Дегустация

        Иван Степанович Золотарёв занёс в номер чемоданы и, посчитав свою миссию завершённой, вышел на лоджию. Было одиннадцать утра, солнышко начинало припекать. Заселился и соседний номер, это было понятно по разговорам, слышным через открытую балконную дверь: «Нет, Маша, жарко, после обеда сходим. Нет, я сказал, ты лучше вещи разложи, а я перекурю». Снимая на ходу тенниску, на лоджии слева появился тучный седовласый мужчина лет пятидесяти.
      Иван Степанович усмехнулся.
      —  Здравствуйте! С приездом! Давненько не виделись.
      Мужчина, вздрогнув от неожиданности, повернулся в сторону Золотарёва.
      — О! Приветствую вас! Действительно давно - в аэропорту вместе в очереди на посадку стояли, в самолёте в одном ряду сидели. Как оказалось, мы и сюда вместе приехали! И разместились в одном корпусе, да и номера рядом…
      — И о чём это говорит?
      Сосед, широко улыбнулся: «Как о чём? Значит можно, и познакомиться, чай не чужие теперь».
      — Абсолютно с вами согласен — Иван Степанович Золотарёв.
      — И здесь без сюрприза не обходится. А меня зовут Степан Иванович. Фамилия тоже из категории «драгоценных» – Серебряков.
      Новые знакомые дружно рассмеялись.
      — Ваня, ты с кем там.
      — Минуточку, это супруга. Валюша, ну-ка выйди сюда!
      На лоджии появилось новое действующее лицо — стройная немолодая блондинка.
      — Вот, Степан Иванович, представляю, моя жена Валентина Ивановна.
      Дама улыбнулась: «Валентина, можно без отчества».
      За спиной Степана Ивановича, с интересом наблюдая за происходящим, стояла его супруга.
      — Машенька, это ты? 
      — А что не узнал? Плохо. Я так понимаю это наши соседи? Доброе утро! Меня Мария зовут.
      ______________________________
      Общение новые соседи продолжили через час в фойе корпуса. Оказалось, что живут они в одном городе. По возрасту примерно ровесники. Дети в одну школу ходили. Дамы даже причёски делали у одного мастера. И, пожалуй, что самое интересное, и Серебряков и Золотарёв трудились в одном объединении. Правда это объединение было столь велико, что они вполне могли и не знать друг друга.
      Что отдыхающему необходимо для комфортного отдыха?
      Правильно — добрые друзья. Таковыми и обещали стать «драгоценные», как их назвал Серебряков, соседи.
      И действительно всё у них сложилось удачно.
      Дамы подружились. Ещё бы не дружить. Одну только парикмахершу Фаину, что укладывала им причёски там, дома, можно обсуждать часами: и какая она болтушка, и ножки у неё короткие, и брови красит слишком густо, и… Да, здесь можно было говорить и говорить. И они говорили и, что интересно, при этом, понимали друг друга. Что ещё женщине нужно? А ещё,  магазины они любили. Хлебом не корми, дай по бутикам промчатся. Купит — не купит, это вопрос второй, но походить, полюбопытствовать: а что там за обувь, а есть ли модные кофточки, и прочее, прочее - это обязательно. Без этого и женщина не женщина.
      И у мужиков всё складывалось. Во-первых, и у них была общая тема — родное предприятие. Они не сплетничали, не мужское это дело, но каждый из них знал, как лучше организовать работу кормилицы – своего объединения, а потому минут с десяток каждый день они обязательно рассуждали на эту тему. Толку от их разглагольствований было мало, но поговорить на рабочие темы — это святое. А ещё могли они о международной обстановке посудачить: как там на Украине, стоит ли Трампу верить, и какая ведьма эта Мэй и как далее. И конечно, они, как и все нормальные отдыхающие  Крымского полуострова, любили о крымских винах поговорить.  Примут по стаканчику на грудь и языками цокают: «Умеют же местные вино делать! Какая там Франция, какая Испания. Наши вина лучшие». Конечно, этим занятиям под мощным женским взором волю, они не могли дать. Но очень уж хотелось.
      Южные края летом давали широчайшие возможности для приятного отдыха. Чёрное море как всегда прекрасно и удивительно. Горячий песок приятно грел ноги. Пляж пансионата не был полон, под тентами всегда находились свободные места, здесь они и располагались. Но ближе к двенадцати «бледнотелые», и наши знакомые среди них, спешили удалиться. Солнышко не щадило, можно в момент сгореть  или перегреться. Час отдых и обед. А уж потом… Потом или сон, или прогулки, так сказать «по интересам»: дамы в магазины, мужчины по своим делам. Были экскурсии, концерты, рестораны, кафе всё было: отдыхай — не хочу.
      Иван Степанович «на Югах» бывал частенько, программу очередного отпуска прорабатывал заранее. Была эта программа интересна, насыщена, разнообразна и, безусловно, привязывалась к конкретному месту отдыха. Но один пункт программы всегда был неизменен: дегустация Массандровских вин в Ялте.  Он и нынче планировал поездку в Ялту. Но однажды задержавшись у одной из палаток, где представители туристических фирм предлагали экскурсионные поездки, увидел в коммерческом предложении поездку на местный винный завод, в том числе с дегустацией вин.
      — Мне, пожалуйста, четыре путёвки на ближайшие дни.
      Но мест на поездку было всего два. Что делать? Он решил брать, в Ялту далеко, и он уже там бывал, а здесь новые места, новые впечатления, и вина, видимо, новые. Супруга его решение не одобрила. Женская логика очень проста: «Куда ты собрался, мы с Марией на педикюр записаны на это время и к тому же на следующий день домой уезжаем. Ты забыл, наверное».
      — Надюша, тогда я со Степаном Ивановичем поеду, хорошо. Домой Херес привезу, мне сказали, сухой Херес там отменный делают.
      _______________________________
      Их, жаждущих в тот день насладиться ароматом вин и посмотреть сам процесс изготовления этих замечательных напитков, было ровно двадцать человек. Мест в погребке тоже двадцать. Всё обставлено по высшему классу. Прохладное помещение, приглушенный свет, массивная, располагающая к торжественному питию мебель, легкий аромат вина вперемешку с чудным запахом хорошего  кофе. Чудесные сыры, чипсы, это уж как положено. И конечно хозяин. На него стоило посмотреть: статный, симпатичный, а главное абсолютно раскованный, и видимо хорошо знающий свое ремесло, человек. Ну и конечно перед каждым посетителем стояли десять бокалов с чудесными напитками.
      То, о чем рассказывал Андрей Николаевич, именно так звали собственника завода, было песней. Не смею ею разбавлять своё повествование. Всё было очень интересно и познавательно.
      Часа через полтора напитка испробованы, бокалы пусты. Народ стал менее скован и более разговорчив. Пошли анекдоты, шутки, рассказы типа: «А у меня в огороде…». Золотарёв и Серебряков купили своим домашним вино, вот только обещанного Хереса не было в тот день. Иван Степанович расстроился, как же так, он ведь обещал жене именно сухой Херес, а его нет. Степан Иванович тоже был не прочь его купить, а потому пошёл шептаться с местными, а вдруг где-то и есть этот чудный напиток. И надо же, на улице мужичок в рваных джинсах с голым торсом на ухо ему шепнул: «Дядя, вон туда иди, меж персиков и яблонь. Через метров триста сидят наши, скажешь, от Тимофея, они отольют, сколько надо. Только не ошибись, ровно меж деревьев иди».
      До отхода автобуса было минут двадцать, наши друзья, переглянувшись, поняли — триста метров, это не расстояние «до канадской границы», успеют и быстрым шагом направились по указанному маршруту. В триста метров дело не обошлось, шли они где-то с полкилометра, прошли яблоневую посадку, персиковую, опять яблоневый сад и вышли к просёлочной дороге. Что делать, время идёт, автобус вот-вот уедет. Пошли обратно. Но уже не тем же путём, а взяли чуть правее. Уже через двести метров они добрались до какой-то площадки, явно рукотворной. У штабеля ящиков в тени прохлаждались двое мужчин.
      Иван Степанович, как инициатор этого неудачного похода, начал разговор.
      — Парни, заблудились видимо мы, ваш коллега Тимофей, сказал, что где-то здесь можно Херес купить. Или не так?
      — Тимоха? А… Это известный шалопут. И что, он вам наплёл что здесь Херес где-то зарыт?
      Иван Степанович растерянно молчал. Время шло, и автобус  уж точно уехал. Что делать? «Знаете что, мужики, — увидев расстроенное лицо Ивана Степановича, заговорил второй мужчина, — никакого Хереса здесь конечно нет. Тимоха брагу от вина отличить не может, а вы о Хересе, говорите. Но у нас настоящая граппа есть, это да. Знатный напиток, и угостить можем, и домой дадим, правда, по сотке за поллитра. Идёт?»
      Дегустаторы переглянулись. Теперь разговаривал Степан Иванович.
      — Парни, а до Евпатории как отсюда добраться.
      «Делов-то!  Вышел, вон туда, — махнул в сторону, откуда наши неудачники только что пришли, — в тех краях частенько машины ходят. Проголосуй, может, кто и подхватит. А то с завода машина поедет. Доедете, чай не в лесу живём. Ну что, пробовать будете?»
      — Ладно, Иван, располагаемся, автобус все одно ушёл. Перекусим и домой.
      Перекусить у них было что, жёны, не сговариваясь, по яблоку и бутерброду с колбасой положили. У Ивана Степановича ещё стаканчики одноразовые в рюкзаке оказались, там же лежала и головка чеснока. Местные накрыли поляну, и уже через пять минут началась настоящая мужская дегустация.
      — За здоровье!
      — Ну и как?
      — Ух, крепка, зараза…
      — Вот так, а вы всё вино, да вино. Интеллигенция! Не то пьёте!
      — Точно.
      С непривычки и Золотарёв и Серебряков слегка опьянели. Однако настроение было - хоть в космос лети, хотелось петь и говорить только добрые слова. Но некому было, дамы где-то там, вещички собирали, к отъезду готовились. А они, здесь и сейчас, дегустировали невесть кем произведенный из винограда домашний самогон.
      Но всё хорошее, когда-нибудь кончается. Вот и замечательная бутыль  с граппой опустошена.  Иван Степанович, понимая, что банкет идёт к завершению, вспомнил: «Парни, а домой, домой, что мы отвезём, вы же обещали продать пару бутылок».
      И Степан Иванович поддержал: «И на посошок!»
      Местные мужики были людьми честными - раз обещали, надо обещание выполнять. Где уж они нашли обещанный «посошок», не так уж и важно, важно то, что они вместе с гостями ещё выпили. Бесплатно каждому отлили по литру граппы.  Где-то нашли легковичёк и, расцеловав ставших им пожизненно друзьями Золотарёва и Серебрякова, отправили в пансионат.
      Жёны приняли мужей уже после полуночи.
      В двадцать седьмом номере Валентина Ивановна причитала: «Да как же тебе не стыдно. Набрался как свинтус. Нам уже скоро вставать, а ты в таком виде. Это кто, это Степан Иванович тебя так напоил? Говори!!!»
      Иван Степанович молчал, сонно хлопая глазами.
      И в двадцать девятом те же картина: «Ты что это себе позволяешь. Ты же солидный человек, что люди подумают. Иван тебя, что ли напоил, а?»
Степан Иванович молчал, он понимал, если что в ответ скажет, получит немедля — жинка у него решительный человек. Он просто молчал.
      __________________________
      Золотарёвы убыли в аэропорт в пять часов утра. Чуть позднее в пять двадцать туда же отбыли и Серебряковы, их самолёт вылетал на полчаса позже рейса Золотарёвых. Соседи не попрощались, и некогда было, да и произошедшее накануне портило картину безмятежного отпуска и соседской дружбы.
      Москва встретила путешественников далеко не летней погодой, неприятно моросил дождик, было прохладно и ветрено. В аэропорту Домодедово как всегда шумно и суетно. Хотелось быстрее домой, но куда там, надо ещё переехать во Внуково, их рейс к родным пенатам ожидался лишь к вечеру. Всё это было настоящей пыткой для Ивана Степановича. Валентина Ивановна глянув на мужа, фыркнула и двинулась к стойке заказа такси.
      — Нам бы во Внуково.
      — Сей момент…  Для вас скидка пятьдесят процентов.
      — За что такая благодать.
      — Дело в том, что туда едет минивэн, там уже есть два пассажира, но вам будет и просторно и комфортно. Водитель опытный, домчит в момент. Соседи в машине люди почтенные, тихие.
      Валентина Ивановна собралась было поворчать, мол, не надо нам соседей, с одними только что двадцать дней мучились, а тут опять… Но глянув на жалкую фигуру мужа сказала: «Ладно. Пошли!»
      Через десять минут они были у такси.
      У машины разминая ноги, нарезал круги мужчина. Это был их сосед по отдыху в Евпатории, Степан Иванович Серебряков. Жена его, Надежда, сидела в салоне автомобиля.
      Валентина Ивановна слегка опешила:
      — Не может быть!
      Степан Иванович также, не ожидал встретить здесь Золотарёвых. Однако увидев своего «дегустационного собрата», широко развёл в стороны руки и радостно рассмеялся:
      — Вот это номер! Здрасте вам! Давно не виделись. Вы с нами?
      — Нет, уважаемый Степан Иванович, это вы с нами. Ваня, садись вперёд.
      Но Иван, увидев Серебрякова, выпрямил грудь, вздохнул глубоко, крепко обнял друга, улыбнулся и тут же заявил: «Я со Степаном Ивановичем рядом сяду!»
      Машина, юрко пробежав меж аэропортовых шлагбаумов и стоек, вышла на шоссе. Дамы, расположившиеся на передних креслах, мило беседовали о чём-то своём, женском. А «драгоценные» друзья, подмигивая, слегка похлопывая друг друга по плечам, шёпотком обменивались мнениями о вчерашней дегустации. 
      Да, то была настоящая дегустация.


Рецензии
Приятно написали

Григорий Аванесов   24.08.2020 09:09     Заявить о нарушении
И мне было вкусно, когда посещал маленький, уютный, пропитанный ароматом уважения посетителей, дегустационный зал. Заезжаю туда ежегодно, приятно видеть улыбки настоящих, увлеченных своим делом специалистов. Удачи Вам!!!

Александр Махнев Москвич   24.08.2020 10:13   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.