Если по любви... Часть 2. Глава 51

- Как назовёте дочку? - спросила Линда, производя со мной какие-то манипуляции, от которых мне было неприятно, но я понимала, что роды ещё не закончились. 
- Папа даст имя, как только увидит её, - ответила я, ойкая на какие-то действия Линды. Ребёнка унесли в детское отделение, обещая скоро вернуть. Мне предстояло два часа лежать здесь, объяснила Линда, пристраивая лёд на мой живот. Живот я успела потрогать, когда переодевалась, и с грустью убедилась, что он похож на кусок холодца. Ужасно! Моя голова была слегка мокрой, становилось холодно, и очень хотелось спать. Но я ждала дочку, ждала наше первое свидание.

Наконец мне подали свёрток, и я жадно рассматривала личико девочки - чуть припухшие глазки, маленький носик, пятнышко на левой щеке. Вылитый папа, подумала я с удивлением, особое сходство придавали её капризные пухлые губки. Это точно от Олега!
- Нравится? - улыбнулась Линда, - она красавица, и сейчас мы попробуем её покормить.
Девушка помогла мне дать грудь ребёнку, и я увидела, как малышка тянется за соском. Молока, конечно, сейчас пока нет, но это не важно. Пусть сосёт, сколько хочет.

Очень быстро дочка уснула, и я держала её с большим удовольствием и рассматривала, рассматривала, рассматривала... Линда всё время была рядом, принесла воды и ухаживала за мной. Александр Давидович подошёл и поздравил ещё раз с дочкой:
- Прекрасный ребёнок! Здоровый, слава Богу. Я сообщил Ольге Ивановне, теперь в курсе уже все, и Олег в том числе. Отдыхай, Таня, сил набирайся, скоро их много понадобится. В палату тебя позже переведут, не беспокойся ни о чём, обращайся к девушкам с любой просьбой. Увидимся завтра, во время обхода.

Я осталась одна всё в том же кресле, в котором рожала. Дочку унесли в детское отделение. Мне сильно хотелось спать и было холодно, хотя заботливая Линда укрыла меня простынкой. Я думала о новорождённой дочке, об Олеге, который уже знает, что стал папой, и на душе было хорошо. Я очень гордилась, что благополучно родила ребёнка, сделала подарок всем родным и близким. И сейчас мне очень хотелось услышать, что скажет Олег, какие слова? Спасибо за дочку, наверное, и ещё что-нибудь, он такой романтик,  мой медведь. Скорее бы в палату, добраться до телефона, сделать фото дочки и узнать её имя!

В телефоне я нашла много сообщений, и первыми открыла от Олега. "Любимая моя!" - и далее пятьдесят четыре СМС. В ответ я написала двенадцать. От фото дочки Олег пришёл в полный восторг, и особенно радовался словам Ольги Ивановны, что малышка очень похожа на него. "Тебе нравится имя Алёна?" - прочитала я сообщение мужа и, взглянув на дочку, поняла, что это имя идеально подошло для неё. Теперь мне хотелось побыстрее домой, из Покровска уже приехали родители Олега, его брат и моя мама. Папа с дядей Сережей и Алисой обещали быть при выписке обязательно. Гриша прислал мне тёплые поздравления, Ира с Саньком бурно радовались, а Лаура сообщила радостную весть - она беременна! Это было замечательно, ведь им с Тимуром пришлось пройти трудный путь примирения, чтобы сохранить отношения и создать семью. Ребёнка Тимура они планировали забрать себе, Лаура была готова воспитывать его, как собственного сына. Новостей было много, и хороших, и не очень, а у меня было время, чтобы спокойно обо всём подумать. Мама и папа так и жили отдельно, сходиться не собирались, но почему-то не оформляли развод. О чём бы я ни думала сейчас, главным для меня было одно - моя дочка, моя Алёнка, центр нашей с Олегом вселенной. Наше счастье.

На выписке были наши родные, близкие и друзья. Много цветов, фотографий и видеосъемка. Несколько машин, украшенных шарами и гирляндами. Медсёстры, провожавшие меня с дочкой, приглашали вернуться за вторым ребёночком. Я пообещала. Впервые взяв дочку на руки, Олег не мог оторвать взгляда от розового кулёчка с широким белым бантом. Наконец мы поехали домой. Я устала, дочку пора было кормить, и я поначалу растерялась. Олег все время был рядом, он словно прилип к нам с дочкой. В зале был накрыт стол, и там теснились гости. Огромная куча подарков лежала на кресле, это я увидела,  как только вышла к столу и присела, чтобы перекусить, но тут же услышала плач ребёнка. Я растерянно посмотрела на Олега и почти бегом направилась в спальню, не понимая, что случилось - только что дочка поела и уснула. Олег вошёл вслед за мной, помог переменить памперс дочке и оставался с нами, пока Алёнка не уснула снова.

Весь этот сумбур закончился через несколько дней, когда потихоньку все разъехались, Олег взял отпуск, и мы остались, наконец, втроём. Я никак не могла полностью оправиться после родов, чувствовала все время слабость, и Олег ухаживал за нами, готовил еду, а "гуляли" мы втроём на балконе. Я переживала обо всём подряд: вдруг у меня мало молока, как бы не заболела дочка, не возникнет ли у нас с Олегом споров и ссор, правильно ли я всё делаю? А пока даже купать Алёнку без мужа я не решалась. Но нам очень помогали друзья. Гриша привозил продукты, убеждая нас не стесняться и  обращаться к нему за любой помощью. Иногда он приезжал к нам с Лидочкой, которая с нетерпением ждала, когда мы будем гулять с Алёнкой в сквере или в большом парке. Девушке очень хотелось катать коляску, о чём она говорила много раз, не смущаясь.
- У меня будет много детей, - заявила Лидочка, заглядывая в спальню, - ой, она смотрит, глазками! У меня тоже будет дочка. И сынок, обязательно, и ещё детки.
- Когда же, Лидочка? - пошутил Олег.
- Сначала я найду им отца, - серьёзно ответила девушка и заторопилась вниз, к машине Григория.
- У меня тоже будет много детей, - засмеялся Гриша и на весёлый взгляд Олега добавил, - надо только сделать предложение их маме.
- Что это было, Олег? - смеясь, спросила я, когда мы остались одни. - Ведь они только друзья, сами так постоянно всем говорят.
- Говорить можно всё, что угодно, - улыбнулся Олег. - Не будем торопить события.
Я не сказала Олегу то, что знала давно - Гриша очень нравился Лидочке. Но она скрывала свои чувства, боясь столкнуться с невзаимностью.

А я, став мамой, на многое смотрела иначе. Я чувствовала себя счастливой, занималась дочкой и потихоньку возвращалась к прежней жизни. Я смирилась с тем, что моя грудь потеряла прежнюю красивую форму, а большое количество молока доставляло массу неудобств. С самого начала меня пичкали пчелиным маточным молоком. Таблетки "апилак" для лактации - самое то, утверждали все наши врачи, а Олег не забывал после еды запихать мне таблеточку под язык. Алёнка не высасывала нужное количество молока, сцеживать остатки поначалу было больно, и Олег помогал мне, уговаривая потерпеть, ведь это ненадолго. Сжав зубы, я молчала, обливаясь пОтом. Конечно, ради дочки я была готова на всё. И Олег тоже. Он подолгу любовался дочкой, разговаривал с ней, играл и часто носил на руках. Иногда Алёнка тоже долго таращилась на него, и тогда Олег приходил в неописуемый восторг, утверждая, что дочка узнаёт своего папу. Я соглашалась, радуясь с Олегом вместе.

Случались и бессонные ночи, и тогда я напрасно старалась тихо взять Алёнку из кроватки, чтобы не разбудить нашего папу. Олег мгновенно просыпался от любого шороха. Вот так мы переносили наши трудности - втроём. Я училась справляться с ребёнком, заниматься хозяйством и не забывать, что я ещё и жена. Иногда мне не хватало нежности и ласки моего медведя, вся его романтика и чувства как будто полностью перешли на Алёнку. Нет, он не обижал меня, не укорял нисколько за нерасторопность или за неприготовленный вовремя ужин, но внимания мне почти не уделялось. "Иди, Танюш, отдохни. Может, поспишь?" - примерно такие фразы я слышала от Олега, он обнимал меня пару секунд и устремлялся к дочке, просиживая возле неё часами. Ещё он постоянно беспокоился, не замёрзла ли дочка. А, может, ей жарко? Она мало кушала. Она много ела и теперь срыгнёт, держи её вертикально! Скоро её купать, всё ли готово?

Слушать подобное мне было всё обиднее, и я вспомнила мамины жалобы, как папа почти перестал уделять ей внимание "и стал словно сумасшедший, когда родилась Таня". Может, именно тогда в отношениях родителей и началась трещина? Сейчас мне тоже обидно, но ревновать Олега к Алёнке я не собиралась, этого я и не чувствовала. Просто мне хотелось побольше внимания от мужа, тем более что я выглядела не так, как раньше. Тяжёлая грудь, полная молока, на халате спереди проступали пятна, которые, подсохнув, становились жёсткими, и я еле успевала менять одежду. На животе и бёдрах виднелись растяжки отвратительного красного цвета, живот уменьшился, конечно, но ещё был заметен, хотя я потихоньку начала делать упражнения, как только почувствовала себя получше.

У Олега закончился отпуск, но я уже была готова ко всем трудностям. Лидочка часто приезжала ко мне после занятий, она была в восторге от Алёнки, и мы ходили гулять в парк, пока ещё было тепло. В конце сентября Алёнку крестили, это был настоящий праздник, который устроили родные и друзья. Валера привёз Алису,  и я радовалась, что крёстные у нашей дочки такие добрые, искренние, любящие. Мне так хотелось, чтобы между ними что-то появилось, какая-нибудь искорка, но Алиса на мои нетерпеливые вопросы шёпотом ответила, что Андрей приезжал к ней уже два раза и подумывает уехать из Москвы. Он вернётся, я уверена, добавила Алиса с радостью в голосе. Меня это очень смутило, но огорчать сестричку я не стала. Андрею я не верила, а Валера продолжал заботиться об Алисе не только как доктор, и мне было обидно за него. Вздыхая, я просила Алиску хорошенько подумать, а потом принимать решения.
- Мы приедем на Рождество, к нашей крестнице, - улыбался нам Валера. Он держал Алёнку на руках почти всё время, что провёл в нашем доме, - Алиса, ты не против?
-Нет, конечно, я рада, и теперь буду очень скучать по Алёнушке. Может, с папой приеду или с дядей Кириллом, в общем, при первой возможности буду у вас!

Всё шло своим чередом, трудные дни сменялись лёгкими. Дочка подрастала, хорошо кушала, стала тяжёленькой. Олег в ней души не чаял, делал много фотографий, а меня по-прежнему оберегал от любых трудностей, конечно, по мере своих возможностей. Многие женщины позавидовали бы мне сейчас, но то, что Олег не обращал  на меня внимания, как на жену, медленно и верно подводило меня к нервному срыву.


(продолжение следует

http://www.proza.ru/2018/11/30/322


Рецензии
Мирочка, хорошо пишешь. Невольно вспомнилось, как я была счастлива, когда сказали мне, что родилась девочка. Муж до сих пор любит дочь, мне кажется больше меня даже.
...то, что Олег не обращал на меня внимания, как на жену, медленно и верно подводило меня к нервному срыву...
Зря Таня беспокоится.
С теплом и нежностью,

Любовь Голосуева   04.02.2019 06:40     Заявить о нарушении
У многих девушек так, надо потерпеть и проявить благоразумие.
С добром, М.

Мирослава Завьялова   04.02.2019 11:03   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.