Оглянись назад. Продолжение 23-24 глава

 Глава 21-22 http://www.proza.ru/2018/08/22/830
               
                Глава 23

     - Ой, Воронок, ты только посмотри! Посмотри! - громко воскликнула Белочка, показывая рукой на клетку с львицей рядом, с которой сидел бело-черный кот с голым хвостом.
     - Ведь это же Хлыст! - в свою очередь поразился Воронок, увидев кота уже на другом конце зоопарка. - Вот пройдоха, не успел приехать на новое место, как уже пошел знакомиться со своими дальними родственниками! - Эта шутка, однако, имела успех и из толпы людей, стоявших возле ограждения, раздался смех. Кота это совсем не смутило. И, наверное, поняв, что из-за значительной разницы в размерах, более тесного знакомства с львицей не состоится. Хлыст пошел обследовать дальше свои новые владения.
     А Белочка и Воронок продолжали гулять по зоопарку. Красивый высокий парень в белой майке с портретом Чегевары на груди, часто фотографировал маленькую хрупкую, очень изящную девочку с рыжими милыми косичками и задорными веснушками на лице. Потом они снимались вместе, отдав фотоаппарат встречавшимся им посетителям зоопарка. И со стороны эти двое вызывали у людей только улыбки, ведь с первого взгляда было понятно, что им очень хорошо вдвоем.

     Вечером дома Белочка приготовила вкусный и ароматный борщ, а Воронок немного смущаясь, сидел за столом.
     - Это вино собственного приготовления из винограда, выращенного мной! - Сидевший рядом дедушка налил из графина в два бокала искристого темно-рубинового вина. Мужчины немного выпили, и вскоре за столом снова завязался непринужденный и оживленный разговор.

     - Так хорошо, как у вас дома мне не было никогда в жизни - уже поздним вечером с задумчивой улыбкой на лице признался Воронок. – Но уже слишком поздно, и я пойду ночевать в зоопарк в кабину своей машины. -
     Дедушка предложил парню переночевать в гостиной на диване, но тот отказался. - Наверное, на свете всё же гораздо больше хороших людей, чем плохих - немного смутился Воронок, взглянув на девушку. - Но мне даже страшно подумать, что если я сейчас останусь в доме, то могу дать некоторым людям повод для разговоров и случайно причиню Вашей семье неприятности. Поэтому мне будет, гораздо спокойнее в кабине моей машины.

     - Ты был прав… - с задумчивой улыбкой произнесла Белочка, убирая со стола посуду, когда дедушка вернулся, проводив Воронка до калитки дома. - Этот парень действительно из белых ворон. - При этих словах лицо девушки вдруг как-то по-новому засветилось изнутри.
     - Я очень рад, что и ты внучка, тоже заметила это. - Дедушка обнял Белочку и поцеловал в рыжие непослушные кудряшки. Поэтому в эту секунду она не могла увидеть на его лице добрую, мудрую, но почему-то, немного грустную улыбку.

     Рано утром эти двое были уже снова вместе и, взявшись за руки, гуляли по аллеям ещё не до конца проснувшегося зоопарка.
     - Животные гораздо тоньше людей чувствуют, их невозможно обмануть. - Раскрасневшаяся от утреннего прохладного ветерка, дующего прямо с далеких, но очень хорошо видных белых, чистых снежных вершин рассказывала Белочка. - Ну, например, совсем недавно киношники попросили у дедушки разрешения снять в нашем зоопарке животных на рекламный ролик о пользе йогурта. Лицом своей продукции они, почему-то выбрали меня…
     - В этом нет ничего удивительного, и на этот раз они не ошиблись! - с восторгом взглянул на Белочку Воронок.
     - Но прежде чем согласиться, я пошла в супермаркет и купила целую упаковку этого самого йогурта. - Смущенно улыбнувшись в ответ Воронку, продолжала рассказывать Белочка. - Скажу честно, этот молочный продукт в очень яркой и привлекательной упаковке мне не понравился. Однако я не стала доверять своему вкусу, а предложила его некоторым животным. Но, есть его, отказался даже попрошайка медведь Яшка, а он у нас известный сладкоежка. Я рассказала об этом дедушке и заявила, что не хочу никого обманывать, ведь людей ввести в заблуждение, гораздо, легши. Животные не смотрят рекламу, а доверяют только своему природному чутью. Мы теперь уже вдвоем снова предложили йогурт нашим питомцам и то, как даже голодные животные упорно отказывались его пробовать, очень удивило дедушку. После этого он тут же позвонил продюсеру и, объяснив причину и извинившись, вежливо отказал тому.
     На что продюсер очень рассердился и заявил, что - найдет на Дедушку управу! - Ещё через час позвонил один из министров и сказал дедушке, что сейчас в его кабинете находится тот самый продюсер и обвиняет его Дедушку в самоуправстве. Но дедушка только внешне кажется таким мягким на самом деле он очень сильный и волевой человек. Он тут же попросил передать трубку продюсеру. После чего очень серьезным и твердым голосом заявил тому, что если он не откажется от своих планов с помощью животных зоопарка вводить людей в заблуждение, то он дает слово: что уже сегодня вечером на одном из каналов местного телевидения пройдет сюжет. Как на самом деле животные относятся к той продукции, что рекламирует продюсер. После чего в трубке наступила долгая тишина, а затем удивленный голос министра, который хорошо знает Дедушку и очень уважает его, поинтересовался. – Скажи-ка мне Демьянович, что ты сказал этому человеку?! Он выбежал из моего кабинета так быстро, как, будто за ним погнался рой диких пчел…

Глава 24

     Он купил Маше трехкомнатную квартиру и с тех пор все вечера проводил рядом с ней. Это и было самое счастливое время его жизни.
     Однажды через три месяца Башкан, придя домой, увидел Машу сидящей на кухне и задумчиво глядящей в окно. Она повернулась и посмотрела на него снизу-вверх своими удивительными лучистыми глазами, так что он сразу же понял, судьба приготовила ему какой-то сюрприз.
     - Я беременна… 
    - От кого ребенок знаешь?!
     - Я не могу быть полностью уверена… - так же прямо смотрела в его глаза Маша. Башкан в эту минуту, почему-то подумал, что этот ребенок того лысого, оставшегося в борделе в ещё теплой от Машиного тела постели. Обычно именно такие невзрачные мужики бывают очень плодовиты и имеют кучу детишек. - Что мне делать? - Теперь уже смотрела она в окно, и Башкан понял, что Маша опять не хочет, чтобы он видел её слезы. И от этого снова почувствовал, как любовь к этой девушке растворила в себе все те нехорошие тёмные чувства, что начали подниматься в его душе.
     - Я точно знаю: этот ребенок не мой таких совпадений просто не бывает… - тяжело вздохнул Башкан. - Но никто не сможет сказать, что это не твой ребенок и поэтому ты будешь рожать!

     Удивительно, как эта молодая женщина стойко без малейших капризов и жалоб на недомогание и токсикозы переносила беременность и категорически отказалась от женской консультации. Башкан иногда видя её бледное лицо и темные круги под глазами, понимал, как ей иногда бывало тяжело и плохо.

     Однажды Башкан придя домой поцеловал Машу, заметив, как после этого она отстранилась от него и сильно побледнела. А потом, найдя предлог, тут же ушла в ванную комнату где, закрывшись, включила воду. Для Башкана стало настоящим шоком, когда он, наконец, понял, что запах табака вызывает у беременной Маши тошноту и невольное отвращение. Он тут же дал себе слово навсегда покончить с этой дурной привычкой. Пока Маша все еще находилась в ванной, он выбросил свои сигареты и золотую зажигалку в мусоропровод.
     Потом, когда ему особенно сильно хотелось закурить, и хотя бы раз с наслаждением затянуться сигаретой, он вспоминал бледное лицо Маши, и это помогало ему. Уже буквально через месяц Башкан совсем не чувствовал зависимости от никотина.

     В то время Лист и Гризли очень часто бывали у них в квартире. Они обожали Машу, и баловали её, привозили громадные букеты цветов или изысканные лакомства, детские коляски и манежи. Покупали дорогие наборы для будущего младенца.
     Странно было видеть громадного Гризли, когда тот садился на маленький стульчик и, тихо перебирая, брал крохотную распашонку или штанишки. И осторожно гладил их своей громадной в наколках рукой. Тогда на его лице появлялась какая-то совершенно новая странная задумчивая улыбка. О чем думал Гризли в такие минуты, никто не знал. Ведь у них троих было не принято лезть в душу друга, если он сам не хотел этого.
     Маша тоже любила их обоих, как своих старших братьев. Иногда они по вечерам все вместе собирались за одним столом, и было очень весело. Все пили шампанское, конечно кроме Листа. Впрочем, в то время тот сделал для себя удивительное открытие.
     Всё началось с того, что однажды за столом Башкан попросил его прочитать стихи, которых тот знал на память много. Оказалось, что это занятие очень подходило к его новой медленной речи. С тех пор часто сама Маша просила Листа прочитать, что-нибудь. И когда бывший заика начинал с интонациями медленным глубоким, странным, тревожащим воображение голосом декламировать стихи Петрарки, Данте Алигьери или Есенина и Блока, его большие черные еврейские глаза пророка горели особым удивительным восторженным огнем. Обычно, когда Лист замолкал, над столом ещё долго висела тишина. Лица всех остальных были отрешенными и задумчивыми. Лист, вскочив со стула, бежал в ванную комнату и надолго запирался там. Иногда через звуки льющейся из крана воды были слышны его приглушенные рыдания. Почему плакал Лист, тоже никто не знал.

     Однажды она просто попросила Башкана увезти её в больницу. И уже через два часа была в отдельной комфортабельной палате дорогого элитного роддома. Вечером того же дня он заехал к ней, а уже рано утром ему позвонили и сообщили, что у него родился мальчик. Башкан, купив несколько букетов цветов и самого дорогого шампанского, какое нашлось в супермаркете, загрузил в свою машину и помчался в роддом. Но Маши в той дорогой палате, где он её оставил, почему-то не оказалось.
     - Где моя жена, ведь я заплатил вперёд?! – видя, как нянечка, меняет на кровати, где ещё вчера лежала Маша постельное бельё, удивился Башкан.
     - Вашу жену перевели в отдельный бокс, а Вам лучше поговорить с главным врачом родильного отделения больницы. - По голосу пожилой женщины, смотревшей на него добрым и немного виноватым взглядом, Башкан вдруг почувствовал, что судьба опять, приготовила для него сюрприз.

     - Тест на ВИЧ инфекцию у Вашей жены оказался положительным… - Не смотря в глаза Башкану, говорил доктор. – Чтобы дать шанс ребенку, ей пришлось сделать Кесарево сечение. По-видимому, младенец здоров, что в подобных случаях бывает крайне редко…
     Все рухнуло в одну секунду, кажется, доктор говорил ещё, что-то, но Башкан уже ничего не слышал. Сейчас он ощутил то, что, наверное, должен испытывать человек, упавший с большой высоты. - Асфальт стремительно приближается…
     В эту секунду Башкан почти реально ощутил удар и от этого вздрогнул, снова услышав голос доктора. - Я советую пройти в нашей больнице анализы на ВИЧ инфекцию.
     - Она уже знает об этом? - спросил он охрипшим голосом. Доктор, подавая ему, направление на анализы в лабораторию и по-прежнему не глядя в глаза, утвердительно кивнул головой.

     Дома за младенцем ухаживала специально нанятая опытная няня. Маша к своему ребенку не притрагивалась. Башкан очень хорошо видел, какими любящими глазами она смотрела на мальчика, когда пожилая няня кормила ребенка, купала в ванночке, заворачивала, пеленала и каких душевных сил, и мук это стоило для Маши.

      Из лаборатории позвонили и попросили прийти только через полторы недели. Тогда он уже был готов к тому, что ему там скажут, хорошо осознавая, что жить ему осталось не больше пяти, максимум десяти лет, сколько обычно живут инфицированные.
     Тот же самый доктор сидел за столом. - Извините, пожалуйста, что мы заставили так долго ждать, но нам пришлось несколько раз проверить кровь. Я хочу поздравить Ваша реакция на ВИЧ отрицательная. Вы абсолютно здоровы! - Доктор говорил ещё что-то о том, что теоретически такое, конечно, может произойти, но в его практике это первый подобный случай. Но Башкан почти не слышал его.
     Он вышел из больницы оглушенным, судьба играла с ним как с маленьким котенком: на этот раз он совсем реально почувствовал холодное прикосновение смерти гораздо ближе, чем, когда наемный убийца хладнокровно пару секунд целился ему в лицо из новенького пистолета ТТ.

     Зайдя в квартиру, он страшным, севшим, обреченным и виноватым голосом сообщил о том, что его анализ на ВИЧ отрицательный. Вдруг впервые за всё время после родов, увидев радость и счастье на её лице. Тогда ему на самом деле показалось, что на свете вовсе нет СПИДа, ему захотелось обнять её и поцеловать. Но выражение лица Маши изменилось, и она холодно отстранилась от него.
     Маша не подпускала его к себе. Он, уже очень хорошо зная её, видел по глазам и понимал, как она любит его. Сам же он к тому времени, уже не представлял жизни без Маши. Его любовь к этой молодой женщине была такой сильной, что он на самом деле жалел о том, что его анализ оказался отрицательным.
     Башкан убеждал её в том, что существуют семьи, которые прекрасно и счастливо живут с этим заболеванием долгие годы. Но всегда мягкая и добрая Маша в такие моменты была, настолько тверда и непреклонна, что однажды ему на самом деле показалось: Эта маленькая девочка с бездонными лучистыми глазами уже знает не только свою дальнейшую судьбу, но и его Башкана.
     Все время Маша проводила рядом с ребенком. Она раньше нянечки вскакивала с постели, когда мальчик, которого они назвали Артёмом, по ночам плакал. И знала, когда его надо перепеленать и даже по звуку его голоса чувствовала, когда у него болит животик. Однако, за всё это время не позволила себе, ни разу даже дотронуться до младенца.
     Башкан почти до безумия хотел близости с ней, так же, как и она. И однажды через четыре месяца это чуть не случилось.
     А уже на следующий день ему в офис позвонила их очень встревоженная нянечка, и Башкан услышал, как у неё на руках плачет ребенок. Женщина сообщила, что Маша предварительно предупредив, что хочет подольше побыть одной, заперлась в ванной. Прошло уже три часа, нянечка стала беспокоиться, поскольку Маша на стук в дверь не отвечает.
     На удивление всем своим сотрудникам Башкан бросился из офиса, опрокинув кресло и выбежав во двор. Тут же сам сев за руль машины, зацепил крылом своей новенькой БМВ ворота. И помчался по проспекту прямо по двойной сплошной полосе.
     Испуганная нянечка с плачущим мальчиком на руках открыла дверь его квартиры, и Башкан бегом бросился к ванной комнате.
     – Маша, открой, прошу тебя…! - закричал он срывающимся от охватившего его ужаса и предчувствия непоправимого голосом. С той стороны была тишина, а потом он опять выбил дверь. Мертвая Маша лежала в темно красной от крови ванной. По-видимому, не найдя острого лезвия бритвы она перепилила себе вены на руках обычным тупым столовым ножом, лежащим тут же на полу рядом. Громадные мертвые глаза Маши смотрели прямо через него, куда-то вдаль. А на её лице была такая странная едва заметная, удивительная улыбка, которой он при жизни не видел никогда…

     Башкан молча, смотрел в окно и даже не видел, как приехала скорая помощь и милиция. Рядом стоял, наверное, впервые в своей жизни громко рыдающий Гризли. А тихо скуливший Лист уткнул свой опухший от слез красно-сизый нос ему в плечо. В этот момент Башкан вдруг, вспомнил ту самую, поразившую его улыбку на лице Маши лежащей в остывающей ванне. Подумав о том, что уже больше никогда не увидит её, это обожгло его изнутри настолько сильно, что он вздрогнул.
     - Лист нужно сделать посмертную маску быстрее пока не поздно! - повернул он к другу состарившееся с красными сухими глазами лицо. И тот сразу же понял его и тут же бегом бросился в коридор, по дороге расталкивая милиционеров, понятых и незнакомых людей в штатском. Он вовремя заскочил в ванную комнату, где санитары уже собрались вынимать мертвое тело из темно-красной от крови воды.


Рецензии