К 96-летию комбата. Лейтенант в бою с врагами...

    4 января 2016 года на 94-м году жизни перестало биться сердце русского офицера, командира истребительной противотанковой артиллерийской батареи 244 Запорожской Краснознаменной ордена Суворова стрелковой дивизии(911СП) старшего лейтенанта  ДАРИПАСКО МИХАИЛА ВАСИЛЬЕВИЧА (20.11.1922-4.01.2016).    
Сегодня 20 ноября 2018 года ему исполнилось бы 96 лет. А тогда лейтенанту в далеком 1941-м под Харьковом и Сталинградом было всего 19.
   
    За последние десятилетия «творческая интеллигенция», во многом в угоду своему карману и в угоду влиятельным деятелям бизнеса российской «культуры» написали и особенно наснимали очень много «материалов о Войне». ТАМ ТЕБЕ и «новые, ранее не известные факты», ВОТ ТЕБЕ и «недавно найденные документы», ТУТ ТЕБЕ и сведения, заставляющие посмотреть на войну «ПО-НОВОМУ». Там все, вроде все есть на взгляд «талантливейшего» режиссера и писателя то, что по его идее должно быть на Войне. Большинство из них,развивая свои домыслы и воображение, исходит из принципа ,что ТАК МОГЛО БЫТЬ. И  главное, чтоб смотрелось легко, чтоб читалось интересно и быстро. «Фронтовой секс» -это вообще  «изюминка» нынешнего кинематографа, это обязательное требование к режиссерам. В этом смысле их фантазии поистине превзошли все ожидания. Сложилась парадоксальная ситуация: фильмов о войне, произведений, песен о войне становится все больше, а правды в этом все меньше.
    После смерти МИХАИЛА ВАСИЛЬЕВИЧА ДАРИПАСКО, случайно, по месту его работы, в архиве я нашел собственноручно написанную им в 1968 году (к 25-летию Разгрома фашистов под Сталинградом) довольно подробную АВТОБИОГРАФИЮ. ДУМАЮ,ЧТО ЕСТЬ ЕЩЕ ЛЮДИ КОТОРЫМ ИНТЕРЕСЕН ЖИВОЙ ГОЛОС ПРАВДЫ, ИНТЕРЕСНА ПЕРВОИСТОРИЯ, РАССКАЗ, ТАК СКАЗАТЬ, ИЗ ПЕРВЫХ УСТ.   Текст привожу без сокращений и поправок:

      "ЛЕЙТЕНАНТ В БОЮ С ВРАГАМИ – ЭТО ВЗЯТАЯ ТОЧКА – ДЕЛО,КОТОРОМУ ПОСВЯТИЛ                ЛУЧШИЕ МОЛОДЫЕ ГОДЫ СВОЕЙ ЖИЗНИ…"
                (из записной книжки Дарипаско М.В.)   
               
                АВТОБИОГРАФИЯ
       
     Я,  Дарипаско  Михаил  Васильевич  родился 20 ноября 1922 года в селе Малая Джалга, Ипатовского района, Ставропольского края, русский, из русских.                В 1930 году семья плановым переселением переехала на Кубань. Я до 1934 года учился в 1 , 2 , 3 классах на украинском языке, на Кубани шла украинизация, которую в 1934 году отменили. Принимал участие в пионерской организации по охране общественных посевов коммуны «Путь вперед» Красноармейского района Краснодарского Края.Учился,а на каникулах принимал участие в самых разнообразных общественных работах. В 1934 году- двенадцатилетним- работал пастухом (60 голов телят, каждого научил имени ,чтобы всегда шли на зов), бегал быстрее телят. За 100% выращивание молодняка перед уходом в школу был премирован денежной премией на костюм и новыми ботинками. В детстве занимался спортом, особенно коньки. Сдавал на значки ПВХО, ГТО(два значка носил), совершал кроссы, вращался на перекладине, свободно ходил на руках. С 1939 года комсомолец.               
    В 1941 году, в середине июня месяца из Ивановского РВК(ныне Красноармейского) ушел в Красную Армию, добровольно сначала поступал в Астраханское стрелково-пулеметное училище, но комиссия училища  направила в Ростовское артиллерийское училище (РАУ-2,самоходная артиллерия), где напряженно усваивал методы разгрома фашистской машины. Учеба проходила по 10 часов и 4 часа самоподготовка. В октябре месяце 1941 года  училище принимало участие по обороне г.Ростова.
    20 декабря 1941 года после окончания РАУ направлен в 911СП 244СД на должность командира огневого взвода. Дивизия формировалась южнее г.Сталинграда (15км от города) в Красноармейске, Чапурниках. Командир дивизии полковник Истомин.
    С прибывшим  пополнением из Сумской,  Ворошиловоградской, Одесской областей (молодежь 1923-1924 г.г. рождения) с 25 декабря 1941 года началась усиленная учеба и тренировки на местности. С марта месяца 1942 года принимал участие в боях с превосходящими немецко-фашистскими противниками на Харьковском направлении в должности   командира  огневого  взвода  в  составе Юго-Западного фронта, 28 Армии, 244СД, 911СП. Расширив плацдарм на реке Северский Донец ,12 мая 1942 года перешли в наступление и подошли к Харькову на расстояние 7-9 км, перешли железную дорогу и автостраду северо-восточнее Харькова и продвинулись немного вперед. Далее последовал приказ вернуться назад за автостраду и железную дорогу , занять оборону.  Тылы должны были подтянуться. 17 мая был последним днем в нашем наступлении. Гитлеровцы сконцентрировали в несколько раз больше сил на этом направлении в авиации, танках, других родов войск. Начались оборонительные кровопролитные бои, враг пытался нас окружить и уничтожить. Отражая атаку за атакой мы крепли и мужали. В 28 Армии, отступая по приказу, из-под Харькова  под напором превосходящих сил врага, батарея прикрывала отход своих войск. Задача теперь стояла не допустить полного уничтожения воинских частей.
    На харьковском направлении взвод и батарея два раза попадали в окружение, серьезный  переплет, но всегда выходили успешно  без больших потерь. Третий раз батарея, попав в окружение, также выходит без существенных потерь и выводится  с боем большое количество наших бойцов.  Случилось так ,что из командного состава  в батарее остался один я. То есть из шести офицеров в батарее были убиты: командир батареи, помощник командира батареи(связной),политрук и два командира взводов. Будучи командиром взвода я исполнял обязанности командира батареи.
    Так, 15-16 июля 1942 года продвигаюсь на юг, в марше под селом Глубокое Ростовской области попадаем внезапно под массированный пулеметно-автоматный огонь противника  с правого фланга. Принять бой с автоматчиками в населенном пункте- нет смысла и быстрым маневром двинулись на северо-восток. С восточной стороны нас обстреливала артиллерия и минометы противника. Через 5 км у птичника, расположенного у озера ,старик сообщил ,что здесь купались немцы и поехали на автомашинах и бронетранспортерах на запад, то есть в ту сторону откуда мы приехали. Сожалею, что не встретились ,имея на вооружении бронебойные, осколочные и картечь можно было бы уничтожить и(или) захватить автомашины, у нас в расчетах имелись, водители, танкисты. Посмотрел вслед немцам, подумал «почему я не танкист, можно догнать – огнем и колесами уничтожить, но пушкарю на конной тяге не догнать». Вдруг с юга появился Т-34. Командир высокого роста в комбинезоне в возрасте 50 лет раскрыл карту , с дедом разговаривал. На мое предложение совместными действиями пробиваться из окружения, он ответил «У меня свое задание» и поехал по полям на север. Я двинулся на восток к реке Калитва. Проехав около 4-6 км встретил около 1000 человек наших бойцов, обозы, автомашин,  трактора ХТЗ – на них сидели девушки. Часть пехотинцев возвращалась обратно и сообщила ,что немцы заняли оборону на высотах по берегу реки Калитва, с восточной стороны обстреливают мост. Мною на месте же организован план выхода из окружения с боем в ночных условиях. План такой: подкатываем орудия тихо вручную, первое ведет бой по огневым точкам противника, все проходят мост и вдоль реки на юг, через 400-600 метров второе ведет огонь, потом третье и т.д. Взаимная выручка подавит огневые точки противника и создаст условия всем выйти. С  наступлением полной темноты подкатили орудия, да так тихо до расстояния 300 метров, что противник молчал. Пришлось своим криком вызвать огонь на себя. На первую пулеметную очередь по противнику нанесен удачно удар из орудия прямой наводкой, так что огневые точки подавлены и без единой потери все бойцы, обозы автомашины, трактора, ротные и батальонные минометы вышли следом. Тогда я 19 -летний лейтенант командовал батареей и вдобавок еще присоединившимися к нам бойцами. Тогда уже прекрасно понимал в сложной ситуации тактику боя, как общевойсковую так и артиллерийскую часть. Из окружения выбивался боем и выводил всех из окружения ночью поточно (одни прикрывают других), а не общим прорывом. Надо только огневую мощь держать плотную и в достаточном количестве.
    По дороге головорезы сильно бомбили даже гражданское эвакуировавшееся население. Крики, плач детей, раненых. Такое забыть нельзя. Встретили разбитые повозки, расстроченные перины, пух, лежала голова 3-х летней девочки с белокурыми кудрявыми волосами, открытые голубые глаза смотрели в небо…Тогда у каждого появлялось  огромное чувство ненависти к врагу. Бить и бить всем, чем можно, а если уж будет  нечем вплоть до кипятка в глаза.
    Перед рекой Доном в 6 км откомандировал ст. сержанта на лошади с задачей разведать способ переправы, а людям разрешил 2 часа отдохнуть и пообедать за 8 дней один раз. По возвращении одессит доложил ,что есть – паром, мы немедленно двинулись, застала ночь, с трудом через болотистые места продвигались к Дону севернее Константиновки. Проехали 4 разбитых моста, а на реке Дон переправы не оказалось. Для спасения материальной части и всего личного состава батареи я решил возвратиться и подняться вверх по течению реки Дон. Наступила совершенно темная ночь, автоматчики в 5-6 км стрекочут, потерялся один солдат с куриной слепотой, мосты на притоках Дона разрушены и разбросаны в болото. Для перевозки 1,5 тонных орудий эти мосты нами восстановлены и за ночь прошли 30-40 км. На реке Дон нашли рыбацкую двухместную лодку и мелкими частями в разобранном виде 6 орудий были переправлены и  собраны заново. Нам повезло в батарее нашелся человек, который работал на заводе ,где изготавливались такие орудия, он знал их устройство можно сказать с закрытыми глазами. Каждый раз привязывали к лодке лошадь, чтоб помогала тянуть лодку на тот берег. Эту переправу начали примерно часов в 9 вечера и закончили в 11 часов утра следующего дня. Только закончили переправу ,как началась  бомбежка. После  переправы все были совсем обессилены, это было на пределе наших сил.  А переправа все-таки была через Дон организованная, хорошая. Мы не дошли до нее 3-4 км, очень жалко.               
    Маршрут наш лежал на южное направление. Все думали ,что немцы идут на Кавказ.Но на марше нас на мотоцикле догнал чекист и сказал мне, чтобы мы выходили  на  железную дорогу Сальск - Сталинград и двигались к Сталинграду. Двигаясь параллельно этой железной дороге  попали под бомбежку. После этого перешли на другую сторону насыпи ,чтобы лучше укрываться при налете авиации. Под Котельниково нам поступил приказ занять оборону, мы заняли. Потом нам срочно было приказано догнать свою 244 СД, которую направили в Красноармейск (15км южнее Сталинграда). Свой 911СП 244СД догнал на подступах в 25 км от Красноармейска. Вся материальная часть была спасена, личный состав доставлен без потерь. Только один раненый умер по дороге. В ту же ночь заняли оборону южнее Красноармейска, это была полоса хорошо организованных укреплений(57 Армия). Здесь противник был остановлен, был предотвращен прорыв  врага южнее города Сталинграда . Это была немецкая 4-я танковая армия Гота.
    На подступах к Сталинграду в боях участвовал в должности командира взвода 911 СП 244СД, 62 Армии Сталинградского фронта. Гитлеровцы  рвались в г.Сталинград, севернее подошли к Волге. Положение было тяжелое, наша дивизия из Красноармейска срочно была переброшена в Сталинград. Здесь принимал участие в боях на подступах к городу и по реке Царица-«балка смерти», а потом в центре города, в 2 км севернее  от реки Царица, ближе к центральному вокзалу.
    Сталинград – клятва перед Родиной «СТОЯТЬ НАСМЕРТЬ», «НИ ШАГУ НАЗАД», «ЗА ВОЛГОЙ ДЛЯ НАС ЗЕМЛИ НЕТ», «ЕСЛИ ПОГИБНУ СЧИТАЙТЕ  КОММУНИСТОМ». В последний день перед переброской  из Красноармейска  в Сталинград вместе с другими красноармейцами   полка подал заявление в РКПб о приеме в партию. Всего 200 бойцов.
    Сталинград – это сплошной  гул, грохот, содрогание земли, треск автоматов, пулеметов, выстрелы пушек, разрывы бомб, гул танков, самолетов, сирен –бой, который длился более 6 месяцев. День и ночь шли бои, над городом стояла сплошная пыль и гарь – солнца не видно, пламенем охвачен, дальше 150-200 метров ничего не заметишь. Волга богатырская матушка-река залитая нефтью и бензином также пламенем охвачена. Такую воду еще и пили. Сверху отгорнешь нефть, а пониже зачерпнешь ,пить- то хочется. Да и той воды не было. Пить хотелось в этом аду так,  что словами не передать. Дышать нечем.
    (В начале наступательной Харьковской операции полнокровная фронтовая 244 СД насчитывала более 16000 человек. Неудача на Харьковском направлении обошлась очень дорого. Там же погибли командир дивизии полковник Истомин и все командиры полков. Под Красноармейском немецкой 4-й танковой армии Гота противостояли немногим больше 4000 человек 244 СД неполного состава. А к 14 сентября в боях на подступах к Сталинграду численность 244-й стрелковой дивизии уже не превышала  1500 человек.) К 16 сентября 1942 из всей 244 дивизии осталось 288 штыков, практически ничего. Остатки дивизии, прижатые к руслу Царицы, выстояли на этом рубеже до вечера. В этот момент меня перевели офицером связи 244 СД (комдив Афанасьев) и штаба 62 Армии. Оставшуюся материальную часть я передал в отдельный артдивизион.  Ходил в разведку с ком.полка Дьяченко. Остатки 911 СП попали в окружение. Надо было срочно провести разведку о расположении противника. Опытный разведчик – начальник разведки дивизии ком.полка  Дьяченко берет меня с собой, вдвоем отправляемся среди белого дня. Разведка проведена успешно ,правда после законченной разведки  мы наткнулись на немецкие  танки,  немцы прямой наводкой  били по  нас с расстояния  60 метров, снаряды рвались у ног, но потуги немцев не увенчались успехом. А уже через час под массированным огнем  я как офицер связи бежал с  пакетом закрытым сургучной печатью в штаб 244СД, на тот момент это   был  штаб 62 Армии (Чуйков). Штаб  находился практически под занятой фашистами территорией (это были бункеры с длинными ходами и сообщениями), а ползти днем надо  по нейтральной зоне под пулеметным обстрелом, расстояние около 400 м. От последнего дома через площадь по диагонали начал короткими перебежками пулей по 5-10 метров от укрытия к укрытию. Немцы из пулеметов строчили по мне. Трассирующие пули сверкали мимо головы, ушей, немцы полагали, что  убит и переставали, но я вновь пулей бросаюсь вперед и падаю. Свинцовые пули градом засыпают. Я жмусь к земле и так около 400 м по 5-10 метров. На пути встречались сбитые бревна, куски бетона, мраморная тумба. Я  подумал «Здесь наверное было кладбище» и продолжал вперед ползком по пластунски  и короткими перебежками к часовне ( командный пункт расположен у часовни реки Царица в 120 метрах от противника) под стрелково – пулеметным огнем. Когда добрался к спуску реки Царица, начал бежать зигзагами. Немцы, вероятно, израсходовали все пулеметные ленты, перестали стрекотать. Я без остановки прыгнул в вертикальную штольню глубиной 2 м, а оттуда по водоотводной трубе прополз под землей в штаб. Сдал невредимый пакет с печатью и на словах передал, что «держать нечем». Задание выполнено. В тот же день в жестокой схватке противник был выбит,911 СП, части дивизии и 66 корпуса были спасены, а рубеж восстановлен. 17 сентября остаткам нашей 244СД было придано в качестве подмоги 350 бойцов из 270 полка НКВД и она  задержала противника, стойко отбив удар, направленный  через Царицу в тылы 13-й дивизии Родимцева. 18 сентября 244 СД  заняла оборону вдоль ж.д. Далее  ее остатки продолжали вести уличные бои в городе. Я же теперь мотался с сургучовыми пакетами под бомбежкой и обстрелами между штабами 62-й Армии, связь была жизненно важна, как никогда. Гитлеровцы наносили бомбовые удары большими группами самолетов, меньше 40-50 самолетов не видел. Одни ушли другие заходят, как смертельный конвейер. Прямым попаданием бомба разорвалась на командном пункте 911 СП куда я вернулся. Меня засыпало землей. Благодаря секретарю комсомольской организации полка и нач. боепитания т. т. Красненко и Еременко, заметившим из-под земли сапог и край плащпалатки, меня вытащили , в голове появился крик и шум, вытащили меня на воздух, я пришел в себя, из легких клубком вылетала пыль, образовалась грязь. От недостатка кислорода сильно хрипел и задыхался, в голове все  кружилось ,по лбу текла кровь. Меня направляли через Волгу в госпиталь, но я отказался. Пролежал три дня  в  подвале дома.  Зашли двое  офицеров штаба. Переговариваясь между собой один кивнул в мою сторону и сказал: «Того лейтенанта с перевязанной головой» и они вышли. Через время подошел ко мне один из них и спросил: «Ну, что лейтенант на тот берег Волги в госпиталь или в строй?» Я собрал все свои силы, поднялся как можно бодрее и отвечаю: «Так точно! Я только в строй, я строевой!». И снова был до конца декабря офицером связи – полк-дивизия-штаб 62-й Армии и разведчик . В январе 1943 года из Сталинграда 244СД(вместе со штабом всего человек 250- 300) была направлена в Подмосковье в Солнечногорск. Там  в  селе Загорское наш полк и артиллерийский дивизион «отходил» от Сталинградских боев, пополнялся живой силой и техникой 20 дней. Я, как и другие бойцы три дня лежал и спал. Есть не хотелось ,только спать. Меня будили и кормили прямо лежа на соломе. В конце  января эшелоном  нашу дивизию вернули севернее Сталинграда. В начале февраля 1943 года  мы перешли в наступление.
    В дальнейшем  участвовал в боях в должности  командира огневого взвода 911СП 244СД Юго-Западный фронт, 3-й Украинский  фронт, а с августа 1943 года в должности командира истребительной противотанковой артиллерийской  батареи 911 СП 244 СД ,3-й и 2-й Украинский  фронты. В начале 1944 года получил новые 57 мм орудия ЗИС-2, очень мощные: с расстояния 1000 м прямой наводкой любую броню пробивали, а бронебойные снаряды с донным взрывателем выжигали все внутри танка. (В то время, как на 4 выведенных из строя 45 мм пушки приходился один танк, да и сами артиллеристы в шутку их называли: «Страх врагу, смерть расчету» или «Прощай Родина!»,то на 57 мм пушку ЗИС-2 приходилось по 3 уничтоженных вражеских танка). Освобождал Ворошиловоградскую, Харьковскую, Донецкую области. Участвовал в ночном штурме города Запорожье, в освобождении  Никополя, форсировании Днепра севернее в 44 км от ДнепроГЭС, освобождении  многих Украинских земель.
    В июне месяце 1944 года в Молдавии в г.Бельцы был вызван в отдел кадров Артиллерии 2-го Украинского фронта и направлен, точнее командирован в распоряжение Войска Польского. Ускоренным темпом изучил польский язык(основы).Где-то 3-4 недели на язык и поведение в польской армии. Переоделся в форму Войска Польского (соответствующее звание-поручик). В Войске Польском находился больше года с 23 июля 1944 года по ноябрь 1945 года, в должности командира батареи. С обученными польскими солдатами наступали с плацдарма южнее Варшавы, затем севернее г.Познань и южнее Берлина. Потом наш полк был  остановлен в 10км западнее города Люббен, что южнее Берлина (примерно 60 км от Берлина),для возможного(так предполагалось) отражения удара крупной немецкой  группировки из района города Прага. Там нас и застал конец войны. 9 мая 1945 года около  5 часов утра нам сообщили, что окончена война. В этот момент у польских «жолнежей» -солдат появилась огромная радость. Они бросали вверх свои конфедератки-фуражки, кричали  « Война кончилась!». Царило ликование радости. Это чувство трудно передать. Я командовал 3-й противотанковой артиллерийской батареей артиллерийского дивизиона. Командир дивизиона приказал двум батареям 1-й и 2-й в честь Победы провести артиллерийский салют боевыми снарядами из 76 мм  пушек  ЗИС-3 по одному разрушенному дому. А вечером отметили праздник по 100 граммовым стаканам водки. Путь Победы был очень длинным, через горнило огня, в мороз, дождь, грязь, в метель пургу ,не смыкая глаз. «Без выходных и командировочных»- это шутка. Сейчас можно и пошутить ,а тогда война не шуточная была.
    В соответствии договора с ПНР я был откомандирован в штаб артиллерии Вооруженных сил СССР г. Москва. Приехал в польской форме, все смотрят, спрашивают. Продолжал  службу в 43 Гвардейском  стрелковом полку в 16 Гв.СД особого Прибалтийского военного округа с ноября 1945 года по июнь 1946 года, а после переведен в 49 Гвардейский СП 16 Гв.СД  ОПВО в должности командира батареи. 20 июля 1947 года по демобилизации вернулся в Ивановский РВК ныне Красноармейский район, Краснодарского края.
    В августе- сентябре месяце работал в колхозе «Путь вперед» учетчиком в садовой бригаде. 30 сентября 1947 года Ивановским райисполкомом (отделом кадров) станица Старо-Нижестеблиевская направлен на учебу  в Краснодарскую школу мастеров сельского строительства на отделение планировщиков. После ее окончания Краснодарским краевым Управлением сельского хозяйства направлен в Каневской район  на должность  помощника  старшего землеустроителя. В соответствии распоряжения от 21.09.1948г.№ 12-5 выполнял работы по межхозяйственному и внутрихозяйственному  землеустройству, топосъемке орошаемых земель и многие другие.
    В соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 8 февраля 1952 года за № 830 и приказу по Крайсельхозуправлению от 10 марта 1952 года командирован в Вильнюсскую область, Литовской СССР. В Швенчионеляйском районе проводил геодезические работы на выдачу государственных актов молодым колхозам, вновь организованным. Места там были неспокойные, да и время послевоенное. И вот однажды ,когда заснимал площадь, то через теодолит увидел, что из леска на меня наводят винтовку ,чтобы убить. Я немного  изменил ход своего направления ,но продолжал спокойно и уверенно выполнять свою работу. Все тогда обошлось благополучно. Но не только я чувствовал враждебное отношение недобитых «лесных братьев» в Прибалтике. Из 30-ти человек, командированных из Краснодарского края, после 3-х месяцев работы в напряженной обстановке под любым предлогом, при первой же возможности, по разным причинам все уехали обратно домой. Остался из этой группы я один, не мог бросить незавершенную работу, совесть не позволила так поступить, да и  эти страхи были чепухой после Сталинграда. Распоряжением Совета Министров СССР от 21 августа1952 года за №21469-р командировка продлена и я работал в Шауляйской области Литовской СССР, в Куршенайском  районе на внутрихозяйственном землеустройстве. Закончил всего пять колхозов, задание выполнил и 25 декабря 1952 года вернулся в Каневской отдел сельского хозяйства, Краснодарского края. Продолжал работать помощником старшего землеустроителя,    (тов. Копин - ему тогда было за 60 лет жил в здании нынешнего музея, в этом здании проживал также главный бухгалтер Куйбышевской МТС тов. Турфин ) а 15 мая 1953 года –приказ №80 Краевым Управлением сельского хозяйства я был переведен из Каневского  райсельхозотдела в Краснодарское краевое Управление землеустройства и севооборотов и направлен в производственный состав высокогорного аула пос.Большое Псеушхо Туапсинского района на топографические съемки масштабированные   (масштаб 1:1000). Здесь была главным образом вертикально-горизонтальная тахеометрическая съемка. В феврале месяце 1954 года закончил все работы. В соответствии решения пленума об укреплении МТС, переведен в Куйбышевскую МТС (нынешние МТМ колхоза «Победа») на должность инженера –землеустроителя. В колхозе «Победа» МТС выполнял все самые разнообразные работы. В связи с ликвидацией МТС, Краевым Управлением землеустройства и севооборотов был принят на работу в производственный состав на должность ст. техника (или техника 1 разряда).Приказ №15 от 14 июля 1955 года. Выполнял работы  по топографической съемке масштаба 1:5000. Организация садов и виноградников, горизонтальная съемка, корректировка землепользований колхозов, совхозов, межхозяйственное, внутрихозяйственное землеустройство, организация с/х  производства  в  Староминском, Ленинградском, Каневском, Брюховецком, Кущевском районах.
    В связи  с плохим состоянием супруги после родов и уходом за ребенком перешел временно на работу в колхоз «Победа», Каневского района на должность землеустроителя с 11 июня 1961 г. А с 6 июня 1962 года работал в Краснодарской землеустроительной экспедиции института «РОСГИПРОЗЕМ» ст. техником. Выполнял геодезические работы на Челбасском промысле №3 ГПУ-2, Бейсугском нерестовом хозяйстве (директор Джеус), в Каневском, Тимашевском, Приморско-Ахтарском районах, на межхозяйственных ,геодезических работах, внутрихозяйственном землеустройстве, съемке, корректировке в колхозе «Родина» Ленинградского района.
    С марта месяца 1965 года работал в чаесовхозе Гойтх на топографической съемке М1:10000.(Поселок Гойтх 35 км от Туапсе- там выращивают самый северный чай ). После окончания работ двух планшетов, с октября месяца 1965 года работал в Архипоосиповке, а с 24 декабря 1965 года в Газопромысловом Управлении №2 «Кубань газпром» в должности инженера-топографа. В 1967 году переведен на должность маркшейдера. Работа самая разнообразная: оформление земель на отвод под строительство объектов, бурение, строительство газопроводов, съемка горизонтальная на маленьких участках, разбивка дорог газовых участков, газопроводов и других объектов под строительство. Учет отведенных и возвращенных земель, нанесение точек для бурения в натуру, составление схемы и согласование по перетаскиванию оборудования. Привязка скважин, нивелирование, составление схем подземных коммуникаций и др.
   Апрель 1968 года.                Подпись:    М.Дарипаско               
Хранится в архиве ГПУ-2, ст. Каневской.

Могу лишь добавить, что Михаил Васильевич был очень скромным и немногословным.  Только однажды уже под конец своей жизни он сказал: «Я РАБОТАЛ КАК ВОЕВАЛ. ПО ДРУГОМУ НЕ МОГ».
А на уголке его тетради я нашел надпись: «ЖИЗНЬ МОЯ ПРОШЛА ПРЕКРАСНОЙ И ИНТЕРЕСНОЙ ПОТОМУ, ЧТО ИДЯ ПО НЕЙ, ОЩУЩАЛ ЕЕ ВСЕГДА НОВОЙ, НЕОСВОЕННОЙ».               


Рецензии