Жарким летом в августе. Глава 3

Когда я оказываюсь в аэропорту Амстердама, Схипхоле, то ловлю себя на мысли, что он так нравится своему руководству, что оно посчитало своим долгом показывать его каждому, кто в него прилетает. Я не вижу другого объяснения тому что, каждый раз, делая в нём пересадку, мне приходится проходить его в поисках нужного терминала насквозь. Один раз я даже взял с собой попутчицу, милую женщину лет семидесяти пяти, которая одиноко стояла возле стены и спрашивала всех проходящих мимо: «Вы не в Америку летите? А вы не в Америку?»
Я утвердительно кивнул.
-Ой, как хорошо. Вы не скажете, куда нам идти? Я, кажется, сдала свои очки в багаж, теперь не могу прочитать, что у меня написано в посадочном талоне.
-Женщина летела в Остин, но одной со мной авиакомпанией Delta.
-Пойдёмте, я провожу вас, - сказал я и взял стоящую рядом с ней спортивную сумку. Первой моей мыслью было, что она вообще перепутала и сдала в багаж свою ручную кладь. Потому, что её сумка весила гораздо больше разрешённых для провоза в салоне самолёта десяти килограмм.
Пока мы с ней вместе шли в другой конец аэропорта, я узнал всю краткую историю её семьи и любимой дочери, которая вышла замуж за Американца. Если бы я тоже летел в Остин, то уверен, после совместного десятичасового перелёта я бы знал историю её семейных отношений лучше, чем свою.
Прилетев из Сиэтла в Амстердам, я решил поскорее выполнить поручение Ирмы и заняться своими делами и покупками. Отойдя в сторону, чтобы ни кому не мешать, я достал свой телефон, включил его и набрал номер, который был написан на переданной мне Ирмой бумаге.
-Алоу, - услышал я тягучий голос в трубке своего телефона.
-Добрый день, мистер Ван Дейк. Я привёз вам подарок от Ирмы из Америки.
-Оу, добрый ден. Спасибо, вы где находитесь?
-Я ещё в аэропорту. Скажите, куда мне подъехать?
-Оу, вы поедите на поезде или на такси?
-На поезде, - сказал я, прикинув, что такси мне никто оплачивать не обещал.
-Харошо, вы бывали в Амстердам?
-Нет, ни разу, - чистосердечно признался я.
-Ви можите доехать до централ вокзал?
-Думаю, что да.
-Хорошо. Давайте встретимся у выхода в город. Когда приедете, поднимитесь по лестнице вверх. Вы увидите выход в город и ресторан Burger King. Через час я буду вас там ждать. Я буду в синем пиджаке и зелёном шарфе. Вы меня понимаете?
-Да, прекрасно. Через час я к вам подойду. Я буду одет в красное поло.
-Окей, до встречи, - сказал Ван Дейк и повесил трубку.
-Ну, пока всё складывается, - сказал я, после того как, купив билет и сев в поезд, поехал в сторону центрального вокзала.
Даже летом Амстердам производил впечатление осеннего города. Низкая облачность, повышенная влажность и серые здания, вот что бросилось мне в глаза за двадцать минут дороги. Город вгонял в депрессию. У меня зачесалось ухо, и я сразу вспомнил автопортрет Ван Гога, на котором он изображён в её тяжёлой стадии и с перевязанной головой. После десятичасового перелёта, когда вокруг тебя яркое синее небо, попасть в город  с серо-зелёной водой каналов - всё равно, что в октябре прилететь в Москву из Сочи. Снега может и не будет, но серости хватит с избытком.
Когда поезд прибыл на вокзал, я вышел на перрон, огляделся, и, увидев, куда направляются прибывшие пассажиры, двинулся в ту же сторону. Дойдя до эскалатора, я поднялся вверх и вышел в центральный зал вокзала. Я опять огляделся, и, увидев недалеко от выхода яркую рекламу ресторана Burger King, не торопясь, пошёл в его сторону.
Войдя, я посмотрел по сторонам и за одним из столиков увидел пожилого мужчину. Он был одет в синий пиджак, вокруг его шеи был повязан шёлковый зелёный платок. Он сидел, положа ногу на ногу, и тоже смотрел в мою сторону. Медленно обходя посетителей ресторана, я пошёл в направлении его столика.
-Добрый день. Мистер Ван Дейк? - сказал я, подойдя к мужчине.
-Добрый день. Да, это я, - ответил он и, встав со стула, протянул мне свою руку.
Я пожал её и сел напротив.
-Ирма просила передать вам эту посылку, - сказал я и достал из надетой через плечо сумки чёрную, бархатную, перевязанную красной лентой коробочку.
Я положил её на стол перед Ван Дейком и посмотрел на него вопросительным взглядом. Он, молча сел за стол, взял её в руки, снял ленту и медленно открыв, достал из неё красивое, сделанное из белого золота мужское кольцо с огромным зелёным изумрудом.
Ничего себе подарок, подумал я. Что такого совершил этот Ван Дейк, если за спасение Ирмы в Вене я получил от неё только поцелуй.
Голландец держал кольцо возле глаз, слегка поворачивал его в разные стороны, внимательно разглядывая и улыбаясь. Чувствовалось, что оно ему нравится.
-Гив ит ту ми, - вдруг услышал я резко сказанную фразу.
Рядом с нами стоял невысокий, неряшливо одетый, черноволосый бородатый мужчина. Он внимательно смотрел на  Ван Дейка, потом протянул к кольцу свою руку и сказал:
-Гив!
Ван Дейк зажал кольцо в кулаке, прижал его к своей груди и испуганно ответил:
-Ноу!
Не говоря не слова, бородатый быстрым движением достал из кармана брюк небольшой ножик и ударил голландца.
Ван Дейк вскрикнул, выронил кольцо, и, хватаясь руками за свою обвязанную зелёным платком шею, медленно съехал со стула на пол. Бородатый сделал шаг вперёд и нагнулся, чтобы поднять кольцо.
В этот момент резкий женский испуганный крик вывел меня из оцепенения. Я схватил стоящий рядом пластиковый стул и, что есть силы, ударил нагнувшегося бородача сверху по голове. Он потерял равновесие и упал в небольшую лужу крови рядом с Ван Дейком. Ни секунды не раздумывая, я быстро поднял кольцо с пола и бросился к выходу. Выскочив из ресторана, я в три секунды оказался у турникетов, перескочил их и выбежал из здания вокзала на улицу. Перескочив через трамвайные пути, я пробежался по набережной вдоль канала и нырнул в переулок. Пробежав ещё метров двадцать, я остановился, прижался к стене и посмотрел по сторонам. Погони не было.
-Чёрт, что это было? – тяжело дыша, выругался я.
Похоже, Ван Дейка решили ограбить? Засветил кольцо перед каким-то мигрантом и пожалуйста, получи нож в шею. Вот тебе и «милая Европа», у нас такой беспредел даже ночью в Бирюлёво не встретишь. А может, его ограбили специально, может, опять Ирма мне что-то не договорила?! Ладно, нужно выбираться, у меня же самолёт скоро в Москву улетает! Он меня точно ждать не будет.
Я, оглядываясь, вышел из переулка и быстрым шагом направился в сторону вокзала. Вдали послышался прерывистый вой сирены.
А что если меня тоже ищут? Я же убежал. Вдруг меня посчитают сообщником? Вдруг этот бородач в себя пришёл, увидел мёртвого Ван Дейка и тоже убежал. Чёрт, почему мёртвого? Может, он просто ранен. Лежит сейчас в реанимации и считает, что я его специально подставил. Почему подставил? Я денег у него не просил, хотя кольцо, конечно, забрал.
-Да Бог с ним, пусть там без меня разбираются, - сказал я и переложил кольцо из кармана в сумку. Прилечу в Москву, позвоню Ирме, а дальше пусть она сама решает, что делать. Я больше ни в какой Амстердам не полечу!
Тяжело вздохнув, я направился в сторону вокзала. Подойдя поближе, я увидел, что рядом с главным входом стоят полицейские в ярко-жёлтых жилетах и никого в здание не пускают. Изо всех дверей быстрыми шагами выходили люди, с грохотом везя за собой чемоданы и дорожные сумки.
Стоп, это что получается, вокзал закрыли? Интересно, как мне теперь в аэропорт попасть? Может, на такси, где у них тут стоянка? Я посмотрел вокруг, автомобилей с шашечками не было. Может, нужно поискать с другой стороны здания? Наверняка они где-то тут есть. Я быстрым шагом пошёл по дороге вокруг вокзала и, обойдя его, увидел стоянку такси, на которой томились в очереди порядка пятидесяти человек. Если в Москве территория вокруг вокзалов и аэропортов просто кишит автомобилями самых разнообразных коммерческих перевозчиков, то здесь был их явный дефицит. Машины подъезжали на стоянку регулярно, но с большими перерывами. Посчитав в уме интервал и умножив его на количество пассажиров, я понял, что мой самолёт уже совершит посадку в Москве, а я ещё буду ждать своей очереди.
-Так, кажется, попал, - нервно сказал я, - думай, Дима, думай. Должен же быть какой-то выход!
Я посмотрел вокруг. Отели, точно, нужно идти к отелям, там всегда рядом  стоят такси. Недолго думая, я направился к ближайшим зданиям. Дойдя до них, я понял, что такси там тоже нет. Нужно зайти внутрь и попросить, чтобы его вызвали? А сколько оно будет ехать? Может, придётся час его ждать. Чёрт, что же делать? Вдруг, я услышал недалеко от себя мужской голос.
-Мадам, месье. Аэропорт. Сильвупле.
Я резко повернул голову. Справа от меня стоял небольшой автобус Мерседес Спринтер. Пассажирская дверь была открыта. Рядом находился молодой человек в пиджаке и джинсах. Фразу он произнёс группе пожилых пенсионеров, которые стояли возле отеля. Старички и старушки подошли к молодому человеку и стали передавать ему свои чемоданы. Он открыл задние двери и стал грузить их багаж в специальный отсек. Не говоря ни слова, я подошёл к автобусу и, помогая пенсионерам в него войти, сам сел рядом с ними на свободное сидение. Молодой человек, загрузив багаж, сел за руль автобуса, закрыл дверь, и мы тронулись в путь.
Первые пятнадцать минут дороги старики и старушки тайком косились в мою сторону. Наконец, один дедушка не выдержал и что-то спросил у меня по-французски.
-Не понимаю, - ответил я и добродушно улыбнулся.
Дедушка внимательно на меня посмотрел и спросил:
-Раша?
-Ес, фром Москоу, - ещё шире улыбаясь, ответил я.
Дедушка, тоже улыбнулся и, что-то сказал своим соседям по-французки. В ответ они дружно засмеялись. Потом он повернулся ко мне и спросил:
-Домой?
-Си, - ответил я.
Дедушка повернулся к своим соседям и опять что-то сказал по-французски. Они снова заулыбались, и, посмотрев на меня, одобрительно закивали головами.
Когда мы приехали в аэропорт, до моего вылета оставалось сорок минут. Водитель открыл дверь и пошёл выгружать багаж. Пенсионеры стали медленно выходить из автобуса. Я просочился между них к выходу и быстро, как только мог, побежал к своему терминалу. Пройдя досмотр и паспортный контроль, я успел забежать в самолёт минут за пять до окончания посадки.
«Слава Богу, успел», - подумал я и с огромным удовольствием пристегнулся ремнём к креслу.

Продолжение по ссылке: http://proza.ru/2018/12/16/1380 


Рецензии