Браконьеры

    На улице было раннее летнее утро. Только что выглянувшее из-за леса солнце, уже во всю пригревало, и ярко освещало все вокруг.
    Дежурная смена в Сосновском отделении милиции, близилась к концу.
    Из парадного подъезда, вышел заспанный, слегка помятый дежурный Павел Иваныч Чижов, и зажмурившись от ослепившего его света, громко чихнул.
    – Да будь же я здоров! – прикрикнул он, и улыбнулся.
    От славной погоды, душа Чижова трепетала. Голубое, безоблачное небо, не сулило дождя, и сегодня можно было спокойно поехать со своим напарником Андреем Капустиным на охоту, о чем они договорились еще с вечера.
    Немного погрев свое небритое лицо под лучиками солнца, Чижов зашел в дежурку, и посмотрел на спавшего сержанта.
    – Хррр! Хррр! – храпел Капустин.
    – Вот что значит молодой сон. – подумал Павел Иваныч. – Спит, как лошадь, паразит, и хоть бы хны ему.
    И ему сразу же вспомнилось самое первое с напарником дежурство.
    Андрей так же мило спал на этой самой скамейке, как Чижов, напихал ему в карманы брюк соленые огурцы. После, гвоздями прибил обе штанины к лавке, и закричал:
    – Пожар! Спасайся, кто может!
    Сержант, кое-как отодрав с испугу брюки, выбежал на улицу. Увидев в районе ширинки, просочившийся рассол, и попробовав пальцем соленую ткань, он подумал, что со страху оконфузился. И когда Чижов, умирая со смеху, рассказал, как было все на самом деле, он долго с ним не разговаривал.
    Вот и в это чудесное утро, сержант беззаботно спал, и его храп раздавался на все отделение.
    – Вставай, давай Андрюня! Утро уже, а ты все дрыхнешь. – прикрикнул майор. – Щас начальник придет, а ты разлегся тут, как собака. Вставай, давай, и ступай, умойся.
    Движений не последовало.
    Чижов, поправил на рубашке галстук, надел свой серый китель, и подойдя к помощнику, стал его расталкивать.
    – Я кому сказал подъем?! Ты посмотри на время морда. С минуты на минуту шеф придет, а ты валяешься пластом.
    С трудом продрав заспанные глаза, сержант вопросительно посмотрел на дежурного.
    – Встаю, встаю Иваныч! Не шуми! – и быстро соскочив со скамейки, побежал к умывальнику.
    Сдав дежурство новой смене, мужики вышли на улицу.
    – Ну и денек сегодня будет! – радовался сержант хорошей погоде. – Все зверье сегодня будет наше.
    – А то! – улыбался майор. – В общем, так Андрюха. Время десять. Ступай, собирайся, в одиннадцать я за тобой заеду. И не усни, смотри.
    Павел Иваныч Чижов, добротный, высокий мужик, всю жизнь прожил в Сосновке. После школы милиции, пришел в местное отделение, где дослужился до майора. Был женат на парикмахерше, красивой и доброй Зое, с которой воспитывал двух сыновей.
    Его напарник, молодой, и бесшабашный Андрей Капустин, был ленив, и ни к чему особо не стремился. Отслужив два года в армии, он сразу же пришел в дежурную часть - помощником. Как ни отправлял его Чижов за высшим образованием, все было тщетно.
    – Ты до самой пенсии собрался в помощниках сидеть?! – частенько возмущался Павел Иваныч. – Все мужики у нас к чему-то стремятся. Звездочек хотят побольше на погоны. А ты сидишь тут, как бирюк, какой.
    – Оно мне надо Иваныч? – всегда искал отговорки сержант. – Зарплата почти одинаковая, а шею начальство мылит по-разному.
    И подобные разговоры, велись почти каждую смену.
    Кроме совместной службы, была у мужиков одна страсть - охота. Они могли работать без выходных и проходных, но только не без нее.
    Им было все равно, как охотиться, когда, и на кого. Лишь бы лес был, а дичь в лесу всегда найдется.
    За все время, ни Чижов, ни Капустин, никогда не состояли ни в одном охотничьем обществе, и не имели никогда лицензий. Даже их старенькие двустволки были вне закона, и спрятаны в лесу.
    Так бы и охотились они, если бы не произошел с ними в тот злополучный, летний день, один курьезный случай.
    На доходе одиннадцати, к дому Капустина, на стареньком, видавшем виды мотоцикле «Урал», подкатил Чижов. Несколько раз посигналил, и закурил.
    Тут же из ворот, вышел улыбающийся Андрей, и подняв над головой потертый рюкзак, спросил:
    – Завтра-то хоть вернемся, Иваныч? А то боюсь, еды я мало взял. – и потряс рюкзаком.
    – Чего тебе там мать настряпала? – возмутился Чижов.
    – Пару рыбных консервов, пол булки черного хлеба, и несколько плавленых сырков. – немного оробел сержант.
    – Ладно, хоть мяса взять не догадался. Охотник, мать твою! – злился суеверный Чижов. – На охоту юноша, с едой не ездят. А вот пузырек-другой, не помешает. – и Павел Иваныч, пощелкав пальцами по горлу, оголил свои серые зубы.
    – Обижаешь, Иваныч! Все на месте. – сержант ладошкой похлопал по рюкзаку, и расплылся в масляной улыбке.
    Закинув в багажник вещи, мужики поехали.
    Любимым местом охоты милиционеров были поля в Комаринском заказнике в соседнем районе, где всегда в большом количестве паслись косули и кабаны.
    – Шибко не гони Иваныч! – старался перекричать рев движка сержант. – Не гони, говорю!
    Чижов тем временем, надев большие, летные очки, все добавлял газу, и несся вперед. Из-под колес, то и дело летела щебенка и мелкий гравий. Повсюду кружилась такая пыль, что толком ничего не было видно. Мотоцикл бросало в разные стороны. Капустину казалось, что еще чуть-чуть, и их выкинет с дороги.
    Поездка продолжалась больше часа.
    До заказника оставалось еще пять километров, как вдруг Чижов резко свернул с дороги к лесу, и заглушил мотор.
    – Фуу! – глубоко выдохнул майор, и вытер вспотевший лоб рукавом. – Вот тут и остановимся дружище. Дальше идем пешком.
    – И че Иваныч, пять километров будем пешком топать? – удивился Капустин.
    – Лучше потопаем, и будем с мясом. А так можно все зверье этим драндулетом распугать. Щас пихтушками «Харлей» мой закидаем, и тихонько пойдем.
    Наскоро замаскировав мотоцикл, охотники пошли по лесу в сторону заказника.
    Пройдя пару километров, Чижов остановился.
    – Чего-то я умаялся Андрюха. Давай-ка перекурим брат чуток.
    И путники, выбрав место в тени под сосенкой, сделали привал.
    В пропитанном душистыми травами и хвоей лесу, было жарко и безветренно. Повсюду слышались птичьи переливы, и жужжание назойливых мух.
    – Ну, давай Андрюха, доставай, чего там у тебя?! Перекусим с дорожки, да дальше пойдем?! – живо предложил Чижов. – И я достану, чего мне Зоя наложила.
    И мужики, стали потихоньку выпивать, и закусывать.
    – Хорошо, как летушком в лесу! Хоть всю бы жизнь тут просидел. – выпив половину кружки беленькой, закурил майор. – Люблю я грешная душа - вот так вот посидеть в тенечке. Когда никого нет рядом, ни начальства, ни жены, ни даже ребятишек. – развалившись на траве, мечтал Чижов, заметно хмелея.
    Ему вспомнилось далекое детство, когда он со своей бабушкой и дворнягой, ходили в этот самый лес по ягоды. Однажды Пашке сильно захотелось пить. Долго плутали они с бабкой по чащобе с целью отыскания какого-нибудь родника. И когда они его с трудом нашли, то пес, тоже захотев освежиться, забежал в него с разбегу. В ключике мгновенно поднялась муть, и путники, мучаясь от жажды, пошли домой. Еще в этом лесу в старые времена хоронили домашний скот, и когда маленький Павлик узнал об этом, то мчался оттуда сломя голову.
    – Хорошо вот так, повспоминать былое. – разомлел майор.
    – Ну че Иваныч, дальше пойдем?
    – Пойдем Андрюха. Пойдем старина. – улыбнулся Чижов, и посмотрел на часы. – На самом интересном оборвал меня.
    Подойдя к густым кустам малинника, охотникам послышался какой-то хруст и сиплое дыхание. Милиционеры, испугавшись, что их могут увидеть в заказнике, насторожились.
    – Тссс! – прошептал Чижов. – Давай за косогором обойдем. Вдруг егерь. Нарвемся ненароком, мать его.
    Только мужики собрались повернуть в сторону, как из-за кустов грозно рыча, и ломая своим мохнатым телом зеленые ветки кустарника, вышел крупный медведь. Расстояние от людей до косолапого было метров десять. Охотники, побледнев от страха, стали, как вкопанные.
    Вдруг, Чижов, резко упав на четвереньки, стал громко лаять, как собака.
    – А ну скорее падай! – закричал майор, и схватив Капустина за штанину, с силой потянул его вниз.
    Два здоровых, взрослых мужика, стояли перед зверем на четвереньках, и заливисто гавкали на всю округу.
    Медведь внимательно посмотрел в их сторону своими грустными глазами, и немного потоптавшись на месте, забрел обратно в малинник.
    – Тикаем Андрюха! – шепотом сказал Чижов, и мужики, схватив рюкзаки, пустились наутек.
    – Все, не бежим Иваныч! Не бежим! – глубоко дышал Капустин. – Вроде ушли!
    – Охренеть, попали мы с тобой! – выпучив глаза, не мог отдышаться Чижов. – Разорвал бы нас, как Тузик. Здоровенный собака, боров.
    – Видно сытый паразит, вот и не тронул. – немного успокоился сержант. – А ловко ты Иваныч с лаем-то придумал. – захохотал Капустин.
    – Не вздумай сказать кому. – сердито посмотрел майор. – Засмеют ишшо ненароком.
    От переизбытка эмоций от встречи с медведем, охотники не заметили, как подошли к полям.
    Бескрайняя, местами с ровными посадками елей равнина, раскинулась до самого горизонта. Растущая на ней шелковистая трава, колыхалась на ветру, напоминая большие, морские волны, наполняя воздух настоянным, душистым ароматом.
    – Слава Богу, добрались! – с волнением сказал майор, и подмигнул напарнику. – Ты пока вздремни с дорожки, а я пойду до тайничка схожу.
    Называемое тайником место, находилось на опушке леса, и представляло собой заросший крапивой бугор, в который был неглубоко закопан деревянный ящик. В нем летом и хранились двустволки.
    Пока Чижов отсутствовал, Капустин сладко задремал.
    Увидев спящего Андрея, Иваныч склонился ему над ухом, и зарычал словно медведь.
    Сержант тут же соскочил с земли, и мутными глазами, уставился на майора.
    Чижов, стал громко хохотать.
    – Наложил что ли Андрюха? С испугу-то? Ха-ха-ха!
    На что Капустин, молча показал ему кулак. От неожиданности он и вправду сильно испугался.
    – Кто бы говорил?! – пробубнил себе под нос Андрей. – Ты бы лучше погавкал Иваныч, как тогда. Гав, гав, гав! Тоже мне, медведь нашелся. – и засмеялся.
    – Ладно, вспоминать-то! Бери, давай свой винчестер, и пойдем умник. – обиделся майор.
    Охотники молча пошли к крутой горке, откуда хорошо просматривалось поле.
    – Вот это мой сектор обстрела, а ты смотри вот в эту сторону. – по-деловому распорядился Чижов, показав рукой направления.
    И охотники стали ждать зверя.
    Прошло два часа. Жара все никак не спадала. От выпитого спиртного, кружилась голова, и клонило в сон.
    – Сегодня видно порожняк Иваныч?! – глядел куда-то в даль Капустин. – Зря только ехали.
    – Хрен бы их побрал! – пробубнил Чижов, и нервно сплюнул. – Тоже мне охотники нашлись. Ишшо самих чуть не сожрали.
    Стрелки часов отсчитали еще тридцать минут, как вдруг до охотников, донесся странный шорох, быстро приближающийся откуда-то со стороны лесопосадки. В тот же миг, из травы, прямо на браконьеров выбежала небольшая, рыжая косуля, и увидев их, резко остановилась.
    Тут же в ее сторону раздалось четыре оглушительных выстрела, и животное, рухнуло на землю.
    – Как мы ее сняли Иваныч, а?! – радостно кричал сержант. – Вмиг козушка угорела! Ну надо же, прям в яблочко!
    Не добегая до туши несколько шагов, охотники услышали разъяренные крики людей.
    – Откудова стреляли?! Окружай этих сволочей! – одновременно заголосило несколько человек, и послышался лай собак.
    Сержант с майором, не сговариваясь, резко развернулись, и побросав в разные стороны двустволки, ломанулись в лес.
    Подбежав к широкой ели, охотники залезли до середины ствола, и замерли.
    Вскоре внизу, послышался лай.
    – Хана Иваныч! – засуетился на дереве сержант, вспотев в одну секунду. – Теперь точно кранты! Как пить дать, найдут. С собаками ведь.
    Чижов, сидел рядом с напарником на толстом суку, и вытирал ладонью свое красное лицо.
    – Сперва пускай найдут. – заикался майор от волнения. – Тоже мне, сыщики доморощенные.
    – Как сквозь землю провалились твари. Надо обязательно найти этих гадов, и прямо тут их закопать. – доносилась обрывками речь незнакомцев.
    Через несколько минут, в лесу стало тихо.
    – Фууу! Вроде фартануло?! – кивнул головой Чижов, и посмотрел на своего напарника. – Теперь до мотоцикла как-то надо, и домой.
    Прошла неделя. Мужики вновь были на дежурстве, как их вызвал к себе начальник милиции Сазонов.
    Зайдя к нему в кабинет, они увидели двух незнакомых милиционеров и одного в штатском.
    – Давай проходите. – спокойно сказал Сазонов. – Вы у нас одни тут в отделении охотитесь. Кто из наших сосновских, может пакостить в Комаринском заказнике?
    – Да кто его знает товарищ подполковник, кто там может пакостить. – пожал плечами Чижов, и нахмурил брови. – Я сам лет пять, там не был.
    – Что хоть случилось-то? – спросил Капустин, и вопросительно посмотрел на незнакомцев.
    Тут человек в штатском, как потом оказалось, это был следователь прокуратуры из соседнего района, поведал грустную историю, как прошлой осенью, районный охотовед Малюгин подобрал в лесу раненного косуленка. Всю зиму они со старухой выхаживали его. Даже молоком кормили из соски, как младенца. Как зажила у зверя этим летом ножка, егерь со своими друзьями из лесничества, привезли его на луга, где хотели выпустить на волю. И только косуленок отбежал от них метров на сто, как какие-то гады, застрелили его, и расхлестали картечью все стекла у казенного «Уазика». Как ни искали они тогда браконьеров в лесу, те словно сквозь землю провалились.
    – Может, кто ваши были, из Сосновки? – строго спросил Чижова незнакомый капитан.
    – Да мало ли, кто там мог быть, сосед. – буркнул майор. – Я больше рыбалку уважаю.
    – Ладно, ступайте, работайте. От вас все равно правды не добьешься, рыбаки. – спокойно сказал Сазонов, и поставил чайник.


Рецензии
Александр, Похоже, что это реальная история.
Динамично. Как говорится и смех и слезы
удачи!

Юрий Баранов   01.11.2019 14:15     Заявить о нарушении
К сожалению реальная((( Еще раз спасибо за отзыв!

Александр Мазаев   01.11.2019 14:30   Заявить о нарушении
Только "схватку" с медведем добавили от себя?

Юрий Баранов   02.11.2019 06:11   Заявить о нарушении
Это эпизод с их другой вылазки в лес. Но реальный)))

Александр Мазаев   02.11.2019 07:07   Заявить о нарушении