Полифония старых дворов

Мы шагали по улицам,
Наступая на тени, огибая платанов стволы.

Просто так улыбались, дурачились,
Заворачивали во дворы.

Там рассматривали росписи,
Позабытые лики, заброшенные миры.

Вновь шагали.

Рассуждали внизу, у берега

И молчали...

На вершине огрОООмной горы.

Очаровательный старый Тбилиси. Сбрасывающие выцветшую штукатурку дома ничуть не позволяют усомниться в том, сколь великолепен был город когда-то. Характерное панорамное остекление фасадов, витражи, фрески на стенах и высоких потолках парадных и квартир, узорчатые веранды, каскадные лестницы вверх - вверх - вверх, рассыпанные по крутым склонам. Созревающий по осени виноград и черешня, горсточкой падающая в подставленные лодочкой ладошки в начале лета. Театры на улице Шота Руставели - места былых свиданий, встреч, мечтаний. Задумчивая, степенная, давно поседевшая молодёжь шестидесятых бережно хранит те истории в своих воспоминаниях... Яркие истории, наполненные усмиряющими снежные вершины голосами.

Уютный старый Тбилиси. Он не сдаётся. Он упирается. Пытается сохранить себя. Изо всех сил. В открытых дворах пахнет розами и свежевыстиранным бельём, развешанным на веревках, натянутых между домами от окна к окну. Осыпается горошинками янтаря в сентябре облепиха. Балконы с орнаментальными чугунными ограждениями, увитые плющом, заставленные стульями, стараются обратить на себя внимание. Качаются неведомо как сохранившиеся деревянные люльки, возможно, выставленные напоказ, а быть может, до сих пор пригодные к употреблению. Слышится дыхание чистого, сильного горного ветра, изревле подружившегося с городом. Ощущается доброе приветственное прикосновение.

Тихий старый Тбилиси. Он живет. Он гордится своей историей. Изредка вздыхает, интеллигентно судачит, выглядывая из-за широких платанов, с высоких острых утесов. Делает вид, что его абсолютно не привлекает футуристичный, светящийся новый, растущий, пытающийся захватить пространство, осесть и когда-нибудь стать принятым. А может быть старый город терпеливо ждет? Ждет, когда градостроение переступит через его порог, стряхнет въевшуюся пыль, поправит перекошенные двери, очистит лики мадонн, печально взирающие со стен. Аккуратно, мудро, с любовью.

Путешественнику, заглянувшему в город ненадолго, сложно оценить внутренний настрой нового и старого. Можно лишь, остановившись, оглядевшись, слегка прочувствовать. Конечно же, очень здорово, когда есть возможность пройтись по улицам вдоль домов, которые помнят дни и ночи далекого девятнадцатого века, потрогать давно некрашеную деревянную дверь и заглянуть во двор, где застыл потрепанный жизнью стол и скамейка, ярко цветут желтым тыквы. Но ведь на этих улицах, в этих домах живут люди двадцать первого века. Наверняка, они нуждаются в разговоре. Может быть постараться разговорить их? Услышать старое, не обидев и не поранив. После рассмотреть новое, пришедшее в город с молодым поколением горожан и им востребованное. Затем просто взять и обновить старые выкройки, осторожно дополнив их новыми линиями, достижениями цивилизации. Возможно, тогда города не будут похожи друг на друга. Каждый будет уникален, соответствовать месту, в котором он родился, вырос, повзрослел, разросся и обновился, гордый своими ветвями.

Путешественник легко считывает внешнее настроение города.

Тбилиси - это доброжелательность. В Тбилиси и раньше, и сейчас живет калакели - горожанин - достойный человек, образованный, честный, порядочный, и неважно кто он: курд, грек, армянин, азербайджанец, русский, грузин... Он живет в Тбилиси.
Тбилиси - это гостеприимство. Даже в темноте ночи, заблудившись, вы услышите голос неспящего горожанина, по пояс высунувшегося из окна, с предложением о помощи на русском языке.
Тбилиси - это вкусная еда. Много еды.
Тбилиси - это музыка. Ненасытная музыка улиц, крыш, гор. Невероятной красоты грузинская полифония.

А еще в Тбилиси сохранился рояль Сергея Рахманинова, композитора, которого так любил Тбилиси, не прекращал слушать его никогда, даже во времена признания величайшего музыканта чуть ли не предателем родины, композитора, о котором Федор Шаляпин сказал так: «Для того, чтобы понять русскую душу, не нужно ничего читать - слушайте Рахманинова».


Рецензии
Здравствуйте, Светлана!
Мне понравилось настроение. Тарковский вспомнился:

Мне твой город нерусский
Все еще незнаком
Клен под мелким дождем
Переулок твой узкий

Бесконечный подъем
Бесконечные спуски
Разговор не по-русски
У меня за плечом

Успехов!

Сергей Анищенко   18.01.2019 07:24     Заявить о нарушении
Спасибо большое, Сергей! Когда бродила по Тбилиси - отовсюду русская речь.

Светлана Пикус   19.01.2019 15:05   Заявить о нарушении