За камнем. Глава 37. Неудавшееся сватовство

               

     После рождественских праздников, дом Степана, с визитами вежливости, стал посещать один молодой человек, лет тридцати, Филат Пантелеймонович.
     Сын мелкопоместного дворянина служил в городе не слишком большим чиновником.  С красивой, слащавой физиономией, он имел не малое количество воздыхательниц среди части женского населения города.  Едва заметными намёками он давал домочадцам понять, что часто ездит в этот дом ради Татьяны, приёмной дочери заводчика.
     Степан разными путями, исподволь, узнал практически всё о потенциальном женихе.  Любитель гулянок, к своей работе относится с прохладцей, часто высокомерен с простым людом, бывает непомерно жесток, а главное азартный игрок.  В данное время у него имеются приличные долги.  Он как-то хвастал в пьяной компании, что практически решит скоро все проблемы, влюбив в себя приёмную дочку заводчика и женится на ней, востребовав у того большое приданное.  Кстати и девица оказалась не дурна собой.
     Во многом этот щёголь был прав, Татьяна к семнадцати годам расцвела словно роза.  Так же воспитание они получили с сестрой довольно неплохое.  Девочки какое-то время при женском монастыре проживали и воспитывались, потом домой учителей им приглашали.  А библиотека в их семье была одной из лучших в городе и в ней находились книги не только по горному делу.   А не ведавшее любви сердечко и на самом деле затрепетало у  неё как птичка, когда появлялся в доме красивый молодой человек и начал оказывать ей знаки внимания.
     В один из последних мартовских дней.  В то время, когда хозяин был дома, приехал Филат Пантелеймонович и с вежливой улыбкой на лице сообщил, что хотел бы переговорить с ним наедине.
     Степан Иванович, казалось, тоже с весьма довольным видом, провёл его к своему кабинету, распахнул двери, пропустив гостя первым и посоветовав тому выбрать более удобный стул у стола или сесть на мягкий диванчик, затем зашёл сам, прикрыв дверь.  Но или по недосмотру, либо с умыслом плотно к косякам створка двери не прилегла и всё, что говорилось в комнате, хорошо было слышно даже на первом этаже.
     - Я слушаю вас Филат Пантелеймонович. – Обратился хозяин кабинета, заняв за столом своё кресло, к усевшемуся на диване в небрежной позе гостю.
     - Степан Иванович, вы наверно догадываетесь, что я не просто так посещаю ваш дом.  Мне сильно приглянулась Татьяна, и я хотел бы взять её в жёны.  Думаю, при ваших доходах сумма приданого в пятьдесят тысяч не будет столь обременительна.
     - Филат Пантелеймонович, как рад, что такой достойный человек надумал посвататься к сироте.  Я почитаю её за дочь, поэтому свадьбу вашу обещаю справить с полным размахом.  Подарками одарю.  Но извини, я только опекун и приданого дать не могу.  У неё от родного отца приданое имеется, небольшой домик в деревне с кое каким хозяйством, да ещё немного другого по мелочам.  Её отец по обиделся бы наверно, царства ему небесного, что кто-то кроме него приданым дочку оделяет, и нет у меня пока свободных денег.  А коль будете любить друг друга, да гнёздышко совьёте, даст Бог, заработаете и на жизнь, глядишь, и детям останется.  Она у нас не белоручка.
     - Степан Иванович, - громко с раздражением заговорил гость,  незнамо куда девалось его благодушие. – Я дворянин, и не могу жениться без приданого, дайте хоть тысяч двадцать.
     - А что у дворян разве другие морали исповедуются? – С наивным лицом вопросил Степан. – Ну как же без приданого, говорю же, домик у неё в деревне есть.  Пока он вместо конторы там используется, но как только поженитесь, тут же освободим его, если пожелаете, а вот я от себя ни копейки не смогу выделить.  У меня своих кровных детей трое, хоть и её чужой не считаю.
     - Раз так, - раскрасневшись от злости, закричал молодой человек. – На домик в деревне ищите другого жениха попроще, а я найду себе тестя пощедрее.
     Он вскочил на ноги и направился к выходу.  От стола раздался спокойный голос:
     - Так ты определись кто тебе нужен, жена любимая или тесть пощедрее?
Хлопнув дверью кабинета, несостоявшийся жених сбежал по лестнице, даже не взглянув на стоявшую около неё, со слезами на глазах, Татьяну и присутствующих рядом других обитателей дома.  Молча накинув поданную ему прислугой верхнюю одежду, он выскочил из дому, даже не попрощавшись.
     Девушка, прижав руки к щекам, бросилась в свою комнату.
     - Вот прохиндей, - негромко, сквозь зубы, проворчал, нахмурившись, Степан Иванович, как только остался один. 
     Через минуту он неторопливо встал, вышел в коридор и спустился на первый этаж.  Домочадцы встретили его неодобрительными взглядами.  А дочка Настенька неожиданно защебетала, вздёрнув головку и смело глядя на отца:
     - Папа, как ты мог не выделить приданого для Татьяны.  Она нам с Иваном и Матвеем словно родная сестра.
     - Цыц малявка, - беззлобно проговорил хозяин дома, - ещё яйца курицу учить будут.  Хочешь, чтобы я этому прощелыге дочку свою отдал, да ещё приплатил за это.  Где Татьяна? – обратился он к домочадцам.
     - Убежала в свою комнату, - со вздохом вымолвила Аграфена.
     - Пока не суйтесь туда, мне с ней поговорить необходимо, - буркнул Степан, направляясь к комнате приёмной дочери.
     Предварительно постучав, он зашёл в девичью спальню.  Девушка лежала поверх заправленной постели, уткнувшись лицом в подушку,  плечи её вздрагивали от беззвучных рыданий.  Тяжело вздохнув, мужчина присел на краешек кровати и нежно погладил её по голове:
     - Дочка, ты тоже на меня в обиде?
     Татьяна порывисто повернулась и, взяв гладившую её руку, поцеловала, потом прижавшись к ней щекой заговорила:
     - Нет, Степан Иванович, как я могу быть на вас в обиде.  Вы столько мне добра сделали и никак не обязаны платить за меня приданое.
     - Вот девочка, уже и Степан Иванович, а не папа, да ведь дело-то разве только в деньгах.  Не любит тебя этот пройдоха, скорее всего кроме себя он вообще и любить-то никого не умеет.  Ему деньги с приданого нужны были, чтобы с карточными долгами рассчитаться.  Если кто любит, тот жену и без приданого возьмёт.  Я вон за Аграфену приданого получил лишь то, что на ней надето было, и доволен был, словно самородок огромный откопал.
     Удивлёнными глазами она взглянула на него:
     - Неужели, правда?
     - Правдивее и быть не может.  Так что не расстраивайся, встретишь ты ещё и полюбишь достойного человека.  Думаю, этому пройдохе впору сейчас слёзы лить да локти кусать, надо же, пройти мимо такого сокровища.
     Таня глубоко вздохнула и тихо вымолвила:
     - Я надумала в монастырь уйти.
     После минутного безмолвия прозвучал голос Степана:
     - Это серьёзное решение и негоже принимать его в спешке, после сиюминутного душевного расстройства.  Если ты примешь постриг, то в дальнейшем уже не сможешь ни семью иметь, не деток своих по нянчить.
     Вновь слёзы полились из глаз девушки.
     - Не спеши Танюша, принять монастырскую жизнь ты всегда успеешь.  Давай договоримся так,  если до двадцати пяти лет ты замуж не выйдешь, и не покинет тебя эта мысль, связать свою жизнь с монастырём, тогда с Богом, даже отговаривать не стану.  А пока поживи в миру, не всегда монах или другой священнослужитель, стоит ближе к Богу, чем мирянин.  Думаю, Господь оценивает человека по поступкам, невзирая к какому сословию он относится.  И вообще нам тебя будет не хватать рядом.
     - Да ведь совестно же, - с отчаяньем воскликнула не состоявшаяся невеста, - все пальцем начнут показывать и говорить о том, что жених бросил меня.
     - А ты плюнь на эти сплетни.  Кстати, он просил тебя выйти за него замуж?
     - Нет.
     - В том-то и оно, может это ты не пожелала с ним судьбу связать.  Поэтому держи голову повыше и смело смотри всем в глаза.  Это ему должно быть стыдно, пришёл свататься, а ушёл «не солоно хлебавши».
     Впервые несмелая улыбка коснулась лица девушки.
     - Если пожелаешь, приглашаю тебя, чтобы развеяться, недельки через две отправиться вместе со мной в поездку на заводы и рудники.  Поможешь с различными бумагами разобраться, ты ведь грамотная, глядишь, сама чему научишься.  В жизни всё может пригодиться.  В своей деревне могилки отца и матери навестишь.  Пока я езжу до второго завода, поживёшь в родительском доме.  Ты ведь с малолетства в нём не бывала.  Авось сил прибавят родные места.
     Глаза Татьяны загорелись:
     - А можно мне в деревне на всё лето остаться в родительском доме?
     - Да на здоровье, места красивые, богатые, ягоды различной полно, грибов море.  Прекрасный пруд с изобилием рыбы, диких уток на нём плавает видимо-невидимо.  Я тебя, чтобы не скучно было, вместо себя старшей рудника и обогатительного участка определю, за порядком следить.  С технической-то стороны в тех местах с недавнего времени твой двоюродный брат Фёдор за главного работает.  Я его ещё мальцом, несколько лет тому назад, учиться направил.  Сначала в нашем городе грамоту он постигал.  Потом отправили парня в другие места, инженерное дело постигать.  Вот в прошлом году он и вернулся.  Поставил пока твоего брата руководить всеми работами по Афанасьевскому руднику.  Кстати деревенька ваша заметно увеличилась.  Ты её, поди, уже и не помнишь?
     - Смутно очень.  Если Фёдор за главного, мне-то что делать придётся.
     - Ну, а ты главнее будешь, считай моей правой рукой.  Сильно не утруждайся, не усердствуй, как по хозяйствуешь, так по хозяйствуешь, просто вникай понемногу в дело.  Что не поймёшь, Фёдор тебе объяснит и поможет.  А так по грибы ходи в своё удовольствие, по ягоды, не заблудись только…
     Несколько дней спустя вернулся ездивший по купеческим делам Иван и поэтому отсутствовавший в день сватовства.  Уж что ему наплела по приезду младшая сестра Настенька нам не ведомо.  Однако вскоре он направился в кабинет отца.  О чём родитель с сыном там говорили, за  толстой дверью никто не слышал.  Только через несколько минут, приоткрыв её и собираясь выйти, возбуждённый Иван с раздражением заявил:
     - Я не думал отец, что ты дойдёшь до такой скупости, не собираюсь больше ездить и заниматься твоими купеческими делами, набивая кубышку.  Лучше на днях до осени отправлюсь к Карасьему озеру и помогу Игорю Ефимовичу со строительством.
     - Валяй, - раздался спокойный голос Степана, - глядишь, ещё одну нужную профессию освоишь.  Работа плотника вполне может пригодиться, коль вдруг разоришься и из хоромов тебя попрут.  Опыт будет, поэтому избушечку всегда изладить сумеешь.
     Отправлялись отец с сыном одним санным обозом.  Иван с артельщиками-строителями ехал до Карасьего озера.  А Степан с Татьяной и Тарасом сначала добрались до первого заводского посёлка, там оставив Тараса, через день проследовали дальше.


Рецензии