Маленькая Муха

Эта муха проснулась еще в феврале. Всем вот срок в марте, а она проснулась в феврале. Может от излишней мечтательности, может потому что природа её была такая, жизнерадостная и романтичная, трудно сказать. Но она проснулась и долго сидела с подогнутыми под себя лапками, накренясь влево, не шевелясь. Сперва в окне она увидела угол шкафа, диван, кусок стола и настольную лампу, а потом вдруг себя. Впервые. Потому не могла оторвать глаз. Она себе нравилась. Муха покрутила головкой, встрепенулась, походила взад и вперед, по белой поверхности рамы, потерла друг о друга задние и передние ножки, почесала ими под крылышками, а потом вдруг взяла и взлетела.

- Ах...как чудесно! - подумала муха и в её черном тончайшем панцирке все занялось от восторга. Она взлетала еще и еще и садилась то на пластиковые задвижки, то на гладкую поверхность стекла. Кончики её мохнатых лапок так удивительно присасывались к нему, но еще удивительней с каждым новым шагом было слышать тихий и приятный шшш. Не говоря уже о жжужании. Оно вырывалось из-под тоненьких слюдяных крылышек, стоило только лишь слегка повибрировать ими. Звук тоже казался ей весьма чудесным.
"ЖЖЖ... жжж", не унималась она, взлетая и кружась, пока совсем не выбилась из сил, отчего снова остановилась, замерла и вдруг увидела его. Маленького вихрастого мальчика. Вместе с лампой и столом он отразился в крошечных полусферах мушиных глаз. Муху удивило, что вихрастый тоже мог шевелить лапками. Он сидел и что-то писал, иногда прерывался и тогда в точности как муха, протирал глаза или почесывал себя то там, то сям.

- Ну ни дать ни взять я! - поразилась муха. - Мы с ним так похожи...буквально единое целое!
И от восхищения она взлетела высоко, высоко, а потом, неожиданно для себя самой приземлилась прямиком на плечо мальчика.Да, что там приземлилась! Растеклась... Его кожа оказалась такой нежной, теплой и ароматной, она приятно пружинила под лапками, а белые волоски щекотали и будоражили брюшко.

- Господи! Мы так похожи, - умилялась муха все больше, - и его лапки, вы только посмотрите, они тоже в ворсинках!

Воодушевляясь все больше, муха садилась то на вихрастый затылок, то на ухо, покрытое нежнейшим пухом, то на палец, твердый и горячий. Ей нравилось все. Каждая клеточка его тела. Она совершала одно открытие за другим, обнаруживая все новые, сводившие её с ума прелести.
Мальчик взмахнул рукой, она взлетела. Взмахнул вновь,еще, раз за разом заставляя её взлетать, и тут муху озарило, что это все - для неё! Ну, конечно же, для неё! И начала кружится и жужжать с новой силой, набирая обороты вокруг обожаемого мальчика.Она так старалась для него! Она видела,чувствовала, знала, что теперь она, только она объект его внимания, да что там говорить, он играл с ней!!! С ней! Он признал, принял, он понял и знает, что они - пара!

И вдруг...все вокруг потемнело. Муха еще не поняла, почему померк свет в её глазах. Она по-прежнему чувствовала тепло его кожи, запах его ладоней, слышала свое жужжание, но ничего не видела.
Она никак не могла взять в толк - откуда же такая тьма? Но это длилось недолго.
Свет внезапно ослепил её, что-то сильно сдавило лапки, а жгучая боль располосовала спину.
Поначалу от этой боли она даже ничего не могла видеть, когда же немного отпустило, муха поняла, что не может взлететь. Она ползала по столу с припюснутым телом, ошметки черного панциря свисали по бокам, а жжж не казалось уже столь чудесным. И еще рядом с собой она увидела серьезное лицо мальчика, зеленовато-желтые глаза и губы, которые сложились в трубочку и дунули:

- Ну что же ты? Лети!


Рецензии