Песнь жизни. Фрагмент 1

   Аннотация к роману:

Алкарин – королевство вечного лета веками живёт за стеной. Люди забыли войну.
Но час тьмы пришёл. В мире настанет холод, настанет великий покой.
Он родился, единственный принц королевского рода. Он может спасти мир от гибели.
Но может ли спасти мир от гибели тот, кто с детства учился ненависти?
Принц знает: – главный закон на земле – месть. Любовь существует только в красивых сказаньях. И только глупец поверит любви из наивных легенд в мире воров и убийц.

Начало текста:

   Возвратись из любой стороны,
   Возвратись, хоть в сказанья, хоть в сны!
   Возвратись на короткий рассвет,
   На круженье непрожитых лет,
   На слезу, что с ресниц упадёт.
   Возвратись. Пусть и сердце не ждёт!
   Раз дороги навечно сошлись,
   Звуком песни ко мне возвратись!
 
 
   Пролог.
 
 
   Они стояли неподвижно, десять фигур в белом, напряжённые, сосредоточенные на движении Алар, силы жизни, делавшей великую работу. От неподвижной цепи людей шёл, почти непереносимый для глаз луч света. Вернее шли десять лучей, сложившиеся в один. Лучи создавали стену. Из самых глубин земли поднимались камни, становясь каждый на своё место. Камни пронизывала Сила Алар, тёплая, оберегающая. Алар придавала стене странный золотистый цвет. Возводимая преграда станет по-настоящему непреступной для врагов.
 
   Король Алкарина - Айрик Райнар с высокого холма смотрел на дело своих рук. С самого детства король ощущал, как его народ устал от войны. Даже живая сила Алар не способна победить Вирангат – она не справляется с теневыми, обладающими серой сталью, почти не уничтожает бессмертных полутеневых, раньше бывших людьми, и Аранъяр – чёрных всадников. Каждый полутеневой имеет человеческих прислужников, мечтающих о власти и бессмертии. Прислужники тьмы не остаются без награды. Обладатели силы жизни – Аларъян не справляются с врагами. Пусть им помогают чаши силы, где обычные воины черпают Алар для оружия, какое можно направить против царства льда и скал.
 
   Долгие века поражений показали королю Айрику бессмысленность борьбы с Вирангатом. Король сам участвовал в двух жестоких сражениях, запомнив их   навсегда. Айрик Райнар понимал: ля Алкарина остаются две возможности: умереть или закрыться стеной от верных союзников, королей Велериана и Дайрингара. Король решил закрыться стеной. Он закрывался, на долгие века, отрезая свою страну от войны. 
 
   Сейчас, королю Алкарина, казалось, что на него смотрят укоряющие глаза двух правителей союзных королевств. Пусть королей не видно за цепью воинов, охраняющих великую работу, но они здесь. От стыда Айрику Райнару хочется стать незаметным. Как отговаривали его смелые и верные сердца союзников и подданных от позорного решения, но король остался непреклонен. Он спасёт Алкарин любой ценой. Он закроет свою страну от войны и неизбежного поражения.
 
   Только круглый, точно шарик, главный советник во всём поддерживал Айрика Райнара, утверждая, как и он, что Вирангат непобедим.
 
   Король смотрел, как растёт стена. Стена росла много дней. Пока, наконец, не стала совершенно неприступной. Тогда в открытые ворота впустили всех Аларъян, пожелавших укрыться от войны, всех знатных лордов и леди союзников, решивших последовать их примеру. Потом ворота закрылись, чтобы открываться очень редко. Созданный Аларъян запор взломать невозможно. Ворота иногда выпускали людей за стену, но ни один человек не вошёл в Алкарин из-за стены. 
-  Стоит только начать впускать беженцев, как защита треснет по швам, – убеждал круглый советник короля Айрика. С недовольными расправились, просто выгнав их за стену, или даже казнив.
 
   Алкарин начал жить давно забытой мирной жизнью, Стена защищала спокойствие людей королевства. Она была неумолима к отчаянию мужчин и женщин, к слезам детей, приходивших просить убежища.
   Охранявшие стену стражники убеждали себя, что в Алкарине остались самые достойные, а значит мольбы людей из-за стены не должны достигать их сердца, мучить по ночам кошмарами. Постепенно страна уверилась, что решение короля правильно. А в сердцах союзников поселилась ненависть к предавшему их королевству.
 
   Только в полутёмной комнате при свете свечи, одна бледная женщина, провидица судьбы, стремительно записывала пророчество, заполнившее душу.
   «И тогда придёт один, носящий имя предателя, и будет у него сила всё разрушить и всё восстановить, и будет он иметь огонь и холод, но выбор его всё равно ведёт во тьму...»
   Закончив писать, женщина убрала руку со свитка. Она знала, дар провидицы ушёл, явив ей записанное. Остаток жизни она проведёт, как простая смертная. Никогда больше видения судьбы не осветят её путь, не наполнят сердце страхом и надеждой.
 
   Часть I
 
   Солнце стояло высоко. Алкарин – давно страна вечного лета. По дорожке из цветного гравия бежала девушка по имени Риен. Любовь наполняла сердце Риен радужными красками. Она любила принца Амрала, самого младшего принца из королевской династии. Младшие принцы редко наследуют трон. Старшие братья надёжно защищают Амрала от судьбы правителя, значит он может выбрать жену по любви. У невесты из школы Аларъян, конечно, есть сила жизни. Она передаст Алар появившемся в браке детям. Для удачной партии Амралу больше ничего не надо.
 
   Принц и сам не заметил, как он полюбил Риен стройную, гибкую, будто виноградная лоза, с полными жизни светло-карими глазами и копной чёрных волос. Казалось, в Риен живёт сама природа. Её Алар была сильной и свежей, похожей на растения, каким Риен помогала жить.
 
   В Алкарине никто не мог сказать, откуда в крови некоторых жителей королевства берётся странная сила, помогающая им развивать один единственный талант, главный талант их сердца.
-  Алар есть сама сила жизни, светлая и чистая, как созидание. Чем сильней воля человека, чем твёрже нрав, тем сильней его Алар. Так бывает всегда или почти всегда, – объясняли ученикам школы Аларъян на первых уроках.
 
   С давних времён мудрецы Аларъян пытались разгадать тайну появления собственной силы, но так и не сумели приблизиться к её разгадке.
-  Раз на свете существует тёмная Аран, значит должна быть и светлая Алар, или наоборот, остальное же в руках создателя. Видимо, смертные не должны прикасаться к тайнам мирозданья, – только к такому выводу пришли мудрецы ещё до возведения стены и до возникновения Вирангата. После появления великой преграды поиски смысла силы окончательно зашли в тупик, потому что алкаринцы забыли о существовании силы тьмы, Аран. Теперь мудрецы воспринимали Алар только как светлый, загадочный дар.
 
   Никто не помнил, почему легенды говорят: из правила единственного дара силы существует исключение, воинское искусство. Умением направлять Алар в меч может овладеть каждый Аларъян, если только захочет обучиться направлять её в оружие. Обучиться владению мечом, одновременно используя силу жизни, непросто.
-  И для чего вообще нужна сила в воинском искусстве, если лучом Алар нельзя убить человека? – задавались вопросом юноши и девушки, при чтении древних легенд о Вирангате. Легенды кажутся всем мрачными сказками. Сказки будоражат кровь ночной порой, заставляют сердце биться чаще. Но страх и очарование стирает наступление дня.
 
   Как дар Риен был связан с растениями, так силе Амрала поддавался камень. Принц вырезал из него изящные фигурки. Риен восхищалась работой мужа. Она не понимала, как глыба твёрдого камня превращается в изгиб кошачьей спины или умную морду собаки с длинными вислыми ушами?
 
   Но, сейчас Риен вовсе не думала о таланте мужа. Замерев на дорожке, Риен прислушалась к движению новой жизни, зародившейся в ней. Новая жизнь неожиданно шевельнулась, наполнив Риен чем-то невысказанным и очень тёплым. Разгорячённая от бега Риен улыбнулась и счастью, и миру, подарившему ей удивительное чудо. Ребёнок появится на свет, как крошечное семечко, вырастет, словно сочный стебель. Их с Амралом дитя непременно унаследует дар Аларьян, потому что он есть у родителей. Ребёнку правильно получить их силу.
 
   Постояв минуту, Риен помчалась к деревянному навесу, где без устали трудился принц Амрал. 
   Лучи Алар мастера пронизывали камень, превращавшийся в фигурку женщины. Руку принца вело его сердце. Резец мастера тонко вырезал длинные ноги, высокую грудь, складки лёгкого платья, но приступая к лицу жены, Амрал на минуту остановился. Принц не знал, как верно его передать. Слишком много жизни и тайны. Луч Алар иссяк, став едва различимым, мерцающим. Но принц Амрал разжёг его своим упорством. Он начал работать. Наконец, фигурка Риен определилась. Амралу удалось всё кроме родного лица. Оно вышло совсем неживым. Профиль Риен был холоден, как зимний снег. Амралу никогда не удавались лица. Зверей, птиц, дома с башенками его Алар создавала изящными и точными, а лица людей - мёртвыми. Видимо, самому принцу недоставало чуткости живого сердца.
 
   Неудачная фигурка Риен выскользнула из рук Амрала. А Риен живая с улыбкой, подняла свою копию.
-  Снова не вышло, – сказал принц, виновато глядя на жену.
-  А ты не старайся. Я же всегда с тобой рядом, лучше вырежи для меня цветущую яблоню. Вырезать яблоню не может никто, а вот ты можешь, - утешила мужа Риен.
 
   Золотые волосы и голубые глаза Амрала подходили к его безмятежному нраву. Горячая жажда жизни Риен пряталась в тени его камня. Глядя на мир, точно со стороны, принц не знал силы радости, безнадёжности грусти. Даже любовь к Риен в нём тлела огнём лучины, любовь с первого взгляда. Риен давала Амралу то, чего у него самого не было: задор, смелость. Крепкая связь камня и травы, проросшей сквозь него.
 
   Закончив работать, Амрал оторвался от скамьи. Когда Риен взяла его за руку, Принц с женой пошли к высокому зданию школы Аларъян, Они учились в школе последний год.
 
   Никто не знал, что же красивее: школа Аларъян или королевский дворец. Оба здания были великолепны. Школа Аларъян могла принять множество девушек и юношей, обладавших Алар. Во время обучения они читали, гуляли по саду, развивали свой дар почти без всякого принуждения. Обязательных уроков было немного, для знатных девушек - рукоделие, для юношей – владение мечом.
 
   Амрал и Риен вошли в гулкий холл. Через длинные коридоры они пришли в зал для занятий. Амрал углубился в книгу, а Риен замерла на стуле с вышиванием на коленях. Нелепая фигура никак не хотела становиться цыплёнком. Риен не умела вышивать ни руками, ни с помощью Алар. Оглядывая, кресла, полки с книгами и других учеников, Риен нечаянно встретилась с надменными глазами Сариан Ирдэйн.
 
   Сидя недалеко от жены принца, Сариан подсматривала за вышиванием Риен, довольная не умелой работой соперницы. Сама Сариан вышивала отлично. На синем фоне её полотна гордо подняли головы и расправили крылья два белых лебедя.
   «Лебединая пара всегда будет вместе, никогда не разлучаясь, а я? Почему со мной всё по-другому? Неумелая дикарка Риен совсем не подходящая партия для принца Амрала, она не умеет держать себя и никогда не научится. Её руки не способны вышить и простой горошины, их лучшее украшение земля под ногтями. Создатель, почему Амрал влюбился в Риен? Зачем принц на ней женился? – Сариан ревновала.
 
   Старшая дочь одного из четверых крупнейших землевладельцев Алкарина, Сариан когда-нибудь унаследует титул отца. У лорда Одара Ирдэйна нет законных сыновей, только два бастарда. Дочь лорда должна удачно выйти замуж, чтобы родная вотчина не утратила руки хозяина, готовые умножить её богатства. Если, муж Сариан будет богатым, но без титула, то имение рода Ирдэйн не сольётся с другой вотчиной.
   «А я люблю принца Амрала, пусть он совсем не подходит мне в мужья, да ещё люблю безнадёжно. У Амрала нет ничего кроме знатного происхождения. Младшие принцы живут за счёт старших братьев. За то титул Амрала такой высокий, что в браке мне пришлось бы его принять.»
 
   Но Сариан всё равно мечтала выйти замуж за принца, чтобы прожить с ним много счастливых лет. Только Амрал не замечал Сариан. Её игривые намёки и загадочные улыбки были бесполезны. Язык жестов и знаков, известный каждой леди, не помог Сариан добиться ответной любви. Беспечная, порывистая Риен увела Амрала без всякого кокетства. Яркая, страстная, она была естественна, точно лесная колдунья, во время танца при свете костра. Но неужели чтобы стать принцессой достаточно одной дикой грации?
 
   После школы Аларъян Сариан вернётся в скучный замок родителей, а Риен и Амрал отбудут в королевский дворец. 
   Почему это случится так скоро? Но пусть возвращение произойдёт как можно быстрей! С глаз долой из сердца вон, - юность не верит правдивости верных слов. Она не согласна с тем, что время лечит. Юности кажется, что раненое безответной любовью сердце никогда не заживёт.
 
   Чтобы не смотреть на Риен, Сариан вышла в сад. Присев на скамейку, она принялась рисовать, подчинившись зову Алар. Сейчас сила и сердце девушки стали единым целым. Мир вокруг приобрёл едва выносимую яркость. Его яркость причиняла боль. Но от того каждая линия чётка и безупречна, вместе они картина. Рука художницы, кисти, краски, даже сам холст, пронизывают лучи Алар. Сила содержит гармонию. Только Сариан никогда не знала, кого или что нарисует её рука. До конца работы картина была загадкой. Кажется, одна Алар знала, чего хочет сердце её обладательницы. Сердце всегда зорко в самой своей глубине, а Алар есть его отражение.
 
   На холсте как живой стоял Амрал, рядом с ним Риен, Риен помимо её воли.
   «Почему создатель одарил меня рисованием? И зачем моя Алар изобразила соперницу? Это я должна стоять на портрете рядом с ним, а стоит она!» 
 
   Порой Сариан хотелось, чтобы её даром Аларъян было другое искусство, например, архитектура или вышивка, а может вязание.
   «Рисование приносит радость глазам, но в нём нет ничего полезного. К тому же не сила принадлежит мне, а я ей принадлежу, вот как сейчас».
 
   Но дар, как и судьбу, не выбирают. Ещё недавно Сариан казалось, что она сумеет выбрать свою судьбу, и она окажется счастливой. Наивную веру девушки разрушила безответная любовь к принцу Амралу и его женитьба на Риен. 
   «Риен вовсе не заслужила их свадьбы!» Порывистым движением Сариан разорвала портрет надвое, чтобы рядом с Амралом не стояла его жена. Бросив изображение соперницы на землю, в следующую секунду Сариан зачем-то его подняла. Бережно свернув рисунок, девушка убрала его в карман.
 
   Потом Сариан пришла в свою комнату. Мельком взглянув, на ящик для писем, девушка, достала из него пергамент с королевской печатью. Войдя в комнату, Сариан распечатала письмо.
   «Его величество правитель земель Алкарина король Ардан Райнар, а так же канцлер королевства Дик Ричардсон, уведомляют, что указом от двадцать третьего июля сего года Сариан из рода Ирдэйн причисляется к свите принцессы Риен, жены принца Амрала, в качестве её фрейлины. Потому она должна прибыть вместе с принцем и принцессой к королевскому двору в назначенное время».
 
   Сариан замерла от удивления.
-  Я поеду ко двору, я буду видеть Амрала каждый день, как замечательно! – Сариан победно улыбается. - Я фрейлина соперницы! Дикарки, неспособной стать принцессой. Сариан захотела топнуть ножкой, но удержалась, - нужно отказаться от заманчивой должности, лучше возвратиться домой, чтобы выйти замуж за богатого юношу, любого, кого укажет отец. Когда выходишь замуж без любви, то внешность и возраст мужа не имеют значения. Я проживу жизнь госпожой вотчины, точно так же как мои мать и бабка. Но королевский приказ не оспаривают. Если я его оспорю, надежды увидеть столицу больше не будет». 
 
   Сариан решила, что станет фрейлиной Риен.
-  Желание быть при дворе, встречаться с Амралом сильней гордости знатной леди. Я как глупая пташка попала в силки королевского дворца. Что же со мной будет? Но я хочу туда, слишком хочу!
 
   Чтобы унять возбуждение, Сариан принялась вышивать. Она вышивала простым умением. Алар помогала в рукоделии лишь тогда, когда вышивка приближалась к рисованию. Сариан вышивала жёлтый колос на зелёном полотне. Готовую вышивку она кому-нибудь подарит. Сариан ещё не решила кому.
-  В отличие от принцессы Риен у меня много подруг. Какое слабое утешение…
 
   Сариан рукодельничала до ужина. Ужин проходил в огромном зале, рассчитанном на семьсот человек, но сейчас в нём было человек двести. По залу гуляло эхо. Младшие Аларъян шумели и толкались. Старшие ученики вели себя солидно, но и они порой толкали под столом соседа или смеялись в кулак.
 
   Детей, наделённых силой жизни, отправляли в школу в десятилетнем возрасте. Когда юным Аларъян исполнялось семнадцать, обучение заканчивалось. Наступало их совершеннолетие. Тогда простые юноши и девушки брали судьбу в свои руки, находя работу по сердцу в городах и деревнях Алкарина. Талантливые ткачи, ювелиры, даже земледельцы Аларъян ценились в любой местности, потому что наполненная силой жизни работа всегда прекрасна и недоступна простым ремесленникам и земледельцам.  Однако, юноши и девушки из знатных семей, после школы Аларъян возвращались в родные имения или поступали на королевскую службу. Таков их долг.
 
   Сариан Ирдэйн ничем не отличалась от других знатных детей. Иногда она хотела свободы. 
   «Интересно, когда перед тобой открывается целый мир. Ты идёшь куда угодно, делаешь что хочешь, подчиняясь только собственному дару, потому что он один определяет судьбу мастера Аларъян, а не сотни условностей знатной жизни». 
Но оказывается судьба переменчива.
   Расставшись с важными мыслями, Сариан заметила Амрала и Риен, ужинавших в дальнем уголке.
 
   Принц с женой говорили о разных мелочах, важных для влюблённых. Риен вырастила чужестранный цветок. Принцесса недавно увидела его в книге растений. Цветок был крупный и яркий, поэтому очень понравился Риен. Она выращивала растение пол дня, купив редкое семечко. Но цветок всё равно не прижился на чужой земле.
   Против природы идти нельзя. Только она указывает, где надо жить растениям. Древние легенды говорят, что в разных странах земля и погода разные, - говорила Риен её наставница. Глядя на поникшие лепестки, Риен бранила себя за опрометчивость. Наставница всё время твердила ученице о законах природы, но Риен вечно её не слушала поэтому не раз ошибалась в решениях.
 
   Амрал же стремился создать из камня ель, что возникла в его воображении. Но вырезать каменные иглы тонкими, натуральными совсем не просто.
 
   В спальне влюблённых ждал совсем другой разговор. Говорили губы, руки, глаза, говорили о самом сокровенном, что никогда не передаст простой набор звуков, человеческой речи: страсть Риен, безмятежность Амрала, тайну личной комнаты.
   Принц не мог наглядеться на жену. При свете лампы она казалась ему загадочной, но близкой.
-  Да, я действительно не могу передать тебя в камне! Но когда-нибудь я отыщу верные линии, чтобы века запомнили твоё лицо и мою любовь.
   Прильнув к мужу, Риен разбудила в нём силу чувства. Амрал подчинился, уступил, став счастливым.
 
   Утром Риен разбудил птичий щебет. Она в который раз удивилась, что проспала так долго. Накинув платье, молодая женщина выбежала в сад. Солнце припекало несильно, По деревьям носился ветерок. Риен хотелось запеть, или пуститься в пляс, жаль, она не умела ни того, ни другого.
 
   Принцесса добежала до участка земли, выделенного ей наставниками, чтобы ученица растила на нём всё, что хотела. Риен засадила участок высокой травой, и полевыми цветами. Два дерева из родных мест принцессы стояли, тенистые, гордые. Но главной на земле Риен была пшеница. Налитые соком колоски принесли принцессе, часть бескрайних полей её детства.
 
   Риен происходила из, в конец разорившегося, дворянского рода. Слабый здоровьем отец умер, когда дочери не исполнилось и трёх лет. Риен растила мать. Если бы у девочки не обнаружился дар Аларъян, её судьба была бы печальной. Бесприданницу не возьмут замуж знатные соседи, а за ремесленника или купца гордая мать её не выдаст.
 
   Школа Аларъян стала хорошей судьбой для Риен, раскрыв её дар, сделав женой принца. Но сердце молодой женщины тянется к родному полю, где растут высокие колосья, летают жуки и бабочки, протяжно поют крестьяне. Участок земли, словно маленькое поле, зелёный лужок.
   Каждый больной росток на нём Риен делала здоровым и сильным. Лучик Алар и увядающий цветок вновь цветёт, пустой колос наливается зерном. Прекрасная пшеница не пропадёт. Когда зерно созреет, из него испекут хлеб, самый вкусный хлеб в Алкарине, потому что печь его будут Аларъян.
 
   Проверив участок, Риен села среди травы, вспоминая дом: неухоженный особняк, высокую яблоню, похожую на куст вишню, грядки с овощами, Риен полола их с матерью.
   «Я как дикая ромашка в оранжерее не подхожу для жизни во дворце. Из любви к Амралу я стану заложницей этикета, не смогу погулять в саду, вернуться домой.  Мне кажется в золоте я увяну. но я очень сильно люблю Амрала. Я люблю его так сильно, что готова сама увянуть, только бы его камень расцвёл, а значит, я буду цвести всем на зло, буду становиться сильней и уверенней. Пока Амрал рядом, мне ничего не страшно».
 
   Неожиданно Риен услышала чьи-то шаги. Повернувшись на звук, принцесса увидела, как к ней приближается высокая женщина в чёрной накидке. Это Айдрин Тарир – полубезумная провидица судьбы, она живёт в деревянной лачуге рядом со школой Аларъян. Взглянув на Айдрин, Риен в испуге побежала прочь.
-  Беги, беги, девочка, – раздалось ей вслед, -  от меня убежать легко, только от судьбы не убежишь. Ни один человек не избежит своей судьбы, особенно тот, кто приблизился к сильным мира сего. Твой выбор сделан, ты оплатишь сделанный выбор. Мы все заплатим за минувшие дела.
   Риен казалось, что её спину буравят серые глаза провидицы. Айдрин была некрасива: огромный нос, выдающийся вперёд подбородок, светлые волосы, торчащие во все стороны.
 
   Говорили, что Айдрин не всегда была безумной. Дочь придворной провидицы Лейдан Тарир унаследовала её дар. В двадцать лет Айдрин почему-то отправилась за стену, выпросив у короля разрешение на возврат. Иногда правители Алкарина давали своим подданным подобное разрешение.
 
   Из-за стены Айдрин вернулась, утратившей рассудок. Конечно, она не выла по-звериному, и не бросалась на людей, просто провидица решила, что Алкарину пришло время платить по никому неведомым счетам, что придворные и принцы должны обучаться владению оружием не для забавы, а всерьёз. Оставив королевский дворец, Айдрин поселилась возле школы Аларъян вместе с пятью бывшими защитниками стены, так называли людей, отслуживших срок на преграде Алкарина.
 
   Безумная провидица не раз попадалась на пути Риен. Иногда принцессе казалось, что Айдрин её подстерегает. Принцесса боялась дурного глаза. Вдруг что-нибудь случится с ней самой, или ребёнком? Или Амралом? 
 
   Забыв об Айдрин, Риен заметила, что солнце стоит в зените, значит пришло время обеда. Когда принцесса встретилась с мужем, Амрал почувствовал запах полевых цветов от её кожи.
-  Ты пахнешь полем, – прошептал он на ухо Риен, – это очень приятный запах.
-  Моя родина там, где поля. Для тебя я всегда буду ими пахнуть.
-  Нет, скоро ты будешь пахнуть дворцом. Мне хочется, чтобы ты не сильно пожалела, что стала моей женой.
-  Разве я могу пожалеть о своём счастье? А моё счастье - это ты. Не бойся, Амрал, я возьму запах родных полей с собой во дворец, потому что поля и луга живут в моей крови, они наполняют мою Алар.
-  У меня самая удивительная на свете жена, - сказал себе Амрал. - Как она полюбила меня? Ни одна придворная леди не сравнится с Риен, только она сумеет наполнить меня живостью.
 
   После обеда принца ожидали упражнения с мечом. Амралу совсем не давалось воинское искусство. Риен, и другие девушки в который раз увидят его беспомощность. Только неловкость перед зрительницами, немного беспокоила Амрала. Воинское искусство он не любил.
-  Упражнения с мечом давно устарели, как и рукописи королевского архива. Но владение оружием, обязательная дисциплина школы Аларъян. Воинское искусство закаляет дух. Так говорит мастер над оружием Инзар Далер, вот принцу и приходится сражаться, пусть его сердце совсем не лежит к поединкам.
-  Ты словно вода, куда ударит меч, там и расплёскиваешься, – часто бранил Амрала Инзар Далер. Принцу не оставалось ничего, как согласиться с ним, потому что наставник был прав.
 
   На площадке для упражнений Амрала встретил юноша по имени Дальнир Аторм – грозный соперник и преданный друг. Против Дальнира мог устоять разве что Инзар Далер, настоящий мастер клинка. Победив на многих дворцовых турнирах, Инзар Далер, по заслугам занял должность мастера над оружием в школе Аларъян. Дальнир очень уважал наставника и кажется как никто его понимал, потому что у Инзара Далера, как и у его ученика, так и не определился дар Аларъян, а в крови бушевала немалая сила.
 
   Юноша смутно догадывался, каков их с наставником дар, самый запретный, самый страшный: дар убивать с помощью Алар.
-  Убийство силой жизни принесёт немедленную смерть убийце. Сила, несущая в себе рождение нового, причинять смерть неспособна, таков закон природы. А человек, виновный в его нарушении, будет проклят, потому что совершит преступление светлым даром, – объясняли ученикам наставники Аларъян.
-  Рассказывают, что в незапамятные времена сила жизни убивала теневых, обладателей серой стали и чёрных Аранъяр, обладателей силы Аран. Сила жизни смертельна для тварей Вирангата, потому что они не совсем живые. Убийство создания тьмы не позор, а честь.
 
   Но Алкарин давно не верил в Вирангат. Возможно, страну хотели завоевать соседи, поэтому алкаринцы и отгородились от них стеной. Со временем реальные враги превратились в легендарных существ.
   Порой Дальнир  спрашивал себя, действительно ли убийство с помощью Алар приносит гибель убийце.
-  Если такой дар преступен, то почему так поёт сердце, когда в руке даже деревянный клинок? Сила готова выплеснуться в него сверкающим потоком, чтобы сжечь живую плоть. Несколько горячих секунд и от неё ничего не останется. Потом разорвётся сердце, способное выпустить наружу огненную смерть.
 
   Боясь за себя, Дальнир изо дня в день упражнялся с мечом, несмотря на то, что  знал: среди учеников он лучший в воинском искусстве. Но Алар нельзя выпускать на свободу. Нельзя стать убийцей, какого проклянёт даже тот, кто любит. Но кто его любит?
 
   В семье добрых и сентиментальных лорда и леди Аторм подрастал сын, облазавший волком-одиночкой окрестности родного замка. Нелюдимый, сверкающий на всех глазами Дальнир, не умел внушить окружающим любовь. Главным чувством близких к нему было смутное беспокойство. Но Дальнир, старший сын, законный наследник титула. Поэтому лорд Аторм очень обрадовался, когда мальчика забрали в школу Аларъян. Нашёлся отличный повод сменить наследника вотчины.
-  Аларъян сам пробьёт себе дорогу в жизни. Ему ни к чему отцовское достояние. А младший сын станет хорошим господином замка Аторм, – окончательно решил лорд.
Остальные члены семьи с ним согласились. Так Дальнир Аторм лишился титула, предназначенного ему рождением. Путь в жизни вдруг стал неопределённым.
-  Не больно-то и хотелось быть господином вотчины Аторм, только где она, моя дорога? – Дальнир часто грустил. Раньше за королей умирали, если, конечно, такое было. А я отдаю принцу Амралу мою бессмысленную жизнь. Почему именно безмятежный принц стал моим единственным другом? Почему он не оттолкнул неуживчивого мальчишку, не ответил дерзостью на дерзость и не убежал при первой встрече, когда нам обоим было десять лет? Наверное, потому, что не был горячего нрава но это давно неважно. Дальнир крепко-накрепко связан с принцем, никому не под силу развязать их судьбы. 
-  Значит, придётся растратить свои годы на потешные турниры и кривляния придворных во дворце. Амрал – четвёртый сын короля Ардана вряд ли достигнет трона. Состоять в свите младшего принца, значит обречь себя на вереницу бесполезных лет. А если бы меня ждала свобода? Что делать с ней тому, чей талант не нужен? – Дальнир знал верное решение. -  Таким как я одна дорога, идти за стену без возврата, потому что  отпрыску мелкого лорда король Ардан возвратиться обратно не разрешит, чтобы по стране не ползли лишние слухи. Дальнир очень хотел уйти за стену. На свете он мало чем дорожил, разве что глазами Сариан, её волосами, похожими на серебро.
 
   Но Сариан вечно глядит на Амрала, пусть он пропускает удар за ударом. Дальнир рубанул принца мечом - такой удар рассёк бы противника напополам. Амрал был должен, ну просто обязан, закрыться щитом, но он промедлил.
 
   Сариан кольнула неумелость принца.
-  Да, конечно, нынешнему Алкарину не нужны воины, однако, противник Амрала,  отлично сложен. Он слишком легко побеждает. 
   Глаза Дальнира будоражили Сариан, в них есть что-то такое безысходное и одновременно стремительное, неукротимое. Волосы юноши собраны кожаным ремнём, так делают лорды с окраины.
-  Дальнир Аторм – сильный, но бесполезный зверь. Волк, посаженный на цепь.
 
   Сариан удивляла дружба Дальнира и Амрала. Они же настолько разные. – Ну почему они крепко сдружились? Из-за этого мне придётся встречать Дальнира Аторма при дворе. Пусть бы возвращался обратно на окраину!
   Сариан не понимала своей досады. Покидая площадку, Дальнир отсалютовал избраннице сердца.
-  Надеюсь на предстоящих дворцовых турнирах, кто-то станет носить ленту с моим гербом и цветом, – произнёс юноша, как бы в сторону.
-  Без сомнения, многие девушки будут счастливы её носить, а я повяжу ленту принца Амрала, конечно, если придворный этикет позволит мне совершать небольшие вольности. 
-  По истине, принц – счастливейший человек королевства, раз ему принадлежат сердца лучших девушек нашей страны. 
   Показалось ли ей, что за широкой улыбкой Дальнира затаилась горечь? Сариан не задумалась над мимолётным  чувством, едва затронувшим сердце.
 
Продолжение здесь: http://proza.ru/2018/11/25/1033

Изображение взято из интернета. Благодарю автора!


Рецензии
Признаюсь, мне в таком жанре писать не дано, но почитаю с интересом. Уже понятно, что как и в жизни, герои есть положительные и те, кто рожден творить зло. Посмотрим, как сложатся судьбы всех героев. Пока что запоминаю имена)))

Тоненька   23.09.2019 15:20     Заявить о нарушении
Спасибо, большое за отклик!
Мне иногда в свою очередь хочется написать что-нибудь художественное, реалистическое. Да, вот беда, в голову не приходит!
С теплом и благодарностью!

Лидия Сарычева   23.09.2019 16:25   Заявить о нарушении
На это произведение написано 17 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.