Там, где кончается Зимник

   
  В этот сезон братья экипировались по полной. Два новеньких снегохода Ски-ду Скандик сверкали жёлтой эмалью на трейлере. В кузове пикапа- тёплая двуслойная палатка, в которой наряду со спальным помещением был и хозяйственный отдел, куда легко можно было загнать снегоход  для срочного ремонта. Все помещение палатки отапливала керосиновая печка, поддерживающая круглосуточную температуру в районе 20° внутри. Всё это было приготовлено потому, что в прошлом сезоне один из снегоходов внезапно заглох и его пришлось буксировать около 100 километров на верёвке, а затем ремонтировать на морозе. Да и забрались охотники теперь на самый север провинции, в край тысячи озёр, где проходили миграционные пути североамериканского карибу.

  Летом попасть сюда становится абсолютно невозможным, если только на лодке в крупные и соединённые между собой озёра. Основная же часть озёр севершенно не доступна, вследствие своей изолированности и удаленности. Зимой же, установившийся лед, предоставляет возможность добраться куда угодно, в начале на внедорожниках до конца любой зимней дороги, а затем на снегоходах.

  Пикап оставили с трейлером на стоянке в небольшом населённом пункте  золотодобытчиков, на берегу озера, решив двигаться дальше только на снегоходах с прицепами - волокушами по  межозёрным протокам, строго на север.

  Волокуши представляют из себя попросту большие пластиковые ванны с подобием отлитых полозьев и приподнятым носом на одной из узких сторон. Пластик очень хорошо скользит по снегу, плоское дно позволяет загружать по нескольку сот килограмм веса в одну волокушу.

 Сейчас они уезжали дальше и дальше на север в поисках перехода мигрирующих карибу. Снег, забитый ветрами, хорошо держал снегоходы. Поэтому шли ходко и затаборились засветло, достигнув ранее отмеченного на GPS места. Поставили палатку в рослом пихтарнике, окружающем большую открытую поляну на берегу огромного озера. Установили и затопили печь. Распаковали раскладушки и спальники, посуду и продукты. Все готово к ужину и ко сну.

– Помнишь, брат, нашу первую охоту здесь, на севере? – Виктор откинулся на раскладушке, отдыхая. – Говорят же, что новичкам везёт! Мы, как раз и были новичками-везунчиками в тот раз!

– Да как забудешь такое, это же было , как в сказке… Это просто удача – оказаться в нужное время в нужном месте. Как и мы оказались в тот раз.

                ***

 Это было три года назад, когда, узнав об охоте на карибу зимой, братья решили попробовать что это такое, уехав по найденному ими зимнику так далеко, как это было возможно в сторону Ледовитого океана.

 Зимник заканчивался. Дальше ехать некуда. Справа, на вычищенной бульдозерами от снега площадке, стояли дорожные машины. Засыпанные толстым слоем снега и поглядывающие на окружающий мир, оттаявшей чернотой оконных стёкол, они больше напоминали заброшенное автомобильное кладбище, производя удручающее впечатление.
– Вот и приехали! К концу земли! – Виктор спрыгнул в хрусткий от мороза  снег. – Похоже, что люди здесь были ещё летом.

– Не думаю, брат. Видишь лёгкий дымок за машинами? Кто-то сторожит имущество. И зимник набитый, не смотря на слой рыхлого снега поверху.. – Игорь осматривал окрестности, продолжая оставаться за рулём “Такомы”.

“ Такома”, подсев под тяжелым снегоходом в кузове, была похожа сейчас на мужика с рюкзаком, согнувшимся под его тяжестью. Крытый прицеп был загружен тоже под завязку. Палатка, печка, снегоступы, провиант, спальники, короче всё то, что было крайне необходимо для проживания в лесотундре при -30,  к чему сейчас и карабкался столбик термометра в машине.

– Давай зайдём на территорию, узнаем хотя бы обстановку! – Виктор топал по смерзшемуся полотну, разминая затёкшие от долгой дороги ноги.
  Заходить им не пришлось. Из-за техники вышел мужчина, одетый в тёмный снегоходный костюм, без шапки с чёрной копной волос, выдающих его принадлежность к местным индейцам.

 – Привет, ребята! – Он явно обрадовался непрошенным гостям. – Заблудились что ли! Дальше дороги нет! Ещё до снегопада, мы закончили здесь работы. Отсыпали гравийку в резервацию, а теперь до следующего года, до лета. Часть техники, оставленой здесь , я охраняю с напарником, по неделе.
 Обычно индейцы не очень словоохотливы, а этот, от одиночества видимо, не останавливался, не давая вставить слово.  – Моя неделя заканчивается, напарник должен быть скоро.

– Мы охотники, – вставил наконец Игорь. – На карибу приехали. Хотим попытать удачи.. В первый раз жизни!

– А я не охочусь! Сейчас все купить можно. У меня хорошая работа и платят хорошо, охотится некогда. Карибу видел. Стадо, совсем недалеко перетекало дорогу…Большое стадо..

– Где недалеко? – Насторожились и обрадовались братья.

– А воон там, впереди, пару километров проедите на снегоходе и  увидите следы! – Он показал рукой вперёд, в бездорожье.

Братья переглянулись. Так просто, то о чем они мечтали - совсем рядом. Север и карибу, воон там… В 5 минутах.

– Стадо идёт быстро. – Продолжил парень. – Практически не останавливается. Движется такой длинный темнеющий рекой, кажется конца её нет. А на самом деле прошли и можете не найти их на следующий день.

 Виктор и Игорь – родные братья, страстные охотники. Родились и прожили почти всю жизнь в Казахстане, охотились там по зайцу и лисице. И как всякий степняк, мечтающие о настоящих зверовых охотах, весь спектр который покрывался здесь, в Канаде, куда они с семьями переехали на постоянное жительство. Но чтобы вот так, приехать впервые и ” воон там, в 5 минутах “ увидеть живых карибу… Невероятно!

  – Если хотите, распаковывайтесь на стоянке. Вы же все равно будете охотиться здесь не один день, посмотрите за моим хозяйством заодно, а я уеду домой! – Предложил индеец. – Я скажу напарнику по рации, он приедет через пару дней. Вы же будете здесь пару дней ?

– Да, конечно! Спасибо! – Обрадовалась братья.

– Только я не могу вас поместить в мое жильё. Вы же понимаете..Но вы же планировали в чем-то жить?

– Да все нормально, у нас есть хорошая палатка, зимняя и печка керосиновая… Все нормально. А на охоту уже завтра… Пока устроимся, разложимся, зимние дни короткие.

 Обрадованный парень быстро ушел, а через несколько минут уже, махнув братьям рукой на прощание, скрылся за снежной пеленой, поднятой его снегоходом.

– Проедем может? Просто посмотреть! – Виктор был в нетерпении.

– Нет брат, заведёмся, прогреемся, прокатимся… Ночь будет! В машине же мы не будем ночевать! Давай уж устроимся, поставим палатку, печку проверим и всё остальное, а потом “ будем посмотреть”, что делать. В тёплую палатку мы сможем и ночью вернуться .

– Ты прав Игорь, это у меня просто зуд охотничий. – Быстро согласился Виктор. – Посмотри, какая красота вокруг, снега сколько. Так и кажется что только отъедем, сразу же на зверя наткнемся.

  Распаковались быстро. Палатку поставили на чистом месте без проблем. Растянули дуги и вот он, дом - не палатка! Зимняя, с двойными прошитыми стенками, с теплоизоляцией внутри. С керосинкой пришлось повозиться, вернее с трубой. В итоге, приспособили дымоход сквозь оконце, прозрачный пластик из которого вынули, а  вместо него поставили теплостойкий материал с отверстием посередине, под трубу.

 Печка загудела, отдавая такое блаженное тепло и буквально через пять минут, температура внутри стала такой, что можно было раздеться до нижнего белья.
 Перетащили продукты вовнутрь, чтобы не переморозить за ночь и личные вещи с рюкзаками. Когда закончили, уже изрядно завечерело.

– Видишь, Витя, а если бы уехали, то мы бы точно не успели. А ещё знаешь – закон подлости, обязательно бы встретили какого- нибудь зверя, добыли бы и провозились бы с ним до ночи. А потом уже, ночью, в свете фар, возились бы здесь с палаткой и вещами.

– Я думал об этом уже, только тебе не сказал. – Усмехнулся Виктор, понимая, что старший брат прав.

 Мороз крепчал под вечер. Если по приезду было чуть за 20, то вечером автотермометр показывал 26. Несмотря на это, в палатке было тепло. После ужина вышли на улицу. Небо сияло рассыпью звезд. Настолько яркое бездонное небо, в звёздной россыпи! Изредка по небу проблескивали сполохи.

– Северное сияние! Но только далеко где-то. – Виктор зачарованно смотрел вверх. Только в книгах он читала о таких охотах и об этих местах. А вот сейчас, он находится здесь. На северном континенте Америки, в лесотундровой зоне, там где живут карибу!

– Даже в мыслях не было, что я когда-то окажусь здесь. – Прервал молчаливое созерцание Игорь.

– Да, я тоже смотрю… Какая красота…

Где-то далеко и чуть слышно завыли волки.

– Я читал, что волки обычно оленей сопровождают, может это стадо о котором говорил парень! Туда он показал стадо ушло.

– Не знаю, можно ли ему верить! Они же охотники здесь все, живут с этого. Если стадо было здесь, он же мог просто по рации передать в резервацию о проходе. Они отстрелялись бы уже давно, а нам просто показал, махнул рукой на север, где-то там в тундре!

– Людям нужно верить, брат! Зачем  им много, они если взяли, то ровно столько, сколько им нужно на зиму. Здесь же ни продать, ни обменять… Если только такие как мы заявятся.. Для этого, нужно кого-то знать, чтобы они тебе поверили. Я не слышал чтобы здесь заготавливали, как у нас, с последующей реализацией. И не держат домашних тоже, никогда не слышал об этом. Это у нас и стреляют ,и крюками ловят вводе, на переправах. Не гнушаясь и домашними..Здесь – не думаю…

 Ночь звенела тишиной, ни ветерка, ни звуков, только мороз давил. Братья молча созерцали эту красоту пока не продрогли. Игорь предложил: “Пойдём спать, брат. Завтра ранний подъем.”

  В палатке тепло и уютно, как дома. Не хватает только телевизора и дивана, но зато какие раскладушки! С мороза, быстро забрались в спальники и уснули.
 Будильник пикнул среди ночи. Мерно гудела печка, в палатке темно, только отблески огня мечутся по темным стенам. Братья оделись “по сезону “, предварительно “понюхав воздух за бортом палатки” . Предутренний мороз давил беспощадно.

 Виктор завёл генератор и подключил снегоход на обогрев двигателя. Скандик – классная машина! Надёжная, мощная, способная везти двух человек и тащить за собой несколько саней, может заводиться в мороз, конечно, но Виктор приберегал свой транспорт, всегда предварительно прогревая двигатель электричеством.Тоже самое он делал и с машиной, всегда.

– Попьем чайку, перекусим, пока есть время… Да и с собой взять нужно, как день сложится?! – Игорь уже суетился по кухонным дела. Все у братьев было разложено по полочкам, полное взаимопонимание. Не спрашивая, они дополняли друг друга. Вот и сейчас, видя, что  брат копошится на кухне, Виктор начал собирать вещи для предстоящей охоты: карабин и гладкоствол, на случай дальних и коротких выстрелов, волокушу к снегоходу, две запасных канистры с бензином, ножи, топор, рюкзаки и снегоступы...

Очень скоро они были готовы к долгому дню.

Прицепили груженную волокушу к снегоходу. Машина завелась, размеренно захлопав выхлопной трубой.

Игорь сел за руль, Виктор расположился сзади, с оружием. Он стрелял лучше брата, поэтому именно так они распределили свои обязанности.

Тронулись на север, туда, куда показал парень, чтобы пересечь след. Утро ещё не началось, но было светло в этом снежном царстве. Мороз давил под 30, спешить было некуда, поэтому ехали медленно, внимательно осматривая встречаемые следы. Охотники понимали, что оленье стадо оставит не следы, а целую дорогу, выбитую сотней копыт. Пропустите её или не заметить, они не должны.

Наконец Игорь останавливается, показывает рукой впереди и глуша снегоход.

– Не обманул. Олени! – Поднял он руку, показывая чуть вперед, по ходу.

 Заволновался Виктор. Впервые в жизни видит следы диких карибу, как будто животные были совсем рядом, заспешил со снегохода посмотреть. Спрыгнул с заднего сидения, оставив оружие и… провалился почти по пояс. Только шагнул со снегохода и по пояс! Снегоход  же почти не проваливается, олени тоже, это видно по следам. Барахтаясь в снегу потянул к себе волокушу, вытащил из нее снегоступы, забравшись на снегоход надел их на ноги.

 – Теперь можно посмотреть! – Он опять шагнул в снег. – Снегоступы держали на поверхности, лишь чуть-чуть погружаясь в снег. – Как олени не проваливаются? Смотри, стадо брело широко и следы, как по влажному песку. – Он повернулся к Игорю.

Игорь держал указательный палец прижатым к губам.

– Кто знает, Витя, как далеко они ушли отсюда… Они движутся, но могут же остановиться где-то. Здесь же видишь, эти маленькие клочки хилого леса по тундре… В любом из них могут быть на отстое. На шум транспорта животные особого внимания не обращают, а вот на человеческие голоса, думаю, отреагируют незамедлительно.

 Виктор смотрел на следы ушедшего стада. По безлесой тундре стадо двигалось стройно, следы извивались , но все они шли, прицелившись на темнеющий вдали лес. Решили двигаться вслед стаду, изучая местность в бинокль на возвышенностях и надеясь увидеть животных, где-то по ходу своего движения.

 Снегоход шёл на средних оборотах двигателя. Ровная как стол тундра простиралась на километры во все стороны. Прошли тёмный пятак леса с кривыми и заветренными пихтами, кособокими от постоянных ветров и обвешанными  серыми лишайниками, двигаясь на юго-восток. Стадо текло, как извилистая равнинная река, как бы сжимаясь иногда в берегах и опять разливаясь довольно широко. Стали встречаться оленьи копанины.

 – Кормятся, копытят снег. Может после кормежки легли где-то… Их же невозможно не заметить на сплошном белом покрывале с редкими, отдельно стоящими деревцами.
  – Игорь сидел , повернувшись к Виктору, – хотя они могут и передвигаться от одного лесного массива другому, остановливаясь именно в облесенных участках тундры. Лишь бы не налететь на них и не пугнуть их неожиданно. Не догоним потом..
 Снегоход начал опять набирать скорость. Спидометр показывал, что прошли уже более 30 км. Олени придерживались возвышенных мест, видимо снег здесь был плотнее, да и кормится проще на выдувах.

– Смотри! Впереди олени, по-моему! – Виктор стоял держась за плечи брата и показывая далеко впереди движущуюся ленту стада.

Игорь остановил машину, сразу же заглушив.

– Конечно же, самое простое, это приблизиться сейчас к животным на снегоходе и отстреляться. Мы можем взять четырех карибу по нашим лицензиям. Но мы же на охоте! Мы же не за мясом! За удовольствием! Давай так… Уйдём сейчас под ветром , по дуге объехав стадо. Ты меня забросишь впереди, примерно по их предполагаемому ходу, а сам вернёшься сюда и начнёшь их поддавливать. Не приближаясь сильно, чтобы не испугать, а просто показываясь им на снегоходе то с одной , то с другой стороны, как бы направляя их движение на меня. Короче, как баранов гонят.. – Предложил свой вариант Виктор.

– Да, думаю сработает! – Согласился Игорь. – Только большую дугу сделаю, идти далеко вперёд нужно, чтобы забросить. Они идут в пол ветра, можно предположить их направление хода.

  Снегоход на скорости пошёл в сторону, стараясь прикрываться  деревьями и неровностями на местности.

 Виктор стоял держась за брата, не спуская глаз со стада карибу. Стадо было огромное - несколько сотен голов. Движения машины они не оставили без внимания. Виктор увидел, что некоторые олени повернулись в их сторону. Не смотря на значительное расстояние , они видели движение .

 Объехав далеко вперёд, Игорь, не останавливаясь, только сбавив скорость, сбросил Виктора на слегка облесенном участке с одиноко торчащими из снега пихточками. Снег был не глубокий, едва доходя до колена. Виктор загребся в снег, работая снегоступом как лопатой, дорывшись до самого ягеля. Приготовив оружия он ждал. Брат ушел своим следам обратно. Не более 10 минут ему понадобилось, чтобы выйти на исходную и начать беспокоиться стадо. Он расчитывал, что олени пойдут именно здесь, посередине, между отстоящими от него в сотнях метров справа и слева лесными массивами, на которые осторожные животные пойти не должны.
  Боковой ветер уносил запах Виктора  в сторону ушедшего снегохода.

Такие долгие минуты ожидания… Мороз пробирается к разгорячённому телу, но Виктор терпит, зная, что животные могут появится на выстрел в любую секунду.

 Олени замелькали меж стоящих пихт, ближе и ближе, держась чуть стороне от предполагаемого хода. Тёмные на боках и спине, и снежно-белые спереди. Виктор с трудом справлялся с нахлынувшими эмоциями. Приложившись к выбранному, он не услышал выстрела, но почувствовал сильный удар в глаз. В тоже время видя, что выбранный олень упал как подкошенный. Второй, третий выстрелы и ещё два споткнувшись, остаются на снегу. Виктор посылает последний, оставшийся в магазине его винтовки патрон. Четвёртый олень падает, загребая ногами и пытаясь подняться.Но тут же затихает. Четыре оленя! Он провёл лицо рукой по лицу. Кровь на ладони.  – Это первый выстрел, неправильно приложился к прицелу и отдачей повредил бровь. – Виктор осторожно трогал пальцами рассеченную и кровоточащую бровь.

 Стадо, развалившись на мелкие группки, стремительно покидало место гибели сородичей. Но после короткого рывка, переходя опять на быстрый шаг. Виктор уже видел спешащего на выстрелы брата.

 Он был в шоке! В первый же выезд,  в первое же утро и первая охота и четыре, таких желанных трофея, о которых он мечтал, но и предположить не мог, что это будет так просто. Приехали и взяли! Четыре выстрела и четыре оленя! Они расчитывали на недельную охоту, отпрашиваясь на работе, набирая продуктов и горючего.

 В вихре снежной пыли, не разбирая дороги, круша пихточки на своем пути, примчался Игорь, остановившись возле осматривающего мёртвого оленя брата.

– Ну ты стрелок, братушка! Четыре!

– Они и шли не быстро, широкой рысью, пока я не начал стрелять. А потом уж перешли на прыжки, шарахнувшийся сторону. Стадо меня просто обтекло со всех сторон. – В голосе Виктора радости не было.

– Ты не рад, что ли? – пребывая всё-ещё в азарте погони, воскликнул Игорь.

– Да, как-то… На охоту это не сильно похоже. Просто отстрелялся по бегущим целям. Не успел понять удовольствия!

– Ну что ж, какая ни есть, а охота. Заметь, удачная! Мне понравилось, хоть я и не стрелял. Такая масса животных, море из рогов. Нужно думать теперь как выбираться с таким грузом. – Игорь был действительно в восторге от этой охоты, он просто ликовал.

– Сложим на  волокушу всех, закрепим и, думаю, доедем тихонько.

Освободив прицеп они втащили первого оленя. Переехав ко второму, поместили его.

– Смотри, Игорь, у нас три могут лечь, если мы их положим на спину, вверх ногами и закрепим в этом положении.Только вначале по бокам, а потом третий посередине и увяжем. А четвёртый… Привяжем за рога и дотащим волоком. По снегу он , как на салазках будет ехать, на шкуре.

– Я вот ещё думаю - выпотрошим оленей на ближайшем к нашему лагерю озере, мы его проезжали утром. За ночь посмотрим, кто туда придёт. Потрошить их нужно обязательно, так как потом смерзнутся при этих морозах так, что мы с ними ничего сделать не сможем до самого дома.

  С тех пор братья заболели Севером, ежегодно покупая лицензии на карибу и выезжая сюда, на север провинции, именно зимой.

                ***

– Если на завтра мы найдём следы стада, то вероятность добычи есть. Если же нет, как в прошлый раз, то хотя бы побываем на Севере! – Игорь подмигнул брату, намекая на его желания просто быть здесь, даже без добычи.

– Да я не скрываю, Игорь, что мне просто нравится здесь. Специально откладываю отпуск для этой поездки. Я здесь так отдыхаю от всего, главное от цивилизации.

– Я тоже, брат. Я шучу. Хорошо если добудем, а нет, так охота это же процесс, а не мясо! Я с тобой полностью согласен, поэтому и я тоже здесь!  – Он набрал чайник и поставил на плиту. – Чай будешь, Витя! Внутренности прогреть!

– На ночь не буду, я и так взбудоражен предстоящей охотой, а после чая вряд ли усну. День будет долгим завтра, нужно отдохнуть хорошо.

Поужинали молча. После ужина, как водится вышли послушать “тишину”.
Морозно, не взирая на облачность. Звёзд почти нет. Где-то завыл волк.

– Далеко где-то… –Виктор смотрел в небо.. – Интересно, сколько ночей здесь провели, волков постоянно слышу, все время они перекличку устраивают.

- Охотятся, а может нашли что-то!  – Игорь передёрнул плечами содрогнувшись. – Все время от их воя мурашки по коже, никак не привыкну. Это мы здесь, в жилье, с печкой, генератор… А если сейчас в тундре где-то куковать в холодной палатке…И они воют вокруг, жуть нагоняют.   Бррр! – опять передёрнулся Игорь.

– Время спать брат. – Виктор пошёл палатку. – Только снега бы не было на завтра, да метели…Облачность такая.. А то как раз, поедем.

– А что нам, у нас неделя впереди, переждем. Хорошо - ветра нет при таком морозе.

Улеглись быстро, а наутро проснулись ещё до света, как обычно.
Игорь завёл генератор, подключив на прогрев снегоходы. Виктор занимался завтраком и харчами в дорогу.

Выехали с рассветом, решив уйти по льду озёр на север, рыская по сторонам от основного направления раздельно, но не теряют друг друга из вида. К полудню прошли около 200 км, объезжая небольшие лески и гладь тундры, сближаясь время от времени. Остановились на обед, заглушив машины, чтобы разогреть еду на примусе и попить чай.

– Слышишь, брат? – Снегоход где то прет! – Виктор встал на сиденье чтобы подальше увидеть. – Да, правее нас, навстречу нашему ходу идут два снегохода… Нет не два… Не пойму… – Он потянулся за биноклем. – Караван какой-то…

– Поехали пересечём их путь, хотя бы поговорим что, да где…! – Игорь начал быстро запаковываться в  волокушу со снедью и примусом.

 Рыкнув, оба снега хода пошли наперерез идущей стороной технике. Вереница остановилась , ожидая их и вскоре братья детально рассматривали караван. Двое местных охотников явно обрадовались встреченным в тундре коллегам. Караван удивил братьев, не удивил даже, а поверг в шок! За идующим впереди и прокладывающим дорогу Арктик Кэт тащились четыре полных волокуши, точно таких же, как и у них, пластиковых, гружённых до верха всякой хозяйственной всячиной, необходимой для длительного пребывания при низких температурах.

 За вторым же, Скандиком, который шел по проложенная уже лыжне, тянулся на тросе огромный бык лося, с торчащим  вверх рогом. Лось был полностью покрыт с нежным куржаком, плотно набившимся в шерсть и только рог, гордо возвышающийся над белым сугробом вверх, указывал что это лось.

 Игорь весело болтал со встреченными охотниками на ломаном английском, поминутно переспрашивая, так как индейский, очень своеобразный акцент, мешал ему понимать их. Тем не менее , диалог был весьма оживленным. Виктор в это время обходил первый снегоход, удивляясь количеству пропановых баллонов и что в качестве топлива, охотники использовали именно баллоны с пропаном. Ведь они побоялись пользоватся им, так как газ может про сильном морозе сжижиться и его использование станет невозможным.

– Ребята, а как с пропаном, работает, проблем нет? – Поинтересовался он.

– Все нормально, мы его в палатке завернутым держим а потом печка работает, в начале на самом маленьком огне, этого достаточно для разогрева, а когда разогреется то добавляем.

Он перешел к лосю. Местный начал сметать с него снег, показывая добытого зверя.

– Хороший бык! С одним рогом!? Второй отломили при транспортировке? – Он обходил вокруг лежащего лося. Уцелевшая лопата была внушительная. Виктор насчитал 11 отростков. – Я думал , что они давно уже сбросили рога, после гона..

– Нет он был с одним, второй уронил наверно уже. – Откликнулся парень.

Поговорили долго, о том, о сем и о карибу в том числе. Охотники рассказали, что уходили на север, как можно дальше, дважды меняли место для лагеря, но карибу так и не нашли. Встречались следы, но животных не видели даже. Потом подняли этого лося, лежащего на краю лесного массива и..охоту закончили.
 
– Уйдёте на северо-восток. – Посоветовали они напоследок. Все встречаемые следы уходили в том направлении.

День братья провели в сёдлах, сменяя рельефы, объезжая озёра и лесные острова, разбросанные чёрными кругами по белому покрову тундры, останавливаясь на встречаемых следах, но зверя реально не было, кроме одного лося, поднявшегося от шума приближающихся снегоходов и ушедшего в обширный лесной массив. Виктор попытался тропить его, на снегоступах, но зарюхавшись в рыхлый снег под пологом леса, быстро эту затею оставил. К вечеру, вернувшись в лагерь, набрали почти три сотни километров.

Устали страшно. Ноги не слушались. Казалось бы, чего проще, сиди на попе ровно и крутить баранку, но на самом деле, при  поездке на снегоходе, как на лошади, работают все мышцы  тела.

Виктор занялся готовкой. Игорь готовил снегоходы на завтра, заливая бензин.

– Витя, иди послушай! – Приоткрыл палатку Игорь. – Тебе здесь не слышно?

– Что там? У меня вода закипает, примус шумит… Ничего не слышу. – Виктор вышел из палатки.

Далеко за озером, в темнеющем лесу выли волки. Не один, не два… Сначала сочный бас поднимался над озером, потом в него вплетались разные по высоте голоса других членов стаи.

Жуть! Сверлящий вой раскалывал небо над засыпающей тундрой, заставляя содрогаться все живое.

– Красиво поют… Но надо ужин готовить! – Виктор пошёл в палатку.
Игорь пошёл в палатку вслед за ним. Ему было не очень уютно оставаться, в звенящем от воя воздухе, одному, даже рядом с жильем.

– Далеко, а чувствуешь себя не очень комфортно в темноте. Лучше отсюда послушать! Сколько их там, певунов!

 На ужин были макароны с тушенкой. Вспомнили студенческие годы, когда макароны с тушенкой были верхом кулинарного мастерства для молодёжи. А теперь братья постоянно брали с собой именно тушенную говядину: быстро, вкусно, калорийно. А потом чай.. Игорь пил его уже под похрапываете брата.

Дневная усталость давала себе знать и он улегся вслед за братом быстро, не последовав даже своей сложившейся уже традиции – послушать тихую, морозную ночь.
Среди ночи Игорь толкнул брата.

– Витя слышишь? Они все воют, теперь в разных местах, но мне кажется, что они выли всю ночь . Не пойму, почему не уходит никуда…

Виктор только отмахнулся перевернувшись на другой бок.

– Пусть воют. Разговаривают наверно, нам -то что. Чай не надо было пить.

  Проснувшись рано, Игорь вышел завести генератор для подогрева снегоходов. Холодно… Мороз давит, повисая в воздухе колкими снежинками. Опять завыли волки. Где-то всё там же, на другой стороне озера.

– Витя, ты слышал Витя! – Позвал он брата.

– Теперь слышу. Чего они, не пойму, всю ночь и сейчас опять. – Виктор выбрался из палатки хлебнув морозного воздуха. – Вот это морозец! Может они по лету плачут, при таком то дубаре самим впору выть! – Пошутил он.

  - Я бинокль возьму, посмотрим чего они там.– Виктор нырнул в палатку, вернувшись с биноклем.

Выйдя на середину поляны он осматривал озеро.

 - Игорь! Два волка на чистом.. На середине озера и в лесу ещё воют или за лесом. На фоне черного леса ничего не разобрать. Это пару километров. А эти два на самой середине толкутся.

– Может попробуем взять? По лесу, по зиме за ними не погоняешься, а на чистом можно попробовать! Греем снегоходы! – Игорь завел генератор. Генератор тихо заурчал , не произведя на волков никакого эффекта, они оставались на месте. Виктор наблюдал в бинокль.

– Витя, давай позавтракаем, заведём машины, прогреем, а дальше… Видно будет, чего за ними наблюдать! – Игорь пошёл в палатку.

Виктор, оставив наблюдение за зверями, присоединился к брату.
Наскоро покушали. Молча и в спешке, азарт уже захватил их.

– Игорь, давай заводи машины, а я посмотрю, где они! – Виктор пошёл с биноклем на поляну опять.

 Снегоходы завелись размеренно затарахтев на холостых. Волки оставались на месте. Заметно посветлело и Виктор смог рассмотреть их. Это были два чёрных зверя, одинакового цвета, но разные по размеру. Один заметно крупнее второго. Они сидели по собачьи, на белом снегу без движения. Виктор ушел к брату, к машинам.

– Игорь, давай так… Вооружаемся, выскакиваем на лёд озера. Если разделяться, а я в этом не сомневаюсь, то я иду за большим, а ты за меньшим. Я возьму свой гладкоствол, у меня есть несколько картечных патронов. А ты бери свой винторез!

 Вооружившись, братья оседлали снегоходы, медленно двинувшись к озеру. Волки сидели все там же, но когда они выскочили на лёд из тени леса, набирая скорость, волки вскочили, моментально бросившись в разные стороны к далёкому облесенному берегу. Виктор погнал большого. Почему-то тот выбрал себе направлении вдоль озера, отклоняюсь по дуге к противоположному берегу.

 Виктор наддал газа, снегоход вихрем помчался вслед волку, сжирая дистанцию на глазах и обжигая при этом лицо морозом даже сквозь маску. Он успел увидеть брата, отрезающего второго волка от леса, к которому тот летел напрямую на всех парах.

Снегоход мчался подскакивая на снежных волнах, надутых ветром. Виктор стащил зубами правую перчатку, приготовшись к стрельбе и бросил руль. В тот же миг , он чуть не перевернулся от удара, почувствовав как снегоход заваливается набок. Выправился, сбросив скорость и опять на полный газ. Вот он, чёрный волк, выкладывается в беге, напрягаясь так , словно пытается выбежать из своей шкуры. Косится на охотника и летящую за ним машину. Почти догнав, Виктор резко останавливается, вскидывает ружье. После первого выстрела волк закрутился, после второго перевернулся задрал дрожащий хвост кверху.

– Готов!

 Снегоход взревел и Виктор помчался на помощь брату. Он слышал несколько выстрелов, но сосредоточившись на своем звере не видел, что происходит там.

 А между тем, Игорь, погнавшись за меньшим, сразу же сообразил, что тот нацелился на лес. Догнал быстро, на первой же сотне метров волчьего бега. Остановившись , отстрелял три патрона из магазина , выбивая снежные фонтанчики рядом с бегущим волком, не попав ни разу и, сообразив в конце концов, оставить последний патрон для надёжного, стопроцентного выстрела.

  Но волк был хитер… Когда Игорь практически нагнал его я остановился для выстрела, волк бросился на стоящую машину. Оскалившись и задрав хвост он стремительно приближался. Бросив ремень винтовки на шею, Игорь резко завернув руль, рыкнув на полный газ, помчался прочь. Волк, видя что враг ушел, повернувшись в сторону леса, опять пошёл на прыжках. Сделав круг, Игорь погнал зверя опять, пытаясь отжать от леса и сбивая его на зигзаги в беге. При повторной попытке выстрела, волк опять бросился на остановившуюся машину. Игорь бросил карабин в плечо, выцеливая и видя в тот же момент, как волк на огромных прыжках летит на него в яростном оскале. Не успев толком выцелить, он промахнулся опять и рванул машину от совсем близко клацнувших волчий зубов.

– Вот бы гладкоствол, как у брата сейчас ! – Промелькнуло в голове, унося охотника от сверкающих злобой волчьих глаз  и оскаленой пасти.

 Он оглянулся, брат летел в снежном вихре наперерез ходу волка, но был всё ещё далековато. А волк временем опять набрал скорость к такому близкому уже, спасительному лесу.

 – Что делать? – Игорь снова погнал машину за волком, все пытаясь сбить его с прямолинейного хода.

 Мысль пришла сама собой. Он просто смял волка снегоходом на большой скорости, вдавив его в снег и промчавшись вперёд. Оглянувшись он увидел, что зверь невредим и поднимается, не упуская из вида Игоря и опять начинает ускоряться в сторону леса. Набрав скорость, он вновь настигает волка, но тот в последний момент понимает, что происходит и пытается уйти в сторону. Не получилось.. Проезжая, снегоход на всём ходу опять сбивает его в снег.

Виктор уже близко, Игорь видит, что брат готов стрелять, а волк уже почти у самого лесного массива…

Выстрел, второй и чёрный зверь остается на снегу.

– Ты как, брат? – Виктор остановил машину рядом с Игорем.

Тот вытянул вперед руки, сняв перчатки и показывая пальцы, дрожащая мелкой дрожью.

– Видишь? Как Он меня не цапнул за ногу во второй раз!… Совсем рядом был! Умный! Он понял, что я не могу его взять и начал атаковать меня. Ещё чуть-чуть бы и ушел, если бы не ты. Он так рассвирипел, что готов был разорвать меня..Что могло бы и произойти , если бы машина вдруг встала..Я даже не представляю, что бы было!

– Я видел всё, с того момента как пошёл к тебе. Видел, как ты смял его снегоходом и как он пытался на тебя прыгнуть. Так он и прыгнул , ты вовремя дал газу..

– Знаешь брат… Как-то не по охотничьи получилось… – Игорь был смущен. – Но он бы ушел, к бабке не ходи, ушел бы. Я его сбивал с курса, а он нацелившись на лес, на такой скорости пер… А потом, когда патроны закончились, что мне оставалось делать…

– Ладно тебе, это же волки. Смотри, какой лежит! Он с карибу величиной! Сколько они за зиму съедят, можешь себе представить! А сейчас мы вроде как санитары…
Подъехав, они рассматривали волка. Абсолютно чёрный, крупный зверь в снежном серебре был очень красив.

– Так это не волк, волчица! А второй волк, скорее всего…! – Виктор привязывал волка к снегоходу.

– Тяжелый какой…

– А чего они отделились от стаи ? Ещё же не гон у них, а стая выла отдельно, ты же слышал? Может пришлые какие? – Размышлял вслух Игорь.

Двинулись за вторым волком. Проехали около километра, когда увидели его.

– Ого! А этот чуть не в два раза больше! – Удивился Игорь.– Смотри ну и крупнющий! Кобель! У него одного клыка нет… Морда седая вся… Матёрый. У него лапы толще чем у меня руки. – Он открыв пасть смотрел на волчьи клыки. – Ты выбил ему клык, в голову попал!

 – Вот это трофеи! Из- за такой охоты следовало ехать сюда! Сколько ж оленей мы спасли! Теперь имеем моральное право находится здесь, Игорь! Это матёрые самец и самка, а молодняк видимо они отгоняли от себя.

Загрузив второго волка, братья отправились в лагерь. Утро только занималось над тундрой, обещая следующий трудный день охоты на карибу. Но у братьев уже были трофеи и по их качеству это была лучшая охота их жизни, несмотря на то, что карибу они и в этот раз не возьмут.


Рецензии
Сергей!

Ледовитый океан, индеец, карибу... - уже одно это завораживает.
Опечатка:
"И не держат домашних тоже, никогда не слышалА об этом".

Вот так пишут настоящие профессионалы -охотники!
Спасибо!
С теплом!

Пыжьянова Татьяна   20.11.2018 10:21     Заявить о нарушении
Спасибо , Таня! Охотник охотника всегда понимает!

Сергей Демченко   20.11.2018 23:17   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.