2. 2. Храм Трёхликого

http://www.proza.ru/2018/07/02/601
Чёрное Солнце: За час до рассвета.
ГЛАВА 2, ЧАСТЬ 2. Храм Трёхликого.


Годовщина победы в Третьей Войне- единственное событие в году, объединявшее людей всех полов, возрастов, наций и вероисповедания вот уж более семнадцати веков. Надо сказать, люди вообще любители гульнуть да с размахом, был бы повод. Но только в этот день на улицах всех городов можно было увидеть представителей высоких сословий, весело болтающих с простыми грузчиками, или загорелых равийских караванщиков, братающихся с тиогуньскими торговцами. Даже говоря на разных языках, люди всё равно понимали друг друга. Это был их общий праздник. Общая победа. Хотя мало кто из них сейчас мог бы с уверенностью ответить, из-за чего вообще разразилась та страшная война, кто её начал, как вышло, что гномы приняли сторону людей, откуда взялись и куда делись вампиры... А самое главное- почему гордые несгибаемые эльфы в самый разгар боя вдруг бросили оружие и с позором бежали, освободив обширную территорию, которую Алектин тут же радостно присоединил к своей тогда уже немаленькой Империи? Многочисленные исторические хроники сильно расходились во мнении на этот счёт, так что оставалось лишь гадать и наслаждаться сомнительным, но долгим миром.

Рэй не слишком-то интересовался историей, предпочитая жить настоящим и думать о будущем. И сейчас его будущее зависело только от того, насколько успешно он выполнит своё задание.

Попрятав аванс в четырёх укромных местах, он заглянул в пустую квартиру Элизы, где сменил мягкую кожаную куртку и кофту с капюшоном на мешковатую крестьянскую рубаху с лёгким плащом-накидкой, обвязав приметные замшевые сапоги полосками серой ткани по примеру бедняков, которые таким образом удерживали на ногах великоватую обувь. На голову натянул светлый лохматый парик с простецкой шляпой, а с помощью цветастого грима, сохранившегося ещё с позапрошлого года, придал лицу в меру несвежий и слегка помятый вид. Теперь выдать его могла только дорогая сумка с ещё более дорогими пожитками, поэтому вор запихнул её в небольшой льняной мешок на верёвке, для верности накидал сверху всякого тряпья с огрызками от яблок и перекинул мешок через плечо. Потом ещё раз критически оценил плоды своих усилий в потемневшем зеркале: обыкновенный, серый, ничем не примечательный бродяга, каких в столице пруд пруди. Но всё равно красавчик.

Рэй подмигнул отражению и незамеченным выскользнул из дома.

Вечерние улицы были ярко освещены разноцветными алхимическими огнями, помещёнными в фонари. Воздух пах недавним дождём. Чуть ли не из каждого проулка доносилось многоголосое пение... Даже стражи порядка время от времени не выдерживали, поддаваясь всеобщему настроению, и начинали что-то весело выкрикивать прохожим девушкам, после чего долго и преувеличенно громко хохотали.

По пути к Храму Рэй успел вдоволь наобниматься с нарядными дамами и набегаться от их кавалеров, выпить хмельного эля с заезжими артистами и обчистить парочку нахальных воришек- исключительно в назидательных целях. В мешке у него остались только самые необходимые инструменты, а наиболее ценные из них (вроде редчайшего свитка телепортации, использовать который Рэй боялся, а выкинуть было жалко) были спрятаны и надёжно закреплены в потайных кармашках, так что не было причин опасаться своих же коллег. К тому же, основная их масса трудилась сейчас в центре города, на главной площади, куда стекалась самая большая толпа, жаждущая услышать очередную героическую речь императора Люциана Четвёртого. Здесь же, на северной окраине Талека, было почти пустынно. Тем не менее, у входа в Храм Триединого, где каждого посетителя проверяли чароскопами, образовалась небольшая толчея.

Днём Рэй уже навернул вокруг закрытого Храма несколько кругов, прислушиваясь и присматриваясь, а потому сейчас сразу направился к распахнутым воротам, ещё издали наметив для себя парочку невольных "помощников". Одним из них был одинокий мужчина средних лет. Одет он был просто, но со вкусом, и вполне мог оказаться заезжим купцом. А значит, никто не удивился бы, обнаружив в его вещах какой-нибудь запрещёный магический предмет. Рэй бочком протолкался к нему через праздно беседующих людей и как бы невзначай задел мужчину плечом. Тот ничего и не заметил, целиком занятый подслушиванием чужих разговоров, но дело было сделано: в кармане мужчины перекатывалось колечко с довольно мощной колдовской печатью, защищающее владельца не то от поноса, не то от запора... В любом случае детектор его не упустит, а на выяснение свойств кольца должно уйти немало времени, что тоже хорошо.

Одиночки, по опыту Рэя, всегда приковывают к себе более пристальное внимание со стороны стражей порядка, в то время как милующиеся парочки обычно подозрений не вызывают и будто сливаются с пейзажем. Поэтому второй "жертвой" стала опять же одинокая пухленькая женщина. Незаживающие красные мозоли на костяшках пальцев выдавали в ней прачку или уличного бойца в тяжёлой весовой категории... Рэй без труда расположил её к себе пошловатыми комплиментами и шуточками на тему дворянства, а спустя минуту они уже под ручку приблизились ко входу в храмовый двор. Стараниями Рэя они оказались перед дверьми одновременно с тем самым "купцом", и вор, нарочно замешкавшись, пропустил мужчину вперёд. Как и планировалось, прибор стражника тут же среагировал на магическое кольцо, издав противный писк. Гвардейцы отвлеклись на ни в чём не повинного бедолагу, а Рэй без всяких помех и даже примитивного обыска на оружие протиснулся мимо них во двор, таща за руку сгоравшую от любопытства даму.

Ну вот, первая линия обороны преодолена, он на территории Храма. Теперь оставалось самое сложное: дождаться условного сигнала от колдуна и не попасться на глаза верховному дейну, который, если верить предупреждениям старика, способен с одного взгляда разоблачить злоумышленника.

Пока что всё шло гладко. Охраны во дворе было больше, чем Рэю хотелось бы, но на него и толстенькую прачку никто не смотрел, что говорило об успешности маскировки. Пользуясь случаем, вор профессионально огляделся по сторонам.

Центральное здание Храма имело форму большого полуцилиндра, к которому с двух боков примыкали прямоугольные жилые строения с маленькими башенками. Это было, наверное, единственное сооружение в Талеке, построенное из прочного и дорогостоящего белого камня. Ещё сотню лет назад Храм был вдвое выше, длиной островерхих башен не уступая ратуше, и при этом занимал вдвое меньше территории. Но религия всё теснее переплеталась с наукой и медициной, храмовники научились извлекать из артефактов использованную на их создание магию, и наконец здесь было решено организовать закрытый научно-исследовательский центр. Три верхних этажа снесли вместе с башнями из соображений безопасности (в подземных лабораториях частенько что-нибудь да взрывалось, вызывая обрушения кровли), здание укрепили, территорию расширили и построили на ней ещё два корпуса- учебный и научный.

В современном виде Храм Трёхликого совмещал в себе уже не только науку, техномагию и религию, это было отчасти ещё и военное учреждение, призванное в случае новой войны встать на защиту мирных граждан наравне с имперскими легионерами. По слухам, здесь денно и нощно разрабатывались новые виды смертоносного оружия и проводились опыты по созданию гибридов из живых существ. А глубоко под землёй, помимо лабораторий, находилось убежище для знатных особ, с отдельными комнатками и потайными выходами на поверхность. Люди с воображением побогаче рассказывали, что в мирное время (то есть сейчас) эти подземелья использовались в качестве тюрьмы для политических преступников, тёмных магов и отловленных эльфийских шпионов. Да много чего ещё говорили про это место и его обитателей... Но на самом деле правды не знал никто. Потому что ещё ни один из смельчаков, отважившихся пробраться внутрь и всё выяснить, не вернулся обратно.

Рэю как-то совсем не хотелось проходить сквозь гостеприимно распахнутые двери Храма. Он планировал прогуляться по внутреннему двору, залечь там под каким-нибудь кустом и ждать сигнала. Но прачка упрямо тянула его за руку, непрерывно тараторя, а гвардейцы зорко следили за территорией. Вор смирился, снял свою шляпу и под раскатистые звуки колокола вошёл в ярко освещённый зал.

Однажды Рэй здесь уже бывал. Много лет назад. Как ни смешно, он тогда пришёл сюда не по работе, а в поисках ответов. И, надо сказать, ответы он действительно нашёл. А вот веру в богов потерял окончательно.

За десять лет здесь практически ничего не изменилось. Просторное помещение Храма в праздники освещалось множеством висящих под высоким потолком золотистых шаров, созданных здешними алхимиками с применением пресловутой технологии-М. Шары попеременно мерцали, создавая таинственную волшебную атмосферу. Куполообразный потолок и стены зала были украшены цветными фресками, изображавшими различные сцены сотворения мира и людей, а массивные колонны подпирали собой узкие, изогнутые дугой балкончики по обеим сторонам от входа.

Балконы пока наполовину пустовали, верховного дейна среди присутствующих вор не заметил. Зато на длинных скамейках свободных мест оставалось всё меньше. Люди оживлённо переговаривались друг с другом, стараясь перекричать гулкие удары колокола, созывавшего последних прихожан. По центральному проходу между рядами сновали молодые послушники, гвардейцы и, что было весьма кстати, торопящиеся занять свои места на балконе учёные.

Рэй подгадал момент, когда охраны поблизости не оказалось, и, усаживая свою даму на лавочку в левом ряду, ненароком толкнул задом как раз проходящего мимо седовласого мужчину в белом одеянии, чуть не сшибив того с ног.

-Ох-ох! - Воскликнул Рэй, подхватив потерявшего равновесие старика под локоть. При этом шляпа вора оказалась на полу, он быстро поднял её и всучил в руки мужчины, вызвав тем самым временное замешательство последнего. - Мне дико жаль! Прошу простить мою неловкость. Я когда выпью, ужасно неуклюж! А пью я всё время, так что... Вы не ушиблись?

-Всё в порядке! - Рявкнул на него учёный, возвращая шляпу владельцу. - Отцепись уже!

Старик с трудом высвободился из хватки Рэя, который всё ещё продолжал поглаживать и похлопывать его по спине и плечам, и, бормоча что-то себе под нос, двинулся дальше по проходу.

-С праздничком! - Негромко крикнул Рэй ему вдогонку.

На всякий случай вор ещё раз огляделся и, убедившись, что его маленькое представление не привлекло к себе ненужного внимания, с довольным видом уселся на лавку рядом с прачкой. В его сапог незаметно скользнул небольшой шестиугольный стержень на колечке- пропуск в сверхсекретные подвалы Трёхликого.



Последний удар колокола ещё долго разносился под сводами Храма. На возвышении перед алтарём начали собираться дети-хористы лет тринадцати на вид, голоса людей понизились до трепетного шёпота. И даже неугомонная толстушка рядом наконец умолкла. Рэй обернулся посмотреть, удалось ли всё-таки пройти подставленному им купцу, но вместо этого, к своему ужасу, увидел всё семейство барона Дюмара, входящее в зал с запоздалыми прихожанами. Жена барона держала в руках маленькую канареечную болонку.

"Какого чёрта они делают здесь, а не на площади?!"

Рэй быстро отвернулся и сделал вид, что снова уронил шляпу. Пока он копошился под лавкой, семейство прошло мимо. Вор выглянул из своего укрытия и с облегчением выдохнул: собака его, похоже, не учуяла.

-Ох, вы только посмотрите... - Раздался у него за спиной взволнованный шёпот женщины. - Настоятель-то уже совсем плох...

-Да, недолго ему осталось... - Тихо произнёс другой голос, помоложе. - Очень надеюсь, дейн Итан займёт его место. Он такой милашка...

Женщины захихикали, а Рэй тревожно вскинул голову. На балкончик справа как раз выкатили кресло на колёсах, в котором сидел отец Фэйзил с пустыми глазами и приоткрытым ртом. Коляску толкал молодой мужчина в чёрной накидке с красной треугольной брошью.

Верховный дейн занял своё кресло между настоятелем и двумя советниками, после чего сразу окинул зал внимательным взглядом. Женщины на задних рядах снова захихикали, а Рэй торопливо прильнул боком к пышногрудой прачке, которая тут же густо покраснела от удовольствия и мощной ручищей обняла парня так, что у того захрустели рёбра.

-Итана Гросса- в архаины! - Свистящим шёпотом проскандировала девушка позади Рэя, давясь смехом.

-Его по возрасту могут не выдвинуть, - грустно заметил другой женский голос. - Слишком молод...

-Да какая разница! Если его назначит сам отец Фэйзил, никто уже поперёк не встанет...

-Думаешь, успеет? Взгляни на него... Кажется, разум уже покинул его голову...

-Говорят, дейн Итан сам за ним ухаживает, никого не подпуская, - к разговору присоединился уже четвёртый голос, тоже женский. Рэй начинал испытывать сильное раздражение. - Он для него и передвижное кресло соорудил своими руками. С такой заботой старик, может, ещё и воспрянет...

-А иные говорят, - не выдержал какой-то мужчина сзади, - что дейн ваш сам же своего приёмного отца и отравил, чтобы в архаины подняться! - Женщины возмущённо ахнули. - А что, думаете, совпадение всё это? Сначала бедный Айгель- да покоится он с миром, теперь отец-настоятель... Очень удачно сложилось, не правда ли?..

-БРЕХНЯ! - Вдруг высоким голосом вскричала толстая прачка, и Рэй рядом с ней едва не поседел.

Многие головы повернулись в их сторону, в том числе голова верховного дейна.

Лицо прачки медленно покрывалось красными пятнами. Она заёрзала на лавке, и Рэй, выдавив из себя глупую пьяненькую улыбку, как бы успокаивающе похлопал её по пухлой руке, сам еле сдерживаясь, чтобы не расчесать себе шею в кровь. В зале стало нестерпимо тихо, из первых рядов знакомо тявкнула жёлтая собачка.

Момент уже претендовал на звание самого неловкого в жизни вора, когда свет золотистых шаров начал постепенно угасать, и один из мальчиков на помосте, наконец, исполнил вступление, с первых нот приковав к себе всё внимание зрителей.

Рэй на секунду даже забыл, где он находится и зачем сюда пришёл. Ничего подобного слышать ему ещё не доводилось. Голос мальчика был настолько чистым и светлым, что буквально проникал под кожу, поднимая волоски на руках. Он будто ввинчивался в мозг, вызывая яркие образы и пробуждая воспоминания, которым лучше бы спать мёртвым сном.

Рэй вытянул шею, но так и не смог разглядеть издалека солиста. Наверное, мальчик стоял в последнем третьем ряду, прячась ото всех.

К поющему тихонько присоединились другие послушники, и их голоса плавно сплелись в единый хор. Слов Рэю разобрать до конца не удавалось, хотя суть он интуитивно улавливал. Песня очевидно была посвящена павшим в Третьей Войне героям. Но ещё было в ней что-то невыразимо тревожное, от чего по спинам прихожан поползли крупные мурашки.

Чтобы отвлечься от гнетущего предчувствия чего-то недоброго, Рэй начал рассматривать фрески на стенах. В сгустившемся полумраке зала картины будто оживали. Вор зацепился взглядом за одну из фресок, которую раньше почему-то не замечал. На ней была изображена страшная буря. Тяжёлые облака клубились в небе, изрезанные белыми молниями. Между ними в ужасе металась серая птица, безуспешно пытаясь спастись от шторма. Морские волны пенились, разбиваясь о высокие острые скалы, и из воды вдалеке выпрыгивал огромный кит. Причудливые фиолетовые деревья на вершинах утёсов гнулись под натиском ураганного ветра, теряя листву, а под их корнями свернулась клубочком серебряная змейка. И над всем этим хаосом склонялся Творец, протягивая руки к одинокому кораблю без парусов...

Рэй оторвался от фрески и с превеликим удивлением обнаружил, что его глаза застилают слёзы. Парень проморгался, украдкой осмотревшись по сторонам. Женщины не таясь плакали в носовые платки. Мужчины сидели прямо, с очень серьёзным видом, но их выдавали подрагивающие плечи и сильно хмурящиеся брови. Даже отец-настоятель будто немного пришёл в себя: его губы были плотно сжаты, а на морщинистой щеке отчётливо поблёскивала влажная полоска. Только лицо верховного дейна оставалось бесстрастным. Мужчина оперся локтями на невысокие перила балкона и немигающим взором наблюдал за хористами, изредка склоняя голову набок.

Голоса поющих становились громче, тревога неумолимо нарастала. Вор уже всерьёз размышлял над тем, чтобы прямо сейчас всё бросить и податься в бега... Но тут звук достиг апогея, и на высокой длинной ноте пение резко оборвалось.

Шары под потолком снова наполнились мерцающим золотым светом, не сразу вернув людей к действительности. Зашмыгали носы, заскрипели корсеты знатных дам. Прачка рядом с Рэем трубно высморкалась в свой платок. Когда, наконец, раздались бурные овации, хористы уже скрылись в боковых дверях, а с балкона на помост спустился Итан Гросс.

"Не такой уж и милашка... Разве что ростом удался, а в остальном- парень как парень. Бородка, вон, неровная какая-то..."

Дейн выглядел уставшим, но держался по-военному прямо. Какое-то время он просто стоял перед алтарём и смотрел на собравшихся сквозь подрагивающее марево от десятка свечей. А потом заговорил.

-Прежде всего, хочу поблагодарить всех, кто собрался сегодня под сводами нашего Храма, - дейн не поленился одарить кратким взглядом каждого из присутствующих и чуть заметно улыбнулся. - Наверняка для некоторых из вас это было непростое решение, учитывая, сколько развлечений планируется в это же самое время на главной площади, - с задних рядов послышались сдавленные смешки, - и всё же - вы здесь. Сегодня мы все празднуем победу в войне, о которой известно так же мало, как о строении вещества или природе магии. Но я хочу напомнить: мы отмечаем не просто Великую Победу. Сегодня мы чтим силу человеческого духа, пот, кровь, ярость защитников Человечества. Более полутора тысяч лет назад- так давно, что я даже не буду пытаться вспомнить точную дату, - опять смешки в зале, - мы едва не погибли, не вымерли, как вымерли драколиски или цветные морские дельфины. Та война была не просто войной за землю, богатства или славу, которую можно передать потомкам. Это была борьба за жизнь, за само право существовать. За свободу. И мы почти проиграли эту войну. Только невероятная мощь человеческого духа, колоссальное напряжение всех сил души и разума помогли нашим предкам выстоять в той ужасной битве. Сейчас вокруг нас нет горящих полей сражений, небо не плавится над вашими головами, а в ночи не скрываются грозные вампиры. Но война всё ещё продолжается. И идёт она внутри каждого из вас...

Пока дейн говорил, Рэй втихаря его разглядывал, пытаясь вспомнить, при каких обстоятельствах ему доводилось раньше встречать этого человека. Наконец, вспомнил. Несколько лет назад Рэй мельком видел его из окна храмового экипажа. Кажется, тогда Итан ещё не был верховным дейном и возвращался вместе с братом после годовой службы в имперском легионе. А потом, чуть позже, они с Рэем пересеклись на загородном приёме у императора, куда вор проник на спор, дабы стянуть одну бесценную вещицу властителя. И оба раза шрама на лице дейна вор не замечал. Значит, он появился уже после... Интересно, как?

-...Грозные монстры и ночные твари суеверий, невежества и страха пытаются завладеть вашими душами, - продолжал тем временем дейн. - Так же как и тысячи лет назад, многим из вас кажется, что человечеству скоро придёт конец. Вчера наш телепатограф едва не разорвало сообщениями об одновременном извержении трёх вулканов на востоке, цунами на юге и нападении неизвестных чудовищ на севере. Поступают донесения о нападениях эльфов - этих персонажей сказок и легенд - на людские поселения в районе Тильи. - "Интересно, - подумал Рэй, - у него задача успокоить народ или, наоборот, запугать?.." - Но не это самое страшное… Страшна тьма невежества, сумерки Разума, уныние Души. Сейчас наш мир вступает в эру преобразований, и мы с вами стоим на пороге Великого Перехода, а изменения всегда пугают. Ребёнок, рождаясь из чрева матери, считает, что его жизнь кончается, привычный мир - такой комфортный и уютный - отвергает его. Но то, что ребёнок воспринимает как смерть, есть лишь Начало. Великая война была рождением Человека, а теперь нам предстоит выйти из Детства, стать Взрослыми. Не поддавайтесь панике и не позволяйте тьме сомнений и страха овладеть вашими сердцами. Потому что именно из этой тьмы и рождаются все чудовища Тихата, - на этих словах дейн чуть приглушил голос, и в тишине явственно послышались какие-то скребущиеся звуки с улицы, словно неведомые чудища уже подобрались совсем близко и поджидают в сгустившейся темноте за открытыми дверями. Особо суеверные прихожане, вроде той же прачки, немедленно очертили в воздухе перед собой треугольники. Рэй, спохватившись, повторил жест. - Но Великий Творец в своей неизмеримой милости одарил нас разумом, и яростным огнём познания мы победим Тьму раз и навсегда, открыв двери в дивный новый мир триумфа Человечества. Доверяйте Творцу и приходите в Храмы. Вместе мы утвердим силу и могущество Человека!..

Голос дейна звучал мощно и грозно, и даже совершенно равнодушный к подобному Рэй на несколько мгновений почувствовал, как от слов Итана по его телу побежали мурашки. Ему уже казалось, что он сам стоит на поле битвы, а с другого конца на него несутся ужасные и отвратительные монстры, которые не ходили в Храмовые школы…

На этой мысли наваждение от речи Итана прошло, и Рэй едва не рассмеялся. Свет Разума, триумф Человечества… Пустые слова, призванные одурачить глупый народ и заставить их нести свои деньги Храму.

- … Теперь же я хочу предоставить слово нашему почётному гостю, отцу Сивиллу, после чего вы сможете присоединиться к празднованию на площади и насладиться фейерверком, над которым, если верить слухам, целый год работали лучшие тиогуньские мастера.

Верховный дейн снова улыбнулся, осенил зал благословляющим жестом и под одобрительные аплодисменты поднялся по лесенке обратно на балкончик, а его место на помосте занял пожилой загорелый храмовник, приглашённый, судя по синей мантии, из Лирии.

-Дорогие друзья! - Начал он противным скрипучим голосом, сильно растягивая слова, и Рэй мгновенно ощутил непреодолимую сонливость. - Тысяча семьсот восемьдесят два года назад в этот самый день свершился новый виток в истории человеческой цивилизации, который объединил наши народы и навсегда изменил...



Рэй очнулся от того, что прачка пихала его в бок. Похоже, он всё-таки задремал. И, кажется, даже всхрапнул. Прошло не меньше получаса, а старик в синем всё ещё вдохновенно вещал с помоста. Вор зевнул и огляделся. Зрители сидели с одинаково отсутствующими лицами, явно витая где-то в своих мыслях. Кто-то, как и вор, похрапывал на плече соседа. Кто-то, как Итан Гросс, поглядывал на карманные часы. Речь явно затянулась...

-Мы так весь праздник пропустим, - с досадой прошептала толстая соседка Рэя. - А там сейчас пирожки бесплатно раздают...

Он согласно промычал, хотя голова его была занята совсем другими планами. И прогулки по ночному городу в эти планы не входили.

Спустя ещё несколько томительных минут другие люди тоже начали потихоньку просыпаться, словно предчувствуя близящееся освобождение. Окончательно перестав обращать внимание на священника, зрители общались между собой всё громче. Их очевидно занимали те же мысли, что и прачку.

-...так не будем же забывать об их героическом подвиге, - монотонно скрипел старик. - Мы должны оставаться одной большой дружной семьёй, любить и поддерживать друг друга. И да защитит нас всех Триединый...

На этих словах все дружно зааплодировали и одной большой семьёй стали покидать свои места, хотя проповедник явно собирался что-то ещё говорить. В медные коробочки с двух сторон от входа со звоном посыпались монеты.

На балконах тоже началось движение. Верховный дейн, беседуя о чем-то с молодым учёным, уже толкал коляску с настоятелем к двери, ведущей на третий жилой этаж. В зал он больше не смотрел.

"Пора действовать", - подумал Рэй и тоже встал.

-Пойдём скорее, - оживилась прачка, с трудом выползая с лавки, - надо успеть на пирожки, а потом на фейерверк, а потом на театральное представление! А потом, может, проводишь меня до дома?

-О, с удовольствием! Вот только... - Рэй посмотрел в её горящие игривым блеском глаза, покачнулся, ухватившись за её плечо, и очень убедительно изобразил рвотные позывы. - Чуть позже...

-Хотя, знаешь, - женщина брезгливо стряхнула его руку, - пожалуй, я и сама дойду.

И она тут же смешалась с галдящей толпой. А Рэй, всё так же покачиваясь, двинулся следом, памятуя о бароновом семействе где-то за его спиной.

На верхней ступени Храма вор чуть задержался, прислонившись рукой к створке массивной двери и делая вид, что просто дышит воздухом. Проходящие мимо люди одаривали его понимающими улыбками, тут же забывая о его существовании. Гвардейцы были заняты обходом территории и проверкой главного помещения на забытые предметы.

Пара метких взглядов, одно неуловимое движение, доля секунды- и Рэй оказался в темноте между распахнутой входной дверью и холодной каменной стеной. Он заглянул в щёлочку, усиленно прислушиваясь. Никто не поднял тревогу, храмовники в чёрном спокойно продолжали выводить оставшихся прихожан с территории внутреннего двора. Манёвр удался.

"Твой ход, колдун. Давай же..."

Они условились о времени сигнала- когда люди начнут покидать Храм. Но что это будет за знак, маг как-то упомянуть забыл. И теперь Рэй с бешено колотящимся сердцем гадал, не пропустил ли он уже нужный момент.

-...он же сказал, дорогая, на это уйдёт пара дней. Может, меньше. Надо немного подождать...

-Пока мы ждём, кто-нибудь ещё может в любую секунду вломиться в наш дом!

Тут залаяла собака, и у Рэя ёкнуло в груди. Последними из зала выходили, судя по всему, Дюмары.

-Всё будет хорошо, мы усилили охрану...
-Но...

-Мам, мне вот уже прям очень в туалет надо!

-Нас ждёт экипаж, потерпи ещё пять минуточек, пожалуйста... Видишь, даже Фани терпит...

В этот момент болонка, видимо, вырвалась из рук женщины и с лаем бросилась к двери, за которой прятался Рэй.

-Фани! - Женщина натянула поводок, собачка придушенно тявкнула, послышались звуки борьбы, и вдруг- журчащая тишина.

-Ну вот, даже бедный Фани не утерпел, мам.

-Хорошо хоть не в самом Храме... Пойдёмте отсюда скорее.

Они поволокли всё ещё упиравшегося пёсика по ступеням, и Рэй, наконец, смог дышать. По его виску скользнула капелька пота.

"Ну же, колдун... Где тебя носит..."

И словно в ответ на его безмолвную мольбу, из-за высокой ограды Храма внезапно донёсся протяжный женский крик. К нему тут же присоединились мужские и детские. Грохнули выстрелы.

-Мутанты!!! - Заорал кто-то. - Все сюда!!!

Рэй за дверью выпучил глаза.

"Мутанты?! Ты что там устроил, старик???"

Но, что бы там ни было на самом деле, это сработало. По двору затопали тяжёлые сапоги храмовников, спешащих на подмогу, отовсюду раздавались короткие команды.
Рэй осторожно выглянул из своего укрытия и увидел, как гвардейцы выскакивают за ворота. Выстрелы стали чаще.

Не теряя более ни минуты, вор выскользнул из-за двери и помчался вдоль левой стены, прямиком к учебному корпусу. Это было единственное из трёх зданий, не оснащённое собственным Источником. И только через него можно было вполне безопасно проникнуть в подземелье.



Продолжение: http://www.proza.ru/2018/11/28/632
Пролог: http://www.proza.ru/2018/07/02/601
Новости: https://vk.com/4ernoe_solntse


Рецензии
Добрый вечер!

Я наконец-то смогла к вам вернуться. Интересная глава, очень красочные описания храма, проповеди и отношения ко всему этому людей.
Рэй представляется всё более ловким и искусным вором, наделённым большими способностями. Прочитала с большим интересом.

Спасибо ))

Онеста   23.01.2019 23:36     Заявить о нарушении
Добрый вечер)) Спасибо, рада вашему возвращению))

Мне пришлось много прочитать, посмотреть и испробовать самой, чтобы наделить Рэя такими способностями :D Искусство вора ведь заключается не только в умелом обращении с отмычками)

Я сейчас целиком погружена в процесс работы над очень важной и сложной главой, но буквально на днях тоже к вам вернусь и наконец дочитаю всё залпом :)

Светлана Субботина   23.01.2019 23:53   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.