Круговорот

      За столиком в кафе аэропорта сидели двое. Они пили чай и неторопливо беседовали, не обращая внимания на суету, окружавшую их.
      Один  был в  деловом костюме. Его немного полное, умное лицо дополняли очки в тонкой оправе. У его ног стоял видавший виды портфель. Второй — лысый, в кожаной  куртке и джинсах. Рядом с ним на стуле лежал мотоциклетный шлем.
      Лысый, подливая чай из небольшого фарфорового чайника в маленькие чашки, сказал:
      - Ну ладно,  хватит о делах, расскажи как семья, как дети.
      - Да нормально всё, спасибо, Володь. Живы-здоровы. Дети учатся, Алена  домом занимается. Все хорошо. Как у тебя? Как дела у моего крестника?
      По лицу лысого пробежала тень, и он внимательно посмотрел на товарища.
      - Миш, знаешь, у Женьки все хорошо, правда, есть  непонятные моменты в его поведении, которые я не могу объяснить рационально.
      - Рассказывай! У меня до начала посадки еще  час, - улыбнулся Михаил.
      Владимир сделал глоток, поставил чашку, рассеянно посмотрел по сторонам. Было видно, что тема эта его сильно беспокоит.
      - Понимаешь, я даже не знаю с чего начать. Каждый отдельный момент можно объяснить, и сам по себе он вроде ничего не значит, но если их сложить вместе...
      Михаил, не спеша снял очки, потер пальцами переносицу и подбодрил товарища:
      - Ну, тогда по порядку излагай.
      - Хорошо, я лучше с конца, точнее с вывода, к которому я прихожу, когда все    это анализирую...
      - Ну, не томи. Выкладывай.
      - Хорошо, Миш, хорошо.  Если коротко и с конца, то  мой сын - не наш! - От       удивления у Михаила полезли вверх брови и расширились глаза. - Не наш, в смысле не русский, а немец! - выпалил Владимир.
     Михаил улыбнулся:
      - А, это ты о том, что он в  компьютерные игры только за немцев  играет? Ну, так мой старший тоже, то за русских, то за америкосов, то за фрицев.
      - Да нет, я про его ментальность, мировоззрение и интересы. Я о том, что если бы  немецкий юноша, времен третьего рейха, жил бы в наше время, то  он, скорее всего, вел бы себя так же.
      - Да откуда бы он тут взялся? - рассмеялся друг, - ведь война и третий рейх уж семьдесят лет как в лету канули?   
      - Так и я сначала никак не мог сообразить, не складывалась у меня картинка. В общем, не буду я сейчас тебя утомлять подробностями того, как я пришел к этому выводу, но тут и его  страсть к немецкому оружию времен первой-второй мировой войн, и любовь к старым немецким фильмам,  и чтение переводных сетевых ресурсов с воспоминаниями немецких солдат о  войне  1941-1945 гг., и интерес к биографиям нацистских генералов. 

      Вид Михаила говорил о том, что он пытается переварить услышанное:
      - Ну, может это просто любознательность,  интерес к истории?   
      - Вот! - воскликнул Владимир, - я же говорил, что каждый отдельный факт можно рационально объяснить! Но в совокупности...
      - Нет,  Володь, давай уж поподробней. Давай, конкретно расскажи хоть что-нибудь!
      - Хорошо, хорошо!
      Владимир вздохнул и начал:
      - Отдыхали мы с Женькой в Камбодже, в Пномпене - ему тогда двенадцать было, и уговорил нас гид  поехать пострелять. Ты же знаешь — у них после войны оружия море осталось. Так вот, приезжаем мы в тир, заводят нас в помещение, а там на стенах оружие разное висит: калаши наши, американские армейские винтовки, ППШ, Шмайссеры, пулеметы. Смотрю, у Женьки глаза загорелись, ему инструктор головой кивает: мол, иди выбирай! Подходит мой пацан к этой стене и снимает немецкий пистолет «Парабеллум» — знаешь, такой, у него две как бы больших пуговицы по бокам ствола, за них берешься и затвор взводишь, и говорит мне:
      - Папа, а можно я из Люгера постреляю? - А сам весь светится, как лампочка.      Я ему:
      – Конечно, сынок, только это «Парабеллум».
      – Папа, - говорит мне сын тоном, каким с маленькими детьми разговаривают, объясняя элементарные вещи, - это Люгер образца 1908 года, точнее пистолет Борхардта-Люгера калибра 9 мм под названием Р.08.  Принят на вооружение немецкой армией в 1908 году, а «Парабеллум» на латыни - «Готовься к войне!». Это его общепринятое название.
      Я аж дара речи лишился. Показываю инструктору на Шмайссер. Женька мне:
      - МП-40, класс! Можно мне из него тоже пострелять?

      Владимир посмотрел на друга, Михаил с интересом ждал продолжения.
      - Короче, это было шоу. Выходит мой ребенок на огневой рубеж, легким движением  достает обойму из Парабеллума, снаряжает её патронами из пачки, как будто каждый день этим занимался, встает в классическую стрелковую стойку, взводит затвор и стреляет: бам, бам, бам! Все мишени попадали! Остались только гонги, с голову размером. Он по ним –  бам, бам, - они звенят, когда в них пули попадают! Сколько раз выстрелил - столько раз и звенели!
      - Да ладно! - недоверчиво произнес Михаил, - расстояние какое было?
      - Да,  в том-то и дело, что двадцать пять метров! Прикинь!
      
      Повисло молчание. Владимир сидел, погрузившись в воспоминания. Друг молча ждал. Прошла еще пара секунд и Владимир продолжил:
      – Ну, как ты понимаешь, со Шмайссером та же история случилась. У них на стометровой отметке кокосы вместо мишеней стояли, штук пять-шесть –  ну, и Женька  все разнес! Я тогда решил для себя, что у парня просто талант. 
    
      А тут, с месяц назад, к Женьке в комнату зашел,  ручку  свою забрать со стола. Задел случайно мышку  –   компьютер и включился, а там заставка — немецкие солдаты времен Второй Мировой войны. Точнее - взвод СС. На них, поверх  формы, надеты маскировочные комбинезоны, в руках Шмайссеры, у офицера — Парабеллум, у пулемётчика на плече - пулемёт,  как в фильмах про войну. Туман, дождь моросит, на заднем плане лес темнеет.
     Сижу перед компьютером  и глаз оторвать не могу: лица у солдат красивые, во взглядах решимость. Сильная картина, мастерски написана.
     Владимир задумался. По  глазам Михаила было видно, что он пытается переварить услышанное.
     – Как я уже говорил, каждый отдельный факт может быть рационально объяснен: ну понравилась картина парню, ну в школе патриотическая работа хромает, ну я ему ничего не рассказывал про войну. А что я ему расскажу? Меня-то там не было! Про вахты памяти? Про встречи с ветеранами, про их рассказы?  Да неинтересно ему это! Понимаешь, неинтересно им это! Тебя вот парит война с Наполеоном или татаро-монгольское нашествие?
     Михаил исподлобья смотрел на друга.
     – Миша, но это все фигня.  Да фигня эта картина с эсэсовцами, стрельба от пуза в тире,  эсэсовская пилотка, которую я нашел у него в ящике стола — он её по интернету себе заказал, все это фигня, и все это можно как-то рационально объяснить.
     - А что тогда не фигня, Володь?
     - Не фигня, Миша, то, что он ЭТО оправдывать и обосновывать начал.
     - Что «это» оправдывать и обосновывать?
     – Ну, если обобщить, то  войну, фашизм. Я сначала глаза таращил от удивления. Он, то про власовцев заведет разговор: мол, они герои и патриоты, от коммунистов страну спасали, то о том, что СС это не каратели и палачи,  а боевые элитные подразделения немецкой армии, что они в 1943 -1945 годах лучше вермахта воевали. Понимаешь, Миш, я его не спрашивал об этом, я с ним на эту тему не говорил, не интересовался, что он по этому поводу думает. Он сам начинал.
     Я ему:
     –  Жень, отстань. Давай лучше про учебу твою поговорим, про курсы, про поступление в институт, а он горячится: –  «Нет, ты послушай!», – и опять — двадцать пять! - Они, мол, герои, патриоты своей страны! 
        Владимир умолк. Было видно, что он выплеснул на друга всё, что так долго терзало и мучило. Официантка принесла свеже-заваренный чай, смахнула  со стола на поднос салфетку, разорванную Владимиром в процессе разговора  на мелкие кусочки, и отошла к другому столику.

       - Ты помнишь, что такое индукция и дедукция? - спросил он, пристально глядя на товарища.
       - Да, конечно. Индукция — метод познания от частного к общему, а дедукция –  от общего к частному.
       - Правильно! Теперь следи за моими рассуждениями, -  Владимир направил на Михаила указательный палец, - религия утверждает, что душа бессмертна, а тело бренно. Так?
       - Ну так, - нехотя ответил Михаил. По его лицу было видно, что он уже не рад этому разговору.
      Владимир же, напротив, воодушевился и, не замечая кислого выражения лица товарища, продолжал:
     - А реинкарнация - любимая тема киношников! Так?
     - Так, - кивнул Михаил.
     - Тогда  давай выдвинем гипотезу: после смерти тела  душа переселяется в другое тело.

      Гримаса несогласия мелькнула на лице друга, но Владимир ничего не заметил, и продолжил:
     - Теперь, когда дедуктивное предположение сформулировано, осталось подтвердить или опровергнуть его на конкретных фактах, так? Ведь так действуют в физике, которую мы с тобой изучали столько лет в институтах? Формулируют теоретическое предположение, а потом его либо отбрасывают, либо принимают в качестве рабочего.
      Михаил посмотрел на пустую чашку, а потом с интересом поднял глаза на своего товарища и сказал:
     - Тогда возникает  вопрос: в какое тело переселяется душа?
     - Может быть, в тело младенца, а возможно, еще раньше - в эмбрион! Ведь у взрослого тело уже занято, там уже есть душа! - Победно улыбаясь, ответил Владимир. 
     - Ладно, предположим, что вселяется  в эмбрион. Ну почему тогда никто ничего не помнит?
     - Во-первых, людей, которые помнят фрагменты своих предыдущих жизней, скорее всего много, просто большинство об этом помалкивают. Ведь в современном обществе, если человек заявит, что был Наполеоном в прошлой жизни и будет на этом настаивать, то где он окажется? Правильно — в психушке. А если он просто скажет, что ему регулярно снятся сны из прошлых эпох, то на него посмотрят косо,  примерно как ты сейчас на меня смотришь!
     Михаил моргнул и с видимым трудом улыбнулся.
     - Сны можно объяснить! - Уверенно сказал он, кашлянув. -  Психологи считают...
     - Миша! - Перебил его Владимир - Только не надо мне это псевдонаучное дерьмо на уши вешать! Твои психологи изучали только гуманитарные науки! Они вообще по- научному мыслить не умеют! Их этому никто не учил! Они задачки не решали, мосты не строили, ракеты в космос не запускали, атом не расщепляли! Их всякой фигнёй пять лет в институте пичкали - только даты, цитаты и мнения! Никаких исследований в этом направлении не велось и не ведется! Хотя «психо» по-древнегречески — дух, душа, а «логос», как ты прекрасно знаешь, учение. Получается, что первоначально они должны были сведения о душе собирать, изучать её. А они, все эти «великие» психологи конца ХIX-начала ХХ веков,  всё к животным рефлексам свели, к физиологии! И произошло это, заметь, перед самыми кровавыми войнами в истории человечества. Ведь людей, как творение Господа, убивать грех, а если «доказать», что души нет, а люди - просто вид животных, то другое дело! Тогда это - как охота, как скотобойня.
     - Ладно, - вздохнул Михаил, - продолжай!
     - А что продолжать, Миша? По моему мнению, как только ты встаешь на позицию возможного переселения душ, то многое необъяснимое, загадочное, мистическое и пугающее становится легко объяснимым. Например, вундеркинды, обращающиеся с музыкальными инструментами, как виртуозы. Становятся понятны случаи, когда человек говорит на языке страны, в которой никогда не был, а то и на языке, который давно умер или неизвестен. А реконструкторы? А ностальгисты? А научные открытия и изобретения, сделанные во сне? Может это не гениальность, а воспоминания? А амнезия, с полным изменением личности после несчастных случаев? - Владимир остановился, чтобы перевести дух. Его глаза горели, лицо и лысина были красными от напряжения.

     - Успокойся, не горячись, - сказал Михаил, - а то себя до инфаркта доведешь.
    Он подлил чая в чашки, помолчал, дожидаясь пока друг успокоиться.
    Ладно, предположим, что это так, предположим существует некий круговорот душ. Тогда как Женька мог попасть к вам? Точнее, получается, какой-нибудь Ганс?
     - Ну откуда я знаю, Миша! С другой стороны - у меня дача в таком месте, где проходили тяжелые бои и в 1941, и в 1943 годах. Может, он там где-нибудь в землице в своем истлевшем черепе сидел, а потом, когда моя жена беременная рядом оказалась, он и вылез. Может, для свободной души беременная женщина - как воронка,  как яма потенциальная?
      Михаил внимательно смотрел на друга:
      - Да, прям мурашки по спине, - помолчав, он продолжил. - Тогда получается, что свободно болтающиеся души могут быть где угодно, летать вокруг, просто мы их не можем видеть?
      - Да почему не можем? Я подозреваю, что многие паранормальные явления и приведения именно этим и объясняются. Возможно, свободная душа может и предметы двигать и видимой хоть немного становиться?
      - Подожди, Володь, а как душа бестелесная может предметы двигать?
      - Ну, ты даешь, не знаю я! Может, у души есть энергетические лучи, которыми она способна действовать.  Тебе любой боец кунг-фу расскажет про великих мастеров прошлого, которые поражали своих врагов на расстоянии, без физического контакта.
Друзья помолчали, отхлебнули чая.
      - Картина маслом! - вздохнул Михаил, — из этой теории следует, что масса душ обитают на нашей планете, постоянно меняя тела, оказываясь то в этой стране, то в другой, то мужчиной, то женщиной. Из эпохи в эпоху, из столетия в столетие:  то в роли нищего, то богача... будто в компьютерной игре. А суицид –  это аварийный выход из неприятной или надоевшей игры! Так?
      - Да, Миш, как-то так.  Но знаешь, что меня во всем этом реально напрягает?
      - Ну?
      - То, что если это так... то тогда люди должны знать об этом. Об этом в школе в младших классах надо рассказывать! Может, тогда зла и грязи меньше будет? Меньше воевать станут?  Не будут жить как животные  –  только для себя сегодняшнего...
       Владимир посмотрел на часы.
Мне пора, Миш, скоро сын из школы придет, надо успеть ему что-нибудь приготовить.
       Друзья встали, крепко обнялись.  Владимир, взяв со стула мотошлем, ушел, а Михаил остался пить чай, дожидаясь своего рейса...
 


Рецензии
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.