Старый Букинист на Дерибасовской...

                Популярный фирменный магазин "Колбасы", находился на улице Ленина в самом центре красавицы Одессы. Располагаясь  по-соседству со знаменитым Оперным театром, он привлекал к себе не только и не столько поклонников классического искусства...

                Пестрые длинные крикливые очереди в Колбасный не могли идти ни в какое сравнение со скромным потоком неброско одетых людей интеллигентной наружности, почтительно ошивавшихся у драгоценных полок старенького букинистического...

                Под его тихую благодатную сень всегда было легко и приятно занырнуть прямо с легендарной Дерибасовской, раскаленной солнцем, суетой и беспорядочными людскими желаниями...

                Мордатые краснорожие клиенты, сопровождавшие своих упитанных дам и наследников в колбасный, бодро загружали объемистые сумки палками вкусно пахнущих деликатесов. Они расставались  с красными десятками, сиреневыми четвертаками, под час, и с зелёными пятидесятками...

                - Только две палки в одни руки,- громко кричала румяная продавщица

                - Смотря какие палки и в какие руки,- бойко комментировал парень в модных джинсах...

                - Одну палку Московской по пять  и одну палку сервелата - по шесть рубликов за килограмм. В надежные руки,- стрельнула кокетливым взглядом служительница Гермеса

                - А сосиски? С сосисками как? - спросил старичок,- Мне всего двести грамм...

                - Дайте ему эти сосиски! Палки ему уже не удержать?,- издевалась молодуха в модных темных зеркальных очках и короткой цветной мини, открывавшей, вернее,  не скрывавшей ничего существенного...

                - Нееет! Пусть стоит очередь,- закричала упитанная бабенка , увешанная шелковыми сетками как новогодняя ёлка..,- отстоит часик, ничего с ним не случится. Может, поумнеет и очередь свою за рублик продаст...
             
               
                В отличие от краснощекой агрессивной очереди в колбасном, в букинистическом была тишь, да гладь...

                Бледноватые субтильные учителя, врачи и прочие очкарики, скрупулезно рассчитывались за книги  мятыми рубчиками ржавого цвета, зеленоватыми трешками и синими пятёрками...

                Правда, если засидеться, вернее застояться у полок с собраниями сочинений, поочерёдно, один за другим, внимательно рассматривая тома произведений,например, Константина Паустовского, и видя как мучительно отец подсчитывает  потенциальную  прореху в скромном семейном бюджете школьного учителя, то можно было случайно подсмотреть и элементы другой, особой жизни старого магазина...

                Вот подошёл хорошо одетый респектабельный гражданин. Кивком головы небрежно поздоровавшись с продавцом, он вызвал мгновенную реакцию подобострастия на его ещё недавно надменно-каменном изваянии...

                Проворно скользнув за таинственную ширмочку, продавец тут же выпорхнул обратно с небольшим томиком Саши Чёрного ещё дореволюционного издания...

                - Семьсот, как договаривались?,- уловило тихие звуки мое чуткое ухо

                - Тысяча семьсот! Шо Ви делаете мне мОзги,- вдруг,  с ударением на "О" в слове МОЗГИ, как резаный, завизжал раскрасневшийся продавец

                - А шо? Низя просто спросить ИСЧО раз ?,- с садисткой улыбкой и пришепётыванием поинтересовался важный клиент, уже ловко и сочно, одну за другой, отслюнивая крупные новенькие купюры...

                - Простите Сеня, я ж таки спугався , шо ви МНЕ , МНЕ (!), не доверяете, - истово ударяя себя в грудь на каждом "Мне",  лебезяще простонал внезапно вспотевший продавец...

                - Ви же знаете ! Фимкалы-гоныф ( Вор, идиш),  он ведь берет деньги только вперед...

                - Ви зря обижаетесь, Изя,- произнес Сеня важно, - Вы и близко  себе не можете представить,- показывая куда-то высоко вверх,- шо у меня там за клиент... Сеня закурил...

                - Так шо Ваш Фима ещё спасибо скажет. Сам будет потом гордиться и всем тут на Дерибассовской мОзги пудрить..,- Сеня выпустил в потолок струю дыма,- Пудрить своими байками, для КОГО, для КОГО он так старался...

                Изя внезапно закатил глаза и талантливо изобразил полуобморочное состояние, в которое он, якобы, впадал, представляя себе поистине заоблачный статус Сениного клиента...

                После того как отец увидел, какие деньги тратятся на небольшую книгу в один миг, он сразу же легко открыл кошелек, прежде заедавший по неизвестной причине, и быстро оплатил все восемь томов последнего новенького издания Паустовского шестьдесят восьмого года...

                Впоследствии, эти бесценные книги доставили  массу истинного удовольствия и стояли у нас дома на самом почетном месте...

                Старый магазин ещё радовал нас не однажды. Он запомнился  навсегда не только Бабелем, Лесковым, Куприным и томиками Бунина, помогавшими познавать, и Темные Аллеи,  и неизведанные закоулки наших Душ...

                Это место запечатлелось удивительной атмосферой, крепко настоенной на волшебном запахе книг, сочном , наверное по причине солоноватых морских бризов, одесском слове, и высокой любви - любви ко всему прекрасному...


Рецензии