Умер непобеждённым

               О нас, православных  христианах, часто говорят, что мы наполовину язычники. Отчасти они правы.  Вот представьте себе огромный крейсер. Сколько тысяч моряков прошли на нём по морям и океанам, сквозь ветер и стужу, и часто в окружении враждебных кораблей и подводных лодок. Разве не стал он им на годы родным домом, а товарищи по службе большой и дружной семьёй? Уходя в запас в отутюженных клёшах, с альбомом фотографий своих друзей и под звуки марша «Прощание славянки», роняя скупую мужскую слезу на трап корабля, разве не оставили они на крейсере частичку своей души?  Думаю, теперь вы согласитесь со мной, что крейсер – живой! Об истории одного из них, я поведу рассказ.

               В конце 1994 года, когда Россию грабили и рвали на куски, решено было продать  на  металлом  крейсер « Мурманск».  Это был замечательный крейсер красавец,  любимый корабль Главкома ВМФ СССР Горшкова С.Г.
Он прошёл такое количества миль (морская миля равна 1852 м), равное почти 11 кругосветным  путешествиям.

               Водоизмещение крейсера – 16300т. Длина его  по верхней палубе – 210 м, ширина – 22 м, осадка – 7, 26 м.  Вооружение: 12 орудий (2 башни на носу и 2 башни в корме) главного калибра – 152 мм; 12 орудий универсального калибра – 100 мм, 32 автомата  В–11 калибра 37 мм;  2 пяти трубных торпедных аппарата – 533мм. Скорость хода - 31, 5 узлов  (1 узел равен 1,852 км/ час). Экипаж – 1270 человек.

               Я предоставила такую информацию, чтобы стало ясно, каким уникальным был крейсер.  Он  был, практически не уязвим. О таком корабле мечтали наши враги. На нём ещё можно было обучать курсантов или на базе крейсера открыть музей. Но нет, приговор подписан врагами.

               В конце 1994 года крейсер «Мурманск» вышел в свой последний поход. Предстояла его разделка  на  металлом в Индии, куда он был продан. Моряки говорят, что корабль  это живое существо. Пропитанный мужеством и духом матросов и офицеров, морскими ветрами, он всё чувствует. Крейсер не желал покидать родных берегов. Его уводили в последний поход, как уводят скот на бойню,  на аркане. Родные воды Баренцева моря тоже не хотели расставаться с тем, с кем провели не один десяток лет. Море яростно боролось за него. Рвало и метало, обрывая стальные тросы, опутавшие его могучее тело. И, добившись своего, море взяло крейсер в свои объятия, не подпуская к нему никого.

               Оказавшись на свободе  в открытом море, крейсер вспоминал счастливые годы своей жизни и славных походов. Он считал днём своего рождения –  3 июля 1955 года, когда на крейсере впервые был поднят  Военно  –  морской  флаг  СССР, а в октябре он был зачислен в состав Северного флота СССР.

               Был у него и трудный период жизни, когда под  давлением        Н.С. Хрущева, желавшего видеть корабли ракетными и атомными, многие корабли пустили под нож, но наш герой уцелел. В 1961 году, в связи с пересмотром политики в отношении  артиллерийских крейсеров, у него  начинается жизнь полная приключений.

               Больше всего его забавляли матросы. Здоровые крепкие парни восемнадцати лет, поступали на  трёхлетнюю службу. Не  смотря,  на строгую дисциплину, они умудрялись чудить. Однажды решили к празднику Октябрьской революции  поставить брагу, уболтали  кока, который дал им необходимые ингредиенты. Проблема была с посудой. Тогда решили использовать огнетушители. Брага весело «ходила», а огнетушители  стучали  по стене. Пришедший с проверкой офицер удивлённо спросил:
- А что такое происходит?
- Так качка, - отвечали матросы, потупив глаза.
Но офицер был не промах, сообразил. Содержимое было вылито.

               Конечно, офицеры тоже когда – то  были мальчишками и иногда поступали вопреки  правилам, прощали шалости.  Однажды, когда крейсер стоял в порту, матрос, возвращаясь из увольнения, запнулся и упал на трап. Выяснилось, что он был в подпитии. Доложили капитану, тот был не без юмора, спрашивает:
- Когда матрос упал, он головой,  в какую сторону лежал?
- В сторону крейсера, - растерянно доложил офицер.
- Вот видите, стремился на корабль,- засмеялся капитан.
На том история и закончилась.

               Когда крейсер находился в Средиземном море, устроили праздник -   День Нептуна.  Вот, где была потеха! Нептуну изготовили роскошный  костюм, искупали тогда  всех, кто не успел спрятаться.

               Был случай, который запомнился надолго. Однажды крейсер стоял у берегов Франции, французы изъявили желание прийти на экскурсию. Просьба была согласована со всеми инстанциями и началась подготовка к встрече гостей. Одни драили палубу, другие чистили все медные, латунные и бронзовые части корабля. Стирали и гладили форму. Тогда уже клёши отменили. Но традиция жила. Форма бала  из чистой шерсти,  и мокрые штаны растягивали, засунув в штанины подходящий предмет. После высыхания, штаны были расклешенные.
               И вот делегация прибыла, в их числе были девушки и женщины. Сначала иностранцы осмотрели корабль, восхищаясь чистотой и порядком, особенно металлическими частями, которые золотом сверкали. Конечно же, выправкой и манерами моряков.  Когда начались танцы и тут моряки  не растерялись, сразив наповал француженок.
               Одна из них, русского происхождения, пригласила нашего матроса в гости. Получив увольнение, он не преминул воспользоваться им. Время пролетело незаметно, когда матрос спохватился, уже было не успеть, так как крейсер в этот день  покидал порт.  Хорошо, что у дяди нашей  мадмуазель, был свой катер, на котором доставили матроса к крейсеру, который уже покидал  порт.  Матроса подняли на борт и посадили на губу (гауптвахта).  Опоздание рассматривалось, как побег. Пока КГБ СССР проверяли родословную матроса, он отсиживался. Выяснив, что тот сын рядовых колхозников, выпустили, после соответствующей беседы.

               А сколько было радости у моряков, когда после дальнего похода,  крейсер вошёл  в порт Севастополя, и им давала концерт замечательная русская красавица, тогда начинающая певица, Валентина Толкунова!

               Многие ребята были из села и не выезжали до призыва  дальше областного центра. Во время дальнего похода, они  посещают порты Западной Европы. Перед выходом в увольнение их инструктировали, как должен вести себя советский моряк,  и они  не терялись в толпе, вызывали  восхищение. Любовались достопримечательностями, фотографировались. А потом на крейсере дарили друг другу фото, с обязательными пожеланиями в альбоме,  где  неизменной была последняя фраза в пожелании: - «Попутного тебе ветра и семь футов тебе под килем!»( Киль – нижняя часть корабля, а фут =30,5 см).

               Всё – таки корабль славился своим «крейсерским» порядком и дисциплиной. Основное время  службы проходило в трудовых буднях, по подготовке к суровым испытаниям воинской службы. А испытаний было немало.
               Так в июле 1963 года «Мурманск участвовал в командно – штабном учении с участием  первой  флотилии атомных подводных лодок, 4-й эскадры дизельных подводных лодок и авиации флота под командованием командующего флотом       В.А. Касатонова. В августе снова были учения, после которых крейсер впервые вышел в первый дальний поход -  в Атлантику, имея на борту резервный экипаж атомной подводной лодки.
-Прощайте скалистые горы, на подвиг Отчизна зовёт…,- пели моряки, покидая родные берега.
               В 1964 году корабль был несколько раз в дальних походах с выполнением учебных стрельб. С 7 по 12 апреля на очередном выходе в море на корабле присутствовала инспекция Министерства Обороны во главе с главным инспектором Маршалом Советского Союза К.С. Москаленко. По итогам похода экипаж получил высокую оценку инспекторов.
А уже в октябре под флагом командующего флотом вице – адмирала С.М Лобова совместно с миноносцем «Настойчивый», «Мурманск» находился с официальным визитом    в Норвегии, в порту Тронхейм, где участвовал в мероприятиях, посвящённых        20 годовщине  освобождения  Норвегии войсками Карельского фронта и моряками Северного флота.
               В 1965 году корабль дважды выходил в Карское море на перехват и пресечение попыток  американских  военных ледокольных пароходов пройти  Северным морским путём на восток.
               Летом 1967 года крейсер под командованием капитана 1 ранга Гринчука  В.М. совершил переход из Северодвнска в губу Западная, имея на борту правительственную делегацию в составе: Генерального секретаря ЦК КПСС         Л.И. Брежнева, Председателя Совета Министров СССР А.Н. Косыгина, министра Обороны СССР  маршала Советского  Союза  А.А Гречко, главкома ВМФ Адмирала Флота  Советского Союза С.Г Горшкова и сопровождающих лиц.
               В ходе перехода, корабль принял участие  в небольшом показательном учении с ракетными стрельбами.
 
               Леонид Ильич ласково улыбался, приветствующим его морякам, которые были разных национальностей, но единого Советского Союза.

               Крейсер радовался вместе с экипажем, когда уже в октябре 1967 года корабль был награждён Памятным Знаменем ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета  и Совета Министров СССР за 2-е место в ВМФ по состязательной артиллерийской стрельбе на приз Главкома ВМФ.

               После ремонта, с марта по май 1969 года «Мурманск» находился на боевой службе в Северной Атлантике и Средиземном море в качестве корабля управления под флагом командира 7-й оперативной эскадры контр – адмирала      Г.Е. Голоты, сопровождал  8  подводных лодок. Во время похода посетил с деловым визитом  алжирский порт Аннаба.
               В апреле 1970 года «Мурманск»  участвует в крупнейших, за всю историю советского ВМФ,  учениях «Океан» под командованием адмирала С.М. Лобова с выходом в Атлантику. С борта крейсера за окончанием учений наблюдали министр обороны А.А. Гречко и главком  С.Г. Горшков.

               С 3 марта по 22апреля 1971 года крейсер находился на боевой службе в Средиземном море, оказывая помощь вооружённым силам Египта в ходе войны с Израилем. Во время похода посетил с визитом  югославский порт Дубровник.
Направляясь в Чёрное море для ремонта, получает приказ следовать в Тирренское море для участия в боевой службе и учениях «Узел», которые проходили с ноября по декабрь 1971 года.
               После ремонта, в сентябре 1973 года корабль взял курс на базу в Североморск, но вновь получил приказ о следовании в зону боевых  действий арабо-  израильского конфликта в Средиземное море, где находился с октября по ноябрь 1973 года.

               Крейсер хорошо помнил всё, что происходило в ходе арабо – израильской войны, но он всех своих птенцов вернул к родным берегам.
 
               Многие приятные события вспоминал отверженный крейсер.
Как находился с официальным визитом в  порту Бордо (Франция)
Своё участие (салютом из 30 залпов)  в открытии мемориала "Защитникам Советского  Заполярья в годы ВОВ"  в Кольском заливе.
Как  в  1974 году участвовал в учениях «Амбразура», «Омега», и «Арктика», а также в крупномасштабных учениях в Балтике «Запад-81».
               Одни звания только чего стоят! «Лучший корабль среди крейсеров», «Лучший надводный корабль Северного флота», «Лучший корабль ВМФ СССР»

               Сейчас он остался один, не нужный Родине. Единственный  друг его  - море,  бережно поддерживало крейсер на плаву. Тогда гордый  корабль  решил принять смерть, бросившись на норвежские скалы, и море повлекло его к ним.  Крейсер спокойно прошёл норвежские посты, но друзья немного не рассчитали, не дотянули до скал. Крейсер сел на мель возле острова Соройя.
Посёлок рыбаков Сёрвер мирно спал. Рождественским утром изумлённые норвежцы увидели у своего берега советский  военный крейсер.
               Он нёс бессменную вахту у чужих берегов в течение 18 лет. Останки его были утилизированы норвежцами.
               Крейсер «Мурманск» умер непобеждённым.


В рассказе были использованы материалы: https://masterok.livejournal.com/3737.html
https://pikabu.ru/story/kreyser_murmansk_4655435
https://pikabu.ru/story/kreyser_murmansk_4655435


Рецензии