Частный детектив ч. 4

   Магия чисел…  Покажите мне человека, который совершенно не подвержен, каким-либо приметам даже в малой степени. Только маленькие детишки свободны от этой зависимости. Студенты, спортсмены, моряки-лётчики… даже если и не чтут те или иные «закономерности», но прекрасно знают о них.  Подчас становится важным вдохнуть в себя уверенность, устранить нерешительность и сомнение в благоприятном исходе какого-то начинания – всё это люди готовы увязать с приметами. И чем человек слабее, чем меньше верит в свои силы, тем с большим вниманием относится к разного рода числовым и иным «закономерностям».

    09.09.1990…  прошло 9 лет. И вот грянуло 09.09.1999
    После убийства  о. Александра прошло ровно 9 лет… Чудовищным взрывом среди ночи был потрясён  многоэтажный  дом на улице Гурьянова, со спящими в нём безмятежным сном, людьми.
    А тогда – в начале сентября 1990 года, конечно же,  никто не знал о зловещей сути тех «девяток». И жильцы взорванных гексогеном домов, тогда были ещё живы.  А жить им оставалось ровно девять лет после даты убийства о. Александра.

   Мы ехали в вагоне электрички втроём. Лариса сидела у окна, я – рядом с нею. Напротив Ларисы, вульгарно раздвинув колени, сидел Эдуард. Что-то мне подсказывало, что Эдик испытывал ко мне те же «тёплые-дружеские» чувства, что и я к нему.  Эдик просто блистал своими познаниями… Ну, а я даже вид не делал из вежливости, что слушаю про отличие униатской церкви от католической, про то, что сербы – это почти русские, а вот хорваты – ну это прям язычники-мусульмане… Мне было дико скучно от его болтовни.
-  Лариса, - бесцеремонно ворвался я в бурный поток мудрости лектора, - у вас классная фигура. Хотите я угадаю, каким видом спорта вы занимаетесь?
-  Ни за что не угадаете, Женя. Я вообще не занималась спортом. Хореографией – это да, занималась с шести до шестнадцати лет.
-  О! Русские народные? Ансамбль «Берёзка»? – блеснул я эрудированностью.
-  И совсем даже не русско-народные, скорее – аргентинские народные. Вот, к примеру, танго… И конечно же, «народные европейские» - вальс тот же.
Услышав про танго, представилось… И тут же созрело нестерпимое желание освоить этот чувственный, полный жгучего огня танец.
-  Лариса, буду ваш должник, если при случае дадите мне урок… Попробуете? Обещаю быть прилежным учеником.
   И вдруг: «А вот я увлекался авиамоделированием, если это кому интересно», - важно сообщил Эдуард.

   Через секунду мы с Ларисой чуть не упали на пол со смеха. 
Вытирая слёзы, я хлопнул Эдика по колену: Эдуард, так ты, стало быть, крутил на верёвочке самолётик?! Эдик, ты просто классный парняга.
Сказал и вспомнилось: при встрече на платформе Лось, я протянул Эдуарду руку для рукопожатия… И решил больше этого не делать – рука была вялая, противно-мягкая, как дохлая рыба.  Фу!.. Влажная и прохладная.

-  Зря хохочете. Когда я получал грамоту в конкурсе по авиамоделям, учитель сказал: Гоша,  эта победа в конкурсе откроет тебе двери МАИ…

   Повисла неловкая пауза.
   Эдуард осёкся и на секунду застыл как свинячий студень. Мы с Ларисой молчали.
-  Нет. Вы не так меня поняли… Я выразился не правильно. Гоша – это был наш учитель в Доме пионеров. Мы его так называли.

   Вроде бы пустяк, но почему-то стало неловко мне и, чувствую, Ларисе тоже. Однако уже то было хорошо, что за окном замелькали дома Пушкино.
Мы ехали в храм, где служил о. Александр.


Рецензии