Поцелуй с коровой

Из цикла рассказов «Русская провинция»

В Германии нет провинции – читаю незатейливый рассказик в четверть страницы, одного из авторов на Проза.ру, занимающего постоянно верхнюю строчку рейтинга. Ну, что тут скажешь! Конечно, же и в Германии, как и во всех странах Европейского Союза, даже в такой изысканной и пуританской , как Англия, провинция есть. Лично я, когда  бываю в Германии, то она вся мне кажется  провинцией.  Нет, там не увидишь  разбитых дорог, убогих нищих и бомжей, развалившихся домов,неухоженных лесов и полей. С этим там все в порядке.Это так,не спорю!
Но, провинциализм не в этом, а в духовной пустоте. Попробуйте, поговорите с парой пожилых немцев тихо и мирно сидящих в кафе, напротив тебя. В лучшем случае они что-то невнятное ответят на приветствие или вяло поддержат разговор о погоде.  Но, не более, никакой политики, никаких рассуждений о фильмах или новом спектакле, телепередаче, только медленное потягивание пива из высоких кружек, глубокие затяжки сигаретой худощавой и загорелой  немки. Никаких эмоций ни на лице, ни в разговоре.Это может быть центр Мюнхена,Берлина или  любого другого крупного города. Правда ,последнее время случаются вспышки насилия со стороны молодых мигрантов,но это плата за беспечную и сытую жизнь бюргеров, которую они менять не хотят. Морщатся,но молчат...А куда деваться, кто-то должен делать за тебя грязную и мало оплачиваемую работу...
Ну, а что в  Российской глубинке?  Для наглядности хочу рассказать вам историю, случившуюся сравнительно недавно в одном из провинциальных городков, коих не счесть. А началась истории так.
В детское отделение областного туберкулезного диспансера привезли ребенка с явными признаками заболевания легких. "Первичный туберкулезный комплекс",поставила диагноз  опытнейшая докторица Валентина Петровна, осмотревшая ребенка и изучив рентгеновские снимки. Врачебная комиссия согласилась с мнением коллеги.
- А кто же заразил ребенка? – задал вопрос молодой доктор, Никита Юрьевич.
- Источник пока не установлен – ответила Валентина Петровна. 
– В очаге работали специалисты из районного тубкабинета и СЭС, но никого не нашли. Работа продолжается. Ребенок ходит в детский садик, поэтому необходимо обследовать весь персонал, начиная от заведующей до сторожа и всех совместителей, которые там, как правило,работают по вечерам. Чаще всего это мигранты, у тех нет ни документов, ни санитарных  книжек. На постоянную работу их не берут, вот и подрабатывают, где придется –  свое веское мнение высказал главный врач, Антон Кондратьевич Поздняков- седовласый, опытный доктор.
- Верно,Антон Кондратьевич!  План расследования очага необходимо не только расширить, но обязательно посмотреть, чем питаются детки в этом садике – сделала вывод председатель комиссии, Татьяна Николаевна, заместитель по лечебной работе.
 Решение комиссией было принято и работа завертелась.
Бригада из трех врачей, молодой, начинающей карьеру врача-педиатра Марины Сергеевны, Мариночки, как звали ее в общении коллеги, опытного эпидемиолога Людмилы Николаевны, когда-то работавшей в областной санэпидстанции, во главе с Никитой Юрьевичем.  Главный врач, отправляя комиссию в таком составе,  рассуждал просто.
- Никита Юрьевич – куратор района, часто там бывает, знаком с врачами и медперсоналом ЦРБ, специалистами санитарной службы. Имеет трехлетний опыт работы врача-фтизиатра. Марина Сергеевна, только только, окончившая интернатуру по педиатрии, опыта  не имеет, но толковая, въедливая и главное – может признавать свои ошибки и увидеть чужие.  Ну, а Людмила Николаевна – само воплощение опыта и строгости. У нее не забалуешься, простыми ответами, вроде «ничего не знаю», не отделаешься.  До всего дойдет, до всего доберется.
 Приехав в районный центр на рейсовом автобусе и поселившись в гостинице, первым делом, Никита Юрьевич, распределил роли: Марина Сергеевна будет тщательно осматривать детей садика, в котором заболел ребенок, а Людмила Николаевна проведет расследование  и проверку взрослых,обслуживающих персонал . Их санитарные книжки, организацию врачебных осмотров и главное – сроки прохождения флюорографии. Естественно, проверит сроки поставляемой продукции и качество готовой пищи.
Никита Юрьевич взял на себя ответственность координации всех мероприятий, и контакты с местными врачами и специалистами санитарной службы.  И надо же так было случиться, что начал своё расследование Никита Юрьевич с общения с женщиной, которая бойко торговала молоком в пластмассовых полутора-литровых бутылках на обочине автомобильной трассы, проходящей рядом с гостиницей..
- Извините, а где вы берете молоко? – спросил он торговку.
- У себя! Мы фермеры. У нас три коровы, бычок. Все свое. Молоко отменное. Местные разбирают мигом.  Но, сейчас не сезон, дачники съехали, поэтому вот приходиться приторговывать у дороги.
- Сколько же вы продаете за день?
- Какой день? – удивилась женщина. За часы. Постою час, полтора и всё- расхватали... А если сдам молоко в  детсад, то и вообще продавать нечего.
Никита Юрьевич уж хотел было отойти от торговки, но последние слова его насторжили.
- Что вы сказали? Вы продаете молоко в детский садик?
- Да! А что тут такого? Молоко жирное, парное, сразу ребятишкам на стол.
- А как же оно обрабатывается? Вы, что его пастеризуете?
- Зачем? Коровы все здоровые, их проверяет ветеринар.  А если молоко вскипятить или, как вы сказали,пропастеризовать, то это уже не молоко, а просто белая водичка, и молоком не пахнет...
Никита Юрьевич ничего не ответил, он не знал, что делать. Нужно срочно обсудить с коллегами полученную информацию. Но, терять время не захотел.
- Скажите, а вы одна работаете на ферме? – продолжил разговор доктор.
- Почему одна, я замужняя. Работает муж – Петр  Казимирович.  Ему помогает старший сын, да и дочка тоже, чем может. Заготавливаем вместе сено, готовим корма, а я дою, процеживаю  и сбываю молоко... Большую часть в детский садик, а остальное, как видите, продаю.
- Как вас зовут? – чтобы как-то разрядить обстановку, спросил Никита Юрьевич женщину-торговку.
- Жанна Прокофьевна! А можно просто- Жанна.
- Жанна Прокофьевна, а вы с мужем ежегодно проходите флюорографию, чтобы проверить себя на туберкулез?
- Ходим! А в принципе,ни зачем,лишнее облучение. Мы все здоровы. Ведем нормальный образ жизни, хорошо питаемся, у нас неплохие доходы и можем позволить себе любые продукты, фрукты, ну и прочие витамины...
- Это хорошо! Я рад за вас – ответил Никита Юрьевич. Но,по закону флюорографию вы должны регулярно проходить, тем более, торгуете молоком и даже поставляете в детский садик.
- Молодой человек, вы или покупайте,или не мешайте! Моя санитарная книжка в порядке. Хотите покажу ?– перешла в наступление женщина.
- Покажите.
- Смотрите! Она полезла в карман и достала санитарную книжку.Видите, вот этот год, апрель месяц, написано заключение врача:  «органы грудной клетки без патологии», номер снимка... Вы удовлетворены? – окончательно перешла в атаку торговка молоком.
- Да, да, я все понял. Спасибо. А молоко мне не надо. Я врач из области, приехал разбираться со случаем заболевания ребенка в детском садике, поэтому интересуюсь, чем там кормят и поят детей.
- Экологически чистейшим  парным молоком – так и запишите доктор... А дети могут заболеть от чего угодно.  Вот  три дня назад мороженое  принесла моя Лялька. Я как понюхала, так сразу же выкинула в помойку...  Кислятиной несет, и запах плесени... В поселке говорят,  что закупили мороженое еще летом, в жару, всё не сбыли, так сейчас продают. Три месяца прошло! А держат-то где? В простом холодильнике, где и мясо, и рыба, и колбаса. Откуда ему быть хорошим.  Вот где разбираться нужно. А с молоком все ясно и понятно: подоили буренку, процедили и прямо на стол. Никаких консервантов, ни какой грязи. Все своими руками делаю, других не допускаю. Вот и качество, что молока, что творога или сметаны-наивысшее...
Никита Юрьевич, слушая фермершу, решился на отчаянный шаг.
- А можно мне побывать на вашей ферме? – попросил он хозяйку.
- Отчего же, пожалуйста. Вот сейчас продам две бутылки, и я готова. Все покажу. Ничего не утаю. А чего мне бояться? У меня все по закону, документы натуральные, как и молоко, смотрите, если желание есть. Сейчас позвоню, подъедет Петруша, он нас и довезет до места, а то пешком далековато будет.
Через десять минут они уже сидели в старенькой, но опрятной «Ниве», хозяина фермы Петра Казимировича.
- Значит, хотите посмотреть наше хозяйство ? – заулыбался фермер,худощавый мужчина, лет сорока пяти.
- Хочу! – ответил Никита Юрьевич.
- Это правильно! Коровы у меня красавицы, летом  молока дают по два ведра каждая, только дои, зимой чуть меньше, но тоже хватает.И хозяйсво у меня в отличном состоянии... продолжал он слегка покашливая.
Никита Юрьевич не стал спрашивать ни про санитарную книжку, ни про флюорографию. Решил, что поговорит  с хозяином тет на тет прямо  на рабочем месте.
Через полчаса езды они остановились на окраине поселка, около высоченного, рубленного из дерева дома, обитого вагонкой. Рядом за домой стояли два кирпичных небольших здания, оштукатуренных и покрашенных в бледно-желтый цвет.
- В доме  мы живем, а вот здесь стоят мои буренки. В первом, что побольше – взрослые коровки, а во-втором – нетели, и отдельно – бычок – рассказывал про свое хозяйство Петр Казимирович.
Везде чувствовался порядок.
- А где же коровы?  - удивился Никита Юрьевич.
- Пасутся вместе с  поселковыми коровами. Так выгоднее. Содержать своего пастуха дороговато. Вечером, когда придут  с пастбища, мы их моем из шланга или душа. Вон бочка на вышке стоит. Днем вода нагревается, ей и моем. Коровы любят чистоту! Чище животных и благороднее я не встречал –воодушевленно рассказывал доктору про своих питомцев Петр Казимирович.
Никита Юрьевич решил, что нужно обобщить все увиденное и попрощавшись, ушел с подворья.
Вечером, когда вся бригада проверяющих, собралась вместе, Никита Юрьевич предложил:
- Высказывайтесь, кто что нашел и какие версии заражения ребенка?
Первой решилась Марина Сергеевна.
- Врач из туб.кабинета и райпедиатр омотрели всех детей, поставили  пробу Манту. Сегодня, как раз срок их проверки. Я перепроверила всех сама. Результат- еще у трех детей,причем из разных семей и из разных групп, выявлена инфицированность туберкулезом. Это говорит о  массовости  заражения, но через кого и как это произошло, не удалось установить. У всех сотрудников пройдена флюорография,  подозрительных не обнаружили. У меня всё-закончила свое сообщение Марина Сергеевна.
- Людмила  Николаевна, а что вы скажете? Вы же эпидемиолог, каким путём могло произойти  заражение детей, исключая контакт с больным туберкулезом?
- Никита Юрьевич, теряюсь в догадках – ответила озабоченно Людмила Николаевна.
- А через пищу возможно заражение?- Возможно! Но, практически нереально. Вся пища подвергается термической обработке. Я смотрела меню, бракеражные журналы, ничего подозрительного не обнаружила. Людмила Николаевна виновато посмотрела на Никиту Юрьевичу. Первый раз с таким встречаюсь, не знаю, что и подумать. В СЭС тоже самое говорят. Может, кто-то диверсию  совершил,такую версию предложил главный врач СЭС, но я, что-то сомневаюсь. Кому это нужно! Потом дети в закрытом учреждении, посторонних там не бывает. И зачем?
Никита Юрьевич выдержал паузу и спросил.
- А вы, Людмила Николаевна, проверили какое молоко пьют дети?
- Как какое? Коровье! Покупают у частника, местного фермера. Я смотрела документы на животных, они в порядке, санитарные книжки  тоже.  Придраться не к чему.
- Да, я не об этом. Я спросил, какое молоко пьют дети, в смысле его обработки – Никита Юрьевич опять посмотрел на коллег.
- Кипятят! – ответила уверенно Людмила Николаевна.
- А я не спрашивала – виновато склонила голову набок Марина Сергеевна.
- Вот, вот! Не проверили Людмила Николаевна, но уверены! – сухо подытожил Никита Юрьевич. Дети пьют парное молоко прямо после дойки от коров. Об этом мне рассказала сама фермерша.
- Но, тогда коровы должны болеть человеческим типом туберкулеза, и их, кто-то должен был заразить – ответила с удивлением Людмила Николаевна
- Все верно! – подвел черту Никита Юрьевич. – Завтра с утра вы, Людмила Николаевна встречаетесь с ветеринаром района и проверите все документы на коров, потом даёте задание сделать контрольные туб.пробы животным фермера. Вы, Марина  Сергеевна, утром рано идете в садик к завтраку и выясняете пили ли дети парное молоко или нет? Ну, а я пойду в больницу к рентгенологу, выяснять обследование работников фермы, особенно мужа фермерши, Петра Казимировича, когда и как он обследовался на туберкулез. Что-то уж он мне показался подозрительным: сухопарый и все время подкашливает. Надо разбираться!
На этом совещание закончилось. Утром после завтрака в местной столовой все разошлись по своим делам.
   Никиту Юрьевича ждал сюрприз. Опытный рентгенолог, Марк Михайлович, подняв флюорокартотеку на фермера Пантелеева Петра Казимировича, когда вставил несколько снимков на неготоскоп, присвистнул – Снимки-то разные!
- Как разные? – не понял Никита Юрьевич.
- От разных людей. Последний снимок явно не Пантелеева. Грудная клетка шире – и Марк Михайлович  наглядно показал отличие двух предыдущих снимков от последнего.
- А почему так-то? – удивленно спросил Никита Юрьевич рентгенолога.
- Подставное лицо. Паспорт Пантелеева  взят для медрегистратора, а снимок сделан не ему,а  другому человеку.
Наконец-то до Никиты Юрьевича дошло. Пантелеев заболел и чтобы не рисковать, направил на флюорографию кого-то из своих знакомых,вручив ему свой паспорт. Весь вопрос, знал ли он, что болен туберкулезом и скрывал свое заболевание? Или  не знал? Но что-то заподозрил неладное со своим здоровьем.Это разные обстоятельства, если без злого умысла, чтобы пройти медкомиссию и получить санитарную книжку – это одно дело, а если осознанно обманул – другое, уголовно наказуемое.
Через час Пантелеев сидел в кабинете районного фтизиатра, ему только что сделали контрольную флюорографию, на которой явственно были видны очаговые тени в левой верхушке легких. Еще через какое-то время в кабинет вошла медсестричка и положила на стол  результаты лабораторного исследования мокроты. Красным карандашом было подчеркнуто «ВК+»  во всех полях зрения.
- Зачем вы скрыли свое заболевание? – прямо задал главный  вопрос  фермеру Никита Юрьевич.
- Я не знал, что болею этим самым туберкулезом... Но, чувствовал себя плохо, еще с прошлого года, ходил к врачам и на рентген. Все говорят – норма, нет ничего, иди работай... А я чувствую, что-то не так.  Кашель появился с кровью... Я опять пошел к врачам. А они говорят курить надо бросать, это у тебя обострение бронхита...
- А почему на флюорографии не нашли ? – стал  уточнять Никита Юрьевич.
- Врач сказала, что флюорография делается один раз в год, а у тебя она в норме, нечего пленку зря тратить, назначила мне таблетки от бронхита. Но, я и сам понял, что лечиться надо. У знахарки, тетки Анфисы спросил, чем лечить бронхит? Та и дала рецепт, как сделать настойку из прополиса и посоветовала пить барсучий жир по одной столовой ложке 3 раза в день, ровно три месяца. Действительно помогло, кашель прошел, аппетит появился, я в весе набрал килограмма два-три. А весной стало опять хуже. Тут я рисковать не стал, послал за себя на флюорографию соседа Николая, сказал, что мне нужно срочно  уехать, а флюорография у нас делается не каждый день. Он за бутылку водки согласился.  Доктор, если бы я знал, что болею такой заразой,  я бы никогда этого не сделал – и Петр Казимирович уронил голову на стол. – Простите, если сможете!
- Дело не в прощении, а в том, что вы заразили детей в детском садике – а это уже преступление – ответил Никита Юрьевич.
- Но, я же не ходил туда, да и мои дети здоровы и жена тоже.
- Это мы это еще проверим и жену и детей. Их уже вызвали на осмотр, пробу Манту поставим, тогда только можно будет делать вывод о здоровье ваших родственниках – сказал районный фтизиатр. А вот дети в садике реально заразились туберкулезом: один уже точно больной, а трое под подозрением. Врачи с ними разбираются.
- Ну как так? – опять задал вопрос фермер, не понимая, как он мог стать причиной болезни чужих детей ,продолжал выспрашивать врача-фтизиатра.
- Через молоко – уверено ответил Никита Юрьевич. – Дети пили парное молоко от ваших коров, которые наверняка болеют туберкулезом. Сейчас мы это уточняем.
- А кто заразил их-то? – недоуменно воскликнул фермер. – Кто?
-Скорее всего вы и заразили! – ответил Никита Юрьевич.
- Я?!
- Да, вы!
Петр Казимирович обвел глазами кабинет, врачей, медсестру и едва слышно проговорил:
- А ведь верно. Это я заразил Зорьку.
- Какую Зорьку? – не понял Никита  Юрьевич.
- Да мою любимую коровку. Её Зорькой кличут. Красавица, светло-коричневой масти, на лбу белая звездочка. Я как выпью, так с ней целоваться начинаю. Люба она мне, люба – и Петр Казимирович  чуть не расплакался. – Эх, я подлец, такую красавицу загубил...
- Вы бы с женой целовались, а не с коровой. Она женщина приятная, детей растит,  за вами ухаживает – хотел было усовестить фермера, Никита Юрьевич.
- Вы, молодой  человек женаты?
- Нет!
- Ну, так вам не понять. Женился  я не по любви, а из-за денег. Родители сосватали. За  двадцать лет она мне так осточертела, что волком выл. Выходил во двор к коровкам. Зорька ко мне подойдет, губами шершавыми мне за ухом лижет, меня жалеет... Верите, вмиг успокаивался. Бывало целый вечер, так и просижу в коровнике... Домой не хочу...
- Поцелуй  c коровой, это что-то новое в моей практике? – сказал опытный сельский врач. – Ну, что тут скажешь? Как в народе говорят: «Любовь зла, полюбишь и ... корову». Да,вот она провинциальная российская действительность.Не люба жена,целуются с коровкой. В этом смысле, на германский образ жизни ситуация мало похожая.  Не через парное молоко,и коровок, а через мигрантов, которых сегодня в Германии великое множество, передаётся и растет число больных туберкулезом. И не факт, что в скором времени  в Германии его будет меньше, чем в  России.

P.S. Больной фермер, заразивший  корову, а через ее молоко, которое не обрабатывалась должным образом, заразились дети в садике. Всех их успешно излечили. На Петра Казимировича завели было судебное дело за факт заражения инфекцией детей, но вскоре отменили, из-за недоказанности злого умысла. Отделался штрафом. Его забрали в диспансер и вылечили от туберкулеза. У коровы  Зорьки нашли туберкулез и её отправили на мясокомбинат, для утилизации. Петр Казимирович сильно переживал случившиеся,особенно гибель любимицы Зорьки, и выйдя из больницы- запил. Ушел из дома, бросив фермерское хозяйство. Фермерша Жанна нашла другого мужчину, строителя и уехала с ним и детьми в Крым, поближе к солнцу и воде, и подальше от воспоминаний о коровьих поцелуях мужа, сделавший её  посмешищем на всю округу. Не предсказуема российская  провинция,не предсказуема! Но тем и интересна...


Рецензии
Прямо - колхозный детектив!

Михаил Залесковский   07.05.2020 20:49     Заявить о нарушении
Если бы-реальная жизнь круче любого детектива.Спасибо за отклик!

Анатолий Аргунов   08.05.2020 12:36   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.