Из темноты к свету. Часть 2. Глава 19

            
              - Славик, срочно бери лист бумаги и ручку, сейчас будешь писать письмо от Деда Мороза, -  настойчиво и вполне серьёзно  сказала Люба своему бывшему мужу. – Текст я тебе продиктую.

              - Тебе что, делать больше нечего? – удивлённо спросил Вячеслав, дремавший в кресле перед телевизором, - Уже январь скоро закончится, какой тебе Дед Мороз?

              - Между прочим, дело даже очень серьёзное, - ответила Люба, бросив на стол только что полученное от родителей письмо, - Отец пишет, что на Новый год у них случилось чепэ…  Сидят они за столом, бокалы наготове держат, вот-вот куранты бить начнут. Вдруг ни с того ни с сего Женька как разревётся… не знают что и делать, то ли шампанское пить, то ли внука успокаивать…  Оказалось, что племяш мой Деда Мороза ждал, а тот взял и не пришёл!

              - Ну и ну! Получается, что всё это время он принимал меня за настоящего Деда Мороза?– удивлённо спросил развеселившийся Вячеслав. - А сколько лет ему?

              - Восемь с половиной, - не сразу ответила Люба, подсчитав в уме возраст племянника.

              Каждый год новогодний праздник они встречали в кругу Любиных родителей и её родственников, и каждый раз Славик одевал костюм Деда Мороза, раздаривая всем подарки из большого красного мешка. Но на этот раз они решили в гости не ехать, чтобы не рисковать, как это было в прошлую поездку: гололёд, пурга, снежные заносы… 

               - Вроде уже большой, а верит в сказки…  Но парня всё-таки жалко, -  посочувствовал Вячеслав.

              Люба положила рядом с письмом лист бумаги и ручку, и Вячеславу ничего не оставалось, как перебраться к столу.

               - Пиши: «Здравствуй, Женечка! Пишет тебе Дед Мороз! Ты прости меня, что я не смог явиться к тебе на праздник. Я очень сильно простудился и заболел. Но я обещаю, что обязательно приеду к тебе летом и подарки привезу. Жди меня. Твой Дед Мороз». 

               - Ну, написал… и что дальше? – посмеиваясь, спросил Славик, откинувшись на спинку стула.

               - Дальше…  я вложу письмо в конверт и отправлю Женьке! -  улыбаясь в ответ, сказала  Люба и забрала со стола лист с написанным текстом. - У меня появилась замечательная идея!

               - Хочешь предложить поехать в гости летом, чтобы снова встретить Новый год…  Я угадал?

               - Почти!.. Я вот что предлагаю сделать: в мае у отца юбилей будет – шестидесятилетие, теперь мы обязательно должны  к нему приехать, чтобы поздравить, а заодно Женька с Дедом Морозом встретится. Потом ты сделаешь так, чтобы ребёнок понял, что сказочный дедушка – это ты… Надеюсь, что в просьбе ты мне не откажешь.

                - Я только «за», - ответил Славик и расплылся в улыбке, предвкушая предстоящую встречу с праздничным  застольем.


              Намеченная поездка Любу снова оживила, ведь за прошедший год в её жизни так ничего и не изменилось,  даже усугубилось. Её головной болью был теперь не только бывший муж, но и её сын – не желая ни учиться, ни работать, Сергей периодически колесил от одной бабушки к другой.

              К поездке Люба готовилась заранее, подбирая всем подарки, и когда этот день наступил, счастливее её никого на свете не было.

              Преодолев долгий путь из Ростова-на-Дону в Херсонскую область, они, наконец, свернули в городок Таврийск – небольшой посёлок. Светило майское солнце, на деревьях колыхалась молодая зелёная листва, и  было довольно жарко.

              - Славик, остановись перед поворотом… Я хочу, чтобы костюм Деда Мороза ты одел именно сейчас и прямо в нём подъехал ко двору.

              - Хорошо придумала! Получится даже очень интересно!

              Автомобиль съехал на край улицы и остановился недалеко от поворота, ведущего к дому родителей. Вячеслав вышел из машины и стал перевоплощаться, нырнув в длинный красный  кафтан, облепленный внизу ватой  и снежинками.  Очередь дошла до бороды и Славик, растянув резинку, спрятал часть лица за её искусственными волосами: светлыми, кучерявыми и длинными. Когда-то это был Любин любимый хвост, купленный ею на рынке.

              Насунув на голову красную шапку, тоже обклеенную ватой, Вячеслав посмотрел на Любу и спросил, улыбаясь:
             - Ну, как?

             - На фоне красной машины Дед Мороз в красном костюме выглядит превосходно! А на фоне зелёных деревьев и яркого солнца – просто загадочно потрясающе!

             - Тогда поехали, а то мне что-то жарко становится… Прямо как в мультфильме «Дед Мороз и лето»!

            
             Подъехав к родительскому дому, они съехали с дороги прямо к воротам, за которыми громко залаяла собака.

             Славик вышел из автомобиля и стал не спеша доставать из машины вещи. Увидев такое чудо, любопытные соседи стали выходить прямо на дорогу, чтобы лучше разглядеть загадочное представление, не понимая, зачем в это время года объявился Дед Мороз.

             Заходить во двор Вячеслав не торопился, ему хотелось повеселить прибывающих зрителей. На лай собаки вышли Любины родители, а вслед за ними – Женька и Сергей.

             Люба первым делом посмотрела на племянника и увидела его восторженный взгляд, словно говорящий: Дед Мороз не обманул, он приехал!

              - О-о-о! Дядя Слава!..  Прикольно! – удивлённо воскликнул Сергей. - Мама, ну вы и даёте! Здорово придумали!

              Люба снова глянула на Женьку и уже увидела его растерянный взгляд, которым он рассматривал Деда Мороза.

              - Сергей, а чего это ты из Константинополя сбежал? – спросила она сына. – Почему тебе не сидится на одном месте?

               - Так там коров пасти заставляют… надоело уже, - ответил Сергей, принимая от Славика часть вещей.

               - Учиться не хочешь, работать тоже…  только коров пасти и осталось, - упрекнула Люба. - Ладно, пошли во двор.

                Для Любиных родителей и её младшей сестры Ольги появление Вячеслава в образе Деда Мороза тоже оказалось неожиданностью. Все радовались и веселились, отпуская шутку за шуткой.

                Прямо на улице у времянки Николай Иванович  вместе с внуками поспешил поставить самодельный стол, который быстро заставили едой, приготовленной Валентиной Ивановной накануне,  в ожидании приезда дорогих гостей.
 
               Люба и Оля на скорую руку чёрным углем вывели на входной двери во времянку жирными буквами: ПАПОЧКЕ 60 ЛЕТ!   Стол, стоявший напротив этой деревянной двери, выкрашенной в зелёную краску, благодаря появившейся  на ней надписи, стал смотреться  по-настоящему праздничным.

               Все расселись по местам, и только Дед Мороз наворачивал круги вокруг стола, всех поздравляя и вручая каждому подарки. Люба с улыбкой наблюдала за племянником, ведь именно ради него было устроено это весёлое представление. Сначала Женька немного растерялся, зная уже, кто на самом деле одет в новогодний костюм, но приняв подарок, он развеселился вместе со всеми.   
      
               Сергею было решено подарить подарок в последнюю очередь, чтобы испытать его терпение и немного пошутить над ним. Потряхивая пустым мешком, как бы заостряя внимание на то, что в мешке больше ничего нет, Дед Мороз спросил:
                - Так, а что же Сергею будем дарить?

                Произнеся вопрос, Вячеслав сначала посмотрел на Серёгу, а потом заглянул в мешок. Наступила тишина – все замерли в ожидании. Сергей смотрел с волнением, не понимая, что происходит и какой подарок его ожидает, если мешок пустой.

                Дед Мороз, оглядев внутренность мешка, снова перевёл взгляд на парня и посмотрел на него с сожалением, давая понять, что подарки закончились. Сергей заёрзал на стуле, наблюдая, как Вячеслав опустил в мешок руку и стал в нём что-то выискивать.  Наконец, мешок был откинут в сторону и к Серёге потянулся  сжатый кулак Деда Мороза.

                - Ура-а! – закричал от радости Серёжка, когда увидел в своей руке подаренные ему деньги, потому что это был для него самый лучший подарок. Люба точно знала, что нужно подарить сыну.

                Раздарив все подарки и выпив пару стопок водки, Вячеслав стал позировать перед объективом фотоаппарата, но изнемогая от жары, он решил больше не испытывать судьбу, поэтому стал снимать костюм Деда Мороза прямо на глазах у всех присутствующих. Увидев происходящее, Женька,  растерянно улыбнулся и,  посмотрев на дедушку Колю, прижался к нему, а тот с нежностью обнял внука – они поняли друг друга без слов.


                Праздник удался на славу, все радовались и веселились, чего Люба не могла сказать о своей сестре. Оля по-прежнему выглядела очаровательной красавицей, всегда ухоженной и немного строгой, но, скрывающаяся в её глазах грусть, не смогла ускользнуть от Любиного взора, хотя сестрёнка постоянно улыбалась и пыталась шутить.

                - Оля, я чувствую, что у тебя не всё в порядке…  Расскажи мне правду, что у тебя с Владом? Почему ты одна?  – глядя сестре в глаза, спросила Люба, пользуясь моментом, пока из-за стола все разошлись.

                Наступило молчание, и только глаза сестры, наполненные  бесконечным отчаянием, смотрели на Любу говорящим взглядом. Вдруг лицо Ольги стало серьёзным, с него словно слетела маска, за которой она пыталась спрятаться, её губы дрогнули, и наружу с болью вырвалась горькая правда.

                - Сил моих больше нет терпеть такую жизнь: денег нет, мужа тоже не вижу! Как дальше жить, я ума не приложу! Родители ничего не знают, рассказать им всё не поворачивается язык. Они думают, что Влад на заработки мотается, чтоб хоть какую-то копейку для семьи заработать, а на самом деле я понятия не имею, где он неделями пропадает и чем занимается,..  неожиданно исчезает и так же неожиданно появляется.  Выложит кучу денег и давай пересчитывать,  потом разложит по карманам, и после этого я их больше не вижу… и его тоже.

                - Олечка, ужас какой! Как же ты выживаешь?

                - Спасибо родителям, понемногу подкидывают, то денежку дадут, то продуктов. Мне главное ребёнка накормить, а сама я уж как-нибудь …  Влад, когда является, то вместо того, чтобы продукты купить, возьмёт, залезет в холодильник и еду Женькину съест… Не могу понять, есть у меня муж или только  название одно?..

                - Жаль, что с работой у тебя никак не получается...  Время нелёгкое настало: почти все предприятия закрываются, повальные сокращения идут, люди разъезжаются кто куда, чтобы каких-то денег заработать, - проявила сочувствие Люба.

                - К счастью, мне обещают место продавца в местном ларьке, жду… со дня на день должны пригласить. Буду хоть что-то получать… Сколько можно с родителей жилы тянуть? Мне хотя бы самым необходимым ребёнка обеспечить… сердце за него болит… он ведь отца своего почти не видит, а если и видит, то Владу до него нет никакого дела…

                Люба слушала сестру и думала: «Оля не должна так страдать – это не правильно. Почему Влад не заботится о своей семье? Почему так всё получается? Почему?»

                - Теперь понятно, почему Женька так липнет к дедушке – ему мужского внимания не хватает, - сказала Люба сестре и тут же спросила: - А может Влад любит Женьку, просто любовь эта  какая-то особенная?

                - Мне тоже хочется так думать, но один инцидент говорит об обратном… Не хотела говорить, но, видно, придётся, - сказала Ольга и Люба почувствовала в её голосе напряжение. -  Мальчишка мечтал о велосипеде, и Влад пообещал ему купить, но время шло… Тогда на помощь внуку пришёл дедушка и посоветовал ему собирать и сдавать металлолом… Дело пошло и постепенно Женька собрал приличную сумму…

                - Какой молодчина! Сам себе на велосипед заработал!  – поспешила порадоваться за племянника Люба.

                - Не успел!..  Приехал Влад с очередной поездки и выложил на диване кучу денег, стал их пересчитывать, а потом сказал, что большую их часть нужно отдать. Тогда Женька и говорит ему: папа, а у меня тоже денежки есть. Ребёнок достал книжку, в которую складывал деньги и показал отцу.  Когда же Влад снова исчез в неизвестном направлении, то вместе с ним исчезли и деньги. Женька так сильно плакал, что глядя на него, у меня у самой сердце разрывалось… Так и остался ребёнок ни с чем!

                Люба не знала, что ответить сестре и чем ей помочь, она слушала её и понимала, что они обе несчастливы – каждая по-своему.

               
                Возвращаясь в Ростов, Люба мысленно погрузилась в повседневные заботы, строя планы. Основной такой заботой стала наработка денег, так как на поездку к родителям пришлось потратиться, включая ремонт машины, произведённый в дороге.

                По возвращении из гостей Вячеслав продолжал жить в Любиной квартире, но только в те дни, когда приезжал в Новошахтинск для торговли. Вёл Славик свободный образ жизни. В Ростов они ездили обычно вместе: Вячеслав – к себе на квартиру, а Люба – на оптовый рынок, чтобы закупить товар и автобусом вернуться обратно.

                И вот, в один из таких летних дней они, как обычно, отправились на Ростов и, когда выезжали из Новошахтинска, стали проезжать мимо дорожной девицы, стоявшей вдоль трассы. Вячеслав, сбросив скорость, засмотрелся на неё и стал провожать взглядом, всё сильнее поворачивая голову. Машину вдруг повело в сторону, и он резко повернул руль, выравнивая движение автомобиля.

                - Ты что творишь?!.  Жить надоело? Так в аварию недолго попасть! На всякую «дрянь» кидаешься! – возмутилась Люба сама не своя от перенесённого испуга.

                - Никакая она не «дрянь»! – недовольно высказался Вячеслав.

                - Когда один ехать будешь, тогда можешь творить всё, что тебе вздумается…  но только не в моём присутствии! – ещё громче отреагировала Люба.

                - Хватит!.. Не ори! – попытался он остановить разгневавшуюся Любу, - Между прочим, я уже останавливался здесь и предлагал поехать со мной… их тут много бывает… их «плечевыми» называют…

                - Ты врёшь…  в это трудно поверить, - ответила она, сильно удивившись.

                - Да нет, не вру … голодная она была… я её сначала накормил… потом денег дал…

                - И, конечно же, просто так ты её не отпустил, - язвительно продолжила Люба рассказ Вячеслава, спросив: - Тебе не противно было?

                - Хм, а что тут может быть противного? Я предпринял все меры предосторожности.

                Привыкшая ко всяким выходкам бывшего мужа, Люба всё же ему поверила, но от дальнейших комментариев решила воздержаться, потому что каждый из них жил своей жизнью.


                Как долго Люба смогла бы терпеть подобную жизнь, она не знала, но день такой всё же наступил, когда конец её долготерпению пришёл сам.

                Собравшись поехать в Ростов за товаром, сразу же после воскресной торговли, Люба подошла к Вячеславу, прямо на его торговую точку.

                - А я уже готова! – сказала она, увидев, что Славик начал сворачивать торговлю лишь незадолго до её прихода. - Ты что-то сегодня не торопишься.

                - Ты извини, но… сегодня ты автобусом поедешь, - укладывая товар в коробки, сказал Вячеслав робко.

                - Что случилось? Машина поломалась?

                - Нет, - последовал ответ, - я буду не один…

                - Ну и что из этого? Мешать вам я не собираюсь.

                - Ко мне Вера из Ростова приехала, она в машине сидит… меня  ждёт, - занервничал Вячеслав, -  езжай сегодня автобусом…

                Любе донесли ещё с утра, что у Славика на точке сидит неизвестная «мадам» и по их общению видно, что отношения между ними особые. 

                «Значит, эту «мадам» зовут Верой», - подумала Люба.

                Она всегда была в курсе, с кем её бывший муж крутит амуры на местном рынке, но получить отказ в предстоящей поездке никак не ожидала.

                - Значит так, забирай свои вещи и чтобы я тебя в своей квартире больше не видела! Ищи себе съёмное жильё! Всё, на этом я ставлю жирную точку! Счастливо оставаться! – выпалила Люба и сразу же направилась к остановке, шагая быстрым шагом и вдыхая воздух всей грудью. Не смотря ни на что, она  радовалась долгожданному избавлению.


               Однако радовалась она недолго, всего каких-то пару дней. И вот, раздался звонок в дверь, и Люба,  припав к дверному глазку, никого увидеть не смогла, потому что с обратной стороны его кто-то прикрыл пальцем.

              - Кто там? – громко спросила она, не желая открывать дверь, и не дождавшись ответа, сказала: - Я не открою, пока не узнаю, кто стоит за дверью.

              - Мать, давай-ка открывай… сын приехал! - услышала Люба восторженный голос Сергея и, провернув ключ-вертушку накладного замка, она распахнула дверь.

              - Серёжка?..  Заходи! – приветливо сказала она, делая шаг назад, чтобы впустить сына в узкий проход коридора, но Сергей почему-то заходить не стал, он лишь занёс за порог свою правую ногу, стоя к двери боком.

              - Эй, дядя Слава, поднимайся! – крикнул он, глядя на нижнюю площадку, расположенную между лестничными пролётами, даже не повернув голову в сторону матери.

              - Сергей!.. Не смей!..  Я выгнала его! – закричала Люба. – Он мне здесь не нужен!.. Ты меня слышишь?

              Понимая, что сын её не слушает, она попыталась снова закрыть дверь, но мешала нога, которую он  специально поставил, чтобы наверняка проникнуть в квартиру.

              - Заходи, дядя Слава! Будь как дома! – сказал Сергей, пропуская в коридор Вячеслава, в руках которого была большая сумка с личными вещами.

               - Ты зачем притащился сюда? Убирайся! Я больше не буду с тобой жить! – набросилась Люба на бывшего мужа.

               - Эй, потише можно? Ты чего на него кричишь? – мгновенно подал голос Сергей, стоя позади Вячеслава. – Ты будешь с ним жить!... Проходи, дядя Слава!

               Люба с криком набросилась на них, пытаясь обоих вытолкнуть из квартиры, но Сергей прошёл вперёд и, заламывая матери руки, прижал её к стене, говоря:
                - Повторяю… ты будешь с ним жить!

                - Нет, не буду!..  Ни за что! – ответила Люба, пытаясь высвободить руки, но силы были неравными.

                - Если я сказал, что будешь, значит, будешь! – властно и с насмешкой сказал Сергей, удерживая мать.

                - Тогда уйду я! Отпусти меня! – закричала Люба, пытаясь вырваться из плена. – Хотите жить здесь, так живите…  но только без меня!

                - Дядя Слава, давай мы её к батарее пристегнём, чтоб никуда не сбежала, глядишь, может, поумнеет, – услышала Люба страшные слова, произнесённые сыном. Она вдруг осознала, что попала в западню, из которой у неё нет выхода.

                Люба резко замолчала, прекратив сопротивление, и Сергей затолкал её из коридора в комнату. Она спокойно присела на разложенный диван, используемый ею вместо кровати, и стала молча наблюдать за происходящим.

                - Давно бы так, а то закатила истерику, - сказал Сергей Вячеславу. – Располагайся, дядя Слава!

                Сколько времени Люба так просидела, она не знала, может час, а может два, но сидеть ей уже было невмоготу, и она решила сбежать к своей пожилой подруге, но не знала как.  Тогда она просто встала и спокойно пошла в коридор.

                - Эй, мать, ты, куда это собралась? – услышала она за своей спиной.

                - Вы пока побудьте без меня, я к Марте Дмитриевне схожу, она ждёт меня…  о встрече мы договаривались ещё вчера, - схитрила Люба, говоря нежным голосом, - я скоро вернусь, я ненадолго…

                - Ладно… иди, раз договорились… от меня всё равно не сбежишь.


                Получив от сына разрешение, Люба мчалась к Дмитриевне «на всех парусах». По дороге её вдруг осенила мысль: «Сергей гостил у моей свекрови, и Славка знал это. Это он его привёз, он специально поехал за ним машиной, чтобы тот устроил ему возвращение! Когда-то Славка уже проделывал такой фокус, решил снова повторить. Ну, нет!..  Больше не выйдет по-вашему!»

                День уже клонился к вечеру. Преодолевая недолгий путь, Люба переживала, что Дмитриевны может не оказаться дома, но к великой радости, как только она нажала на кнопку звонка, дверь почти сразу же отварилась.

                Перешагнув через порог квартиры, Люба позволила себе расслабиться и, поздоровавшись, прошла в комнату, чтобы присесть на диван. Присев, она почувствовала, что силы покинули её окончательно.

                - На тебе лица нет… Ты случайно не заболела? – присаживаясь в кресло, спросила Марта Дмитриевна.

                - Нет, Дмитриевна, не заболела, но… могу, - ответила Люба и, закрыв лицо руками, неожиданно  залилась слезами.

                - Так, успокойся… вытри слёзы  и объясни толком, что у тебя снова стряслось, - скомандовала хозяйка и подошла к серванту, чтобы открыть  дверцу. С полочки она взяла бумажную салфетку и протянула Любе.

                Люба не просто плакала, она рыдала навзрыд, излагая во всех подробностях последние события.

                - Удивляюсь тебе, как ты можешь жить с этим Славкой, он же ни одной юбки не пропускает?

                - У меня выбора не было, ты же знаешь. Сергей взрослел и с каждым годом становился всё неуправляемее, окончательно перестал меня слушаться, стал голос повышать, угрожать…  Тогда я поняла, что без Славки мне оставаться нельзя, он должен стать моим прикрытием, иначе я попаду под иго собственного сына. Как видишь, всё так и вышло, выгнав Славку, я попала под натиск Сергея.

                - Да-а, влипла ты, подруга! Что теперь делать собираешься?

                - Дмитриевна, у тебя есть чего-нибудь выпить, чтобы стресс снять? – неожиданно спросила Люба, утерев остаток слёз.

                - Как всегда, только собственного производства! – улыбаясь, ответила хозяйка. – Пошли на кухню, сейчас праздник себе устроим!

                Время проходило за постоянным разговором, так как, выпив спиртное, Люба уже никак не могла остановиться, без конца изливая свою душу.

                - Ты ешь, давай, а то пьёшь и не закусываешь, только разговариваешь, - наставляла Дмитриевна время от времени опьяневшую гостью, подкладывая ей в тарелку мясную нарезку кусочек за кусочком и подливая всё новые порции домашней самогонки .  – А твой сын вообще, чем занимается?

                - Ничем… болтается от одной бабки к другой, потом ко мне едет, потом опять по кругу разъезжает… В школе учиться не захотел, его оттуда выгнали, зато захотел жениться…  Привёл  как-то малолетку и объявляет новость…  Тогда я отправилась с ними к её родителям и выдала им неожиданное известие, а вместе с ним и характеристику на своего сына. Говорю: ему шестнадцати нет, какой из него муж? он не хочет ни учиться, ни работать. Спрашиваю: вы готовы взвалить их на свои плечи? я лично нет… Короче, Сергей закатил истерику, начал слёзы лить и грозиться на себя руки наложить. Её отец посмотрел на всё происходящее и поставил точку – запретил дочери даже встречаться с ним… Потом его удалось впихнуть в училище, но  выгнали и оттуда… вот он и болтается до сих пор…

                - Ты разговаривай и ешь, иначе тебе потом плохо будет, - снова предупредила Любу Дмитриевна и спросила: - А где он деньги берёт, если постоянно в разъездах и не работает?

                - Не знаю…  когда он у меня, я выделяю ему понемногу…  у нас несколько раз пропадала часть денег, Славка бесился, даже однажды хорошенько его отходил…  а путешествует Сергей в основном автостопом, ещё с самых ранних лет…  Когда сын приезжает, то я живу, как на пороховой бочке… - говорила Люба, заплетающимся языком.

                Вдруг заиграла мелодия дверного звонка, и Дмитриевна вышла в коридор.

                - Мать у вас? – услышала Люба голос сына.

                - У меня, - ответила Дмитриевна и, решив заняться воспитанием, спросила: - Ты до чего маму свою довёл, разве так можно? Она родила тебя …

                - Рот закрой, - резко перебил её Сергей, - ты, вообще, кто такая? Передай матери, чтоб домой шла.

                Дверь тут же захлопнулась, не дав Дмитриевне опомниться, чтобы дать словесный отпор. Вернувшись на кухню, она спросила:
                - Ничего себе! Ты слышала? И что ты со всем этим делать собираешься?

                Что ответить на этот вопрос, Люба пока не знала. Посидев ещё немного, она снова выпила и, в конце концов, решила выдвинуться домой.

                Выйдя на улицу, Люба подняла вверх голову и стала рассматривать летнее небо, усыпанное яркими звёздами.

               - Как красиво! – вырвалось из её опьяневших уст. – Только голова сильно кружится…

                - Ты сможешь сама дойти или мне тебя провести? – спросила Дмитриевна, поддерживая Любу под руку.

               - Не беспокойся…  я прекрасно доберусь сама…  тем более что дом мой почти рядом…

 
              … Люба приоткрыла глаза и сразу же прищурилась от яркого дневного света. В голове сильно гудело, и она казалась очень тяжёлой. Лежала Люба на диване поверх покрывала и почему-то одетая.

              «Не поняла, как я дома оказалась? – пыталась вспомнить Люба момент прихода. – Почему я одетая? Кто меня уложил? И, вообще, что здесь вчера произошло?»

              Она пыталась вспомнить хотя бы что-нибудь, но в памяти оказался полный провал. В комнате никого не было, и Люба кое-как приподнялась, пытаясь встать с дивана. Рядом на полу она увидела пустой тазик и, лежащее рядом с ним, небольшое полотенце.

             Однако встать Люба пока не решилась, она присела, продолжая напрягать мысли, но попытки оказались тщетными – вспомнить что-либо у неё не получалось.

             Вдруг из кухни к ней в комнату вошёл Вячеслав и робко спросил:
             - Ты как себя чувствуешь? Тебе уже лучше? Может, чем помочь?

              - Нет-нет… У меня всё хорошо…  Мне ничего не нужно, - растерянно  ответила Люба, которой было очень стыдно за себя перед сыном.

              Спустя немного времени с улицы в квартиру вошёл Сергей, в присутствии матери он тоже стал вести  себя довольно вежливо и спокойно.

             «Странно, что это с ними? Похоже, что я им вчера хорошую чистку устроила…  наверное, довели меня до белого каления!» - размышляла Люба, по-прежнему пытаясь уцепиться хоть за что-то.

              Единственное, что всплыло в её памяти, это принятое вчера решение сбежать от этих двух мучителей. Присутствие Вячеслава вызывало у неё полное к нему отвращение, а что касалось сына – она не могла простить ему предательства.

              «Завтра тайно поеду в Шахты и куплю предварительный билет в Анапу, - решила Люба, - сбегу от них на недельку, чтобы в себя прийти…  пока к батареи не приковали. А там видно будет, что дальше делать».


              На следующий день Люба так и сделала. Дождавшись, когда Вячеслав с Сергеем отправятся куда-то на машине, она быстро сложила в сумку подготовленные для отдыха вещи и отправилась в соседний город Шахты на ближайший железнодорожный вокзал. Определив вещи в камеру хранения, она направилась к кассе.

            «Ну, вот, и всё, в день отъезда выйду с одной дамской сумочкой через плечо, а когда приеду сюда, то заберу сумку из камеры хранения, сяду в поезд и… пока-пока! – радовалась Люба. – А Марта Дмитриевна скажет им, что я на Украину уехала, к родителям».

            Купив билет и вернувшись в Новошахтинск, Люба зашла на почту и, взяв бланк телеграммы, написала: «Мама, я сбежала от Славки и Сергея на море в Анапу. Если они будут меня искать, ты не говори им, где я. Мне нужно прийти в себя, я от них устала. Люба».


             
            
          
               

             
             


Рецензии