С днем 8-е марта, батя!

Из баек Ивана Плотникова
Батя проснулся утром в крайне муторном и ворчливом настроении и расположении духа. Дух с утра и как правило бывал не на высоте и вообще не налаживался в нужном направлении. Особенно батю бесило количество пустых бутылок, оставшихся на полу после веселого вечера, и отсутствие в пределах видимости хотя бы одной полной, хоть одного патрона. То есть, количество с качеством как всегда с утра не совпадало.
-Ишь ты, гильз-то сколько, - сказал батя. – Велика Россия, а выпить нечего.
И, помолчав, добавил, смоля самокрутку: «Сынок, ничего не придумаем?»
-Папа, откуда такое уныние, - говорю, -  и утром 8го марта?
-А чем отличается 8е марта от 9го? – мрачно поинтересовался батя.
-Сегодня ж Международный Женский день! У баб профессиональный праздник. Сходи к соседке, поздравь, цветы подари. Глядишь, и подлечит.
Ну насчет подаренных цветов, это я загнул, батя и цветы – это басня Иван Андреича Крылова про мартышку и очки. Плохо сочетаются. Но идея родителя явно вдохновила. Закряхтел. Засобирался. К обычным сапогам, штанам и ватнику щедро добавил праздничную кепку с впередсмотрящим аэродромным козырьком и пошел. Идти далеко – через два дома.
Соседка баба Дуня – тогда еще тетя Дуня, она и сейчас не стара, а тогда и вовсе под день 8е марта подходила, по всем статьям, так вот баба Дуня навоз на снег раскладывает, чтоб впитывался лучше. Понятно, что настроение у нее как раз для поздравлений с женским днем.
-Дуняха, привет, - топчется батя у забора, - с женским днем тебя.
-И тебе того ж, Петр Петрович, - отвечает она, - Скорей уж с днем навоза.
-Да брось. Красоту и за навозом не спрячешь, - никогда батя не бывал так красноречив и находчив, как в поисках опохмелки.
Баба Дуня в момент расцвела, похорошела. Как мало надо русской женщине для счастья! Поздравили с днем 8е марта в процессе раскладки по полю навоза – праздник.
-Ой, Петро Петрович, погоди, я руки помою. – и выносит бате ковшик браги и пирожков закусить. Батя хэкнул, выпил, утерся. От пирожков благородно отказался: чать не жрать сюда пришел, а с поздравлением, - и пошел домой.
Вернулся домой, присел, свернул самокруточку. Выкурил. Подумал. Говорит:
-Пойду, Дуняшу поздравлю. Там 8мой марта какой-то, женский день, говорят.
А я тем временем суечусь, что праздник, отметить как-то надо. Иду в магазин за вкусным и невкусным, смотрю – батя к бабе Дуне опять ныряет. Подошел послушать, интересно же.
-Дуняш, привет, - начинает батя.
-Здравствуй, Петро Петрович, мы ж уже здоровкались.
-А день-то какой сегодня! Говорят, женский и международный. Поздравляю тебя!
Баба Дуня навоз собиралась докладывать. Но человек-то пришел аж за два дома ее поздравить. А она к такому вниманию как-то не привыкла, не разбалована, ценила. Так что батя еще ковшик браги заработал. Домой вернулся, посидел, «козью ножку» выкурил и говорит.
-Пойду-ка Дуняшу с Женским днем поздравлю.
Уж как он там ее еще раз, третий, поздравил, я не видел, но говорят, что баба Дуня в результате батиных поздравлений от кавалера закрылась в доме, навоз так и недоразложила, а за столом, который я накрыл к 8му марта, мне же пришлось и угощаться – в одиночестве. Батя пришел домой, злобно зырнул на все это дело и лег спать.
Вообще-то он родился в этот день, но за поздравлениями женщин, забыл об этом. И то правда: родился ж - не умер!


Рецензии