Стоп-кадр

Это было время наступающего заката, что- то после пяти вечера, когда солнце в декабрьском небе индийского штата Гоа перестаёт жалить и становится таким мягким, что хочется подставить ему лицо и просто посидеть так какое - то время.

Я находилась на большой торговой улице одной из курортных маленьких деревень и была привязана к определенному ее участку, такому, где закат выдавался мне порциями через просвет между двумя соседними домами, но этого вполне хватало, чтобы мое воображение дорисовало недостающее.

В итальянском ресторане на противоположной стороне улицы включили инструментальный джаз.

Улица была почти пустынна, как и обычно в это время, поскольку те, кто были на пляже- были ещё на пляже, а те, кто с него уже вернулись, ещё не торопились никуда выходить.

Я поплыла. Джаз и кусочек закатного неба, как ломтик лайма на коктейле. Захотелось остановить время, оставив все как есть и ничего больше не добавляя к этому законченному произведению.

И я это сделала. Я оставила только музыку, чтобы она струилась вдоль по улице и солнце, которому тоже было бы гармоничней, на мой взгляд, продолжать садиться. Все остальное замерло.

Я огляделась вокруг.
Итальянский ресторан был пуст. Хозяйка, весёлая итальянка за пятьдесят, склонилась над ноутбуком в своём углу. Она бы непременно сейчас расплылась в своей широкой улыбке, которой отдельно от остального было никак не больше тридцати и добавила бы к ней ещё и «чао!», если б увидела меня.

Справа от ресторана у дороги стояла Пинки, пожилая собака, живущая в одном из домов по соседству. Она, по всему было видно, размышляла - пойти ли ей в продуктовую лавку на другой стороне улицы или ну его, не стоит. Пинки, судя по ее формам, получала отменную еду дома, но это однако не мешало ей делать променад по несколько раз в день с целью тупого выклянчивания чего- нибудь вкусненького у всякого встречного и, когда она наконец что- то себе получала, то не уничтожала все тут же на месте, а уносила куда- то за угол, где уже и расправлялась втихую, видимо, предпочитая это делать без посторонних глаз.

Солнце продолжало медленно стекать в щель между домами. На крыше левого дома темным силуэтом на фоне заката сидела ворона, обозревающая улицу сверху. Она, казалось, и сама вовсе и не собиралась никуда улетать, поэтому мое вмешательство в ее отдельном случае было очень условным.

А вот справа от вороны в рядах продаваемых разноцветных платьев верхний их эшелон надулся от ветра и поднял вверх подолы, получилось очень красиво на манер больших вьюнков, когда они ещё распущены. В этот момент я их и тормознула.

Продолжая слушать джаз, я поняла внезапно всю разницу между этой включённой неожиданно уличной записью, посылаемой, словно сигналы в космос, вдруг кто их примет и откликнется, и живым джазовым исполнением хорошего коллектива в приличном зале. Это как баночка красной икры в холодильнике, которую не хочется трогать до наступления праздника, когда нарядные одежды и стол ломится от всего вкусного, и этот, ещё недавно такой заветный бутер с маслом и красными крупинками, он просто теряется на общем фоне. А вот тогда, когда без всякого на то специального повода, вы вскрываете заветную банку однажды вечером и смакуете каждую отправляемую в рот крупинку, съедая все внепланово и как бы даже импровизационно, вот тогда оно по- настоящему вкусно!
И этот ресторанный джаз в записи был сейчас так же невероятно вкусен и уместен!

С правого фланга моего обзора из- за угла был виден фрагмент чёрного зонта и мне не составляло труда узнать под ним остальное. Каждое утро и вечер, примерно всегда в одно и то же время, оттуда появлялась индианка, одетая в джинсы, кроссовки, платье, тёплую кофту и вязанную шапку на голове. Образ завершал непременный зонт, скрывающий ее от солнца. Температура воздуха, колеблющаяся между тридцатью тремя и тридцатью восьми со знаком плюс, в зависимости от времени суток, ставила вопрос ребром- куда может идти человек в такую жару в этом виде? На встречу с судьбой, которая вдруг да занесет его куда не известно, но он ко всему окажется готовым?

Солнце преодолевало  щель между домами подобно песку, медленно перетекающему из верхней стеклянной половины часов в нижнюю. Процесс был будничный и ежедневный, но не теряющий от этого своей завораживающей и удерживающей все внимание силы.

У продуктовой лавки замер моими стараниями фургон одного из поставщиков с двумя работниками по доставке товаров на борту. Стильно причесанные парни с деланным пренебрежением выкидывали из машины прямо на землю бумажные коробки с чипсами, поднимая вокруг клубы пыли. Сам продавец, выглядывающий из своей каморки, следил за процессом разгрузки товара со скукой, он не был так же модно причёсан и не был так волен, как они. Он был привязан к своему магазину. И пусть эти двое стильных тоже, в свою очередь, были привязаны к своему фургону, в котором они тряслись в жару по индийским дорогам, для него они казались просто двумя вольными птицами.

За ними в свою очередь наблюдали с другой стороны улицы сидящие в тени ювелирщики. Ещё минут сорок и они накроют себе чай, а пока в ожидании чая они просто глазели по сторонам и доставка чипсов на пустынной улице обещала им хоть какое - никакое, но зрелище и поэтому все ювелирные головы были с интересом развёрнуты именно туда.

А, пока они разглядывали чипсовую доставку, я пялилась на них. Сегодня они оделись в чистое, что случалось раз в три- четыре дня, и следы от свежей глажки на рубашках были ещё заметны. Их двести процентов не интересовал джаз, но очень интересовал чай, появление которого они вскоре ожидали со стороны перекрёстка в виде термоса в руках одного из их работников. Поэтому их взгляды иногда сползали с доставки чипсов на перекресток, который с их мест прекрасно обозревался, чтобы держать прибытие чая под контролем.

Бренда, выглядывающая через стекло своего магазина детской одежды на улицу, смотрела сквозь улицу вовсе, не привязывая свой взгляд вообще ни к чему. Она просто ждала семи вечера, чтобы закрыть уже наконец магазин и ехать домой смотреть по телеку частные видео чужих свадеб. Это наполняло ее ещё не долгую жизнь девятнадцатилетней индийской девушки смыслом и позволяло мечтать о том дне, когда такая же свадьба случится с ней тоже. Что будет после свадьбы? Так далеко она не заглядывала и поэтому, закончив одно видео, изнуряюще воздействующее на любого другого, но только не на нее, Бренда сразу приступала к следующему.

Мне очень не хотелось, чтобы они все опять ожили и зашевелились, стали вилять хвостами, каркать, поднимать клубы пыли, шелестеть от ветра, сигналить и кричать друг другу через дорогу, мешая мне слушать джаз, но солнце закончилось, полностью исчезнув за домами, поэтому я и сказала:
- Отомри!

А потом я ещё долго сидела и радовалась своей идее - вот так останавливать иногда декорации, которые суетятся вокруг, чтобы можно было получше разглядеть их в лица. Ну или просто посидеть иногда без суматохи и просто послушать джаз. Особенно в часы заката.


Рецензии
Путевые заметки написаны вкусно, смачно, хотя и с некоторыми грамматическими и синтаксическими погрешностями. В икре, например,все-таки икринки, а не крупинки. Не совсем согласен, что запись лучше живого исполнения. Дело вкуса, но настоящий ценитель джаза все же предпочитает живой звук. До новых встреч. Яцук И. М.

Яцук Иван   21.12.2018 14:05     Заявить о нарушении