Долгое эхо войны. Часть 2. Глава 12

Новый начальник госпиталя Андреев Матвей Евгеньевич был человеком исполнительным и удобным с этой точки зрения для вышестоящего начальства, но, как говорится, звезд с неба не хватал. Он предпочитал работать «от» и «до» согласно уставу и распорядку и не вылезать ни с какими инициативами. Ему бесполезно было доказывать, что существуют новые методы лечения, что можно улучшить работу персонала, стимулировать его материальными или социальными средствами. На все предложения подобного толка он удивленно поднимал глаза и говорил, что ведь это следует доказать начальству, а разве можно это делать, не зная, что получится в результате. Лучше быть честным середнячком, чем передовым авантюристом. Да и отвечать за любое нововведение придется ему, начальнику. «А зачем, позвольте спросить, мне это нужно?».
Но, вместе с тем, он был достаточно лояльным начальником, не поощрял дрязги и сплетни, мог пойти навстречу любому подчиненному, если дело касалось обмена дежурствами, изменения времени отпусков, выделения средств на оздоровительные мероприятия или организацию праздников, совместных экскурсий или предоставление транспорта для доставки детей в школу.
Он был немногословен, всегда доброжелателен, и, в целом, коллектив принимал его, как начальника, без особых натяжек.
В канун Нового Года он распорядился организовать в актовом зале госпиталя елку для детей медицинского персонала и вечер отдыха для всех работников. Был приглашен на это мероприятие оркестр из Житомира и несколько артистов местного драматического театра.
Матвей Евгеньевич держался со всеми сотрудниками одинаково просто, скромно, не выпячивая себя, как руководителя. Жил он на территории госпиталя в маленьком домике с колоннами, занимая там всего лишь три комнаты. Остальная часть здания предназначалась для проживания и отдыха приезжающего начальства.
Семья у него была небольшая: он, жена и дочь, которая училась в восьмом классе. Девочка, как и все ребята, ездила с ними в школу на телеге, запряженной лошадью, и была скромна и тиха. Звали ее Ириной.
Венедикту побывать на Новогоднем вечере не светило, он был назначен на это время дежурным врачом по госпиталю.
Антонина на вечер пошла по его просьбе и потому что Валя Андрукович упросила ее обязательно пойти с ними. Конечно, Тоня была расстроена таким решением руководства, и ей не очень хотелось встречать Новый год без мужа, но она уже приучила себя к тому, что, если ты замужем за офицером, то готовься к тому, что в любой момент его могут отправить куда угодно, и никто не будет советоваться с его женой и принимать во внимание ее желания.
Ни он, ни она и представить себе не могли, что за сюрприз их ожидает в предновогодний вечер.
Итак, в двадцать ноль-ноль Венедикт заступил на дежурство, в двадцать один час Тоня отправилась на вечер, который открывали приезжие артисты и оркестранты.
Венедикт, завершив обход больных, решил заняться чтением последних медицинских журналов, когда к нему заглянул капитан Тарасов, лежащий в его отделении, с предложением сыграть пару партий в шахматы.
Венедикт согласился, и они углубились в игру, даже не замечая, что стрелки часов приближаются к полуночи. И тут под окнами госпиталя стала гудеть какая-то машина, водитель которой давил на клаксон, явно не жалея сил. Венедикт подошел к окну, выглянул и понял, что там стоит такси, о котором кто-то, видимо, позабыл, а таксист дает знать, что пора выходить к машине.
Заинтересованный Венедикт решил посмотреть, кто же это заказал машину и забыл о ней. Но никто не выходил. Тогда дежурный врач быстро сбежал вниз, открыл дверь и сам пошел к автомобилю.
- Друг, - обратился он к водителю, - ты кого вызываешь? Давай, я тебе помогу!
И тут из машины вывалилась фигура, схватившая Лаврова в объятия и начавшая целовать его в щеку.
Из второй двери вышла женщина и тоже набросилась на Лаврова. В темноте он не сразу понял, что произошло чудо! Но сомнений быть не могло, что это Зайцевы. И Веня, сам не зная отчего, вдруг зарыдал. Слезы полились, как из ручья.
- Леша, Леша, - только без устали твердил он, уткнувшись в плечо друга.
Ему было стыдно перед Зиной, но та тоже уткнулась в его грудь и плакала в свое удовольствие, не стесняясь слез.
Большего счастья для Венедикта быть не могло. Он тут же разыскал своего помощника - фельдшера - Олега Осиповича, который был в числе приглашенных на праздничный вечер, и, оставив его временно за себя, побежал отпрашиваться с поста у начальника госпиталя.
Забрав с вечера Тоню, радостно сообщив ей о друзьях, приехавших к ним, Венедикт начал разбойничать. Он подлетел к столу Андруковичей и забрал с их разрешения бутылку шампанского, вторую - со стола Овсянниковых, прихватив там еще тарелку салата, объясняя всем попутно, что к нему друг с женой приехал и что это самый дорогой друг и лучший из людей на всем белом свете. Николай догнал его у выхода и передал тарелку пирогов, которые Александра испекла специально для вечера. Все разделяли радость Венедикта, и даже нашлись желающие сменить его на дежурстве.
Когда Веня с Тоней добежали до дома, там шла выгрузка гостей и их багажа, еле поместившегося в машину. Как оказалось, Алеша - великий добытчик - привез целый ящик шампанского, коробку рыбы, икры, крабов и целый узел шоколадных конфет самых разных: от Ласточки и Василька, до Красного мака и Южной ночи.
- Ты что, целый год собирал подарки для того, чтобы навестить друга? А я-то думал, что нас связывает бескорыстная дружба, - ошалело гляди на все это богатство, спрашивал Венедикт.
- Бескорыстностью сыт не будешь, однако, - ответил друг. - А до Нового года всего десять минут осталось, - констатировал он. - Надо бы поспешить!
Тоня быстро собрала на стол все, что было в доме приготовлено: салат, пироги, фаршированная яблоками индюшка. Венедикт открыл шампанское, Марина подала стаканы, фужеров пока в семье не было. По радио передавали поздравление Правительства и бой кремлевских курантов. Под него и выпили дружно за удачный Новый год.
Потом устроились за столом поудобнее, включили патефон, праздник стал набирать обороты.
Все собравшиеся были счастливы, но особенно Венедикт и Алексей. После того, как уставшие от праздника женщины улеглись спать на единственной кровати, бывшей у Лавровых, друзья обнялись и стали петь военные песни, потом рассказывать друг другу о пережитом за этот год.
Когда Веня рассказал Алексею о встрече с бандеровцами и Йозасом, Алексей был в шоке.
- Как же я тебя люблю, дружище! Ты удивительный человек, в минуту опасности всегда забывающий о себе, лишь бы спасти ближнего.
- Да брось ты, Лешь, ничего удивительного здесь нет. Ты поступил бы точно также. Мне вот интересно другое, остался ли после нашей встречи жив Йозас. Понимаешь, я его сильно зауважал. Вот кто, действительно, постоянно рискует собой. И как я рад, если хоть чем-то смог помочь ему своей операцией.
- Могу сообщить тебе приятную новость - он жив!
- Откуда знаешь?
- От генерала Захарова. Летал с ним в Южно-Сахалинск. Он там встречал нашего друга, чтобы переправить его в Москву. Потом мы с ним засиделись за бутылочкой коньяка. И знаешь, что он мне поведал.
- Ну откуда же мне в этом бандеровском раю может быть известно что-либо секретное?
- Он мне поведал, что влюблен в твою Антонину. С женой уже десять лет в разлуке и, как я понял, не грустит по этому поводу. Оказывается, он сватался к Тоне, когда ты уже появился на горизонте. Предлагал уехать с ним в Хабаровск. Она отказалась. А ведь перспективы у нее были шикарные.
- Да уж! Не спала бы сейчас на полу. (Он видел, как Тоня, чтобы не мешать Зине и Марине, тихо сползла с постели и, подстелив себе маленький коврик, улеглась на полу).
- А здесь мебель какую-то продают в магазинах?
- Продают, Лешенька, но после подставки моего милого братика я еле-еле рассчитался с долгами. Подъемные дали хорошие, но нужды дороги, гостиницы, обновки для девчонок все съели.
Здесь оклад в три раза меньше. Собираем сейчас денежку. Думаю, к лету потихоньку какую-то мебель приобретем. Ну и приданое для ребенка уже покупать нужно. Впрочем, все это такая мелочь по сравнению с радостью, которую вы с Зиной нам подарили. Леша, как же мне тебя не хватало. Я чувствовал себя сиротой, - улыбаясь, объяснял он другу.
- Мне тебя тоже, Венечка.
Всю ночь они рассказывали друг другу о своих радостях и печалях. Венедикт, рассказывая о своей неудавшейся стажировке в Киеве, сообщил другу о встрече с его сослуживцем - Иваном Соловьем, о том, как потрясла его эта встреча.
- Пойдем, прогуляемся, освежимся, уже рассвело, - предложил Алексей.
Друзья вышли на улицу. В разных местах им встречались возвращающиеся с Новогоднего бала сотрудники госпиталя.
К ним подошел начальник госпиталя Андреев Матвей Евгеньевич, чтобы поздравить с Новым годом, но, посмотрев на друга Лаврова, радостно воскликнул:
- Алексей, откуда ты здесь?
- Прилетел вот своего лучшего друга проведать. А ты что здесь делаешь?
- Позволь тебе представить, Леша. Это начальник нашего госпиталя - Андреев Матвей Евгеньевич, - отрекомендовал начальника Венедикт.
- Рад за тебя, Матвей! С такими ребятами, как мой друг, работаешь. Держись за него, это человек, который никогда не подведет и из любой беды вытащит! С Новым годом тебя! Будь здоров и счастлив!
- Леша и ты Венедикт, поздравляю вас с Новым годом! Всех вам благ, но главное, здоровья!
- Алексей, если что нужно, заходи, все для тебя сделаю.
- Зайду непременно. Может, подкинешь нам с другом пару хороших кроватей, диванчик и пару кресел? А то спать на полу приходится, как на фронте.
Андреев расхохотался.
- Нет проблем, сегодня днем сходим вместе на склад.
- Я твой должник! - засмеялся Алексей.
Несмотря на праздник, первого января в комнаты Лаврова привезли две двуспальные кровати, кожаный диван и два кресла. Алексей прихватил на складе еще трюмо со столиком и пару этажерок.
В дар начальнику Тоня тут же собрала половину рыбы, икры и крабов, подаренных Зайцевыми. Алексей и Венедикт, прихватив еще две бутылки шампанского, отнесли все это добро Андреевым, поздравили их семью с Новым годом.
Потом всей компанией дружно принялись расставлять мебель. Получилось шикарно. Но Леше все чего-то не хватало, и он предложил:
- Поехали в город. Нам необходимо купить пару сервизов, набор фужеров и рюмок. Пить шампанское из стаканов можно только в окопах. Слава Богу, они остались в прошлом! Здесь есть хозяйственные магазины?
- Наверное, есть, - пожимая плечами, отвечал Веня.
Поездка оказалась веселой и замечательной. Тоня сразу же купила и подарила Зайцевым чайный сервиз, выбрав самый дорогой и многофункциональный. Алексей с Зиной не остались в долгу и подарили Лавровым не только чайный, но и столовый сервизы, двенадцать фужеров и двенадцать рюмок.
Посуда в Новоград-Волынском оказалась совсем не дорогой, местного производства, но очень хорошего качества и очень красивая. Подаренные друзьями сервизы хранились в семье Венедикта всю жизнь.
А в тот первый день Нового года друзья вошли в раж, между ними явно наметилось соревнование: кто больше и дороже подарков сделает, и Антонина была вынуждена потребовать немедленно прекратить этот беспредел.
Обед готовили сообща. Зина сварила французский рыбный суп, а Тоня пожарила белугу и подала ее в сливочном соусе. Застолье было незабываемым и очень веселым.
Пять дней в обществе друзей остались в воспоминаниях каждого члена компании, как прекрасная Новогодняя сказка.


Рецензии
Слава Богу! Хоть эта глава оказалась праздничной и весёлой, без пуль и смертей! Да здравствует Дружба! Спасибо, Жанна! Р.Р.

Роман Рассветов   07.09.2019 00:05     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.