Загадочная улыбка Джоконды

Недавно случайно прочёл выдержку из книги Г. Чичерина о Моцарте.
Автор, сравнивая сороковую симфонию Моцарта с картиной Леонардо да Винчи, даёт свой комментарий на портрет Моны Лизы.

«Этот портрет изображает молодую женщину не то с улыбкой на губах, не то с каким-то особым выражением лица, похожим на улыбку. Но вовсе не радость или веселье выражает это лицо: чувствуется что-то нежное, глубокое и вместе страстное и чувственное в этом удивительном портрете». «Матовое лицо выступает из дымки. < ...> Взгляд коричневых глаз производит двойственное впечатление. Он и целомудрен, и обольстителен, в нём светятся истома и ирония, лукавство и очарованье. На губах играет непостижимая улыбка». – Г. Чичерин.

Я обратил внимание в комментарии Г. Чичерина на это двойственное впечатление, которое производят глаза и улыбка Моны Лизы. И вспомнил, что однажды тоже об этом писал.
Вот, моя версия.

Всегда считал, что любое искусство доступно обычному и немножко развитому человеку - во всяком случае, чтобы определить «красиво ли», впечатляет ли эстетически...
Однако, таких страшилок можно начитаться, и о Моне Лизе, и о сороковой симфонии Моцарта, и о других шедеврах искусства. И не только у философов, но и у искусствоведов.
Не стоит забывать, что настоящему художнику прежде всего свойственно видеть цвета, тона, гармонию красок, образ... Также, как музыканту - чистоту, тембры звуков, гармонию и музыкальный образ... И в каждом жанре существуют свои специфические эстетические и профессиональные критерии.

Поэтому, насчёт Джоконды целесообразнее обращаться к комментариям портретистов...

Сам же я, как обычный человек,  просмотрев несколько версий образа Моны Лизы в интернете, обратил внимание, что в классическом варианте картины лицо Моны Лизы имеет некоторую полноту. И эта деталь создаёт впечатление скромной женщины. В других интерпретациях это утрачивается.
В других, ещё сохраняется сдержанная на губах улыбка, но исчезает полнота, и исчезает данный эффект. Полнота придаёт больший смысл и уникальность портрету... где упомянутая скромность суть базовое впечатление и передаваемое видение художника.

Интересно, что приближаясь к картине, строгие черты меняются на просто женскую привлекательность.
Улыбка же, напротив, при приближении к образу, наиболее подчёркивает свою сдержанность, моментами, возвращая к образу, именно, не улыбающейся натуры серьёзной женщины.

Глаза же (при приближении к образу) более передают ясность взора и внутреннюю радость...
Однако, эта радость и улыбка глаз в этом, искоса и слегка ироничном взгляде, также, передаётся как "вынужденная" и редкая.

То есть, данной натуре не свойственно часто и открыто улыбаться, как это принято у артистов, звёзд эстрады и у обычных простодушных (открытых) современных девушек и женщин.

Открытые и голливудские улыбки, несомненно, всегда красивы на симпатичной женщине. И видимо, поэтому такие улыбки и свойственны симпатичным.

А Мона Лиза выглядит как обычная женщина, не привыкшая к восторгу и мужскому вниманию. Её украшением, как и многих других такой внешности женщин, является серьёзность.

Тем не менее, Мона Лиза выглядит не по одной улыбке (и скромности в психологическом портрете) достаточно женственно - у неё и так, пухленькие руки и черты лица, обычный женский подбородок.
Складки внизу глаз придают её образу индивидуальность. Другим бы они могли не пойти.

Эту картину в шутку можно было бы назвать: "Мона Лиза или не красивых женщин не бывает".
Эту же мысль дублирует на фоне пейзаж, природное естество которого не может не привлекать человека.

Но в итоге, хотелось бы вернуться к главному: улыбка Мона Лизы - это как ясное солнышко в пасмурную погоду.
Похожая улыбка - когда женщина немного в обиде на своего мужчину и вдруг прощает. Или когда наконец отвечает симпатией незнакомцу...

Скорее всего, Леонардо да Винчи знал эту женщину и смог отразить красоту её индивидуальности.

P.S.
Ради объективности, стоит добавить, что по словам биографа Д.Вазари, Леонардо «приглашал во время позирования Монны Лизы людей, игравших на лирах и певших, и постоянно держал шутов, призванных развлекать её, с тем чтобы таким способом устранять меланхоличность, свойственную обыкновенно живописным портретам».

И в заключение давайте посмотрим, на сколько отличается комментарий профессионала, также, художника Вазари или опытного искуствоведа, от пытливого любителя живописи, не говоря уже о фантазирующих дилетантах.

«Это изображение всякому, кто хотел бы видеть, до какой степени искусство может подражать природе, даёт возможность постичь это наилегчайшим образом, ибо в нём воспроизведены все мельчайшие подробности, какие только может передать тонкость живописи. Поэтому глаза имеют тот блеск и ту влажность, какие обычно видны у живого человека, а вокруг них переданы все те красноватые отсветы и волоски, которые поддаются изображению лишь при величайшей тонкости мастерства. Ресницы, сделанные наподобие того как действительно растут на теле волосы, где гуще, а где реже, и расположенные соответственно порам кожи, не могли бы быть изображены с большей естественностью. Нос со своими прелестными отверстиями, розоватыми и нежными, кажется живым. Рот, слегка приоткрытый, с краями, соединёнными алостью губ, с телесностью своего вида, кажется не красками, а настоящей плотью. В углублении шеи при внимательном взгляде можно видеть биение пульса. И поистине можно сказать, что это произведение было написано так, что повергает в смятение и страх любого самонадеянного художника, кто бы он ни был».

«Борис Виппер задаётся вопросом, «какими средствами достигнута эта одухотворённость, эта не умирающая искра сознания в образе Моны Лизы, то следует назвать два главных средства. Одно — это чудесное леонардовское сфумато. Недаром Леонардо любил говорить, что „моделировка — душа живописи“. Именно сфумато создаёт влажный взгляд Джоконды, лёгкую, как ветер, её улыбку, ни с чем не сравнимую ласкающую мягкость прикосновения рук»[11]. Сфумато — это едва уловимая дымка, окутывающая лицо и фигуру, смягчающая контуры и тени. Леонардо рекомендовал для этой цели помещать между источником света и телами, как он выражается, «некий род тумана».

«Ротенберг пишет, что «Леонардо сумел внести в своё создание ту степень обобщения, которая позволяет рассматривать его как образ ренессансного человека в целом. Эта высокая мера обобщения сказывается во всех элементах изобразительного языка картины, в её отдельных мотивах — в том, как лёгкая, прозрачная вуаль, охватывая голову и плечи Моны Лизы, объединяет тщательно выписанные пряди волос и мелкие складки платья в общий плавный контур; она ощутима в ни с чем не сравнимой по нежной мягкости моделировке лица (на котором по моде того времени удалены брови) и прекрасных холёных рук» (ru.wikipedia.org).


Рецензии