Два студента

                Два студента
                Послесловие к  керченской  трагедии

     В 1894 году  Чехов написал в  Ялте рассказ «Студент». Это пасхальный рассказ.  Тут описан  вечер накануне Пасхи, который   студент Иван Великопольский  провел в поле у  костра с  крестьянками. Апрель, холод, ветер… Днем, прихватив  ружье, студент ушел из дома в  лес.  Не ради того, чтобы пострелять, - убийство зверя или птицу в пасхальные дни  осознавалось бы  кощунством. Так, ради  защиты от дикого зверя. На всякий случай… Известный  чеховский  прием «ружье на стене должно выстрелить» не сработал… Он, кажется, еще  и не был  по-театральному осмыслен... Разве что подспудно проскальзывает намек на страсти Господни… Или на какие-то грядущие события...Представилось  студенту, как две тысячи лет назад в  такой  же  холодный вечер у костра  во дворе первосвященника  сидел  будущий  апостол Петр, который проник   в  логово врагов  как  лазутчик: хотел узнать, что собираются враги делать с  любимым Учителем… Его узнавали разные люди, он отрекался, говорил, что  не был с  Иисусом  в  Гефсимании… И тут пропел  петух… И вспомнилось Петру, как на тайной  вечери Иисус сказал ему:  не успеет петух пропеть, как ты  трижды отречешься  от меня… Петр встал и пошел от костра, заплакав горько… Ибо вдруг стало ясно ему, что  Учитель — не просто мудрый человек, а истинный Бог,  которому было ведомо все, что  произойдет, в  том числе и это невольное отречение, и грядущую мученическая  смерть на кресте....  Иисус, провидя  страшные мучения, сознательно пошел на  казнь ради спасения  людей… Пересказывая  этот эпизод евангельской  истории женщинам, студент вдруг увидел, что крестьянки заплакали... И  он осознал вдруг, что прошлое и настоящее связаны невидимой  цепью: тронешь один конец — зазвенит на другом… И что правда и красота, которые принес с  собой  в мир Христос, живы и сегодня, они определяли и еще  долго будут определять  жизнь людей на земле...
       И второй  студент. Керченский стрелок   Влад Росляков, прежде чем застрелиться, убил 20  человек. Принес  в жертву  невинные жизни… Часть погибли при взрыве бомбы, начиненной  болтами для   гарантии поражения, а  часть он перестрелял в коридоре из помпового ружья. Убил в том  числе   нескольких своих учителей... Ружье снова  фигурирует, но уже в истинном  своем предназначении — как  орудие убийства. Росляков оказался  хитрым конспиратором:  уничтожил все свои фото,  конспекты, учебники, сжег свой  экземпляр Библии (зачем?!), компьютер с  адресами и  фамилиями возможных сообщников… Единственное, на что он  сам   сделал символический акцент -  на майке  большими черными буквами  было написано: НЕНАВИСТЬ… Кого он возненавидел? Девушку, которая  ему изменила? Ее  имени нет. Значит, ненависть была обращена и к отцу, который  ушел из семьи, и к матери, которая  растила его на  нищенскую зарплату   санитарки в  онкодиспансере, и к  мучителям-учителям, и к  городу Керчи, который, между прочим,  является городом-героем… Подвиг аджимушкайцев, подвиг солдат десантников на Эльтигене, которые жертвовали своей жизнью в борьбе с  фашизмом, прошли мимо него… Ненависть к  Крыму, который отвернулся от Украины? Ненависть к  России? К миру? К  Богу? Нет ответа... Христос  пошел на жертву  ради спасения людей — этот  возненавидел человечество и готов  ему  мстить…  И понимаешь, сопоставив  фигуры двух этих студентов:   когда в  мире  недостает Чехова с  его проповедью правды  и красоты, рожденных подвигом  Христа, в  нем появляются  керченские  стрелки, безжалостные убийцы-анархисты… Наша задача, задача  всех людей, хранящих добро в  душе, задача всей  нашей культуры, настоенной на  Пушкине, на Чайковском, на Толстом, на Левитане, на  Чехове, — сделать правду и красоту добра главной силой  этой  жизни.  Мы обязаны быть продолжателями дела  Чехова, быть хранители его  гуманизма. Мы обязаны приумножать  красоту, без которой   мир скатится в  пропасть…
      Но дело не только в пропаганде или доступности искусства, несущего  добро в  души молодежи. Мы  этого не осознаем, но, по сути, сейчас молодые люди выталкиваются  из реальной  жизни в  виртуальный  мир. Ребятам  невозможно  шагу  ступить, чтобы   не  услышать:  деньги, деньги, деньги! За  спортивную секцию — заплати, за  художественную студию — заплати, за  поход в кино — заплати, за  то, чтобы попасть на  футбол — заплати, за книги — заплати, да  еще  какие  деньги!… А в  интернете или религиозной  секте  почти все -  бесплатно! Но именно там обильно разлиты  чернила, которыми начертано черные  буквы на  майке  керченского стрелка:  НЕНАВИСТЬ… Пора осознать: мы теряем молодое поколение!

                ***
Керченский стрелок

А в новостях - лишь слово «Керчь»...
Уже не мост тому причиной.
Безжалостно, как жуткий смерч,
Смерть унесла людей невинных.
Сначала взрыв… потом стрельба…
Убиты дети. Список длинный…

Парнишке восемнадцать лет.
Купил ружье. Придумал бомбу...
Как видно, не оставил след
В нём подвиг тех, кто в катакомбах
Сражался, жизни не щадя.
Совсем иной парнишка пробы…

Не помнил подвига солдат
Скромняга парень, тихий гений,
Студент-четверокурсник Влад.
На биографии - ни тени:
Разумны речи. Ясен взгляд.
Его без прений - в список премий!

Я слово «Ненависть» прочел…
Вот грязный след на белой майке!
Намек на бойню? Горячо…
Вы не спешите ставить «лайки».
Да, убивал. Черна душа, -
Призналась майка без утайки.

Кто вдохновлял его? Майдан?
ИГИЛ? Бин Ладен? Анархисты?
Со всех сторон, из разных стран,
Со всех страниц - соблазны, риски.
Убийство - гордость, радость, месть.
Кровь упоительней, чем  виски!

В американских школяров
Стреляют каждую неделю.
Могилы… Бесконечен ров!
И Владислав идёт на дело,
Чтобы продолжить список жертв:
Недаром майку ту надел он!

Не просто бойня и теракт,
Не просто злость на педагогов.
Не шизофреник, не дурак -
Убийца шел своей дорогой
Туда, где только смерть и мрак,
 Где нет Добра, Отчизны, Бога…

Студент продумал каждый шаг
(Раскольников шального века!):
Конспирологией греша,
Он сжёг учебники, конспекты,
И фотоснимки детских лет,
И Библию… Как будто вето

Он наложил на всё, что знал
О пареньке злосчастный город…
Всё - тайна. Тёмный ритуал
Бойца неведомой породы…
Кто знает? Может, это знак
Начала новой, страшной моды...

Увы! Нам выпал страшный век!
Плодит злодеев даже климат.
Усохнет тело полных рек.
Поднимет руку Хам на Сима.
Падёт почтенный Иафет.
Быть может, зло необоримо?

Вкушает горечь город Керчь...
Страшимся завтрашних известий.
Грозит огнём закатный меч,
И зреют, зреют гроздья мести.
Последний прозвенел звонок.
Что ждать? Опять урок бесчестья?

                21-23  октября  2018.


Рецензии