Повесть Непростая история. Вторая глава

Предупреждение.
ГОМОСЕКСУАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ. Читать только после исполнения ВОСЕМНАДЦАТИ ЛЕТ.

****************

Я прибалдел от услышанного…, оказывается, Макс со школы работает в совхозе оператором машинного доения.
Единственный парень - дояр в области!
Да к тому же передовик производства, участник многих профессиональных конкурсов, в том числе и молодёжных форумов – соревнований по животноводству. А с недавних пор, после окончания сельхозтехникума, студент заочник Сельскохозяйственной академии имени К.А. Тимирязева, в народе просто «Тимирязевка», будущий дипломированный зоотехник.
У парня обширные планы в отношении самого себя. О них Максим тоже рассказал, причём так уверенно, что не было сомнений, будет так, а не иначе. Он достаточно крепко стоит на земле, по своему опыту зная «откуда берутся молочные реки» и бывают ли у них «кисельные берега»…
История его жизни была настолько удивительна, насколько и проста…
Надо же, думалось мне, сколько событий вместилось в его двадцати лет от роду.

Маму свою Нюшу он помнит смутно, но испытывает к ней чувство «щемящей нежности», кое всегда присутствует у детей – сироток…
Она была самым младшим тринадцатым ребёнком многодетной крестьянской семьи, где все - девки, и ни одного парня. А коли «последыш», то достаточно избалованное чадо, старшие сёстры, как бы «играли» с ней, примеривая на себя будущую роль матери, сюсюкая не в меру, ничего не требуя и всё позволяя. Вот и выросло… «чёрт-те что»…
В семнадцать лет нагуляла себе ребёночка…
От весёлого, заводного парня – гармониста Петрухи, первого красавца округи. И даже не по большой и огромной любви, а на спор с товарками, что «окрутит этого жеребчика» и станет он, яко «козлёночек вокруг юбки девичьей скакать». Вот они и хороводились на вечёрках, а потом зоревали в колхозном сеннике, пока у девоньки «живот на нос не полез».
Тут молодцу – удальцу срок службы в армии подоспел, и их быстро окрутили по сговору, да расписали скоренько в сельском совете, дабы «нагулянный позор девичий прикрыть».
А призывник – женишок не отказывался…, уж кому, как не ему точно знать, сколько страстных ночек до первых петухов с милашкой провёл…
Потому и лыбился, яко солнышко на зорьке, памятую о сладких обниманиях - целованиях, и стонах похотливых в ночных трахах – перетрахах на пахучем сене…, а уж какая зависть приятелей да подружек была, что из ближнего круга, словами не передать...
Так что застолье для обоих явилось и свадьбой и проводами в армию.
Будущий папанька попал служить на флот, да ещё и Северный.
А Нюша, в положенный природой срок, родила, как выплюнула…, легко и быстро, без всяких обычных мучений, крепенького, здоровенького и шибко горланящего мальчонку.

Ему и имя дали в честь пулемёта системы «Максим», что широко использовался как в российской, так и Красной армии во времена Первой, и Второй мировых войн, вот и теперь достался новоявленному папаше и тот его осваивал с рвением и старанием, коли попал служить в морскую пехоту. Вот такой «старожил» вооружения…, «последний факт применения пулемёта Советской армией – одна тысяча девятьсот шестьдесят девятый год во время пограничного конфликта на острове «Даманском».*
Надо отдать должное ему, сумел не только среди деревенских девок и парней, но и среди армейской отдельно взятой части отличиться хваткой, сноровкой и позитивным отношением к действительности.
Такой гарный хлопец – заводила, с которым как служить, так и дружить было приятно.
Нравились окружающим его людям славные душевные качества гармониста с приятным баритоном. Потому и стал бравый матрос, «рубаха – парень», как-то разом уважаем и любим сослуживцами.
Видимо, именно в силу своего сильного характера, да жизненных принципов, не смог он поступить по-другому, когда пришёл суровый час испытаний…, не струсил, не изменил присяге, данной Родине.
На первых больших учениях сложилась внештатная ситуация… и Пётр пожертвовал собой, ради спасения корабля и всего экипажа.
Вовремя заметил оторвавшуюся донную морскую мину – смертельный сюрприз из времён прошедшей войны, видимо, оторвалась в недавнем шторме и, дрейфуя, прижалась к борту. Подал сигнал тревоги, а сам сиганул в воду, отвёл её от металлического корпуса десантно-штурмового катера на безопасное расстояние…
И уж возрадовался, что пронесло…, как она и рванула… на глазах наблюдавших товарищей…
Так и сгинул в пучине волн морских…

О чём молодая жена и была извещена казённым письмом, поскольку других родственников у такого красавца – героя более не оказалось…, детский дом его вырастил и воспитал…, папка с мамкой в Великую Отечественную войну где-то сгинули...
Ей же полагалась от военного ведомства пенсия по случаю героической гибели кормильца во время важных учений кораблей Краснознамённого Северного флота могучего советского государства.
Нюша, само собой, повыла на всю деревню, как полагается по обычаю, с громкими причитаниями, побилась головой в показном горе…
Но рыдала не столько от большой любви и потери мужа, сколько по своей вдовьей доле, кому она теперь, «с робёночком», нужна-то была…, «вона, сколько девок ядрёных на выданье вокруг». А ведь ей самой всего восемнадцать годочков лишь стукнуло. И ночами длинными вся горела от похоти, вспоминая, как ублажал её муженёк «всю тёмну ноченьку» своим немалым балуном…, да так, что теперь без мужика «просто край» - горе горькое…

А тут ещё одна беда на всех их навалилась…, достала проклятая война тятеньку любимого, помер от ран, некогда на фронте полученных, оплакали фронтовика, как полагается огромной семьёй, да соседями и похоронили на деревенском кладбище со всеми причитающими почестями...
Пришлось вместе с матерью перебираться в дом к старшей сестре Степаниде. Она жила дюже богато за крепким мужиком в большой патриархальной семье, где в огромном пятистенке с пристройкой жили его дед с бабкой, отец с матерью, а вот теперь ещё и тёща со свояченицей, да махоньким ребёнком, ну, и своих, шестеро пацанов, тут же бегают.
Нюша, наряду с хлопотами по хозяйству да уходом за маленькими племянниками, кормила грудью своего…, не очень любимого Максимку. А через годочек, как от груди отняла, передала матери и уехала в столицу за новой долей…

Под присмотром бабушки он и рос в компании двоюродных братьев – близнецов: Кирюши и Гаврюши, что на два годочка его постарше были. Бабка на печке, а они втроём на широких полатях обитали осень, зиму, да раннюю весну. А в остальное время носились карапузы голоштанные по всей округи, пока немного не подросли и на них не одели простые холщовые шаровары. Летом они спали в больших сенях на матрацах, набитых сеном, и всегда могли бесконтрольно: как уйти, так и прийти…
Мальчишки - погодки уж так втроём были дружны,что никаких ссор между ними никогда не было, наоборот никто кусок хлеба один не съест, обязательно поделит на троих. Проказники ещё те были, но друг дружку не выдавали, и причитающее наказание стоически терпели…, опять же одно на троих.
А как немного подрастать стали, уж в отроческие годы вошли, Гаврюша – великий выдумщик, в одну из зим, когда смеркается особо рано, на полатях возню затеял…
Поскольку все трое голышом возлегали, то предложил устроить игру в «доение бычков». Кирюша, как самый разумный, да осторожный, заметил, что «доят лишь коров, у них вымя с большими сосками». А Гаврюша тут же отпарировал: «Мы хоть и не бычки, но у каждого по утрам торчит эвон какой уж… сосочек, вот и надо каждому его большим сделать. Видели же втроём, как «старая бабонька» раздаивала тёлочку. У неё то же всё поначалу малюсенькое было, а потом вон какие сиськи огромные отвисли…
Надо, чтоб и у нас так же стало!
Помнишь, видели в бане у деда Степана, вона какое толстое и длинное у него «мотовило» теперь. А чай не забыли, как на завалинке баял нам, что «и у вас такой же вырастит, дайте только срок, если, конечно, и сами стараться будете. Поди хотите, хе-хе-хе, чтоб и в ваших штанишках такое стало, хе-хе-хе, на радость девкам…».
А чего спрашивается ждать?
Старики не зря говорят: «Под лежачий камень, вода не течёт!»
Дед-то Стёпа боевой казак в молодости, точно уж не ждал, наверняка…, КАК-ТО…, ещё маленьким его «тренировал». Значит и нам надо ПОПРОБОВАТЬ что-то…
Для начала станем «ДОИТЬ».
А ты, может быть, «лопушок», боишься или нас стесняешься?
Не паникуй, братуха! Всё «путём» будет…
Только, чур, это – тайна! Никому не слова. Макс задвинь занавески!»
Попробовали…
Занимательно довольно… и немного щекотно…

Так и стали каждый день этим себя ублажать, как только электродвижок, что при питомнике, выключали, а это как раз в восемь часов вечера, спать им ещё в это время явно не хотелось.
Кирюша, углядев, что маманька с бабулькой, выдаивая коров, маслицем соски смазывают, приволок склянку, и стало гораздо приятнее руками шоркать…
И так к такой забаве привыкли, что сие стало постоянным ритуалам.
Гораздо позже, как-то при купании на озере, где все отроки голышом плещутся, заметили, что по сравнению даже с ребятами постарше, их отростки и толще, и длиннее были. Возгордились и с большим рвением стали охаживать друг друга…
И даже когда их троих, после того как старшие братья уехали, кто учиться, а кого в армию призвали, переселили в комнатушку, что за печкой, игру свою не прекратили, благо дверь закрывалась на задвижку.
А уж когда их большенькие концы, стали вставать в каменной стойке, а потом, доведённые до определённого состояния и брызгать «молочком» стало и вовсе притягательно интересно…
Гаврюша и тут «впереди всех оказался», предложил попробовать на вкус…, поскольку он всегда верховодил, то никто и не думал отказываться…

Может быть, живя они вместе со всеми на центральной усадьбе и общаясь со сверстниками, у них другое было отношение к оному. Уличная компания много чему обучить может, чай «великовозрастные профессора», побывав «в местах не столь отдалённых», разным понятиям блатного мира, мальцов «просвещала». В те времена треть мужского населения деревни «по пьянке и хулиганке в кутузке не раз по пятнадцать суток пересидела».
Да парнишки, вместе со всей семьёй, проживали в стороне от большой деревни, что раскинулась по взгоркам и в долине у глубокой и широкой реки, аж в пять длинных улиц.
Степанида вышла замуж за парня из богатой семьи. И переселилась на хутор, расположенный в семи километрах от родного дома, как баяли деревенские бабы, «на выселках». Там после войны обустроили питомник зубров теперь уже в знаменитом на всю Россию заповеднике, что в Окском урочище. Вот в этих краях и росли парнишки, как говорят: «Варились в собственном соку», сами определяя себе правила и придумывая игры для времяпровождения…
Их и в школу возили вначале на лошади, а потом на машине, что доставляла работающих специалистов на службу.

Мамку свою, Нюшу, Максим уже взрослым парнем увидал. У неё в Москве уже другая семья была, для которой он родным так и не стал…
У тётки Степаниды мальчонка прожил до окончания восьмого класса. А после поступил в ПТУ на полное государственное обеспечение. Да немного припозднился, картошку с огорода нужно было по осени собрать. Когда его привезли, то места остались лишь на обучение «операторов машинного доения», а по-простому - дояров, да у него уж выбора не было, надо было самому свою жизнь обустраивать.
Учился старательно.
Окончил с отличием.
Получил распределение в крупный совхоз.
Повезло ему и с жильём. На центральной усадьбе проживала дальняя родственница, у коей собственные дети в младенчестве померли. И она так обрадовалась доброму и работящему парню, что излила на него всё не растраченное материнство.
И Максим к ней привязался, за лепшую родню считал, всё заработанное ей отдавал. Так и жили они «душа в душу»…, а тут и время пришло Максиму долг Родине отдать – послужить в рядах Советской армии, что изначально строилась на основе государством декларируемого принципа: «Народ и Армия – едины!»
Чай сыновья каждой семьи весну и осень по призыву направлялись в Вооружённые силы Советского союза, правда, за редким исключением всякого отребья, от чего-то именовавшим себя «сливками общества». Пустое сие…, враньё…

Максиму повезло. Он ещё на областном призывном пункте скорешился с двумя ребятами, земляками – спортсменами, разрядниками по боксу. Вот так они втроём и держались «дружка – дружке», помогая во всём и поддерживая. Действительно, у какого супротивника – задиры появится желание «права качать», коли, два богатыря рядом находятся, поигрывая своими накаченными бицепсами.
Пашка с Сашкой с детства дружили, постоянно вместе были. За долгие годы роднее родных стали. Все тайны детские, подростковые, да юношеские «на двоих делили».
Высокого, красивого хлопца углядели разом, а он ещё оказался добрым, покладистым парнем, да ещё и их района.
Максим и сам вместе с ними смеялся, когда те заулыбались, услышав ответ на вопрос: «Кем на гражданке трудился?» - «Дояром!»
Пашка, как самый дерзкий и продвинутый, ну, совсем парень без комплексов, да ещё и «языкастый» тут же схохмил: «А может, и нас с Сашкой подоишь, как приспичит?»
Максим, памятуя об игрищах с братанами – близнецами, серьёзно ответил: «А это уж как получится. Тут ведь ВСЁ от отношений между нами зависит. Будет доверие, да уважение, отчего тогда, «взаимно, и не расслабиться»…
Так что…, может и случиться….
Мы, этаким «развлекаловом», с братьями, лет до пятнадцати друг друга тешили. Время покажет!»
И оба другана запомнили, с какими интонациями, и с каким особым прищуром глаз, новый корефан ответил на данный прикол. Переглянулись понимающе, поскольку оба, по сей день, на пару, снимали всем знакомые «напряжения в чреслах», известным каждому юнцу способом…
Так отчего бы в сложившиеся отношения не внести элемент новизны – третье действующее лицо. Это откровение сблизило, скрепило их зарождающую симпатию, которая быстро переросла в нечто большее, чем дружба…

Судьба оказалась милостивой к ним троим, не раскидала их по разным воинским частям, как многих знакомцев, что были в этом наборе призывников. Все трое оказались «в учебке операторов связи», что готовила специалистов для обслуживания центров управления войсками. И то, что они во время боевых дежурств размещались в отдельно взятом средстве передвижения, предоставленные сами себе без всякой сержантской опеки, только помогала им не терять чувство собственного достоинства, не опускаться до уровня «замороченного чмо», всеми понукаемого и всеми унижаемого…
Радиоголоса отцов – командиров с чётко подаваемыми командами, материальной основы не имеет, да и не до уставных разговоров, когда ученья идут.

Конечно же, первые полгода дались нелегко…
Всё было: и постоянные ночные тревоги, и марш-броски при полной выкладке, и посещение стрельбища, и «спортивные снаряды» с исполнением требуемых нормативов. Не один пот пролит на плацу при отработке строевых приёмов. А сколько времени проведено на тренажёрах по освоению основной воинской специальности.
Да и много чего другого, что входит в понятие «служба во славу Родины» для достижения в полном объёме качеств профессионалов – воинов, отличников боевой и политической подготовки.
Суета сует…, с шести часов утра до десяти часов вечера, доставала неимоверно. Каждый из троих засыпал ещё до того, как голова коснётся подушки, после долгожданной команды: «Отбой!» И, кажется, только лёг, как уже звучит ненавистное всеми армейское слово: «Подъём!», когда глаза не в состоянии открыться, а руки уже «на автомате» натягивают непривычную форму, а ноги сами несут в строй.
Так полусонными и скачешь, яко кенгуру, пока окончательно не приходишь в себя на перекладине при подъёме тела с переворотом.
В армии всё зависит от собственного настроя, да отношения товарищей…
Славная троица давила в себе «негатив на корню», излучая ПОЗИТИВ, в первую очередь на себя любимых. Они не только поддерживали друг друга, беря часть тяжести того, кто на данный конкретный момент оказывался «слабым звеном». При этом использовали любую свободную минуту передыха для «натаскивания», освоения того, что не получается. А со стороны казалось, что у этих троих «ненормальных» всё получается лучше других, прямо не трудная служба, а игра «Зарница», короче, «разгуляй малина»…
А всё объясняется просто. Их жизнь не баловала, вот и привыкли мгновенно пристраиваться к новым реалиям. Осваивать их, быстро втягиваясь в заданный ритм.
Но не зря в их деревнях народ гутарит: «У всего есть НАЧАЛО и всему есть КОНЕЦ!»
Прошло полгода.
Завершена программа обучения специалистов.
Сданы квалификационные экзамены.
Каждому определена по заслугам профессиональная воинская классность.
Пора отправляться в войска…



Примечание.
* Материалы сайта «Вооружение России и мира». Статья «Пулемет Максим патрон калибр 7,62 мм. Устройство. Вес».  http://oruzhie.info/pulemety/199-maksim-pulemet




ЖДИТЕ ПРОДОЛЖЕНИЯ. Оно обязательно будет…


Рецензии
ВЕЛИКОЛЕПНО!

Кирилл Райман   30.12.2018 19:58     Заявить о нарушении
Уважаемый, Кирилл, благодарю.
Кратко…, но ёмко…
Приятно, что находишь время, для прочтения моей новой повести «Непростая история». Хочется искренно ответить на такой оригинальный отзыв:
«Тебе, ОГРОМНОЕ «спасибо»
Я от души так говорю…
Благодарности нет края,
Сотни раз такое повторю…
А ещё в пятой главе использовал твой текст, сделав соответствующую сноску. Надеюсь, уважаемый автор, что ты не в претензии за подобную вольность.
Благодарный Владимир Семёнов.

Семенов Владимир   15.02.2019 15:30   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.