Виток

      Кто так кричит?
      
      Какой пронзительный, злой голос…

      Я медленно приоткрыл глаза. Светло… Уже день? Все расплывалось после долгого сна. Какие-то пятна колыхались в мутной пелене. Хотел потереть глаза, но не было сил. Проще опять закрыть их… Усилием воли попытался вспомнить, что неприятного ждет сегодня, что там вчера больше всего болело? Прислушался к себе… Немного тяжело дышалось… Саднило затылок от неудобной позы, надо бы перевернуться… Ах! Вот оно – вернулась боль, о которой почти забыл во сне… Живот резануло как бритвой!
   
       Опять этот крик! Да кто же это?
 
       Я оставил попытку повернуться и боль постепенно утихла…
         
       Сон на время выпустил из своей тягучей пелены, и я мог немного подумать…
      
       Почему-то ко мне перестали приходить мои дети. Ни сын, ни дочь больше не навещали меня. Может быть, они уже выросли, или я просто не узнаю их? Какие-то люди иногда появлялись рядом, причиняя ужасные мучения, переворачивали меня, трогали, что-то делали ненужное и неважное.  Мне хотелось прогнать их, крикнуть – «Ну дайте же мне помереть спокойно!» - но я уже не мог ничего крикнуть, не мог даже шепнуть. Со временем я перестал их видеть. Теперь только бесформенные пятна передвигались вокруг меня, прикасались ко лбу, брали за руку. Что они говорят, я давно уже не понимал, и не хотел ничего этого знать. Какой пустой и бессмысленной теперь казалась человеческая жизнь. И как невыносимо докучали мне эти люди… Сон, только сон из всего земного все еще привлекал меня.
         
        Сон… В последнее время я ждал его прихода как самого большого блага. Это единственное, что спасало от боли. Раньше помогали таблетки, потом инъекции, потом уже ничего не помогало. Правда, и боль изменилась… Поначалу она была невыносима. Тогда у меня еще были силы. Я катался по смятой постели, скрежетал зубами, закусывал угол пододеяльника и все-таки срывался на крик… Силы быстро оставляли меня… Скоро вместо крика мог  только хрипеть. В груди что-то булькало, болезненно сжималось… Потом совсем замолчал.  Но и боль стала другой. Она словно тоже потеряла силу, обмякла, утратила резкость контуров. Иногда я даже не мог с точностью сказать, где именно  болит. Наверное, болевые рецепторы тоже устали и износились, не передавали сигналы в мозг с прежней остротой и четкостью…
         
        Обмякшее тело уже не могло самостоятельно поворачиваться. Теперь двигались только руки. Я сгибал и разгибал их в локтях. Со стороны казалось, что  марширует на месте маленький ссохшийся  солдатик – ать-два, ать-два! Движения немного отвлекали от боли, я быстро уставал и проваливался в желанный сон…
         
        Сны теперь были ярче, чем явь. Да, собственно, эти сны и были моей жизнью. Там мне светило солнце, которое я так давно не видел в реальной жизни. Там я встречался с друзьями, с родными, с любимыми женщинами. Мы были молоды, мы радовались, ходили по странным городам с огромными светящимися зданиями и множеством каналов. Мы заходили в большие дома, заселялись в шикарные гостиницы на берегу океана. Нас было всегда много, мы находились в постоянном движении. Частенько оказывался в Париже. Настолько частенько, что уже узнавал некоторые его  улочки, которые не имели ничего общего с настоящими. Я часто переезжал из одной квартиры в другую. Иногда забирался домой по балконам высотного здания. Там было хорошо… Удивительной красоты города, много рек, необычная современная архитектура. Со мной рядом всегда были друзья.
         
        А однажды мне приснилась мама… Молодая, в цветастом платье и белых жемчужных бусах. Она держала меня за руку. Мы вышли из розового одноэтажного дома, сели в лодочку и поплыли мимо каких-то таких же розовых домиков… Мама смотрела на меня, улыбалась и молчала… Улыбалась и молчала… Мне так хотелось поговорить с ней, но она молчала. Обязательно надо было, чтобы она что-нибудь сказала, подтвердила, что это она! Иначе это не считалось, иначе это не она! Я закричал что есть силы:
- Мама, мамочка, скажи мне что-нибудь! Мама! МАМА!!!

        От своего крика я проснулся. Нет, это был не крик - я еле слышно мычал, не в силах разлепить спекшиеся губы. Из глаз потекли  слезы… Зачем я проснулся?! Теперь не считается! Зачем я все еще жив?! МАМА!!!
Горло сжал спазм. Господи, как горько! Как жалко!!! Я не понимал, о чем я плакал… Словно из далекого детства накатило на меня такое огромное, такое беспощадное ощущение страха перед жизнью или перед смертью?..
       
        В  комнате было темно и тихо. На противоположную стену падал свет от фонаря за окном. Тени голых веток раскачивались, сплетались, расплетались и снова качались.  Этот фонарь, черные тени - я все это уже видел когда-то… Когда был еще маленьким и боялся, проснувшись среди ночи в пустой комнате. Чего я тогда боялся? Теперь понятно – я боялся сегодняшней ночи, сегодняшних веток на стене… Мое сегодняшнее отчаяние пугало того маленького мальчика. Он мог вскочить, убежать в другую комнату, уткнуться маме в плечо, но никуда он не бежал, а только крепче прижимал к себе подушку и слушал, как стучат мокрые ветки об оконное стекло… Это оттого, что теперь я не могу никуда убежать, я даже не могу свернуться калачиком… Какая тоска!.. Это самое печальное и безысходное зрелище во всей моей жизни…
      
        Понемногу я успокоился и смотрел уже равнодушно это черно-белое кино, возможно, последнее кино в своей жизни… Я уже не боялся смерти, я ждал ее, желал, как избавление от мучений… Скорее бы… Я так устал…
         
      Как жарко! Горячо…
      Опять кто-то кричит этим противным голосом! Кричит в самое ухо!
  Боже мой! Да это же я кричу! Я что же, могу кричать?
      Что это такое – мокро, что ли? Не понимаю! Кожу на спине саднило и щипало…
      
      Я собрался с силами и повернул голову вправо – сквозь светлую решетку были видны какие-то разноцветные предметы. Что-то взмыло вверх и плавно опустилось вниз. И тут я почувствовал, что тоже взлетаю вверх! Стало прохладно, но кожу больше не саднило, жар прекратился. Было такое чувство, словно теплые мягкие руки подняли меня с моего мучительного ложа и понесли куда-то бережно и ласково.
    
      Наверное, это я умер?..

      Окружающий мир опрокинулся и замер над головой. Что-то смотрело на меня и моргало. Страшно не было. Теперь мне уже никогда не будет страшно – ведь я умер.
Как приятно! Наконец-то они догадались, что мне нужно! Теплые руки ласково гладили мое измученное маленькое тельце. Какой я стал совсем немощный. Наконец-то они сообразили – кажется, меня протерли чем-то маслянистым, душистым. Обернули мягкой тканью. Потом стало происходить совсем уж невероятное – меня стали кормить из сосочки. Теплое сладкое молочко наполняло внутренность и несказанным блаженством растекалось по всему нутру. От удовольствия  я опять ослабел и заснул крепким глубоким сном, и мне ничего не снилось.
    
     Теперь я просыпался с радостью. Я начал есть! Живот все еще болел, иногда очень сильно, и тогда я не стесняясь кричал, что было мочи! Я понял – так легче и вовсе не стыдно. Почему-то раньше мне было кричать неудобно, сейчас даже и не вспомню – почему? Теперь я многое воспринимал иначе. Что-то изменилось. Но что?
      
     Я стал ощущать, что силы мои прибывают. Я мог теперь махать руками и даже дрыгать ногами. Теперь это было не через силу, а даже стало какой-то непонятной потребностью. Правда, меня стягивали простынями, наверное, это входило в схему лечения. Поднять голову я все еще не мог, зато легко поворачивал ее и влево и вправо. Я стал лучше видеть. Во-первых, теперь стало вокруг светло. Настоящий солнечный свет! Какие-то красивые цветные тени, блики постепенно становились более выпуклыми, обретали четкие контуры, складывались в какие-то образы. Я стал различать запахи! Тут тоже были запахи! Поначалу это была какая-то теплая смесь ощущений. Но теперь я уже выделял некоторые особенности. Запах молока я вспомнил сразу, а вот оттенки – иногда что-то фруктовое, иногда похожее на ваниль… Были и совсем незнакомые нотки… Кстати о нотках – я слышал речь. Правда, ничего не понимал. Голоса вроде женские, приглушенные, на непонятном языке – словно воркование. Но как-то слышал и более низкий, хрипловатый тембр. А еще с удивлением воспринимал целую гамму шума – что-то шуршало, шелестело, скрипело. Легкие дуновения доносили далекие переливы не то падающей воды, не то чьего-то смеха. Дышалось хорошо! Я чувствовал, как слюнка стекает тягучей каплей с подбородка, но это мне было приятно. Я попытался коснуться рта рукой. Но почему-то все время не попадал. Вот, кажется, нащупал! Фу, наслюнил!  Перед глазами возникла какая-то маленькая  розовая бахрома. Она шевелилась. Прозрачные ноготочки, малюсенькие пухлые пальчики… Ого! Ничего себе! Что это я трогаю? Какая мягкая, нежная кожа… Это что - я?! Такой гладенький? Как мальчик сладенький?  Мне стало смешно. Я гукнул и засмеялся.

      - Миша, иди скорее сюда! Смотри, она смеется! Агу! Агу, Леночка! Агу, моя хорошая!
      Леночка? Я – девочка?!
      - Миша, ну иди же, посмотри, как глазки вытаращила! Ты моя хорошая! Опять смеется! Ну, смотри же! Ох, все вы мужики бесчувственные и невнимательные! Да, моя девочка?
Я открыла рот и засмеялась. Я теперь девочка!
     Они еще что-то говорили, но я уже не понимала. Меня распирала такая большая, сияющая радость! Это было настоящее, самое огромное счастье, какое только может испытать живое существо! В эту секунду я поняла великую тайну - Оказывается, СМЕРТИ НЕТ!!!  Я ни на секундочку не переставала жить! Я просто совершила виток! Люди, как же мне сказать вам об этом?!! Как мне поделиться этим самым главным открытием?
     Я закричала изо всех сил!
   
     - Миша, иди сюда, у нее опять животик болит. Иди, покачай, я кашку пока сварю…
А я кричала, кричала, кричала им, но они ничего не понимали!..
       
     А потом я заснула, и мне снились сны, как я иду по знакомым улицам Парижа, которые не имеют ничего общего с настоящими… А когда проснулась, было так хорошо от того, что вокруг тепло, светло, покойно… А что там мне снилось раньше про черные тени  на белой стене – это ведь только сны.
      Хорошо, что маленькие девочки их быстро забывают…


Рецензии
Оля, меня потряс Ваш рассказ!!! Такое ощущение, что я воплотилась в главного героя и прожила последние дни умирающего и первые дни новорождённого. Благодарю от всего сердца!

Милена Боженова   18.06.2019 18:22     Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.