Потерялся дед

   
11 февраля деду Семену исполнилось девяносто лет. Гуляли юбилей в субботу 16-ого. Собрались все дети и его, и жены, внуки и правнуки. С Алтая приехали дочери, уже далеко не молодые особы. Не всем за столом места хватило, но обиженных не было. Гуляли весело, как того был достоин знатный юбилей. Много пели длинных старинных песен, где солировал сам юбиляр. Время его не согнуло, высокий, стройный, легкий на ногу дед во время плясок пару раз выходил  в круг. А каждая его прибаутка вызывала заразительный смех всех гостей.
Сошлись дед Семен и его Шурочка,  будучи не один год вдовыми. Деду на тот момент было семьдесят четыре, а его «девочке», так дед называл свою женушку, на десять лет меньше. Поселились в доме жены. Дед и воды из колодца принесет, и уголь с дровами для затопки печи заготовит. А если куда надо пойти, то только вместе и под ручку.
Дед получает пенсию в тринадцать тысяч. Тысячу дает сыну Анатолию, чтобы тот оплатил квартплату его  квартиры, две тысячи бабушке на питание. Я ему говорю: «Бабушка четыре тысячи в общий котел кладет, ну и ты давай столько же».  «Вот вам, - показывает сложенную из пальцев фигу, - а не четыре тысячи». Одна у него осталась отрада – выпить с кем-нибудь. И на водку денег не жалеет, правда берет количеством, а не качеством.

Только в дом зайдешь, он вопросом встречает: «Может по стопочке?»  «Мне завтра на работу», - отказываюсь я. «Ведь завтра же. Стопочки три даже незаметно», - продолжает он уговаривать.
Пройдет немного времени, он забывает, что вопрос на заданную тему уже закрыт, опять заводит о стопочке.
Водку ему привозят внуки, а когда они заняты, дед сам пытается сходить в магазин, но бабушка его останавливает. А тут заснув, прокараулила.  Проснулась, а деда нет. Проверила везде, где можно, и давай бить тревогу, потому как дед понемногу слабел и начал терять память.  На поиск исчезнувшего старика бросились все. Отпросились с работы дети, бегали по улицам внуки. Истоптали всю Малоэтажку, побывали в «пятом» магазине и на базаре, съездили в Новобайдаевку на квартиру. Нет нигде. Подключили милицию, скорую помощь, телевидение. Все отнеслись с пониманием, ведь деду почти девяносто четыре. Нашли уже в восемь вечера.

Привезли деда к бабушке. Он плачет: «Ты меня бросила. Я тебя искал». Ну, худо-бедно, не сразу, но разобрались. Дед блукал, блукал по поселку. Замерз, ослаб, заплакал.  Какая-то добрая душа, увидев в паспорте прописку, посадила его в нужный автобус.  Другая, высадила в районе Новобайдаевки. Он добрался до знакомого магазина.
«Я на крылечке сидел, тебя ждал», - время от времени повторял дед. Какая-то сердобольная старушка повела его к себе. А дома, изучив все его бумаги, нашла среди заготовленных внуком записей номер его телефона. Позвонила. Эта новость разлетелась быстро, и застала искавших ее людей в разных районах города.

Бабушка решила забрать у него деньги, от соблазна куда-то идти. У него на тот момент было пять тысяч. Но дед боролся за них смертным боем. И чтобы их не нашли, стал прятать. Когда бабушка на ночь стала расправлять постель, то под подушкой нашла его шубу, и шапку, и валенки.

               
                2008 год


Рецензии