Боливар не выдержит двоих

Выбор был ограниченным. Вернувшись из армии, где они служили в одной роте, два товарища детства  с первых же дней обнаружили влияние рыночной экономики на уклад жизни их районного центра.  Обанкротились кирпичный завод, а также дорожно-эксплуатационное управление, где они работали слесарями по ремонту техники. Опустел Дом культуры. А магазины, место встречи для обмена слухами и новостями, поражали какой-то тоскливой тишиной и малым числом покупателей. Да и сами односельчане стали неразговорчивыми и как бы задумчивыми. Поэтому, отметив застольями прибытие домой, друзья-однополчане стали обсуждать, как жить дальше. И хотя их семьи не считались бедными – держали скот и птицу, имели обширные огороды, где выращивали овощи и картофель, как  для себя, так  и для продажи, то есть – деньги водились – учебу в каком-либо из институтов областного центра уволенные в запас отвергли категорично: дорого, да и не хотелось ходить на лекции и сдавать зачеты и экзамены. Поэтому было решено попробовать себя в бизнесе. Но в нем их не прельстила перспектива открыть авторемонтную мастерскую. Во-первых, в райцентре уже были две, а во-вторых, в обиход входили «навороченные» иномарки,  ремонт и обслуживание которых друзьям представлялось проблематичным. Также как и намерение взять в аренду обширный участок земли на окрестных просторах, вспахать его и засеять21 картофелем или зерновыми культурами и ждать урожая, который потом с выгодой реализовать. Затея была отклонена по причине того, что погода – непредсказуема и осенью можешь даже не оправдать те затраты, что вложил. Да и с реализаций зерна и  картофеля у таких малых производителей, что было разведано у односельчан, возникало немало проблем. В итоге было решено: следует заняться тем, что быстро окупится, даст прибыль и перспективное благополучие. То есть – реализацией горюче-смазочных материалов. Палочкой-выручалочкой в этом деле мог стать старший брат Игоря Кротова, работающий на нефтеперерабатывающем заводе областного центра начальником отдела реализации продукции. В придачу к этому,  у второго друга детства, Евгения Мосейчука, отец трудился заготовителем скота и, по словам сына, кое-что накопил.
Тем самым, идея обрела контуры и начала воплощаться, несмотря на то, что в районном центре уже были две АЗС. Не обращая внимания на них, получив одобрение брата-нефтепереработчика и его заверения в поддержке  неразлучных друзей,  начинающие бизнесмены, проявив хватку и методику – не подмажешь – не поедешь – оформили участки земли неподалеку от действующих автозаправочных станций на въезде в поселок и выезде из него. Но, если их конкуренты ограничились лишь двумя-тремя бензоколонками и небольшими строениями для операторов, то Игорь и Евгений выстроили просторные с навесами помещения (оператор плюс мини-магазин по продаже напитков и съестного, а также технических масел и другой «химии» для нормальной работы автомобиля). Да и количество колонок по видам топлива (спасибо брату) у них было значительно больше. А, главное, имея прямой выход на отдел реализации ГСМ и возможность без проволочек заправлять на заводе арендуемые бензовозы, партнеры-однополчане могли действовать на понижение цены горючего. Чем они сразу и воспользовались, переманив к себе водителей проезжающих автомобилей и моторизированных односельчан. В итоге, конкуренты начали взывать к совести друзей, говорить о том, что нельзя все грести под себя и надо давать возможность заработать и другим. Даже, грозились «разборками». Все это Кротов и Мосейчук пропускали мимо ушей. При этом Евгений, как более «подкованный» по школьной программе, спрашивал особо назойливых просителей: читали ли те американского писателя О, Генри? И его рассказ «Дороги, которые мы выбираем»? Озадаченные конкуренты или растерянно давали отрицательный ответ или начинали непечатно выражаться. На что Мосейчук назидательно начинал рассказывать, как в рассказе у одного из двух гангстеров, ограбивших почтовый поезд и убегающих от погони, лошадь во время бешеной скачки, поскользнулась и сломала ногу. Ее владелец стал предлагать товарищу вариант: погрузить деньги  на оставшуюся лошадь, (он тоже сядет на нее) и они продолжат путь. На что второй налетчик достал пистолет и застрелил своего неудачливого товарища со словами: «Прости, Боб. Боливар выдохся. Он не выдержит двоих».
После этого оба бизнесмена-приятеля начинали хохотать над незадачливыми полу банкротами. Правда предусмотрительно, чтобы охладить пыл                недовольных, усадили в АЗС по вооруженному охраннику и написали заявление об угрозе их бизнесу начальнику полиции района, личную машину которого заправляли бесплатно.
…Расчистив поле деятельности в районном центре, компаньоны принялись, как они любили выражаться, «окучивать» соседние села, водружая там также свои автозаправки. Такой размах требовал и соответствующего  имиджа. Оба купили престижные «джипы», сыграли пышные свадьбы, заканчивали строить особняки. А чтобы жены не скучали – открыли пекарню с кулинарным цехом и, в другом здании – швейный цех  и парикмахерскую, где супруги двух «крутых» бизнесменов районного масштаба раскручивали каждая свое «дело».
…Идиллия  продолжалась недолго. Расширяющийся бизнес и большие деньги требовали тщательного учета и контроля. А эти действия, как правило, выполняются по принципу: доверяй, но проверяй. Причем, последнее, вольно или нет, накладывает отпечаток сомнения на результаты и объемы деятельности партнера и, даже, подозрительность. А как иначе в нынешнем мире бизнеса!? Это раньше честное слово купца было посильнее расписки на бумаги с печатью и если что-то срывалось, то перечеркивало  честь и торговлю этого человека. А ныне все по иному, в ходу принцип: я слово дал – я его забрал.  И тот, кто смел – два съел. Вот почему и надо всегда быть настороже.
Вдобавок, о чем трудно однозначно утверждать: то ли жены – ревниво присматривающие друг за другом, запалили в своих семьях «фитиль» сомнений в справедливости и бескорыстности партнерства двух друзей. (Ты вот пашешь, пашешь, а все потом делите пополам). То ли каждый из них начал считать, что это так, и именно  он работает больше, чем напарник. Да и еще надо разобраться в том, кто из них двоих больше поспособствовал в становлении этого бизнеса на его начальном этапе!
…«Фитиль» тлел и тлел. Так бывает на болотах, где в глубине горит торф, чтобы затем выбросить наружу языки пламени и обрушить испепеленный слой органики в  подземное пекло. Такой пожар выдают лишь космы дыма, выходящего наружу, а у Игоря и Евгения это признак неблагополучия стал проявляться в  участившихся производственных спорах и каким-то недовольством друг другом. Да еще тем, что стали реже ходить в гости друг к другу.
Но, однажды после бани, устроенной у себя Евгением, Игорь, потягивая пиво, неожиданно и как-то медленно выдавливая слова сказал:
- Знаешь что, Жека. Нам надо пересмотреть наши партнерские отношения.
-Это как? – Евгений отставил кружку. – И почему такое решение? Ты случаем не перепарился?
- Острить потом будешь! – отрезал Кротов. – Я дал тебе возможность стать на ноги, прикопить деньги на «черный» день. А теперь мы буде работать по новым правилам. Мне 70 процентов от прибыли, а тебе – тридцать.
- А с чего это ты так распределил!? – Мосейчук тоже начал заводиться. – Как помню,  деньги моего папаши дали нам возможность вести строительные работы и купить оборудование для автозаправок. И я, а не ты, торчал на стройках АЗС и сейчас контролирую этот сектор в селах.
- Ну, про деньги мы не будем говорить, – Игорь отхлебнул пиво. – Мой брат нам тоже немало отстегнул для раскрутки. А твоему родителю, дяде Мите, мы вернули то, что брали и еще с надбавкой.
- Да и твоему братцу мы не должны, – парировал Евгений. – И до сих пор ежемесячно ты ему в конверте деньги возишь.
- А ты как хотел!? Он что, задарма должен нам оказывать услуги по отпуску горючего без проблем? И над ним тоже серьезные люди стоят и это – рыночные отношения. И если бы не он, мы бы фигушки раскрутились! Хотя я, посчитай, чуть ли не безвылазно в городе на заводе торчу и в разных налоговых и административных службах. Да и моя Светка в пекарне больше прибыли дает, чем твоя Татьяна шитьем и стрижкой-брижкой. В общем, короче так, – согласен ты на такие условия?
- Нет! – Евгений поднялся из-за стола. – Я в последнее время заметил, что ты чем-то недоволен и хотя догадывался о причине, не думал, что так произойдет. Я тоже могу найти доводы и выставить тебе ультиматум: 60 процентов мне, а 40 тебе. Или оставить, как сейчас – 50 на 50.
- Все ясно! – Игорь встал со скамейки. – Мы разошлись, как  в море корабли. Я думал с тобой все по-товарищески решить, а ты не оценил того, что я сделал для тебя. Нет, так нет. Значит, будем делиться. Только ты потом не плачь.
- Слушай, не надо меня пугать! Мы с тобой в армии не то еще видели. Жаль, конечно, что так разбегаемся. Я думал, что до конца вместе пойдем. Похоже, не случайно люди говорят, что два медведя в одной берлоге не живут.
- Ладно, медведь, закругляем говорильню и баню. Остальное продолжим в понедельник. Спасибо за парную, а я пошел. Сейчас только Светлану вызову из вашего дома и отчалю, – Кротов начал молча и торопливо одеваться.
…Раздел бизнеса  обошелся спокойно, без суда. Игорю досталась АЗС  с южной стороны райцентра, та, что стояла на шоссе в сторону  города, пекарня с кулинарным цехом и возводимое здание будущего магазина строительных материалов, а Евгению – вторая автозаправка, пошивочная мастерская и парикмахерская. При этом, ни один из друзей не выносил «сор из избы» и большинство односельчан даже и не подозревали о «разводе», так как исправно отпускалось горючее, выпекались булки, шились костюмы и платья, делались прически мужскому и женскому населению. А «фитиль», между тем, продолжал тлеть.
Это проявилось в том, что у Евгения спустя время начались перебои с поставками ГСМ, на что водители бензовозов отвечали: они привезли столько, сколько им дали на НПЗ. За разъяснением владелец АЗС обратился к бывшему партнеру, на что Игорь, пожав плечами ответил:
- А я тут причем? Ты сам по себе, я – сам по себе.  Не ко мне вопрос, – при  этом он, как было прежде, не смотрел прямо на друга детства.
…Поездка Мосейчука в областной центр на нефтеперерабатывающий завод тоже ничего не дала и не прояснила. Старший брат Игоря, к которому Евгений пробился с трудом, тоже ушел в «отказ». Дескать, на нем висят поставки горючего в несколько регионов страны, причем счет идет на сотни вагонов и в конкретные сроки. И он, вдобавок к этому «круговороту», не может и не обязан контролировать отпуск ГСМ каждому бензовозу и, тем более, кому и куда тот везет горючее и когда. В отчаянии Мосейчук сказал своему собеседнику, что тоже готов передавать ему деньги за оказанные услуги в поставке горючего, на что брат товарища выкатил глаза и шипящим голосом переспросил:
- Какие деньги!? Ты что тень на плетень наводишь? Кто мне их передавал и когда!? Ты меня, что – на «испуг» берешь!? – он сделал вдох-выдох и отчеканил. – Попрошу покинуть мой кабинет и больше сюда, земляк, не приходи!
…Огорошенный Евгений понял, что это – начало конца бензинового бизнеса. Тем более, что, направляясь на завод, узнал: Игорь, хотя и не намного, но снизил цены на ходовой бензин.
Это не осталось незамеченным в райцентре и вскоре любопытные выяснили, что друзья – уже не друзья в бизнесе и похоже, что один подминает под себя другого. Об этом знакомые Игоря и Евгения при встречах напрямик спрашивали их о том, что случилось и почему они  теперь врозь? На что получали ответ – решили попробовать поработать в одиночку. Родители, бывших друзей детства и однополчан на такие вопросы или отмалчивались или начинали ругать нынешнюю заморскую экономику, которая все исковеркала, в том числе и в людях.
…Так прошла зима, а в апреле Евгений решил продать свою автозаправку. Но покупателей не находилось, так как народ выяснил: почему на одну АЗС горючее поступает без перебоев, а на другую – после дождичка, в четверг. Кто же при таком раскладе станет рисковать и создавать себе проблемы?
Кончилось это тем, что Евгений пришел с предложением о покупке своей автозаправки к Игорю. Тот обрадовался товарищу, пригласил попить чай или чего-нибудь покрепче, а, после отказа, внимательно выслушав слова бывшего компаньона, укоризненно сказал:
- Чего это ты, Жека, по задворкам бегал, покупателей искал? Обратился бы сразу ко мне, и мы бы все ладненько порешали. За твою сумму я покупать АЗС не буду, так как знаю ее истинную стоимость. По большому счету, она мне не очень то и нужна, так как я на своей заправке теперь двойную прибыль имею. Разве что следует прикупить ее, чтобы тебе помочь и людям удобство сделать? Так что сбавляй цену, и я тебе подскажу вариант, куда выгодно вложить деньги. У тебя сестра медик, вот и открывайте в райцентре свою  аптеку. Нынче народ болезненный стал, лекарства, как хлеб ест.
…Видя, что однополчанин вообще поник, Игорь приобнял его за плечо.
- Да, не переживай ты так! У тебя будет другой бизнес, и с голоду ты не помрешь. Да и наши пути предпринимателей перестанут пересекаться и дружба вернется. Не бойся, при покупке тебя я не обижу. Н, не я писал эти рыночные законы, и мы вынуждены по их правилам жить. Как там у тебя американский писатель говорил: «Прости, Боб. Боливар устал и двоих не выдержит?».
…Кротов, прищурив глаза, весело хохотнул.
Сергей Горбунов


Рецензии
Слаб человек - и перед блеском золота, и перед обольстительным шёпотом...

Сашка Серагов   11.01.2019 18:05     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.