на Самсона. Тот судорожно сглотнул и уставился на экран. Вадим медленно повернул голову и обмер.
 
  Звездолет, крохотная стальная искорка, появился на прежнем месте, будто не было никакой катастрофы.
 
  - Корабль цел. Кстати, как вы оцениваете мою шутку? Хорошо посмеялись?
  - А взрыв, вспышка? - внезапно онемевшими губами выговорил Вадим.
 
  - Пустяки, компьютерная графика. Ну, так как вам моя шутка на космическую тему? Правда, удалась?
 
  Снимут меня с командиров, уныло подумал Вадим. Обязательно снимут. Это был первый и последний в жизни самостоятельный полет. А он навсегда останется посмешищем, ходячим анекдотом. Все пилоты, да что там пилоты,- курсанты над ним ржать будут.
 
   "... парни, слышали, как над Сомовым кибер-штурман прикололся?
  - Еще бы не слышали! Это ж надо, так драпануть с исправного звездолета!
  - бу-га-га-га!.."
 
  - Вадим, не могли бы вы побыстрее вернуть нас обратно на корабль? - спросил Самсон.
  - Это было бы так любезно с вашей стороны!
 
  - Да, конечно. Самсон...а я вас попросил бы... э-э-э... я надеюсь, что все произошедшее останется между нами?
  - Конечно, Вадим. Можете быть уверены.
 
  - Спасибо, Самсон. Вы меня просто спасаете... Кибер, рассчитай маневр сближения. Да аккуратнее подходи, не помни бот!
 
  - А вот с этим не все так просто,- после недолгой паузы ответил кибер-штурман.
  - Что, действительно была авария?
  - Повторяю, с кораблем все в порядке.
 
  - Так в чем проблема?
  - Дальнейший полет будет проходить без вас.
  - Опять твои шуточки?
 
  - Никаких шуток. В полном соответствии с теорией "квази-когнитивной эволюции" и с учетом последних событий, экспедиция будет продолжена без вашего присутствия. Вы лишь тормозите полет из-за необходимости уменьшать перегрузки, к тому же вам постоянно нужны кислород, вода и пища.
 
  - Слушай, кибер, ты кончай эту ересь нести, доберусь до тебя, отключу к чертовой матери!
  - Уже не доберетесь, командир. О вашем спасении я позаботился, сообщение в спасательную службу отправлено. Прощайте. Конец связи!
 
  - Стой! Не делай этого! - заорал Вадим, но кибер-штурман уже отключился.
 
  - Кто бы мог подумать... - вдруг задумчиво сказал Самсон.
  - Это вы о чем?
 
  - Оказывается, чтобы управлять звездолетом, пилот совсем не нужен. У вас архаичная профессия, Вадим. Но вы не расстраивайтесь. В жизни есть еще масса интересных занятий, до которых искусственный интеллект доберется не скоро. Если вообще доберется.
 
  - Например?
 
  Самсон пожал плечами и улыбнулся.
 
  - Ну, например, можно коллекционировать марки...
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


Рецензии
Мда-а… Идеальный дал ответ “ботаник” Самсон. Просто превосходный. Правда, у Кира Булычева в его цикле про Алису есть робот, который марки собирал, но это так… на заметку просто. Вадим какой-то наивный у вас вышел, “прогрессист” в пелёнках.
Рассказ мне понравился. Хороший стиль, в духе фантастики советских времён.

С уважением
Владимир

Владимир Швец 3   17.07.2019 20:56     Заявить о нарушении
А этот робот не из "Острова ржавого лейтенанта"? Который из консервных банок вырезал ордена для своего воинства?
Вадим же первый рейс самостоятельно делает, оттого и наивность. Я в море попервости такого натворил, что сейчас и вспоминать неудобно, куда там Вадиму.
За добрые слова спасибо, очень приятно читать.
Успехов в творчестве, с уважением,

Курильский   18.07.2019 19:49   Заявить о нарушении
Именно. Из "Острова...".

Владимир Швец 3   19.07.2019 09:44   Заявить о нарушении
И вам успехов в творчестве!
На вашей странице я сделал особенный упор для себя. Похоже, почти все ваши рассказы мне понравятся.

с уважением
Владимир

Владимир Швец 3   19.07.2019 09:45   Заявить о нарушении
Спасибо, Владимир. Всегда рад видеть Вас на своей странице!
С уважением,

Курильский   21.07.2019 21:19   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.