Наше родимое наследие - лая матерная

ЗАЯВЛЕНИЕ АВТОРА.
Учитывая повышенную требовательность модераторов Проза.ру к соблюдению пункта 3.7 «Правил пользования сервером Проза.ру», в приводимом ниже тексте большую часть букв (более половины) в нецензурных словах, в том числе и в цитате Александра Сергеевича Пушкина, заменяю звёздочками (*), а широко известное слово из трёх букв и вовсе полностью заменяю звёздочками (***).
Пункт 3.7 «Правил пользования сервером Проза.ру»:
«Запрещается использование нецензурной лексики в текстах произведений, рецензий, замечаний, в литературном дневнике и резюме автора, за исключением текстов произведений, где допускается использовать нецензурные слова только если большинство букв в них заменены отточиями или звездочками».


                «А исходящее из уст - из сердца исходит - сие оскверняет человека» /Мф.15:18/

Что Вам больше нравится – простая булочка или сдобная сайка с изюмом?
Уверен, большинство предпочтет сайку с изюмом. Кстати, первым изюмом в булочке был таракан. [1]
Так и с нашей разговорной речью – многие любят начинять её таракашками, пардон, изюминками - словечками из нашего родимого матерного языка, изюминками – отборными, рыжими, жирными, с шевелящимися усиками и ножками.
Ещё эти словечки любят писать на заборах мальчики-хулиганчики, а пай-мальчикам, таким как известный Вовочка, они непонятны.
Кто же объясняет «заборные» словечки пытливым вовочкам?
Это тяжкое бремя несут самые близкие им человеки – их мамы.
Но случалось, когда за толкователей выступали не мамы, а совсем наоборот!
Такое приключилось почти два столетия назад. За вовочкину маму тогда выступил В.А.Жуковский - выдающийся воспитатель подрастающего поколения в лице Саши по фамилии Романов. На этом поприще Василий Андреевич дослужился до надворного советника и был обласкан многочисленным и разнообразным кавалерством. А ещё Жуковскому, без ущерба для основной деятельности, удавалось выкраивать время на эпическое романтизирование.
Так вот, солнечным весенним днём организовалась прогулка в Летний сад Жуковского с Александром Николаевичем, который прихватил напросившегося младшего братика, Константина Николаевича. Погода была чудная, и за ними увязался сам Николай Павлович. При подходе к саду общее внимание привлекло красовавшееся на заборе весёлое слово из трёх букв, и пытливый Саша Романов поинтересовался у своего наставника, что оно значит. Образовалась пауза, усугубляемая нависавшей в паре шагов гренадерской фигурой Николая Павловича в полном параде лейб-гвардейца, который, покручивая ус, выжидательно поглядывал, как выкрутится ментор его отпрыска.
Вот тут Жуковскому и пригодилось его увлечение эпичеством:
- Это повелительное наклонение устаревшего глагола «ховать». К примеру, жевать – жуй, совать – суй. Так же и от ховать образуется ***, – нашелся знаток древностей русского языка.
Все удовлетворились таким разъяснением, а особенно Николай Павлович – достает золотой брегет с золотой же цепочкой и одаривает этим добром со своего плеча Жуковского:
-  На, *** - пользуйся на здоровье, Василий Андреевич.
Далее же стряслось то, что стрясывается, когда люди берутся не за своё дело!
Саша Романов, находясь в приличном обществе (в других он не бывал!) выдал то самое, производное от «ховать»  словечко, которому его научил Жуковский!
А нужно было не раздариваться золотыми брегетами с цепочками, а сразу повести своих птенцов к маме. Уж Александра Фёдоровна сумела бы объяснить, как надо! А Жуковский – пусть себе эпичествует, но не при детях.
***
Так откуда же пошёл русский мат, он же - «лая матерная», «срамословие» или по-учёному - «обсценная (непристойная) лексика»? Его основу составляет «триада»: «***» (мужской половой орган), «пи***» (женской половой орган), «еб***» (глагол совокупления). А вышли эти словечки из праславянских: «huj» - «игла хвойного дерева, нечто колючее» (родственно слову хвоя), «pisьda» - «мочеиспускательный орган», «jebti» - первоначально «бить, ударять». [2] И пусть в меня первый бросит камень тот, кто докажет, что эту нашу родимую кровинушку мы унаследовали от татар и разных прочих шведов!
Не буду углубляться в языческую сакральность матюков. Но вот, пожалуй, не самые брутальные ругательства, производные от собаки женского рода: «с***», «с*ч**» («ласково» о девушке), «с**** сын» - за ними «прячется» заклятье «pesъ jebъ  tvoju matь», т.е. «ты – пёсье отродье». Подобное бездумное использование слов довелось услышать на детской площадке от бабульки, «подбодрившей» своего внучонка: «Ах, ты мой шибеник!». Напомню, что «шибеница» - это виселица.
Конечно, и в других языках имеются не менее «крепкие» словечки, например, так называемые, «семь грязных слов» у американцев: «cocksucker», «cunt», «fuck», «motherfucker», «piss», «shit» и «tits».
Наш же «родимчик» отличает то, что он включает безграничное «богатство» словообразований и аллюзий от «первоосновы». И, кроме всего прочего, он постоянно «обогащается»!
К примеру, «ненаглядная», легкой заменой «г» на «б», из «единственной и неповторимой» превращается… превращается… в «вокзальную». Гы-гы-гы!
Для этого самого «обогащения» имеются и разные лингвистные забавы.
Так, среди «подросших» вовочек, популярна угадайка «Откуда словечко». Приведу парочку не самых «забористых», от которых спасовал бы и Жуковский - «драчистый» и «аборт». [3]
Вот другая забава, которой увлекаются в мужских компаниях «без баб-с», да под водочку, когда разговор заходит о них, об отсутствующих –  разрешается использовать только «свеженькие» слова на «б». А кто повторится – под стол. Так которые оказываются под столом, всё равно не сдаются – твердят своё «ба-ба-ба», «бу-бу-бу», да «бы-бы-бы»!
***
Цветёт и пахнет наш «родимчик» в повседневной жизни, выпирает из потаённых мест, демонстрируя свою живучесть.
Поднятие тяжестей без него, категорически, немыслимо!
А как повышается производительность труда! Вместо анахронизма «семь раз отмерь», загнул покрепче, и хрясть - «совершенно в дырочке».
В армии – солдатский отец построит и, как положено, смачно обложит. Полностью заменяет марш-бросок с полной выкладкой и поднимает боевой дух до небывалых высот!
Строители тоже не пасут задних - мастерски сооружают многоэтажность.
«Амба», «гаплык», «хана» и «мурзик сдох» позорно проигрывают женскому половому органу.
А разве поставишь на место нахала, назвав «дураком»? Здесь уже без мужеского органа не обойтись.
Универсальный комильфо «*л*» украшает это самое, как бы так сказать короче типа на самом деле, нет ничего лучше, действительно чисто конкретно - именно речь.
Практикующие психтологи рекомендуют для снятия напряжения, разрядки. Конечно, имеется и более действенный способ – с разгона башкой о бетонную плиту. Вот только плит на всех страждущих не напасёшься!
Понуждает к углублённому изучению уклада жизни, обычаев заморских стран, без чего не получится осознанно помянуть «японского городового» и «япону мать».
А каких цицеронных высот выразительности речи, артистичности нужно достичь для передачи смысла «ё-моё» и «ёлки-палки», так, чтобы слушатель отозвался: «Верю!»
Участвует в раздаче «нобильных» титулов. Первый президент великой страны, за то, что стал и последним, получил от «прогрессивного» человечества Нобелевскую премию мира. Народ, который он предал, тоже оценил его заслуги, присвоив титул «мирный герцог» (peace duke).
К сожалению, прогресс вымыл из сообщества таких виртуозов матерного слова, как водители кобылы. Достойная замена пришла с неожиданной, казалось бы, стороны - это фименное движение. Его боицы, сотрясая обнажёнными персями, завоевали гендерное право матюкаться - дадут солидную фору даже профессионалам сапожного ремесла, которых, к сожалению, тоже теряем.
Последнее время начал обеспечивать народ мехом - повсюду мелькает гламурненький «пушной зверёк», или, просто картинка с этим, подкравшимся незаметно, «писецом».
Ещё одно «ньювейшество» - заделался мерилом свободы слова. Забугорные изыскатели, ранее отважно диссидентствовавшие на кухне по месту прописки, унюхали (во носы!), что народ меньше пишет на стенках сортиров! Заглянув в каждый афедрон статистически подтвердили «Закон круговорота дерьма в природе», открытый потомком древнейшего графического рода В.Войновичем: словечки с заборов и стенок нужников перетекают на эстраду, печатные страницы, экраны ТВ. [4]
У американцев ещё в семидесятые прошлого столетия ихний великий хохмач Джордж Карлин через суд сумел доказать (с чем их сердешно поздравляю!), что  юмор без «грязной семёрки» невозможен.
Мы же, как всегда, отстаем - так что стройными рядами марш-марш в «цивилизацию»!
А может, всё-таки стоит повременить, пока и аглицкая королева не начнёт… тогось?
***
Как же быть с «родимчиком», может полностью легализовать, как у «цивилизованных»?
Но ведь найдётся ретроград, который одёрнет: «Мужчина, подбирайте выражения - здесь дети (женщины)!», и тогда, чтобы народ понял, придётся прикидываться в «tits» пьяным.
А может, традиционно давить, как классового врага?
Но всё равно, никуда от «родимой кровинушки» не денемся!
Считаю, что в отношении матерной лексики важно не само её использование, а уместность - где, когда, при ком, в каком контексте.
Обращусь к нашему гению. Всем известно восклицание «ай да <имярек>, ай да су*** сын!», да и, наверняка, использовали для шутливого выражения радости от удачно выполненной работы, блестяще реализованного замысла. Александр Сергеевич применил его не публично, а в письме к близкому другу. [5]
Каждый решает сам – следить за своей речью и тянуться вверх к культуре, или, на беспределе,  барахтаться в смердящем болотце матерщины.

Завершаю цитатой из Великой Книги (Иак. 3:3-13): «Вот, мы влагаем удила в рот коням, чтобы они повиновались нам… А язык укротить никто из людей не может: это - неудержимое зло… Из тех же уст исходит благословение и проклятие: не должно, братия мои, сему так быть… Мудр ли и разумен кто из вас, докажи это на самом деле добрым поведением с мудрою кротостью».

1 – как появились булочки с изюмом, описал Владимир Алексеевич Гиляровский в своей замечательной книге «Москва и москвичи» (сюжет о булочной Филиппова).
2 - отсылаю к статье Б.А.Успенского «Мифологический аспект русской экспрессивной фразеологии».
3 - подсказываю «первоисточники»: «яДра - чистый изумруд» и «а волны… плещут нА борт корабля».
4 - несколько слов о «Гавриилиаде», на которую так любят ссылаться борцы за свободу матюкаться. Пушкин сначала пытался отречься, а потом выражал сожаление об этой юношеской «шалости», в зрелом возрасте даже назвал «гадостью». Если бы не заступничество Николая I, который стал его персональным цензором, пришлось бы Александру Сергеевичу за своё кощунство держать ответ по полной «в местах не столь отдаленных», и мы, возможно, не увидели бы многих шедевров нашего гения.
5 - с удовольствием привожу отрывок из письма Александра Сергеевича к Петру Вяземскому: «Поздравляю тебя, моя радость, с романтическою трагедиею, в ней же первая персона Борис Годунов! Трагедия моя кончена; я перечел ее вслух, один, и бил в ладоши, и кричал, ай да Пушкин! ай да су*** сын!»


Рецензии
хорошо и весело... что тут скажешь...

Валерий Кувшинчиков   16.04.2019 08:36     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.