Настоящий учитель

     В жизни каждого человека школа играет далеко не последнюю роль. И собираясь вместе, мы, выпускники, с теплотой вспоминаем такую далёкую и такую близкую сердцу школьную жизнь с её радостями и разочарованиями, успехами и детскими шалостями и конечно, первую, робкую любовь.Это только сейчас, с годами, мы можем говорить обо всём. А тогда получали первые уроки знаний, воспитания, совсем не задумываясь об этом.
     Мне в жизни очень повезло, что одним из учителей моих был Григорий Григорьевич Гаар, оказавший на меня, мальчишку, сильное и глубокое влияние. Человек этот, о котором по прошествии десятков лет говорю и пишу с нескрываемым волнением и уважением, был с поистине трудной судьбой.
     Как только началась война, он написал заявление с просьбой отправить его на фронт. Но вместо фронта Григорий Григорьевич, окончивший московский учительский институт, согласно постановлению Совета Народных Комиссаров "О выделении рабочих колонн из военнообязанных", был мобилизован в так называемые трудовые колонны. С группой таких же, как он, советских немцев его отправили в город Сталиногорск Тульской области на шахту №28 добывать "чёрное золото".
     Работали в непростых условиях по 10-12 часов вместе с военнопленными. И те и другие жили в одинаковых бараках, трудились под присмотром вооружённых конвоиров. Отличие было в том, что мобилизованным советским немцам платили заработную плату и их жильё находилось в свободной зоне, но они должны были периодически отмечаться в спецкомендатуре НКВД и только после войны, изъявившим желание остаться работать на шахте разрешили привезти жён и близких родственников. Остался и Григорий Григорьевич.
     Первое время он работал, как выражались шахтёры, на лопате, то есть кидал уголь в вагонетки, а затем был назначен десятником или по-соременному горным мастером, которым проработал до закрытия шахты. И уж потом пришёл в школу.
     Первый телевизор "КВН" в посёлке появился у Григория Григорьевича, поэтому смотреть кинофильмы, "Огоньки" и конечно, футбол у него собиралась очень большая компания. Все сидели на полу, хозяин включал телевизор, ставил перед экраном линзу, заполненную дистиллированной водой для увеличения-экран-то был размером 12х15 сантиметров и рассаживал всех так, чтобы каждому было видно и удобно.
     Это Григорий Григорьевич привил мне на всю жизнь любовь к футболу и к московской, автозаводской команде "Торпедо". Он говорил:"Футболисты, представляющие рабочий коллектив, не могут играть нечестно и только там появляются свои Стрельцовы".
     Григорий Григорьевич звал меня Алексом и где бы ни встречал, первым делом спрашивал:"Как там наше "Торпедо"?". Сам-то он про команду знал всё. Даже на занятиях, заменяя нашего учителя, всегда меня первого выделял из присутствуюших и неприменно спрашивал про футбол, а только потом про родителей.
     Один из случаев его учительской работы рассказала мне, спустя годы, Людмила Васильевна Смирнова, тогда ещё самая маленькая и хрупкая в классе, отличница Людочка Авдошина. В тот день она уже не помнит, почему опоздала на урок немецкого языка и когда, запыхавшаяся и раскрасневшаяся открыла дверь в класс, Григорий Григорьевич был на месте и, повернувшись к опоздавшей, строго посмотрел поверх очков и твёрдо сказал ей:"Отвечай!". А на Люду, как-будто что-то нашло, она не смогла проронить ни слова, хотя материал, заданный на дом знала хорошо. Учитель не стал ни задавать наводящих вопросов, ни просить прочитать незнакомый текст, что обычно делал, когда у доски отвечали нерадивые. А сразу поставил в журнал жирную двойку и посадил на место. Люда заплакала не от того, что ей было стыдно перед одноклассниками, а потому, что, как ей показалось, несправедливо поступили с ней, ведь она с таким уважением относилась к учителю, да немецкий язык был для неё одним из любимых предметов. Так в обидах, тревогах, переживаниях прошли три дня, а на четвёртый на урок географии неожиданно зашёл ученик девятого класса и сказал:"Григорий Григорьевич вызывает к себе Авдошину!". Люда ни жива, ни мертва проследовала за старшеклассником в его класс. А Григорий Григорьевич, поздоровавшись с ней, как со взрослым человеком, серьёзно попросил:"Люда, объясни молодым людям материал, а то у меня что-то не получается".
     И она, стоя у доски, произвела разбор, в общем-то, как ей показалось, несложного предложения. Учитель сказал:"Молодец!"- и она, как на крыльях пронеслась со второго этажа на первый. Конечно же у неё по немецкому языку до самого окончания школы были только пятёрки, она очень старалась не подвести любимого учителя. Но насколько мудрым был он, когда чувствуя свою вину перед совсем ещё маленьким человеком, позвал девочку на урок. И Людмила Васильевна, вспоминая с большой теплотой Григория Григорьевича, говорила, что он был учителем от Бога.
     Григорий Григорьевич преподавал немецкий язык и в классе, где училась моя будущая жена Люба, а класс этот был укомплектован полностью из учеников, проживающих на посёлках шахт № 22 и 28. Он хорошо знал не только всех детей, но и родителей по имени-отчеству и всегда с уважением спрашивал ребят о них, хотя представляли они далеко не поселковую элиту. Как-то на уроке Григорий Григорьевич, отвлёкшись, мечтая вслух, говорил, кто кем будет из его учеников. Моей Любе он сказал, что через несколько лет встретит её идущей под руку с офицером. Только вот предполагал ли он, что тем офицером окажусь я ...


Рецензии