дрессура

Динку, щенка немецкой овчарки, я начал дрессировать с двух месяцев.
Две книжки, приобретенные специально для этой цели, были прочитаны мною за день.
Из них вытекало, что дрессировка собак, дело не сложное, главное знать метод или методы, выбор которого или которых определяет методику.
Первый метод – наказание. Любое неисполнение команды приводит к наказанию. Но мне кажется, а я исхожу из своего опыта, чувство обиды, унижения – все это присуще собакам. Метод сам по себе очень прост. Бей себе собаку, ори на нее до тех пор, пока она не ощутит страх, всепоглощающий и ужасный, сопровождающийся непроизвольным мочеиспусканием, поскуливанием, опрокидыванием на спину с подогнутыми лапами, тогда ты для нее станешь единственным условным и безусловным рефлексом. Собака из кожи вылезет, чтобы выполнить все твои требования, будет делать это суетливо и бестолково. При таком отношении ты для нее никогда не станешь другом, никогда она не подарит тебе свою любовь, искреннюю и бескорыстную. Никогда не пожертвует собой ради тебя, ибо страх сидит в подкорке ее небольшого мозга, парализуя все ее действия.. Из наших дрессировщиков этого метода придерживался Б.Эдер. Этот метод я отмел сразу и навсегда, хотя он и описан красиво как «Случай маленького Альберта». Существует, надо сказать, «Случай маленького Петера», с помощью которого можно избавить собаку от синдрома страха, но дело это трудоемкое, а результат сомнителен. С другой стороны, полностью исключить само наказание нельзя, хотя бы из воспитательных целей.
Второй метод основан на павловских рефлексах. Первое условие этого метода подкормка (вкусопоощирельный метод). Выполнил команду, получи поощрение: кусочек мяса, сухарик, короче лакомство. Не выполнил – дырку от бублика. В цирке это проходит, там дрессура сложная, животные дикие, и потом работа есть работа, можно и поголодать, а собака другое дело. Она все время с тобой, член семьи и никуда от этого не денешься. Опять же, пищевой рефлекс срабатывает пока собака голодна. А где вы видели голодную собаку в наше время, на помойке? Представьте, кончилось лакомство и собака тут же теряет к хозяину интерес. Собаки как и люди меркантильны. Можно один раз обмануть, а дальше что? Я видел такого горе дрессировщика, он километры отматывал в попытках поймать свою собаку. А если она служебной породы или бойцовской, не приведи бог, что с ней тогда делать и что делать окружающим людям, вокруг которых она бегает, да еще без намордника, а если дети, здесь я даже перекрестился. Вторым условием для выработки условных рефлексов четкое и громкое произнесение команд. С этим трудно не согласиться. Условие простое и понятное. Третьим условием по И.П.Павлову – полушария головного мозга собаки во время выработки условного рефлекса должны быть свободны от других видов деятельности. Иван Петрович, по всей видимости, придумал это условие после опытов с водкой, иначе как узнать, свободны эти полушария или нет. Чтобы кобель не обращал внимания на пустующую суку и выполнил команду «ищи», а как же инстинкт продолжения рода, заложенный природой. Любовь - дело серьезное. Какая уж тут работа. Четвертое условие – зрительное подражание (подражательный метод). Выполняет собака или дрессировщик команду «барьер», перелезает через препятствие, собака посмотрит на это безобразие, посомневается и выполнит. Ведь другая собака или хозяин смог, а у хозяина  вообще две ноги. Здесь тоже все без дураков, как без дураков и пятое, последнее условие. Условный раздражитель должен предшествовать безусловному (механический метод). Сказал стоять, а она сидит, ручку под животик, вот она и встала.
Я уже приготовился было к дрессировке, как узнал о теории передачи условных рефлексов по наследству. Н.П.Студенцов, Мюнтцинг, К.В.Судаков утверждали, что условные рефлексы становятся безусловными, да и сам И.П.Павлов не отказывался от этого предположения. И пускай Кру и Эгер в своих опытах на крысах и В.П.Коган на дафниях не подтвердили эту гипотезу, последующие опыты на шимпанзе оставили этот вопрос открытым. Почему я так долго об этом. Как человек ленивый я сразу понял, если хозяева родителей моей Динки не были дебилами и дрессировали своих собак, то моя задача свелась бы только к тому, чтобы она на подсознании вспомнила все команды и с ходу начала бы их выполнять. Вы даже не улыбайтесь. К такому же выводу пришел мой друг Андрей. Его Горыныч, красавец ризеншнауцер занял бронзу на первенстве России, схватывал все команды сразу и на лету. В следующих рассказах я еще вернусь к нему.
Итак, все сомнения отброшены, собака дрессирует себя сама, я лишь напоминаю последовательность шагов исполнения команд. Дина – «сидеть». Дина – «лежать». Дина – «стоять». Час и без всякой подкормки. Я был вдохновлен, собака счастлива. Мы были готовы к любым подвигам и наш энтузиазм не знал границ.


Рецензии