Частный детектив ч. 1

  Я не был прихожанином в храме, где о. Александр был священником. Сожалею ли об этом?.. Пожалуй, нет. Не сожалею.
В начале сентября 1990 года в офис первого в стране частного охранного предприятия «Алекс» зашёл мужчина. Сотрудник, дежуривший при входе, выслушал его и обратился ко мне: «Гражданин заинтересован в услугах детектива». (В анкете при поступлении на работу я указал, что не только имею диплом о высшем юридическом образовании, но и состоял на службе в МУРе. )  Вот таким образом, я стал – по факту -  первым частным детективом в агентстве «Сыскное бюро «Алекс».

   Посетитель мне объяснил, что является представителем некоего священника, который хотел бы выяснить степень угрозы его жизни и от кого она исходит. При этом доверитель нашего визитёра заранее решительно отказался от услуг телохранителя.
   В тот же день я подъехал в подмосковный Пушкино, где и познакомился с отцом Александром.

   Наша беседа длилась час-полтора. Александр Владимирович Мень показался мне невероятно интеллигентным человеком: Не священник, а настоящий профессор, - подумалось мне тогда.  Перед собой я видел внешне спокойного, но, при всём этом, встревоженного человека - было что-то напряжённое в его взгляде, в манере говорить, в интонации… Наша встреча была за неделю до трагической гибели Александра Меня.
 
   Условием работы частного детектива для священника была абсолютная конфиденциальность, и какого-либо юридического оформления наших взаимоотношений между нами не допускалось. Таково было главное условие клиента.
   Александр Мень назвал мне имена прихожан, которые казались ему подозрительными и внушали опасения. В соответствии с договором, я  должен был установить  личности тех людей и круг их контактов.

   Первое, что меня интересовало, приступив к работе, возможная мотивация угроз. Александр Мень, отвечая мне на этот естественный вопрос, был лаконичен - «Публикация статьи». К сожалению, я далёк был тогда - в свои тридцать четыре года от религии, являясь, невежественным атеистом (а других и не бывает).  Священник пояснил, что статья – невероятнейшей силы сенсация. По образному его сравнению – взрыв атомной бомбы, заложенной  под пирамиду лжи – вот каков потенциал его публикации. Я спросил: Так эта статья уже Вами опубликована? Отец Александр, волнуясь: «Двери кабинетов редакторов, которые, как сговорились,  стали захлопываться перед носом!»

    Стыдно признаться, но я, не очень даже интересуясь, как-то вяло попросил автора (больше из вежливости) почитать эту статью. Каково же было моё изумление, услышав, что тогда не только за свою жизнь священник будет опасаться, но и за мою тоже.
    Александр Владимирович назвал имена двух человек, кому он доверил копии этой статьи. Я взял «на карандаш»: игумен Лазарь – секретарь митрополита Ювеналия – председателя Синодальной комиссии по канонизации святых  и, второй, игумен Серафим(Сергей Петрович Шлыков) в храме, что на улице Малая Дмитровка. Служил же Шлыков Сергей в храме, что у станции метро ВДНХ...  И оба оказались убитыми. Первый – через три месяца после убийства Меня, второй – зарезан в своей комнате в коммунальной квартире через четыре. Оба убийства - глухой "висяк".
Игумен Лазарь… Можно ли сомневаться в том, что секретарь митрополита был в доверительных отношениях с Ювиналием?

   
   Итак, сентябрь 1990 год.  Прощаясь с клиентом, я дал свой домашний телефон. Свой же телефон о. Александр мне отказался дать, сказав, что найти его нет проблемы, а домашний телефон – вне сомнения – «с третьим ухом». Таким образом, связь оказалась односторонняя.

(если интересно – продолжение следует в следующих частях).


Рецензии