Радости жизни

    Страдная пора была в самом разгаре. Вечером дед Кондрат во дворе своего дома привязывал к люльке старенького мотоцикла грабли. Утром он собирался ехать на покос, ворочать ряды.
    Увидев копошащегося дедушку, к нему тут же подбежал восьмилетний внук Макарка.
    – На покос собрался деда? – радостно спросил он.
    – На яго милый. А то рядки сопреют, ежели их не перевернуть. – подмигнул старик любопытному мальчугану.
    В этом году лето было необыкновенно жарким. Сначала, правда, шли дожди, но с середины июня стало по-настоящему припекать. Почти каждый день, температура в тени доходила до тридцати градусов. Даже коровы на выпасе, старались не выходить на луг под открытое солнце, и лежали под кроной деревьев.
    – А меня возьмешь с собой? – жалобно попросился Макарка.
    – Жарко ведь милок. Намаисся ты там со мной.
    – Ну возьми, возьми! Брал же раньше?! – закапризничал внук.
    Раньше, Кондрат и вправду, частенько брал Макарку с собой на покос, но сейчас, когда на улице стояло неимоверное пекло, ему было жалко парнишку.
    Тут из закуты, с наполненным наполовину подойником молока, вышла бабушка, которая слышала их разговор, и ласково улыбаясь, посмотрела на внука.
    – И вправду жарко, Макарушка. Намучаешься на покосе-то. Сидел ба дома.
    Кондрат тем временем, заправив из канистры полный бак мотоцикла, сел во дворе за стол, и подозвал к себе Макарку.
    – Ну, айда сюда помощник. Посиди со мной, милок.
    Дедушка достал из кармана шаровар обрывок помятой газеты, тряпичный кисет с домашним самосадом, и наскоро соорудив козью ножку, закурил. Воздух тут же наполнился ядреным запахом табака.
    – Эх, лето-то, какое нонче! Красота! Постояла ба погодка-то еще пару недель. Штоб отстрадоваться всем честь по чести. – глядя куда-то вдаль, сказал дед. – Бывало раньше, когда я ишшо маленьким был, вот как щас ты внучек, старики у нас в деревне Богу молились, штоб погодку для страды хорошую послал. С иконами по улице ходили. А как же без погоды? У многих ить в хлеву по нескольку голов скота тогда было. А ежели сена не будет, то чем их родимых кормить? Ведь ни мякоти, ни другого корма, тогда сроду не было. Это щас, можно че угодно в колхозе достать, были ба гривенники. Да хоть хлебом магазинным корми, не воспрещается. А раньше только сено и было.
    Макарка с любопытством смотрел на деда, слегка приоткрыв рот.
    – А потом, дедушка Ленин устроил революцию, и началась гражданская. Мы тогда ой как плохо жили. Тятя наш с беляками воевал, а мы у матери семеро по лавкам, голодные сидим. Коровенка у нас была, как щас помню, Рыжухой звали. Мама вечером идет ее доить, а мы гуськом за ней. И сидим у подойника, как завороженные. Есть всегда хотели. Молодой-то организм все время хочет есть. Вот ты зря милок всегда отказываешься кушать. В еде ить сила вся, родимый.
    Кондрат аккуратно погладил русые волосы внука, и задумался.
    – Че это я к вечеру отца покойничка вспомнил? Не к ночи помянутого. Добрый он шибко был у нас Макарушка. Помню, когда наши тут колчаковцев гоняли по лесам, тятю командир домой отпустил на побывку. Он нам, как щас помню, краюху хлеба принес, и два куска сахара. Где уж он их взял в лесу, ума не приложу. Кто-то из соседей, увидев его, донес куда следоват, што он, дескать, дома объявился, и ночью к нам белогвардейский отряд пожаловал. Батька, увидев их в окошко, тут же из избы в одних портках выбежал, да в ботве на огороде схоронился. Весь дом они тогда вверх дном перевернули. В хлеву коровушка наша горемычная замычала. Беляки у нас ее тут же и забрали кормилицу. Как тогда мама не упрашивала лиходеев, как не хлопотала, все без толку. Мы помню, на печке в угол забились, и ревели.
    Закончив свой рассказ, Кондрат затушил пальцами огарок самокрутки, и растоптал его сапогом.
    Солнце спряталось за Лысой горой, и на улице стало темно. За воротами послышался стрекот сверчков, и кваканье жаб в соседнем болотце.
    – Ну, пойдем спать, мой хороший. Раз решил со мной завтра ехать.
    В избе была духота. Всю ночь Макарка соскакивал с кровати, и смотрел на висящие на стене часы. Он боялся, что проспит, и дедушка уедет на покос без него.
    – Макарка! – склонившись над внуком, прошептал дед. – Вставай родимый.
    Макар, кое-как продрав слипшиеся глаза, сел на кровати. За окном было темно.
    – Уже утро, деда? – тихим, заспанным голосом, спросил он.
    – Утро милок. Просыпайся потихоньку.
    Тут в комнату вошла бабушка, и увидев сидящего с взъерошенными волосами внука, заулыбалась.
    – Да родимый ты мой! Спал ба, да спал ба! Дедушка ба один съездил. Вот вырастешь большой, наездиться успеешь по покосам.
    Макарка, сообразив, что может остаться дома, быстро соскочил с кровати, и опрометью побежал к умывальнику.
    – От неугомонный. Всю ночь ить караулил время. А под утро заснул. Гляди там, шибко не гони. С парнишкой едешь ведь. – погрозила бабушка пальцем.
    Кондрат, аккуратно уложил в рюкзак полбулки ржаного хлеба, рульку копченой колбасы, овощи с огорода, и термос с чаем. Вышел во двор, и завел мотоцикл.
Макарка, наскоро одевшись, выбежал на улицу, и запрыгнул в люльку.
    – Ну, с Богом! – перекрестился дед. – Поедем помолясь.
    На улице начинало светать. За ночь, немного остывшая земля, обдавала путников освежающей прохладой, и от этого дышалось легко, и вольготно.
    К воротам домов, бабы выгоняли в стадо коров, и толком еще не проснувшиеся буренки, шарахались друг на друга, поднимая пыль, и протяжно мычали. Кое-где заголосили петухи, и залаяли собаки. Новый день вступал в свои права.
    Выехав за околицу, стало совсем светло. Только что взошедшее на востоке солнце, уже начинало пригревать.
    Кондрат, не спеша вел мотоцикл по до боли знакомой дороге. Макарка, крепко вцепившись в ручку коляски, с любопытством разглядывал, стоящие у дороги вековые сосны, окруженные высокой, душистой травой и лесными цветами.
    Проехав несколько километров, дедушка свернул с тракта на полевую дорогу, и остановился.
    – Ты погляди Макарка, как жарит-то уже! – морщась от солнышка, сказал дед. – Ох и день опять сегодня будет. Не день, а испытание. Лишь ба сердце выдержало.
Макарка выпрыгнул из люльки, и побежал за бабочкой.
    – Да куда ж ты без сачка-то постреленок? – достав из рюкзака термос, прокричал дед. – Пойдем внучек лучше чайку попьем, да дальше ехать надо.
    Макарка, расстроенный тем, что не поймал бабочку, подошел к мотоциклу, и сделав несколько глотков, залез обратно в люльку.
    – Жарко деда, чай-то пить!
    – А я тебе милок, че вчера говорил? Терпи теперь, братуша. Скоро будем на месте. Там и отдохнешь, хороший мой.
    Кондрат, убрав в багажник вещи, завел мотоцикл, и они не спеша, поехали дальше.
    – Смотри деда! Смотри! – пытался перекричать рев мотора Макарка, показывая на огромную птицу на старом стоге сена.
    – Это коршун милок! – улыбался дед. – Мышей караулит!
    За дорогу путникам повстречалось еще много всякой лесной живности. Были и парящие высоко в небе ястребы, и прыгающие по полю неуклюжие тетерки, и быстроногие косули, мечущиеся зигзагами от тарахтенья мотоцикла.
    Прошло около часа. Дедушка с Макаркой доехали до места.
    Разноцветным ковром, широко раскинулся кондратовский покос от березового леса до ложка. Кое-где, на бескрайних просторах равнины, виднелись кусты шиповника, и чудом уцелевшие трухлявые пни. Повсюду был слышен стрекот кузнечиков и жужжание вездесущих шершней. Бабочки и стрекозы, разгоняемые неизвестными лесными птичками, выписывали в воздухе необыкновенные пируэты. На земле ровными рядами лежала сухая трава, и пахло сеном. От такого простора на душе Макарки заиграла музыка.
    Загнав под деревья мотоцикл, Кондрат отвязал грабли, и положил их на землю.
    Макарка уже вовсю собирал в горсть перезревшую землянику, и тут же ее ел.
    Старик, переодевшись в белую рубаху, и повязав на голове платок, взял грабли, и пошел к рядам под палящее солнце.
    – Пойду пороблю Макарка, пока ишшо не совсем жарко. Если захочешь пить внучек, открой термос, или к родничку сходи. Только смотри, из ключика много не пей, студено, и гляди, чтоб конский волос в кружку не попал.
    – Иди дедушка! Я тут у мотоцикла поиграю. – крикнул Макарка, и сорвав тонкую вицу, вновь пустился за бабочкой.
    – Ох и энергии у сорванца! – сиял дедушка.
    День был в самом разгаре. Кондрат, закончив ворочать ряды, весь в мыле, сидел на расстеленном у мотоцикла брезентовом пологе, и курил.
    – Ох и жарища! Моментально сохнет как трава-то. – с усталостью сказал старик, вытирая платком вспотевшее лицо. – Ну и ведра нонче. Слава тебе Господи! – и перекрестившись три раза, поцеловал нательный крестик.
    Достав из рюкзака еду, старик сделал бутерброды с колбасой, нарезал дольками овощи, и разлил в кружки теплый чай.
    – Видишь, как мяско-то с молочком Макарушка достается? Сколько потов должно сойти, чтоб прокормить коровок. – поучал внука Кондрат. – Некоторые у нас приспособились сено-то в колхозе покупать. Фермеры, мать их! Так-то че скотину не держать, с деньжатами? А ты попробуй так вот, самолично накосить, сгрести, да утоптать в стога. Поглядел ба я тогда на энтих едоков.
    Закончив трапезу, старик собрал оставшуюся провизию в рюкзак, и уложил его в багажник.
    – Ну вот и дальше можно робить. На сытый-то желудок, все веселее граблями махать.
    От поднявшегося после обеда легкого ветерка, кое-где на небе появились кучи белых облаков, и стало не так жарко.
    Макарка, хорошо покушав, лежал на пологе, и прищурившись, смотрел куда-то в небесную даль.
    Когда вернулся Кондрат, уставший за день парнишка, крепко спал.
    – Намаялся, помощник мой. Даже будить жалко. – любовался дедушка на внука.
    На улице начинались сумерки. Оранжевое солнце, медленно садилось за синий лес вдали у горизонта. День страды подходил к концу. Кондрат, привязав грабли к коляске мотоцикла, аккуратно дотронулся до плеча мальчугана, и стал его тихонько будить.


Рецензии
Александр,я читала Ваш рассказ и радовалась! Мне очень понравилось!Как бы я хотела быть на месте Макарки и провести такой радостный день в окружении природы ,насладиться
красотой растительности дикой и надышаться её ароматами!Спасибо ,Александр!
Всего Вам Светлого и Доброго! Удачи в Творчестве и Вдохновения!
С уважением Вера.

Вера Шиленкова   08.11.2019 19:52     Заявить о нарушении
Спасибо, уважаемая Вера за такой позитивный отзыв! Извините, что так поздно ответил Вам((( С большим уважением,

Александр Мазаев   19.11.2019 16:06   Заявить о нарушении