Озеро русала

— Михалыч! Михалыч! Дай опохмелиться. Трубы горят! – Далее последовала непереводимая игра слов.

Из-за стены послышался звон посуды, громкие мужские голоса вырвали из такого приятного сна в субботу утром, когда никуда не нужно спешить. Таисия открыла глаза, томно потянулась в постели, окинула взглядом свою скромную комнату в общежитии.

Родилась Таисия в небольшом посёлке. Мать развелась с её отцом, вновь вышла замуж, родила от отчима ещё брата и сестру. Сейчас в отчем доме живут три семьи: мать с отчимом, брат и сестра с супругами и детьми. Таиса же вырвалась в областной центр, город Сахаровск, где поступила в лингвистический институт, окончила его с отличием, а сейчас там же училась в аспирантуре и работала методисткой на одной из кафедр. Учёба подходила к концу, уже писалась диссертация по особенностям перевода художественных текстов.

Молодая женщина успела побывать замужем, но недолго. Не удалось построить те самые желанные настоящие и искренние отношения с человеком, как оказалось, довольно банальным, не развитым интеллектуально, любящим «накидаться» и махать кулаками в сторону беззащитной женщины. Вспоминая их жизнь до свадьбы, Таисия недоумевала, как не смогла разглядеть в таком тихом, романтичном и юморном Виталике алкаша и дебошира. Теперь, после развода, Таиса ютилась в комнате общежития: казённая обстановка, шумные соседи и вечная мечта о собственном жилье, где можно создать уют по собственному вкусу, купить много книг и побыть наконец-таки в тишине и уединении.

Быстро позавтракав, Таисия отправилась пополнить запасы продуктов и бытовой химии. Предстоял и приятный выбор нескольких книг в подарок подруге из другого города, которые нужно было отправить почтой. В холле её окликнула вахтёрша:
— Таичка! Тебе какое-то важное письмо пришло.

Таиса подошла к стойке вахтёрши и взяла из её рук письмо с красными штемпелями и обратным адресом нотариальной конторы на конверте. Такое послание сначала удивило и насторожило её, а после прочтения опечалило – умерла её тётя и завещала ей домик в Бурноводске – крупном областном центре на другом конце страны.

С тётей Кирой, бездетной сестрой её родного отца, Таисия изредка переписывалась, сетуя на сложную семейную жизнь, бытовые условия, радовала успехами в учёбе и работе. В письме было сказано явиться в суд по вопросам наследования. Подходил к концу апрель, наступал любимый Таисой май, с его цветущими садами и такой прохладной гранью между уходящей весной и наступающим жарким летом. Таисия была на суде. Не имея других претендентов на тётино наследство, полноправно вступила во владение домиком на окраине Бурноводска, получила на руки пакет документов и большой, старинный ключ от двери.
«Неужели это правда?!» - пронеслось в голове у молодой женщины.

Осталось доработать до конца учебного года в институте, а потом переводиться в государственный институт Бурноводска. На кафедру языковедения её взяли уже не методисткой, а преподавателем. И там же Таисия защитит свою диссертацию. Грусть по ушедшей тёте сковывала душу, но и радость оттого, что скоро она покинет стены ненавистной общаги, залегала ямочками на щеках Таисии. Скромные пожитки уместились в один чемодан, а скорый поезд без пересадок унёс под убаюкивающий стук колёс в новую жизнь, о которой так мечталось.

«Дорогая тётя Кира. – думала Таисия, глядя в окно поезда, сжимая в руках стакан горячего чая в мельхиоровом подстаканнике. – Жаль, что всё так получилось. Хоть и не часто мы с тобой виделись, больше в детстве приезжала к тебе с отцом, но письма твои любила очень. Спасибо тебе за твою душевность и моральную поддержку, за то, что ты была настоящей родной кровью».

И вот он – домик из красного кирпича, с белой деревянной верандой, застеклённой в небольших квадратных окошечках. Таисия стояла перед крепким цементным крыльцом с деревянными резными поручнями, в одной руке держа чемодан, а в другой сжимая большой старинный ключ от входной двери. Тётя старалась шагать в ногу со временем, но в чём-то ей нравилась винтажность старины с её «аналоговостью».
На веранде был деревянный пол, застеленный циновкой. Сам дом кирпичный с цементным полом, три комнаты, кухня, ванная, газовое отопление, электричество, все удобства. Крепкий и уютно обставленный в лёгком «дачном» стиле. Мебель и все вещи тёти остались нетронутыми. Как потом узнала Таисия, похоронами занимался отец и подруги тёти из местных, все вещи по желанию покойной, составляли единое целое с домом и перешли к племяннице.
«Такая интересная жизнь была здесь прожита.» - думала Таисия, перебирая и рассматривая вещи тёти.

Домик располагался на окраине города, в «сельском» районе, как называли его местные. Возле дома ковром цветущих трав раскинулся луг. Тропинка из старой красной плитки вела к большому озеру, окружённому плодовыми деревьями. Постепенно сад сгущался и переходил в хвойно-лиственный лес.
«Как здесь красиво!» - не могла не восхититься молодая женщина.

Под яблоней стояла деревянная скамейка с ажурной спинкой, выкрашенная белой краской. Таисия села и расслабленно залюбовалась водной гладью. От берега в тело озера врезался мощный деревянный причал. К боковым столбикам поводками цепей привязались несколько лодок.
— Светка! Не забегай в воду! – услышала Таисия женский крик за своей спиной.
Какая-то из местных женщин пришла на озеро с девочкой лет десяти.
— Здравствуйте! – поздоровалась Таисия, подозревая, что женщина – одна из её соседок.
— Здравствуй, здравствуй, я не видела тебя тут раньше…
— Я – Таисия, племянница тёти Киры, живу теперь в её доме.
— Ох! Бедная Кира! – голос женщины задрожал от подступающих слёз. – Я живу за два дома от неё, дружили мы с ней. Умерла она, как родной человек ушёл.
— Красиво тут у вас, сад, озеро большое… - попыталась разрядить печальный разговор Таисия.
— Да! – согласилась соседка. – Только не ходи на озеро после заката и мимо даже старайся не проходить.
Голос пожилой женщины стал серьёзным и тревожным.
— Но почему? – Таиса с недоумением посмотрела в сторону воды. – Что страшного здесь может быть? Не крокодилы же здесь водятся.
— Не крокодилы, а русал! – пожилая женщина не была склонна к шуткам. – Душа утопленника Святослава, парня деревенского. Давняя это история, ещё в начале прошлого века случилась, а может и в конце девятнадцатого. Девушка любимая вышла замуж за сына «кулака». Вот он и сиганул в воду пьяный в день её свадьбы. Не спасли! Не было рядом никого. Хоронили за кладбищем, как самоубийцу, но душа его до сих пор тут бродит, девушки и молодые женщины тут часто топятся, не иначе как он их к себе затягивает.
Таисия выслушала рассказ соседки с улыбкой. Критический ум образованного человека не позволял верить в сельские былички:
— Да сказки это всё! Не бывает никаких русалов да русалок. Фольклор, да и только!!!
Соседка оскорблённо замолчала, удивившись резкому ответу и такому неверию со стороны девушки.
«Городская фифа! Образованная! – подумалось той. – Много она понимает.»
Крепко взяла за руку девочку, что играла у кромки воды, и быстро ушла не прощаясь.

                ***

Дни незаметно сменяли друг друга за хлопотами. Таисия наводила порядок в доме, разбирала тётины вещи. Похоронами занимался отец и соседи, всё осталось в сохранности, как и хотела тётя. Пришлось заменить краны, линолеум на кухне и в коридоре, так дом был в отличном состоянии. Заниматься всем этим очень приятно молодой женщине, ведь это создание уюта, о котором она так мечтала.

Записалась в городскую библиотеку и в институтскую по месту работы. Таисия продолжала работу над диссертацией и наслаждалась летними деньками отпуска. Прошёл месяц, как Таисия жила в новом доме и всё никак не могла освоиться и привыкнуть к новому жилищу. Время от времени что-то беспокоило её. Бывало, под вечер, на закате, раздавался лёгкий стук в окно, выглядывала, а там никого не было. А когда она ближе к полуночи, а то и до двух часов ночи сидела на веранде в плетёном кресле и читала, то ей казалось, что кто-то смотрит на неё с улицы из-за белых ажурных занавесок, висевших изнутри, закрывая в небольших квадратиках остекленение веранды. Но на веранде горел свет и не было видно того, что было за окном. Страшно в такие моменты быть дома одной.

                ***

Однажды Таисия, прихватив журнал, пошла к озеру. Решила почитать там, сидя на ажурной белой скамейке. Тёплый летний вечер манил запахом луговых трав, не хотелось сидеть в четырёх стенах. Когда журнал закончился, уже начало темнеть, сумерки сгущались, но домой уходить не хотелось.

Таисия встала со скамейки, подобрала на траве небольшой камешек, пошла к причалу. Серые доски задрожали под ней, но не страшно, крепко держались, сделанные умелой рукой мастера. Девушка любовалась стеклом водной глади, бросила камешек и круги разошлись. Зачаровывало то, как они упругие и такие заметные в начале, расходились, расплывались, истончались с увеличением диаметра и быстро сходили на нет. Побеспокоив воду, как будто что-то неуловимо изменилось в окружающей обстановке, но в сумерках этого было не увидеть.

Таисия не заметила, как сзади, за её спиной, кто-то появился, как будто зашевелился воздух, стал плотным, сгустился, но звука шагов и скрипа досок причала не было. Девушка испуганно вздрогнула и обернулась. За её спиной стоял молодой мужчина. На голову выше неё, мускулистого телосложения, со светлыми волосами до плеч, кожа бледная, отдавала каким-то зеленоватым оливковым оттенком, по крайней мере Таисии так показалось. На мужчине была белая льняная рубаха с широким воротом и серые штаны свободного покроя. Он выглядел, как аниматор с реконструкции обрядовых вечеров, посвящённых купалью и солнцевороту.
«Наверное, кто-то из местных» - пронеслось в голове у девушки.

У таинственного незнакомца были зелёные глаза тёмного насыщенного цвета, заглянув в которые, Таисия забыла обо всём на свете. Тут словно какой-то гипноз сработал. Она коснулась пальцами его полных, чуть приоткрытых губ. Руки мужчины скрестились за её спиной, нежно привлекли к сильной мужской груди, а их губы потянулась друг к другу, ища сладости поцелуя.
Журнал так и остался лежать на белой скамейке с ажурной спинкой.

                ***

Таисия проснулась следующим утром у себя в кровати. Постель не была расстелена, женщина просто спала поверх покрывала в том же самом платье, в котором была одета вчера, как будто кто-то принёс её домой и положил спящую. Чем закончился вчерашний вечер с тем мужчиной и как она попала домой, девушка вспомнить не смогла. Одежда и длинные чёрные волосы хранили ночную прохладу, а кожа пахла водорослями и мускусом. Всё произошедшее накануне казалось каким-то нереальным сном.

Таиса переоделась, позавтракала и собралась в библиотеку за новыми книгами для диссертации. Проходя мимо озера, она решила свернуть. Посмотреть!!! Интуитивно что-то тянуло её туда, где вчера вечером она встретила того незнакомца. На скамейке лежал её журнал, а поверх него – белый цветок кувшинки, что росли в центре озера. Значит это был не сон, не фантазия одинокой женщины. Таисия забрала журнал, а цветок приколола на груди к платью. Тёмно-зелёные глаза следили за ней, уходящей, она не видела смотрящего, но взгляд словно прожигал спину, холодом измороси вдоль позвоночника вызывал тревогу в душе.

Поздно вечером, поужинав и переделав бытовые дела, девушка села на веранде в плетёное из лозы кресло, в котором для мягкости лежал старый плед в красно-коричневую полоску. Читала книгу, делая пометки карандашом на полях. Рядом светил торшер, создавая тот домашний уют и комфорт, о котором так мечталось.
Лёгкий, но требовательный стук в окно заставил её вздрогнуть. Таисия подошла к дверям и отодвинула занавеску. На улице рядом с крыльцом высилась фигура того самого парня, с которым она виделась на озере. Смешанные чувства боролись в её душе. С одной стороны, было как-то страшно, так как она совершенно не помнила того, что было после поцелуя. С другой, ей очень хотелось впустить его, поговорить, провести с ним время. Какая-то иррациональная уверенность посетила разведённую, измученную неудачами в личной жизни молодую женщину, что пора перевернуть страницу своей жизни и начать писать новую, где будут только любовь и счастье.

Таисия открыла дверь и вышла на крыльцо.
— Тайчик! – услышала она его сильный, но немного приглушённый голос. – Я думал о тебе! Впустишь?
Девушка улыбнулась. Такие простые слова сразу отогнали все страхи, заглушили подспудный зов её подсознания, который буквально кричал о том, что что-то тут не так. Но это уже, видать, действовал гипноз, присущий этому таинственному гостю, чьего имени она никак не могла вспомнить.
— Заходи! Я поставлю чайник.
Повернувшись к нему спиной и проходя в дом, Таисия не увидела хитрой ухмылки гостя и каким недобрым огнём загорелись зелёные глаза незнакомца.
Пара сидела на кухне за столом. Ночную тьму за окном скрывали красные льняные занавески с вышитыми зелёными лианами. На плите закипал чайник, Таисия гостеприимно разливала по вазочкам вишнёвое варенье.
— Как-то вылетело из головы, как тебя зовут. – незатейливыми манипуляциями с вареньем девушка пыталась скрыть своё смущение оттого, что ничего не помнила о том вечере на озере.
— Святослав – ответил парень.
Он сложил руки на столе перед собой, как школьник за партой, а его большие зелёные глаза неотрывно следили за движениями хозяйки.
— Расскажи мне о себе, ты ведь тут недавно. – спешно проговорил гость.
Чувствовалось, что тема его персоны дискомфортна для него, хотелось больше разговорить девушку, узнать о ней, чем раскрывать себя.

Закипел чайник. Таисия налила кипяток в чашки с заваркой чая, заклубился пар. Живя в последнее время отшельницей, девушка рада была собеседнику, долго и в подробностях рассказывала о своём житье-бытье, работе и диссертации. Святослав ел варенье маленькой чайной ложечкой и с интересом кивал.
— Пойдём, я покажу тебе книги. – азарт беседы полностью овладел Таисией.
Она привела гостя в гостиную и подвела к шкафу. На полках стояли тётины книги и те, что девушка купила и привезла с собой. Достав несколько книг, пара разместилась на диване. Мнение тех или иных авторов, изложенное в фолиантах, чередовались с критикой и мнением самой Таисии. Умные разговоры немного утомили Святослава, дураком он себя никогда не ощущал, но под напором интеллектуальных речей красивой женщины сдался. Поправил длинные чёрные волосы, ниспадающие на грудь Таисии. Расстёгнутые две верхние пуговички домашнего халата манили взгляд к большой упругой груди.
— Тайчик! – прошептал он ей на ухо.
Девушка замолчала, уставилась на него своими огромными серыми глазами. Увидев его растерянное лицо, улыбнулась:
— Я, наверное, совсем тебя «загрузила» своими научными изысканиями.
— Да! – обрадовался смене темы разговора Святослав. – А есть ли у тебя магнитофон, может музыку послушаем?
В комнате стоял двух кассетный магнитофон тёти, а в выдвижном ящике шкафа Таисия хранила неплохую коллекцию джаза. Таисия вставила в магнитофон наугад выбранную кассету и нажала кнопку. Из динамика полились глубокие и нежные звуки саксофона и контрабаса. Обернувшись, она увидела, что Святослав уже стоит за её спиной. И как при его габаритах у него выходит подкрадываться так незаметно. Но мужчина не дал ей времени найти ответ на этот вопрос – крепкие мужские руки легли на её талию и повели в танец. Таисия смотрела в его глаза и щёки щипал румянец возбуждения.

«Какой интересный мужчина, красивый, галантный» - пронеслось в голове у девушки.
Как-то само собой танец пары переместился в спальню и перешёл в горизонтальную плоскость. Прикосновения сильных мужских рук разливались под кожей Таисии прохладой и негой. Вздрагивая от удовольствия, она ощутила, как на самом деле ждала такого мужчину – красивого, сильного, милого и непьющего, заботливого и страстного.

Провалившись в сон, девушка проспала до самого утра. Очнувшись, не обнаружила вчерашнего гостя рядом. Прибирая книги в комнате и чашки с блюдцами на кухне, чувствовала растерянность и досаду.
«Поматросил и бросил» - приходила на ум старая присказка.
Прошло несколько недель. Святослав больше не приходил в гости к Таисии. Мысли о нём не покидали девушку, любовная тоска изъедала душу. Грусть и надежда боролись внутри неё, словно перетягивая канат – забыть о нём навсегда или же вот-вот будет новая встреча.

Таисия часто бывала на озере. Неведомая сила манила её туда. Стоя на причале, вглядывалась она в уже до боли знакомый пейзаж. Казалось, что между крон плодовых деревьев нет-нет да и мелькнёт белая рубаха Святослава, но нет… показалось. Иногда с девушкой происходили вообще мистические вещи, из её памяти выпадали некоторые действия, которые она совершала неосознанно. А потом, когда приходила в себя, то оказывалась на озере посреди ночи, сидящей на причале, свесив ноги в воду. А как там оказалась Таисия не понимала.

                ***

Вечер мягким покрывалом спустился на город. Солнце прижалось к линии горизонта, посылая на поверхность свои последние лучи. Ведомая некой силой, окутавшей её сознание, Таисия пришла к озеру. Знакомые серые доски причала заскрипели под босыми ногами. Белое платье чуть ниже колен с рисунком в виде тёмно-коричневых веточек с ярко-зелёными нежными листочками, контрастировало с окружающими красками, тускнеющими в сгущающихся сумерках. Что же привело её сюда в это время, какая сила заставила выйти из дома, ступая босыми ступнями по красной плитке дорожки, ведущей от дома к озеру. Не отдавая себе отчёт в совершаемых действиях, Таисия приблизилась к краю причала. Белоснежная ступня коснулась поверхности воды кончиками пальцев. Казалось бы, холодная вода должна была снять запаморочность сознания, но этого не произошло.

Из-под поверхности озера за ней наблюдали чьи-то глаза, взгляд звал, манил в глубину, только ею слышимый зов усиливался. Женщина смело шагнула с причала. Вода доходила до середины бедра, взволнованно колыхалась рядом, но это не умаляло решимости, она шла дальше, пока вода не стала по пояс, не дошла до груди. Чьи-то сильные руки под водой крепко сжали её ладони. Лицо Таисии озарила улыбка, а ликование плескалось в душе сладкой негой.

Зловещая, неестественная тишина нависла над озером. Смолкли сверчки, перестали щебетать птицы, ветер не шевелил кроны деревьев, не играл травой. Само место замерло, чувствуя страх происходящего, затаило дыхание, предчувствуя ужасную развязку.

— Стой, дура! – раздался крик за спиной, словно ножом разрезая невидимое полотно тишины. – Что ты задумала, ненормальная?!!!

Крепкие мужские руки схватили её за плечи и потащили на берег. То был местный рыбак, пришедший на вечернюю рыбалку. Те таинственные руки под водой ослабили хватку, ушли на глубину. Об утопленниках этого озера местные слагали легенды: сначала молодой парень утопился из-за несчастной любви, а потом одни только молодые девки да одинокие бабы в самом соку.

Громкий крик и резкие прикосновения отрезвили Таисию, девушка пришла в себя. Мокрое платье облепило стройную фигуру, прохладный вечерний ветерок заставил зябко повести плечами. Она зарыдала, осознавая собственные намерения. Рыбак проводил её до дома и посоветовал обратиться к бабе Зине с Красной улицы.
— Только она может спасти тебя. – добавил рыбак.

                ***

Тая прислушалась к совету рыбака – пошла на улицу Красную искать бабу Зину. Идя по улице, она обратилась к встречной женщине:
— Не подскажите, где живёт бабушка Зина?
Та не удивилась такому вопросу, сразу поняла, что речь идёт «о той самой Зине».
— Седьмой дом по левой стороне. – махнула рукой в нужную сторону женщина.
Таиса подошла к калитке, робко положила руки на колышки штакетника. На крыльцо вышла полная невысокая женщина с копной чёрных, как ночь, волос, завязанный пучком на затылке.
— Здравствуйте, Вы – Зина? – нерешительно спросила Тая.
— Да, так и есть, проходи. Закрой плотнее за собой калитку – куры разбегутся. – деловито проговорила женщина.
Простота и властность в манере общения Зинаиды прогнала нерешительность Таисии, и она быстро прошла в дом за хозяйкой.
— Я живу на Садовой в доме у озера. – начала свой рассказ девушка.
— Ох! Ты племянница Киры! – лицо Зины подёрнулось печалью. – Она говорила мне о тебе, что завещает свой дом. Любила тебя и жалела, помнит тебя с детства, когда ты с отцом приезжала к ней в гости, маленькой ещё была, не помнишь, наверно.
— Тёть Зин… - Таиса запнулась, не зная с чего начать. – Я встретила на озере одного мужчину. Он один раз был у меня дома, а потом пошло что-то странное, провалы в памяти. А вчера вообще пыталась утопиться.
Последние слова девушки утонули в рыданиях. Зина обняла её и погладила по голове, успокаивая.
- Меня спас рыбак и посоветовал обратиться к Вам. – закончила свой рассказ Таиса.
- Это, видать, Святослав, утопленник. – вспомнила городскую легенду Зина. – Душа самоубийцы привязана к месту смерти. Тянет он живых в мир мёртвых, питается их жизненной энергией. Я приготовлю всё, что нужно, защиту надо на дом ставить.

Зина ушла в соседнюю комнату, спустя минут двадцать вернулась и одела на шею Таисии заговорённый кулон на шнуре:
- Носи его не снимая, пей святую водичку по утрам и ею же рисуй у себя на лбу крестик. Дом приду чистить в четверг после обеда. Будь дома, жди меня.
Тая улыбнулась, облегчённо вздохнула.
- Спасибо, тётя Зина!!! Буду ждать Вас!!!
Успокоенная и окрылённая, девушка пошла домой. Спокойствие и лёгкость поселились в её душе.

                ***

В назначенные день и время Зина постучала в дверь дома Таисии. Девушка спешно открыла, будто ждала её прихода прямо за дверью.
— Слава Богу Вы пришли! – скороговоркой проговорила она. – Как-то неспокойно было мне в эти дни. Всё время казалось, что он на улице стоит и в окна заглядывает.
— Не бойся, милая. – улыбнулась Зина. – Сейчас защиту поставим, не посмеет больше никакая нечисть к тебе сунуться.

Женщина деловито прошла, поставила на стол большую сумку. Извлекла из неё букет из осиновых веток, рябины и полыни. Встав на табуретку, забила над дверью несколько гвоздей и с помощью верёвки прикрепила к ним букет, читая заговор:
— Оберегай это жилище! Пусть будет защищено это место, этот дом! Пусть будут защищены те, кто живет в этом доме! Защита, работай каждую минуту, каждый час, каждый день, каждую ночь! Да будет так! Да будет так! Да будет так!

Затем достала пучки полыни и, пройдя по всему дому, разложила их на всех подоконниках, читая этот же заговор.
Возле двери и каждого окна дома знахарка забила с обеих сторон по три гвоздя таким образом, чтобы один из них указывал вверх, произнося при этом особые заклинания. Два килограмма освящённой соли Зина рассыпала вокруг дома аккуратным чётким кругом, читая заговор:
— Соль не пропустит и не впустит зло! Пусть опасность и агрессия не проникнут в это жилище! Злоумышленник недоброжелатель иди прочь отсюда! Да будет этот дом защищен силой священного закона! Да будет так!

Таисия неотступно сопровождала Зину по дому, с благоговейным трепетом наблюдая за её магическими действиями. Чувство спокойствия и защищённости разливалось в её душе. Все тревоги и страхи улетучивались с каждым словом знающей женщины.
— Ну вот и всё! – облегчённо вздохнула Зина. – Живи спокойно, не тронет он тебя.

                ***

Прошло время и всё наладилось. Таисия со всей страстью и любовью отдалась преподаванию в институте. Студенты и коллеги отвечали ей взаимностью. Со временем она блестяще защитила диссертацию. Девушка крепко встала на ноги и освоилась на новом месте.

А на то озеро она больше никогда не ходила. Но чувствовала иногда, проходя мимо, чей-то печальный и зовущий взгляд.
— Тайчик! – шелестели кроны плодовых деревьев на берегу озера.

06.11-12.11.2018г. Шатерова Марина Александровна


Рецензии
Гармонично, Автор! Здравствуйте)
Оригинальные, крепкие сюжеты захватывают полностью внимание читателя... Но особенно меня радует высокая, проникновенная художественность текста, его сочный, почти осязаемый реализм и правдоподобность...
"Вечер мягким покрывалом спустился на город. Солнце прижалось к линии горизонта..."

УДИВИТЕЛЬНО!
ВЫ-РА-ЗИ-ТЕЛЬ-НО!

Спасибо, Марина!)

С искренним интересом,

Ольга Леднёва   10.02.2021 06:42     Заявить о нарушении
Спасибо огромное, Ольга, рада, что Вам так понравилось :))

Марина Шатерова   11.02.2021 13:04   Заявить о нарушении
На это произведение написано 25 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.