Глухота

Командировка прошла удачно. Четыре дня назад они, группа работников культуры, – директоры драматического театра и филармонии,  городского ДК  и нескольких районных родственных учреждений – прибыли в город N. соседней области перенимать опыт работы. Хозяева встретили гостей радушно,  водили по своим музеям и учреждениям культуры, на репетиции коллективов художественной самодеятельности, рассказывая, что и как там делается. Даже устроили конференцию, где делились своими наработками. 
Особым пунктом обмена опытом стали ужины и приемы прибывших коллег – столы прогибались от обилия яств и напитков, а тосты – за  развитие культуры и дружбу двух городов – продолжались чуть ли не до полуночи. И тогда наступал черед водителя командированных, разомлевших и отяжелевших от еды и питья, бережно доставить их в гостиницу. Для него, уже много лет работающего в управлении культуры и бессчетное количество раз выезжавшего с его работниками в командировки, – это было привычное дело. И он его исполнял аккуратно. Поэтому тот, кто по службе покидал на время свой кабинет ради поездок на перефирию, был уверен, что Николай Григорьевич, а, по-простому и дружескому,  Григорич, – все сделает, как надо.
Поэтому женщины, входящие в число командированных, ухитрялись в перерывах между мероприятиями «запрячь» водителя, чтобы успеть проскочить по магазинам города N, тем самым - удовлетворяя свое любопытство и стремясь что-либо прикупить.
Точно также случилось и в день отъезда. Откушав с хозяевами на прощание (в дорогу также были даны пакеты с едой и напитками), гости напоследок посетили еще пару супермаркетов и тронулись в путь, жаждая как можно быстрее прибыть домой. Попытка Николая Григорьевича с запасом заправить «ГАЗель» в дорогу вызвала ропот. Дескать, нечего тратить время на поиски АЗС, они, и не одна, будут по трассе, а, может, и  так доедем.
…Нет, так нет. И машина резво покатила из гостеприимного областного центра, наматывая на колеса километры, приближая тем самым родной город. Командированные даже на ходу подкреплялись тем, что им дали в дорогу, чтобы не тратить время на остановки и пикники в пришоссейных посадках. Но еда и питье не касались водителя. Кто-то из группы решил, что он не должен за рулем отвлекаться на трапезу, а вот если бы все кушали на природе, то и он бы обедал вместе со всеми…
Но, похоже, в данный момент у Григорича мысли были о другом. Неожиданно пошел сильный дождь, и надо было смотреть в оба. А еще, по ходу движения, водитель несколько раз бросал взгляд на панель приборов, контролируя, сколько в баке осталось бензина. Поэтому, увидев сквозь поредевшие струи дождя, впереди слева автозаправку, Николая Григорьевич направился к ней.
Заполнив бензобак, он, ощутимо орошенный каплями дождя, юркнул в кабину машины и вырулил на шоссе.
- Ну, все – теперь без остановок до дому! – сказал кто-то в салоне, радуясь, как автомобиль плавно набирает скорость.
…Верно, говорят умные люди, что нельзя говорить «под руку», так как сглазишь. Через какую-то пару сотен метров «ГАЗель» сбавила ход и съехала на обочину.
- Почему остановились? – сонно спросила одна из руководительниц районного Дома  культуры.
- Гаишники тормознули, – ответил директор филармонии. – Пойду, узнаю причину.
…Он вышел из салона и направился к двум инспекторам дорожной службы что-то объясняющим Николаю Григорьевичу.
- В чем дело, товарищи!? – руководитель филармонии, употребивший до этого порцию водки, был уверен в себе. – Мы – ваши соседи, перенимали опыт, теперь возвращаемся домой. А вы как-то не совсем гостеприимно к нам относитесь. Машину остановили…
…Один из инспекторов, отдав честь и представившись, начал докладывать неожиданному защитнику Григорича о том, какие нарушения тот допустил.
- Во-первых, он, проигнорировав запрещающую разметку на дороге, выехал на полосу встречного движения, что способствовало созданию аварийной ситуации. Во-вторых, заправив машину и выезжая на полосу вашего движения, он вторично пересек две сплошные линии.
- Да там из-за дождя не видно разметки, – попытался вклиниться в рассказ офицера водитель. – Да и бензина осталось в обрез.
- В-третьих, – не  обращая внимание на оправдание, четко продолжал офицер, – мы  всегда рады гостям, особенно артистам и другим работникам культуры, но никому не разрешено нарушать правила дорожного движения. Тем более, что по маршруту  вашего движения через сто метров находится АЗС. И, в-четвертых, уважаемый, попрошу вернуться в салон машины, и не мешать нашей работе. Водитель скоро к вам вернется.
…Инспектор ГАИ не обманул. Минут через семь, дополнительно дыхнув в салоне милицейского «жигули» в трубочку, Николай Григорьевич сел за руль и тронул машину.
- Чего они тебе сделали? – директор филармонии на правах участника процесса разбирательства задал вопрос водителю.
- Да чё, чё! – сердито ответил тот. – Штраф выписали! Грозились еще  права изъять и переслать с сопроводительным письмом в наше управление госавтоинспекции, чтобы там направили меня на пересдачу. Ну, я уговорил не делать этого и отдал им сумму штрафа.
- И сколько? – не унимался задавший вопрос.
…Григорич назвал цифру.
- Да, весело! – откликнулся директор театра. – Хорошо берут!
…В салоне наступила тишина. Так проехали какое-то время, но тут, обернувшись к коллегам, голос подала молодая директор районного Дома культуры, недавно назначенная на эту должность.
- А может, давайте, скинемся понемногу деньгами? Мы же все вместе едем. Как то неудобно получается, что водитель пострадал.
…Ей никто не ответил. Одни сразу и крепко уснули, а другие старательно принялись смотреть в окна «ГАЗели», словно пытаясь запечатлеть сквозь струи стихающего дождя умытую природу.
Николай Григорьевич тоже сделал вид, что не слышал предложения молодой руководительницы сельского очага культуры. Он сосредоточенно вел машину, а по приезду развез всех командированных по домам.
Сергей Горбунов


Рецензии
Все норовят нас обчистить при любой возможности...

Сашка Серагов   05.01.2019 19:38     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.