Арслан. глава 6. братья

                Проводы
 Сегодня Арслан встал раньше обычного. Пока он умывался, одевался, мать приготовила сыну лёгкий завтрак: поджарила яичницу, с огорода принесла пёрышки зелёного лука, вскипятила чай, блестящий медный самовар поставила посреди стола. Арслан любит, когда гудит самовар, пахнет сливочным маслом, парным молоком, которое только что занесла в дом Пиканай, его жена. За перегородкой спит трёхлетняя дочь Роза, в люльке заснула трёхнедельная Римма.
  Поблагодарив мать и жену за вкусный завтрак, Арслан поспешил в поле, что в двухстах метрах от дома, за колодцем. Он шагал гордо, свободно по хорошо прогретой пахоте, любуясь зелёным ковром пшеницы, её дружными всходами. За рощей, чуть правее пшеничного поля, колышется бархатисто-зелёная рожь, она пока набирает силы. Это его руки, руки рабочих его бригады обработали и засеяли рожью поле ещё прошлой осенью, когда он вернулся с финской войны, из Карелии, после ранения, а на следующий день Арслана пригласили на работу. Не мог он отказать своей бригаде. Надо помочь молодёжи, учить её, как надо обращаться с землёй, сеять, растить хлеб. Только ему доверили новую сеялку, привезённую из райцентра.
  В эти минуты радости, гордости за будущий урожай Арслан был готов обнять весь мир. Сегодня день, как по заказу, тёплый, солнечный, без ветра. Его бригада через полчаса выходит на сенокос. В конце деревни, в лесу, вдоль Шоры трава поднялась чуть ли не в человеческий рост, высокая, густая. Арслан ещё вчера из кладовки достал косу, насадил её на косье, длинную деревянную палку с ручкой посередине. Коса готова к работе.
  Сегодня 22 июня 1941 года.
- Два дня придётся косить, если дни будут такими же погожими, затем мужчины сено будут метать в копны,- подумал Арслан.- Сенокос закончим, а там начнётся жатва.
  Ему исполнилось 37 лет три дня назад, в день, когда праздновали Сабантуй. С детства нравится ему этот весёлый татарский праздник. И стар и млад собираются у небольшой лесной речки Шоры. С утра женихи-парни в самых лучших своих нарядах идут по улице, невесты-девушки встречают их, угощают домашним пивом, пышными горячими блинами, пирожками, дарят им вышитые, обвязанные носовые платки, атласные ленты, отрезы ситца, фартуки, красивые платки. Это всё выставляется как приз победителям соревнований на ловкость, силу. Организаторы Сабантуя заранее готовят площадку, беговую дорожку.
  Арслан на Сабантуе выиграл бой с мешком, набитым чем-то очень тяжёлым. Сидят они на бревне-буме с Мартыном, у обоих по мешку. Кто-то постарался закрепить бревно высоко. Мартын ростом ниже Арслана, тот плечист. мускулист. Первым ударил Мартын, от неожиданности Арслан чуть не упал, но удержался на бревне. Он взял себя в руки, потуже затянул ремень и нанёс ответный удар по "противнику". Мартын потерял равновесие, вместе с мешком слетел вниз. За этот бой победитлю вручили красивый шерстяной платок.
- Жене своей подари, маленькой дочурке! - кричат болельщики Арслана.
  Всё было хорошо: радовал будущий урожай в колхозе и на собственном участке-огороде за домом, полный хлев скотины, весной из подвала в сад выставил четыре пчелиные семьи, улья разместил между яблонями, посаженными три года назад. В этом году яблони расцвели впервые, пчёлы облепили все ветви деревьев. Вспомнил Арслан пятилетнего сына Орслана, который умер три года назад, не может Арслан смириться с этой утратой.
 Впереди, среди ржаного поля, на дороге показался всадник. Он скакал, словно спешил передать какие-то новости.
- Что-то случилось, подумал Арслан.- Так это скачет Шарип из Верхнего Ура. Меня заметил. Каков конь, а? В прошлом году купил жеребёнка. Овса для него не жалеет, хлебом кормит. Не скачет, а летит.
- Арслан, беда! Беда, Арслан! Война!...С утра немец начал войну с нами... Войну немец объявил!- с остановками, волнуясь, слезая с седла, говорит Шарип. - Их танки, самолёты перешли наши границы. Ой, что будет! Всех ведь нас на войну заберут.
- Заберут, Шарип. Не думал, что ещё придётся воевать, а ведь только в сентябре вернулся с финской. Теперь вот немцы...Немец, говорят, сильный, вся Европа включилась в войну. Значит, через недельку готовься в дорогу.
 Эта страшная новость быстро разнеслась по всей деревне, округе, о начале войны  узнала вся страна.
 -Урожай будет богатый, гляди: всходы какие! Пшеница пошла в рост,- окинув ширь колхозной нивы, говорит Шарип на своём татарском языке.
 Действительно, через неделю после объявления фашистами войны все мужчины, молодые парни получили повестки. Вторая половина июня. По-прежнему стоят тёплые солнечные дни. Докосить сено, убрать урожай придётся женщинам, старикам, детям.
  В доме Арслана, его брата Евдокима, соседа Аркимона...с утра суета. 28 июня 1941 года деревня Шлань провожает своих сыновей, мужей, братьев на войну.
- Как без старшего брата Бетки? Его нет, полгода назад арестовали и угнали в Сибирь за то, что не вступал в колхоз. Детей его, маленьких, поддерживал я, помогал, чем мог. Трое детей растут без отца, с больной матерью останутся. Мама, мама,- обращаясь к самому родному человеку, говорит Арслан, а сам в руке держит повестку.- Завтра утром меня и Евдокима здесь не будет. Мама, ты не волнуйся, обязательно все вернёмся домой. Я нужен тебе, нужен детям, детям Бетки. Жена Бетки и моя часто болеют. Овдачи справится с маленькой Катей и годовалой Слбикой. Мама, помогай им тоже - твои внуки. Своих детей я доверяю только тебе.
 Мать, не переставая, плачет. Глаза стали красными, веки распухли, уголок фартука мокрый от слёз.
 Пиканай молча собирает прощальный ужин. Напекла пышных блинов, ватрушек, булочек в дорогу, на утро в печку поставила бялыш, национальное блюдо из мяса курицы, овощей и крупы, подоспело домашнее пиво.
 По всей деревне слышатся грустные рекрутские марийские и татарские песни, играют на гармони. Всю ночь леревня провожает своих детей, сыновей на войну.
 Арслан подержал на руках Розу, положил на колени крохотную месячную Римму, прижал дочерей к сердцу. Мужские жгучие слёзы капали на пелёнку, платье девочки, на его колени. Он то пел, то брал в руки гармонь: растянет её - льётся такая раздирающая душу мелодия. За столом сидят одни мужчины, не хочется им уходить на войну, оставлять родной дом, детей, жён, матерей, родные места. Не все вернутся домой, об этом все знают, понимают. К полуночи кто-то, устав, уснул прямо за столом, другие ушли домой.
 Последняя ночь в родном доме для Арслана, Евдокима, для многих других.
- Через пять часов в путь, вовремя будут поданы к правлению колхоза подводы,- твёрдо сказал Арслан, а на душе неспокойно, не сидится ему и не спится.
 Все разошлись, но в шесть часов утра они встретятся.
 Время идёт быстро. Арслан посидел рядом с детьми и женой, полюбовался, как его младшая дочь пососала грудь, закрыла глазки и уснула, подсел к Розе, шепнул:
- Дочка, счастья тебе, без меня, видно, будешь расти. Пусть удача всегда сопутствует вам, мои дорогие.
 Арслан подошёл к матери. Та целый день на ногах, собирает сыну котомку, подойдёт к нему, погладит по спине, прослезится. Тревожно на сердце матери: двух сыновей провожает на войну. От старшего сына уже полгода нет никаких вестей. Две дочери живут в Татарии, и они провожают мужей на войну.
- Всем плохо, всем. Каждый день буду молиться за сыновей, только бы вернулись домой,- причитант Уналче.
 Наступило утро, последнее на родине утро для Арслана, его брата Евдокима, Мартына...
- Пора, товарищи, по подводам, по пять человек! - скомандовал мужчина с усами, в военной форме.
 Арслан всю дорогу от дома до правления на руках нёс Розу, рядом шли мать и жена с грудным ребёнком. Вся деревня собралась у правления колхоза. Каждая семья провожала кто сына, отца, кто брата.
- Прощайте, односельчане! Берегите детей" Вам, дорогие наши мамы, жёны, отцы, придётся работать в колхозе, растить хлеб! Ждите нас, обязательно вернёмся домой!- сказал Арслан, попрощался ещё раз с семьёй, соседями, со всеми оставшимися в деревне. На прощание окинул взглядом всю окрестность: деревню, кладбище у дороги, где покоятся его предки, обширные поля со всходами, набирающей колосья рожью, цветущими подсолнухами, синеющим льном. В минуты расставания с родиной стали дороже каждая травинка, поникшая от росы, каждое  деревце, петушиный крик в деревне, мычание коров.
- По местам! - раздалась последняя команда...
 Долго ещё доносилась песня уходящих на войну односельчан...
 Не вернулся с войны в деревню Шлань каждый второй человек. В центре села Шоруньжа, между школой и клубом, стоит солдат из бронзы, у подножия памятника всегда лежат живые цветы, растут гвоздики, астры, ромашки, тюльпаны. По весне цветут сирень и черёмуха.   


Рецензии
Роза Арслановна, вы создали очень верное описание перехода мирной жизни с созидательным трудом и праздниками к тревожной военной, сломавшей привычный образ жизни сельчан. Атмосфера проводов мужчин в армию, трогательные расставания призывников со своими близкими дома, их напускная бодрость на людях, тяжёлые предчувствия о будущих потерях. Ощущается ваша любовь и восхищение отцом и тогда, и теперь. Очерк затронул собственные воспоминания об объявлении войны. С уважением и пожеланиями доброго здоровья и новых творческих удач,

Александр Смирнов 83   21.11.2018 01:00     Заявить о нарушении
Александр, здравствуйте! СПАСИБО Вам огромное за тёплые, добрые слова рецензии на текст рассказа о моём отце, которого помню, как тень Много о нём мне рассказывала двоюродная сестра Лстий, старшая дочь дяди Бетки. Случайно встретила первую любовь Арслана-папы, которого ОНА любила до конца жизни, но не вмешивалась в жизнь отца с моей матерью. Арслан - татарское имя; Пиканай-мама - старинное марийское. Сейчас в деревне своих детей называют современными именами. Но АРСЛАН - распространённое среди муульман - этому я рада. Прошу извинить за запоздалый ответ на Вашу рецензию: живу в СИБИРИ с разницей во времени с московским. До встречи с Вами на Вашей странице!

Роза Салах   21.11.2018 06:08   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.