Пока часы двенадцать бьют

   Юмористическая повесть была написана три года назад, в праздничный период провожания 2015-го и встречи 2016-го годов, для участия в конкурсе новогодней истории на форуме известной виртуальной игры (во избежание обвинений в рекламе будем называть ее Игра). В процессе написания повести, вследствие разыгравшейся фантазии автора, история несколько вышла за рамки игровой вселенной, и все же ее фабула завязана вокруг приключений пяти офицеров, служащих императору-игроку вселенной Игры, со всеми ее особенностями и деталями, пояснения по которым неосведомленному читателю будут подаваться по ходу развития событий.

   Читателю, знакомому с первой частью романа «Землю – кентаврам!», повесть «Пока часы двенадцать бьют» будет интересна тем, что две вымышленные вселенные, к которым относятся истории, связаны между собой некоторыми второстепенными героями. Например, зимородными переледышами из тринадцатой аберрации Тау Кита в сингулярности Большой Вселенной – в повести «Пока часы двенадцать бьют» эта цивилизация высших разумных выступает во всей своей замысловатой закулисной красе.

   ПОКА ЧАСЫ ДВЕНАДЦАТЬ БЬЮТ

   Альберт чихнул и, не раскрывая глаз, уверенным движением потянулся рукой к журнальному столику у изголовья, где всегда лежали пульт от горничной, неотличимый от оригинала муляж штурмового пистолета и чистый бумажный платок.

   - Доброе утро, хозяин, вот Ваш платок! – раздался гнусавый голос, и в ладонь Альберта предупредительно ткнулся слегка влажный и липкий комок шелка.

   Остатки сна сдуло в момент, Альберт выпрыгнул из одеяла, отрикошетил от стены и рухнул за кровать. Платок был чужой, но не это его взволновало – дроид был чужой!

   - Хозяин приступил к утренней гимнастике, дроид подает снаряды! – из-за кровати выкатился механический урод, и над Альбертом нависли две увесистые гантели.

   Альберт уполз под кровать. Здесь было безопаснее и можно было собраться с мыслями. Невесть откуда взявшийся угловатый, неуклюжий и туповатый дроид в поисках человека медленно вращался вокруг поясничной оси c угловой скоростью приблизительно девять градусов в секунду. Следовательно, процессор шестидесяти четырехразрядный на жалких сто-сто пятьдесят мегагерц… это не боевой дроид, точно. Горничная Альберта и то работала на двухсот пятидесяти шестиразрядном процессоре – хотя, уровень сложности и спектр выполняемых ею задач не ставил этого медлительного дроида ни в какое сравнение, да что там говорить, некоторые функции… впрочем, о некоторых вещах действительно не стоит говорить.

   Кстати, а где горничная? Альберт осторожно выглянул из-под кровати, рефлекторно стиснув руками в качестве оружия подушку. Непутевый дроид бестолково колесил по помещению, неустанно повторяя «Кофе, чай, молоко, хозяин? Кофе, чай, молоко, хозяин?», а горничной в комнате даже не пахло. В буквальном смысле, ведь Альберт прописал в ее программном коде навык пользования парфюмерией, и она всегда в меру пахла изысканными головокружительными ароматами.

   В этот момент Альберт с удивлением обнаружил, что помещение – тоже совершенно незнакомое! Уже четыре месяца он жил в новой квартире с собственной лабораторией, приобретенной за бессовестно большую кучу купонов темной материи (1) из собственных сбережений. Новое жилище было выполнено в передовом дизайнерском стиле Сай-тех, снабжено аквариумом, отдельным информационным порталом, отдельной кухней, отдельным санузлом с минибассейном, собственно лабораторией и – приятный бонус от компании! – отдельной горничной последней серии с добавочной спецификацией лаборантки, которая исправно обслуживала Альберта и его беспокойное хозяйство. Он не выбирался во внешний мир из своего убежища трое суток до вчерашнего дня, завершая научную работу по получению криптона методом прямого продуцирования, и только начал новую работу по описанию малоисследованных методов получения криптона как побочного продукта в условиях конфискации имущества дефендера, когда проем входной двери заполнил внезапно нагрянувший Александр – адмирал имперского флота (2).

   - Здесь воняет сдохшими надеждами демографа! – громогласно заявил он с порога, обводя квартиру всепроникающим взглядом и брезгливо принюхиваясь. – Твоя кукла с мозгом на 500 прописанных в матрице слов простит тебе измену, если ты проведешь этот вечер с друзьями?

   - Добрый день, друг хозяина! – не к месту бархатным голосом просюсюкала горничная, смущенно улыбаясь маленьким аккуратным ротиком.

   - У меня полно работы, Александр, извини! – с досадой поморщился Альберт, представив эту товарищескую посиделку, где он обычно до утра цедит соки и безалкогольное пиво среди захмелевших друзей, прочего пьянствующего под вульгарную музыку сомнительного контингента Таверны и голых потных стриптизерш, норовящих верчением своих полуприкрытых гениталий негигиенично оттереть несколько купонов темной материи от клиента.

   - Праздник все-таки, Альберт! – и не подумал сдаваться адмирал, - уютное заведение, душевная компания, дорогие коктейли, изящные танцовщицы – скучать не придется, бросай к черту работу, это приказ!

   - Но я на самом деле буквально вот только что начал новую важную разработку. Это будет прорыв в стратегической космонавигации! – Альберт похлопал по ноутбуку на столе. – Кто же еще будет ею заниматься, как не я?

   - Альберт, один такой трудоголик уже изобрел теорию относительности, и теперь, во имя Легора (3), нам приходится летать! – Александр подошел к столу и с любопытством уставился в экран. - К сверхсветовым скоростям и палубам под ногами мы уже привыкли, но какие-то гениальные инновации в этом направление накануне Нового года изобретать не рационально, так что отставить. Ты много успел сюда материала накачать?

   - Говорю же, только начал!

   Адмирал распахнул окно и равнодушно вышвырнул ноутбук в пушистый вечерний снегопад.

   - Какая красота, ты глянь только, Альберт! – пафосно загремел Александр, окинув взором открывающуюся за окном панораму, - снег на улицах, цветные гирлянды на крышах и шпилях, в небе звезды сплошным пологом даже сквозь падающие снежинки сияют – идиллия, праздник!

   - А ты, я смотрю, в ударе! – потерянно ответил Альберт, перегнувшись через подоконник и провожая глазами удаляющийся на четырнадцать этажей вниз с ускорением девять целых и восемь десятых метра на секунду в квадрате компьютер. – Пожалуй, отказаться от твоего любезного приглашения не совсем безопасно.

   - Ну, Альберт! – с досадой протянул адмирал, - ты мог бы сказать что-нибудь вроде «Нет, мой адмирал, это не звезды, а ионизация озона или брачный период самцов плесневого грибка в тропосфере», в самом деле!

   - Это полная хрень: грибы размножаются спорами.

   - Вы нуждаетесь в научной консультации на тему телеоморфы аскомицетов? – прозвучал из-за их спин мягкий голос горничной.

   Оба как по команде выпрямились, обернулись и уставились на то, что трудно было назвать дроидом.

   - С каких пор твои горничные предлагают посетителям консультации о деталях процесса размножения грибов, гениальный ты наш?! – настороженно спросил Александр.

   - Не сейчас… Настенька. – Альберт покраснел, снял и протер очки, изобразил улыбку и принялся оправдываться перед насмешливо ухмыляющимся адмиралом. - У нее же добавочная спецификация лаборантки, я сам в одиночку не успеваю со всем справляться, вот и дал ей немного дополнительных возможностей, в том числе информационно-консультативный блок, заводской-то набор всего не предусмотрит…

   - Ты назвал эту куклу Настей?! – перебил ученого Александр. – Это произведет фурор! Всё сам да сам, это утомляет, да! – Александр с сочувствием похлопал ученого по плечу, - вот и я говорю: к черту всё, и научные консультации тоже, айда в Таверну и это не обсуждается…

   - Кофе, чай, молоко, хозяин? – заскрипел уродливый дроид Альберту в перекошенную физиономию, и в его механическом голосе словно прозвенел триумф, что он наконец отыскал человека, который по статусу обязан воспользоваться его услугами.

   Альберт выбрался из-под кровати и занялся поиском одежды и одновременным изучением помещения. Дроид неотступно катил следом и монотонно предлагал рекомендованные программой напитки.

   - Пшел вон, насекомое! – вспылил Альберт и пнул дроида.

   - Хозяин потерял равновесие, дроид поддержал хозяина! – без обиды прожужжало чудовище кибернетики.

   - То есть ты не возражаешь, дроид, что теоретически являешься насекомым? – победно воззрился на машину Альберт.

   - Хозяин прав, дроид – корабельный кастелян, – вроде как согласился дроид.

   - Эврика! Где водятся корабельные кастеляны? На кораблях! – озарило Альберта.

   Его мысли тут же заполнили мрачные подозрения. Вчера, во время посиделки в Таверне, которая происходила именно так, как представлял себе Альберт, разговор крутился в основном вокруг работы, спорили о преимуществах солнечки и термояда (4), о составах экспедиций, о тактике полетов и тому подобном; и в самый разгар Александр в запале пообещал Альберту, что обязательно прокатит его на боевом корабле – для практики, как он выразился.

   - Дроид! Куда мы летим? – затаив дыхание, спросил ученый.

   - Вперед, хозяин. – с готовностью ответил дроид.

   Только теперь Альберт обратил внимание на едва слышимый монотонный гул. Очевидно, это шум двигателей. Похоже, Александр приступил к исполнению обещания с адмиральским размахом – серьезно, немедленно и без обсуждений.

***

   Адмирал флота Его Императорского Величества проснулся ровно в 7.00 бортового времени во имя служебного долга и офицерской чести. Интерьер незнакомой каюты его нисколько не удивил, так как он презирал жалкую традицию обюрократившихся офицеров штаба прятаться за щитами и броней самого мощного корабля флота, и адмиральский флаг привык к частой смене первого борта. Голова противно ныла, особенно на месте шрама, где ему когда-то сшивали лицо, но Александр на фоне неустанного составления армейских диспозиций, перегруппировок боевых армад, расчета тактических маневров и дислокаций постоянно опаздывающего за боевым флотом флота вспомогательного всегда игнорировал такие несерьезные бытовые мелочи, как ОРЗ, набитые в невесомости синяки и похмелье.

   Двигатель корабля звучал с тихим ровным жужжанием, как прижатая к стеклу муха – так может звучать только гипер (5).

   - Класс корабля, дроид! – рывком поднявшись в положение "сидя" на койке, гаркнул адмирал.

   - Линейный крейсер (6), адмирал! – пискнул дроид. – Доброе утро!

   - Благодарю за службу! – рявкнул Александр и выстрелом из штурмового пистолета разнес дроида на куски.

   Таким немудреным и относительно дешевым – три купона темной материи - способом адмирал флота Его Императорского Величества каждое утро моментально и без специальных тестов подтверждал свою готовность по следующим повседневно важным для имперского флота пунктам: а) проверял состояние своих рефлексов и нервной системы в целом, б) демонстрировал способность молниеносно и без колебаний принимать чуждые своему желанию решения в пользу Империи, в) устранял риск утечки информации через дроида, находящегося при адмирале во время его сна, г) обеспечивал постоянную текучку офицерского роботизированного состава с целью борьбы с его износом, во избежание возникновения неисправностей в режиме критических ситуаций, д) сводил на нет какую-то древнюю плохую флотскую примету, детали которой никто уже не помнил.

   На этом пункты инструкции не заканчивались, они обращались к рекомендациям по иным ситуациям, общим положениям и комментариям к ним, плавно переходящим в общий свод законов и предписаний для флота Его Императорского Величества, итого в семидесяти семи томах. Из перечисленных «утренних» пунктов Александр реальную ценность для флота видел только в пункте «г», да и то в несбыточных мечтах применить его в качестве меры пресечения износа в обюрократившемся высшем офицерском составе императорского штаба, но свое мнение держал при себе.

   Каюта с первого взгляда подтверждала информацию, полученную от дроида: скромные размеры каюты, немного выпячивающиеся тут и там из потолка и стен кожухи коммуникаций, относительно высокая температура воздуха и отсутствие в нем придающих комфорт ароматов и тонизаторов, равно как и насыщенность кислородом – все указывало на отсутствие больших и громоздких аппаратов, так мило скрашивающих жизнь космонавта в ущерб экономии внутреннего пространства. Даже табурет с косо торчащими из-под полустертого имперского герба ножками говорил о том, что его стянули с общей столовой, потому что лишней мебели здесь не водится – это линейка, до отказа забитая лазерными генераторами и установками скоростной наводки и корректировки огня.

   Крейсер находился в полете. Это не вызывало сомнений, но порождало массу вопросов, самым главным из которых был «Какого черта?!» Весь флот находился в доках, на космодромах и орбите Главки (7), офицеры транжирили темную материю по кабакам, дроиды марафетили борта и играли в тараканов по трюмам - полеты были запрещены на трое суток, а эта линейка преспокойно нарушала флотские предписания!

   Следующим по важности следовал вопрос, что он делает на этом мятежном борту? Еще вчера это шло вразрез с его планами на ближайшее будущее. К вечеру, сдав борт, он задался четкой целью отправиться к Анастасии с отчетом, а покончив с делами, утащить ее в театр, но по пути заехал на квартиру сменить китель на парадный, и попал в засаду, как уник без шпика (8): Афанасий-инженер и Аркадий-геолог живописно изображали эмтэ и бэтэ (9) в подъезде.

   - Адмирал, табельный на борту остался? – с показной настороженностью поинтересовался Афоня, подвигаясь ближе к двухметровой раме Аркадия.

   - Разумеется. Но я и без табельного при первой твоей неудачной шуточке нанесу Империи ущерб на очередные три купона, – без тени улыбки ответил адмирал.

   - Разнеси меня звезда, как недооценивает адмиралтейство высококвалифицированных инженеров, ата-та! – возмутился Афанасий. – Порядочный инженер поболе трех купонов стоит, даже когда хранилища забиты доверху на червонец потянет. Это же не геолог, слава Легору!

   - Линкуя себе ты загнул! – вскинулся Аркадий, - это почему вдруг геолог на червонец не потянет?!

   - Заходите, два червонца. – Вздохнул Александр, впуская офицеров в квартиру.

   Захватив плацдарм в коридоре, друзья атаковали адмирала идеей отметить канун Нового года в Таверне у Полигона (10). Александр был не против – по совести говоря, возню на сцене обожала Настя, его же больше приводил в трепет театр боевых действий – и потому не сумел организовать контрнаступления, баталия затянулась, и адмирал предпринял тактическое отступление на кухню в попытке ослабить линию атаки противника легким коньячным аперитивом.

   - Какая красота, ты глянь только, Александр! – пафосно заливал Афанасий, прижатый маневрами к окну, откуда открывался прекрасный вид на вечерний зимний город, - снег на улицах, цветные гирлянды на крышах и шпилях, в небе звезды сплошным пологом даже сквозь падающие снежинки сияют – идиллия, праздник!

   - Нет, романтичный ты олух, это не звезды, а оставленный на орбите флот в режиме отпуска (11).

   - Верно, в режиме отпуска! – Подхватил Афоня. – Шахты вон, тоже в режиме отпуска, Аркаша впервые за три месяца выбрался на поверхность. Как не отметить такое дело?! Бог геологии ставит, все равно в шахте темную материю некуда тратить, так ведь, Аркаш, лом те в трюм?!

   - А чо, линкуй с вами – ставлю. – Увесисто молвил бог геологии.

   - Коалицию организовали заранее, бесы. – догадался Александр. – Командира-то одолеете?

   - Уже исполнено, адмирал: командир Анастасия обработан неоспоримыми аргументами и приглашением на корпоративный дебош переведен в податливый режим «Настенька»! - отрапортовал Афоня. – За тобой похищение гения, запертого в секретной лаборатории техногенным монстром, маскирующимся под горничную с ограниченным словарным запасом и неограниченными вспомогательными функциями. И помни главное: ни при каких обстоятельствах не пытайся познать всех функций, ибо чары монстра перейдут с заколдованного ученого на тебя! Рандеву назначаю в Таверне.

   Итак, планы у него были ясные и четкие: следующие сутки после встречи в Таверне он собирался провести с Анастасией, так как в будни часто видеться не приходилось. Значит, кто-то вмешался в его планы, причем в приказной форме, так как на вечеринке он много не потреблял, но все же захмелел как раз до того эйфорического состояния, когда рациональное мышление затуманивалось и основное управление его действиями переходило в подчинение автопилоту и субординации.

   - Мостик, почему не прислали до сих пор нового адъютанта? – сурово произнес вслух Александр.

   - А, да?! – сдавленно прозвучало из динамика, и этот возглас был так неуместен на борту боевого корабля, что Александр решил, что ослышался, и повторил вопрос.

   Вместо ответа в дверь вкатил новый адъютант.

   - Дроид, конечный пункт полета? – Задал вопрос адмирал.

   - Дроиду не известно. – Ответил адъютант.

   Александр механически потянулся к кобуре, всегда висящей на правом бедре, но тут же одернул себя, поняв, что это может быть не техническая неполадка дроида, а специальное ограничение доступа к бортовому компьютеру. Явление редкое, но практически применяющееся и предписанное инструкцией для предупреждения утечки информации на кораблях нижних классов. Но не на линейных крейсерах, и тем более не на флагмане! Опять же вмешательство офицера высокого ранга?

  - Дроид, кто командует кораблем?

   - Дроиду не известно.

   - Дроид, бортовой компьютер имеет сбой в работе?

   - Адмирал прав, бортовой компьютер не имеет сбоев и работает в штатном режиме.

   - Дебильные лингвисты, – не совсем по теме процедил адмирал и продолжил допрос, - дроид, доступ к информации бортового компьютера ограничен приказом офицера?

   - Адмирал прав, доступ к информации бортового компьютера ограничен приказом офицера.

   - Дроид, назови должность, ранг, имя офицера, приказом которого ограничен доступ.

   - Дроиду не известно. – С каждым ответом адъютант, казалось, становился все печальнее, хотя эмоции не были заложены в строго специализированную модель дроидов, обслуживающих боевые корабли.

   - И так все понятно, – заключил Александр и про себя стал подводить итоги.

   Отдать такой приказ, позволяющий игнорировать полномочия адмирала, мог весьма ограниченный круг лиц – в первую очередь, Император, но его вчера не было на вечеринке. Как и Легора, он тоже не пришел. Остается, как ни крути, командир. Кстати, где Анастасия? После вечеринки они должны были вместе вернуться домой. Он хоть малость и перебрал вчера, но их отношениям уже не первый год, и такой пустяк никак не оправдывал ее отсутствия этим последним утром уходящего года в одной с ним каюте на несущемся непонятно куда линейном крейсере вопреки введенному режиму отпуска.

   И тут смутные подозрения в адмиральской голове начали приобретать четкую форму. Недавно у непоседливой девчонки, прячущейся под суровой личиной командира, появилась идея фикс – романтическое путешествие. Помнится, в сентябре два лучших офицера короны сидели на террасе на даче, закутавшись в плед, пили чай с малиной и считали опадающие с яблони листья, он желтые, а она красные, и она щебетала что-то насчет «бросить нафиг Главку и хотя бы на день-два сорваться вдвоем на какую-нибудь красивую и романтическую планету без налаженного Интергала»

   - Вот тебе, адмирал, такая диспозиция! – пробормотал Александр и озадаченно почесал затылок.

***

   «Одна минута решает исход баталии; один час - успех кампании; один день - судьбу Империи!» - мысленно процитировала Анастасия слова Александра Васильевича Суворова, привычной фразой отгоняя соблазнительную дрему. Поспать она любила, но времени на сон никогда не хватало. Флоты не ждут!

   - Дроид, расписание полетов и время прибытия ближайшего сейва (12)! – cкомандовала командир с закрытыми глазами, пытаясь украсть у рабочей рутины хотя бы еще миг томного блаженства.

   - Доброе утро, командир. Расписание полетов и сейвы отсутствуют, – уныло доложил адъютант.

   Анастасия вскочила с постели и бросилась к интеркому в чем мать родила – она с академки ни разу не проспала флоты, это было немыслимо для командира. Интеркома на стене, где он обычно находился, не оказалось, и Анастасия замерла на месте, обернулась вокруг, нетерпеливым жестом руки отбросила налетевшие на лицо волосы и застыла.

   - Командир танцует, дроид включает музыку. – Прокомментировал метания девушки адъютант, и по комнате полились рулады детского хора, исполняющего «В лесу родилась елочка».

   - Ах, Новый год же, гы! – неподобающе глуповато для командира Империи ухмыльнулась Анастасия, хлопнув себя по лбу.

   Но тут же выпрямила спину, нахмурила брови с изломом и скомандовала:

   - Дроид, обзорный рапорт по форме номер один!

   - Режим отпуска тридцать один час одна минута и одна секунда. Корреспонденция: шестьдесят две тысячи восемьсот двадцать четыре поздравительные открытки, периодические издания отсутствуют, прямые императорские распоряжения отсутствуют, офицерские рапорты отсутствуют, оповещения служб отсутствуют, уведомления периферийных организаций отсутствуют, личные заявления, петиции и жалобы отсутствуют, в прочих имеется одно сообщение…

   - Дроид, открыть сообщение из прочего! – прервала Анастасия доклад, с беспокойным любопытством оглядывая помещение. По характеру интерьера и шуму двигателя она уже догадалась, что загадочным образом находится на корабле, совершающем несанкционированный полет во время режима отпуска, и ждала прояснения ситуации, которое непременно должно последовать из обзорного рапорта.

   - …Сообщение получено сегодня в ноль ноль часов ноль ноль минут, отправитель не известен, текст: «Раз, два, три, четыре, пять, я иду искать.»

   Анастасия сдернула с лица косметичку, найденную в тумбочке – устройство сердито загудело, вхолостую теребя щеточками с тушью для ресниц – и удивленно воскликнула:

   - Дроид, повтор текста сообщения!

   - Раз, два, три, четыре, пять, я иду искать. – Меланхолично проворчал адъютант.

   - Дурак какой-то развлекается, - потеряв интерес, равнодушно сказала командир и вернула маску на лицо, - дроид, продолжение рапорта.

   - Строительство отсутствует. Наблюдение за флотами противника отсутствует. Передвижение флотов Империи отсутствует. Реклама: при заходе на орбиту Главки обнаруживается несанкционированный Императором баннер вселенной Икариам.

   - Форменное безобразие, достали уже со своим баннером! – возмутилась командир, обдувая наведенный косметичкой маникюр. – Что, негде у себя плакатики вешать?! И ведь не изводится никак.

   - Командир запросил рапорт. Дроид закончил рапорт. – Кротко прогудел адъютант.

   - Просто изумительно! – восхитилась Анастасия, - полстраницы текста – и ни капли ясности. Дроид, класс корабля!

   - Линейный крейсер, командир.

   - Дроид, маршрут следования.

   - Дроиду не известно.

   - Дроид, время пути до конечного пункта.

   - Дроиду не известно.

   - Дроид, местонахождение адмирала.

   - Дроиду не известно.

   - Ах, вот ты как! Пожалуй, Саша не зря вас отстреливает, есть рациональное зерно в этой части инструкции. – Анастасия уже одевалась в летную форму без нашивок, шевронов и прочих отличительных знаков, аккуратно сложенную в той же тумбочке, где нашлась косметичка. – Не хочешь по-хорошему. Дроид, применить протокол GJKZHYSQKBC/NEN.

   - Командир запустил стратегический протокол. – Адъютант разогнался и долбанулся о переборку. - Дроид приведен в готовность.

   - Код KJ<JNHZC.

   Дроид без лишних комментариев долбанулся о переборку еще раз.

   - Дроид, должность, ранг, имя офицера, составившего полетный план.

   - Дроиду не известно.

   - Тогда код KJ<JNHZC повторно.

   Совершив снова акт принудительной настройки статусного допуска, адъютант проскрипел:

   - Командир применил секретный код дважды. Дроид предупреждает о высокой вероятности повреждения механизма, – словно подтверждая заявление, от адъютанта отвалился правый звуковой датчик.

   - Сама вижу, Капитан Очевидность! – огрызнулась Анастасия. – Больше не буду, а то придется звать нового. Попробую вытащить из тебя максимум информации при минимуме потерь. Дроид, количество кораблей в соединении?

- Один, командир.

- Дроид, количество людей на борту.

- Дроиду не известно.

   - Вот, кажется, и закономерность обнаружилась: на первый вопрос отвечаешь точно, дальше темнишь, – без особого энтузиазма произнесла Анастасия. – Что дальше? Дроид, цель полета.

   - Экспедиция, командир.

   - Ага, это объясняет отсутствие информации о маршруте и протяженности полета (13). Но не объясняет уровня ограничения доступа к сведениям в бортовом компьютере. Ты ведь всё знаешь, но говорить тебе не велено!

   Анастасия подразумевала тот факт, что все дроиды и бортовой центр постоянно и беспрепятственно обмениваются безостановочно поступающими данными о событиях на борту, в окружающем пространстве и даже по всей Империи, если до местонахождения корабля дотягивался Интергал. «Дроиду не известно» означало на самом деле лишь запрет на выдачу определенной информации подавшему запрос. Ничего, если от дроида толку нет, мостик даст ответы на все вопросы.

   - И вообще, самое время командирской ревизии на этом «Летучем голландце»! – заявила Анастасия, подойдя к двери и ткнув кулачком кнопку. - Дроид, проводи меня на мостик.

   - Дроиду не известно. – Повторил адъютант, не сдвинувшись с места, а дверь на кнопку не среагировала.

   Анастасия в который раз за утро удивленно подняла брови: перемещение по борту, значит, тоже ограничено. То есть она, имперский командир, иными словами второе лицо Империи, лишена права покидать каюту! Регламент не дает предписаний на такой случай, так как обеспечивающие функциональность корабля дроиды и бортовой компьютер теоретически не в состоянии не выполнить приказ командира. Все же читали Айзека Азимова, да? Так вот, в любой имперский робот, компьютер и даже кофеварку заложен дополнительно закон роботехники номер один бис: инпат выполнить приказ офицера / иф приказ офицера противоречит трем законам роботехники зен делете иф / го то инпат! И никаких «дроиду не известно», твою робомать!

   Нужно быть человеком из плоти и крови, обладать большой властью и самыми высокими полномочиями, чтобы ограничить допуск к информации командиру, несмотря даже на подключение секретного протокола. Император или офицерская коллегия на такое способны, но это не свершается в течение ночи, пока командир спит, так что она бы знала заранее.

   Или… можно быть чокнутым раздолбаем, способным внести изменения в систему приоритетов бортового компьютера, обойти контроль Интергала, и единовременно перенастроить всех до единого дроидов на борту для исключения кризиса директив. Например, при помощи вируса. Анастасии довелось лично знать одного такого маньяка, который мог провернуть это ради шутки, она даже встречалась с ним некоторое время в академке по молодости бесшабашной.

   - Дроид, на борту есть офицер инженер?

   - Дроиду не известно. – Последовал упрямый ответ.

   Смышленый и энергичный, подающий большие надежды командованию молодой инженер едва не вылетел из академки за месяц до выпускного после того, как ради пустякового пари с другом загрузил вирус в Интергал и умудрился отправить основу имперского флота с задачей «Колонизировать» на планету Легора. После отзыва флота шутник с невинной физией оправдывался, что, дескать, проводил эксперимент по применению новейших технологий с самыми благими намерениями, и спасло его только то, что сама технология очень заинтересовала командование. Академка обзавелась новой легендой, инженер - засчитанным автоматом дипломом с бонусом в виде выбора между десятью годами исправительной колонии на благо общества или десятилетним контрактом с армией на благо Империи, а военные - после правильного выбора инженера - обзавелись первоклассным офицером.

   Анастасия же, окончив академку и после двух лет стажировки поступив на службу в штатном порядке, обзавелась карманным вулканом. От студенческой любви к Насте у Афони, конечно же, остались одни воспоминания, тем более, что в ее жизни уже появился Саша, но любовь к шуткам на грани фола у инженера все никак не проходила, и командир зачастую по-дружески закрывала глаза на его проделки. Ну, душа компании, что уж там, должно же оставаться хоть что-то человеческое посреди ежедневной бытовой рутины и однотипных дроидов.

   Вчера вечером, когда Анастасия ждала своего адмирала, позвонил Афоня, и едва командир открыла рот спросить о сроках сдачи годового отчета, заговорщицким голосом поведал, что с головой был погружен в разработку революционного метода повышения КПД гипердвигателей, пришлось всё отодвинуть на второй план, но буквально шестьдесят секунд назад упорные труды принесли свои плоды, и если он не поделится с командиром своей находкой, то его хрупкое сердце не выдержит. И чтобы облегчить своему утомленному инженерскому сердцу этот многотонный груз, он на коленях умоляет Настеньку уделить ему толику внимания в умиротворяющей обстановке Таверны у Полигона, как нельзя более подходящей для степенного, проникновенного научного доклада. Фонтан искренних эмоций и горящие ярким огнем глаза Афони как всегда явно выдавали, что у него созрел хитрый, настырно свербящий в заднице план. Возражение командира, что она ожидает адмирала с подробным годовым отчетом, инженер парировал аргументом, что с первого намека на столь перспективную разработку адмирал зажегся таким желанием ознакомиться с докладом, что пришлось разбудить от полугодовой спячки в сумрачных подземельях главного имперского геолога, чтобы помочь адмиралу дотащить до Таверны три ящика канцелярских папок с годовым отчетом по флоту. По такому случаю геолог прихватил вагонетку, куда загрузил и свои собственные нарытые за полгода фолианты, так что половина Таверны загромождена важнейшим бумажным барахлом, которое с нетерпением ожидает командирской инспекции, и, если Анастасия еще немного замешкается, разгневанные завсегдатаи Таверны, особенно ее основатели, организуют марш протеста к резиденции Его Высочайшества. Причем возглавлять процессию будет горничная Альберта персонально, как единственная трезвая душа в заведении. Да, представь себе, Настенька, даже горничная Альберта не устояла перед соблазном отведать таинств инженера, и сейчас, вся в трепетном ожидании, разливает в Таверне напитки офицерам Императора.

   Разве можно было отказаться от преподнесенного таким образом приглашения, когда до истечения срока годности календаря оставались считанные часы?! Тем более, что Саша все равно уже был там. Анастасия ведь, не будь дурой, сразу после паясничанья и притворных пресмыканий Афони набрала по коммуникатору Сашу и удостоверилась, что вся компания действительно в Таверне, за исключением горничной Альберта.

   Но пробуждение на борту неизвестного крейсера, игнорирующего приказы командира, заставило посмотреть на вчерашние уговоры инженера под другим углом. «Ну, Афоня, если это твоих рук дело, то дай мне только до тебя добраться!» - пригрозила мысленно Анастасия, и очередной раз безрезультатно ткнула кулачком дверь.

***

   - Пшел вон, уволен без содержания, гори в аду, гнить тебе остаток срока в одиночной камере, выскребай свои бесовские формулы на серых холодных бетонных стенах собственными зелеными соплями! – бешено орала командир в иллюминатор штурманской рубки Звезды смерти (14).

   Смахивая дрожащей рукой набегающий на глаза горячий пот, Афанасий короткими шажочками передвигался по тонкому как лезвие бортику крайнего энергетического контура огромного корабля в условиях полного вакуума.

   - А пальни-ка по нему из штурмового, Алексашка! – с злорадным задором вопила Анастасия адмиралу, высунувшемуся из соседнего иллюминатора.

   Рядом пронеслись два тяжелых истребителя, едва не задев Афоню концевыми обтекателями.

   - Полноте, Настюша! Друг все-таки, – нерешительно возражал адмирал, поглаживая кобуру на бедре.

   - Друг – дошутился вдруг! – скаламбурила Анастасия и швырнула в бедолагу тапочкой.

   - Вот теперь наша очередь посмеяться! – торжествующе хохотал Альберт.

   - Полный линкуй, ставлю годовое жалованье против лошадки! – азартно пробасил Аркадий, следя за траекторией тряпичного орудия массового поражения с ноги командира.

   Афоня от удара тапочки потерял равновесие, судорожно взмахнул руками и медленно поплыл в вакууме под разворачивающийся основной калибр; по энергетическим контурам побежали разряды, и прямо в перекошенную ужасом рожу инженера ухнула чудовищная гравитационная волна, а он только молча распахивал рот, как рыба, потому что в вакууме на крик не хватало воздуха…

   - Няяааааа! – разрывался в крике Афанасий, спросонья молотя руками по воздуху.

   - Доброе утро, инженер! Дроид готов произвести контрольный выстрел согласно приказа от 31-го декабря текущего года, – прозвучал потусторонний глас.

   Афанасий застонал и хлопнул себя рукой по лбу. Какой изумительный кошмарик подарил ему уходящий год – мечта психиатра. Вакуум с угрожающими орудиями и воплями вокруг быстро таял, как утренний туман в лучах рассвета, но в висках больно отстукивало задорное стаккато нескольких сотен миниатюрных молоточков. Похоже, Альберт вчера по-настоящему обиделся, что они с Аркадием заключили пари на его горничную, и подмешал в пиво нанитов, которые сейчас весело отплясывали джигу где-то между лобными долями и гипофизом. Вполне возможно, что те же самые наномилашки изощренного гения поработали над спецэффектами яркой и впечатлительной картины сна Афони.

   - Дроид, отменить приказ от 31-го декабря текущего года о контрольном выстреле! – вялым голосом произнес инженер, заметив подозрительное движение дроида к дальней стенке.

   Видимо, вчера перед падением в койку Афоня в шутку ляпнул что-то вроде «пристрелить меня контрольно, если буду мучиться!», но машина шутки не поняла, и теперь дроид откатился к стенке, чтобы не запачкать корпус разлетающимся изобретательным мозгом инженера. Эх, другое дело, если бы рядом обнаружилось нежное женское существо, Настя, например, или на худой конец горничная Альберта, способная оценить юмор или хотя бы подать стакан воды с аспирином. Пожалуй, лучше все же горничная, потому что образы из сна еще не полностью стерлись из памяти.

   Напоминание о сне отдалось в голове новой волной боли, и Афанасий поманил к себе дроида. Не воплощение красоты и женственности, конечно, но хотя бы аспирин пусть подаст.

   - Дроид, есть аспирин?

   - Инженер приказал вчера приготовить две упаковки аспирина. Дроид имеет аспирин.

   - Что же ты так орешь-то, дроид… Дроид, есть спичка?

   - Инженер вчера отдал дроиду спичку, чтобы забрать спичку сегодня. Дроид отдает спичку.

   - Ай, молодец инженер! Какой прозорливый парень был, – порадовался Афоня за вчерашнего инженера.

   Приняв аспирин, Афоня ковырнул спичкой в зубах.

   - Инженер может повредить десну спичкой. Дроид имеет набор зубоч… - звуки прекратились, потому что инженер изловчился и сунул спичку под нижнюю челюсть дроида, аккурат в решетку воздухозаборника вокального симулятора.

   - Вот так-то лучше, дроид. Иди ближе, будем делать трепанацию. Не волнуйся, это не больно. Что, ты что-то хочешь сказать? Прости, ничего не могу разобрать… - паясничал инженер, демонтируя заднечерепную панель дроида, - …разве что башку твою. Ага, вот и мозг. Ну, что у тебя здесь, бедный Йорик?

   Произнеся последние слова, Афоня заулыбался, вспомнив про один из студенческих подарков Насте. Аркаша тогда проиграл грандиозное пари Афоне – кажется, он не верил, что можно послать флот на колонизацию планеты Легора – и Афоня заказал проигравшему эксклюзивную поделку из небывалого материала, какую было бы не стыдно подарить первой девушке академки. Аркадий не подвел – слямзил из геологической лаборатории образец уникального кристалла, выловленного в экспедициях, поговаривают даже теоретически разумного. Разумность кристалла никто не доказал, зато кристалл однозначно имел несколько необъяснимых особенностей, в том числе безвредное, но удивительно красивое свечение в темноте, а также нехарактерную для кристаллов повадку привыкать к замкнутому объему, если его туда помещали, причем принимая его форму. Друзья подобрали оригинальнейшую форму и слепили из собрата по разуму чашу для женской бижутерии. «Знакомься, это Йорик! - радостно сообщил Афоня, преподнося подарок, - в него рекомендуется складывать бусы, кольца, заколки, загадки, заумки и прочую дребедень, которая обычно заполняет женскую голову»

   - Да, вот так, Йорик! – улыбаясь от всплывшего в памяти выражения лица Анастасии при знакомстве с Йориком, бубнил себе под нос инженер, склонившись над обнаженным мозгом дроида. – Давай-ка посмотрим, что ты хочешь мне рассказать?

   Напрямую подсоединившись к бортовому компьютеру через коммуникатор дроида, Афанасий принялся штурмовать базу данных. Конечно, он заметил, что находится на корабле. Конечно, он не напивался вчера до такой степени, чтобы не помнить, что ближайшие несколько дней не собирался никуда улетать с Главки. Конечно, это был чей-то розыгрыш, чья-то коварная месть за его беззлобные шутки и остроты – и чья именно, он собирался выяснить безотлагательно.

   Но, к искреннему удивлению, его решительность не принесла ожидаемых результатов: прямые запросы бортовому компьютеру блокировались организованно и квалифицированно, а связь с Интергалом не реагировала никак, словно корабль за ночь успел удалиться от Главки в самые дальние едреня.

   - Шикарно, просто шикарно! – восхищенно отдал должное инженер уровню организации розыгрыша, и водрузил на место заднечерепную панель дроида.

   Вынув спичку, Афанасий принялся снова задумчиво ковырять в зубах. Дроид ошалело молчал, то ли наученный опытом, то ли докладывая бортовому компьютеру о нелогичном сбое и пятиминутной потере данных памяти.

   Дверь в каюту была заперта – Афоня так и подозревал, но проверил на всякий случай – так что оставался только дедуктивный метод.

   - Дроид Ватсон, не изволите ли приготовить мне чашечку кофе? А пока Вы пользуетесь случаем еще на шажок приблизить меня к гипертонии, изложите свою версию, у кого могло бы хватить жестокости так подло и цинично изводить неизвестностью страдающего от головной боли, простуды, дисбактериоза и боязни закрытого пространства несчастного инженера, – принялся рассуждать вслух Афанасий, будучи уверен, что каюта прослеживается. – Альберт? У него не было веского повода. Я уважаю его эрудицию, глубокий ум и широчайшие научные познания, поэтому жертвой моих невинных шуток он был очень редко. Ну и что, что придуманное мною название супер-корабля, в котором он мечтает объединить достоинства линкора и линейного крейсера, и даже оснастить фотонной пушкой, которую не удается запустить в серию, не совсем ему импонирует. Линкуй - отличное название, такое лаконичное, и звучит хорошо, и суть передает. Аркаша же полностью меня поддержал, это название стало его любимым словом! И, кстати, эта история с похищением горничной на денек – мы же с Аркашей вовсе без злого умысла, ну право же. Нет. Альберт, этот великодушный человек, подмешал мне в пиво своих подлых нанитов, и на этом скорее всего ограничился. Тогда, может, Саша? Как Вы считаете, Ватсон? Кстати, на будущее - чтоб Вы сами пили такой обжигающий кофе. Александр – душа человек, вам ли, дроидам, рассказывать?! За годы нашей дружбы он уже настолько привык к моим беспечным глупостям, что не особо-то на них реагирует. Камней за пазухой этот парень не держит, у него же кобура с штурмовым табельным пятидесятого калибра приросла к бедру навсегда, нафига ему камни? По поводу Насти я сразу по-товарищески объяснил, что уважаю ее выбор и вообще студенческие интрижки остались в академке, и Саша всё понял, только предупредил, опять же по-товарищески, что если у него появятся какие-то подозрения, то без малейших колебаний пристрелит меня, как обычного утреннего дроида. Мне показалось, или Вы вздрогнули, Ватсон? Так вот, что я хочу Вам сказать: адмирал не такой человек, чтобы таить личные обиды и вынашивать планы мести, он скорее сразу же пристрелит как обычного… ну, не важно. Настя? Полноте, это же просто несовместимые вещи: имперский командир и несерьезная авантюра! И к шуткам моим у нее иммунитет посильнее, чем у Саши. Вообще, если не считать разбитый об стенку гениальный лоб Альберта, моим проделкам серьезное внимание уделяет только Аркаша. Между прочим, Аркаша и сам не дурак пошутить, и смекалки хватает, и шило в том же месте - он-то как раз и мог провернуть что-нибудь вроде угона корабля с отправкой по каким-нибудь интересным координатам, где даже сигнал Интергала не достает или блокируется. Очень остроумно, слов нет. Ну-с, как Вы относитесь к этой кандидатуре в подозреваемые, Ватсон? Кстати, Вы не прочь поделиться со мной своим блоком дистанционного управления инженерными элементами корабля? – последние слова Афанасий произносил, откручивая от корпуса дроида блок, одной из функций которого было дистанционное открывание дверей.

***

   - Открывайся! – орал в это время Альберт, пиная дверь ногами.

   - Открой, а то прибью! – рычал Александр, колотя по створкам табуреткой.

   - Открыть, приказываю! – уперев руки в бока, командовала Анастасия.

   - Сим-сим, откройся! – произнес заклинание Афанасий, замкнул два контакта в блоке, и створки открылись, причем у всех кают сразу.

   Офицеры выскочили в коридор и в замешательстве уставились друг на друга.

   - Полная хрень! – высказал первым свои соображения Альберт.

   - Очень научно, гений ты наш: ничего не объясняет, но описывает самым точным образом, – невозмутимо отреагировал Александр.

   - Я думал, за этим ты стоишь! Ты же обещал вчера извлечь меня из моей скорлупы и показать настоящий космос, – недовольно огрызнулся Альберт, видимо, не избавившись еще от сомнений в причастности адмирала к происходящему.

   - Я, конечно, от обещания не отказываюсь и обязательно при случае помогу тебе прочувствовать на собственной шкуре все прелести боевого похода, - хмуро произнес Александр, - но не таким же образом.

   - Отставить спорить! – сердито одернула офицеров Анастасия. – Насколько я понимаю, мы все оказались в одинаковой ситуации, поэтому можно сделать вывод, что ни один из нас не причастен к происходящему. Верно, Афанасий?

   Инженер скривился от интонации, с которой командир задала вопрос, и возмутился, потрясая блоком:

   - Эй, вообще-то я вас извлек из террариумов, ничего, не?!

   - Не показатель, – критично заявил Альберт.

   Анастасия продолжала внимательно изучать инженера, словно ожидая лукавую усмешку, виноватого всплеска руками и последующего признания во всех смертных грехах, а Александр напрягся без слов, только прищурил левый глаз.

   - Лично я сначала подозревал Аркашу, – вместо оправданий поспешно сказал Афанасий.

   - А он где? – тут же спросила Анастасия.

   - Знамо где! Если бы вы меньше на меня наседали, то услышали бы храп в каюте дальше по коридору!

   Аркадий не просыпался. Могучий храп явно свидетельствовал в пользу того, что он жив, а безмолвно поникший у койки дроид с искрящимся воздухозаборником вокального симулятора намекал на то, что насыщенный перегаром воздух каюты способен разъедать клеммы и теоретически опасен для здоровья.

   - Ах да, кажется мы с ним вчера заключили пари, кто кого перепьет! – Поморщился Афанасий, похлопывая спящего молодца по щекам, без видимой реакции.

   - И кто выиграл? – отрешенно спросил Альберт, пальцами зажав нос и взглядом выискивая регулятор кондиционера.

   Афанасий воззрился на него с победной усмешкой.

   - Альберт, я начинаю сомневаться в твоей гениальности! – заявил Александр.

   - С вами невозможно сосредоточиться! – произнесла недовольно Анастасия, ее раздражала неопределенность ситуации. – Мы до сих пор понятия не имеем, что тут происходит, а вы состязаетесь в остроумии. Вынесите Аркадия в коридор, пусть в его легкие поступит воздух более щадящего состава.

   - Это небезопасно для микрофлоры корабля, – предупредил Альберт, намекая на обратную сторону воздушного обмена.

   - Ты ведь можешь приказать своим маленьким извергам почистить его кровушку? – подал идею Афанасий.

   - О чем ты говоришь, Афоня? – с невинной физиономией выпучился на инженера технократ.

   - Альберт! Ты опять экспериментируешь с нанитами на людях?! – вскинулась командир.

   - Легор упаси, Настенька! Ну какие люди, в самом деле… это же Афоня и Аркаша. Сами нажрались вчера до потери пульса.

   - Альберт! Цены бы не было твоим нанитам, если бы они научились контролировать глупость и кретинизм, особенно этих двоих, но они пока лишь ерундой занимаются. Если наниты помогут быстро поставить на ноги моего офицера-геолога, тогда я, может быть, ограничусь только неофициальным выговором, – строго пообещала командир.

   - Ладно, я попробую, – сдался Альберт. – Вес у Аркадия под два центнера, как у нормального взрослого самца гориллы, так что мне потребуется немного времени. И то, что присоединялось к этому блоку, – он указал на устройство, которым Афанасий все еще размахивал в воздухе.

   Адмирал и инженер подняли геолога и вынесли в коридор, затем Афанасий приволок из своей каюты полуразобранного дроида.

   - Нелогично. – заметила вслух Анастасия.

   - Что именно? – спросил Александр.

   - Сообщение. Утром получила, текст дурацкий: «Раз, два, три, четыре, пять, я иду искать!» В состоянии Аркаши вряд ли куда-то можно идти.

   - Настя, я тебе авторитетно, как офицер командиру заявляю, то есть докладываю: никто из нас в этом не замешан! – настойчиво сказал Афанасий. – По-моему, это даже до Альбертика уже дошло!

   - Тоже мне авторитет вытрезвителя! – вспылил Альберт, колдующий над электронной начинкой расчлененной и несчастной, если это в принципе возможно, машины. – Вы с Аркашей вчера так заливались, что я с каждым выпитым стаканом видел, как падает ваш Айкью. После того, как он пошел в минус, вы вполне могли сообразить на двоих идиотский план, который начали претворять в жизнь на синей волне энтузиазма, а сегодня ничего не помните.

   - Очень правдоподобно, – поддержал Альберта Александр.

   - Между прочим, фразочка из сообщения вполне в твоем стиле, Афоня! – снова покосилась Анастасия на Афанасия с подозрением.

   - Да все я помню, право дело! – устав от обвинений, недоумевающе пожал плечами Афанасий: дескать, думайте, что хотите.

   - Тогда объясни мне авторитетно, пожалуйста, куда после вечеринки отправилась Яна? – спросила Анастасия, и все уставились на инженера.

   - Яна?! – переспросил Афанасий потерянно.

***

   Полигон светился завораживающими радиационными сполохами, и стоящая на границе между ним и городом Таверна, сама расцвеченная праздничными огнями прожекторов, световых гирлянд, дождей и панно словно парила в воздухе, и крупные хлопья падающих снежинок усиливали это ощущение. Вокруг то и дело взлетали или садились авто и яхты посетителей, а на парковке перед входом даже стояли полдесятка аэросаней с голографическими имитаторами лошадиных и оленьих упряжек – сегодня Таверна пользовалась повышенным спросом у посетителей, в том числе у приступивших к исполнению ежегодной обязанности дедов морозов.

   Внутри было весело, я вам гарантирую это, немного скучал только Альберт, да основатели Таверны, сидящие за отдельным столиком на пятачке между наряженной елкой, подиумом стриптизерш и барной стойкой, изображали суровость и готовность взять и уегозить – держали марку перед гостями заведения. На них мало кто обращал внимание, потому что клубящийся в заведении контингент - офицеры, заезжие императоры, туристы из других вселенных, несколько разноцветных и разнополых мутантов с территории Полигона, вип-проститутки столицы и прочий разношерстый сброд – был стреляный, о Таверне наслышанный и ни на чем не заморачивался кроме того, что отрывался по полной.

   Для нашей бравой компании, стихийно собранной Афанасием под сводами Таверны по причине отсутствия у него годового отчета и просто потусить в последний вечер уходящего года, он же успел зарезервировать еще в конце ноября один из лучших столиков, поближе к столу основателей, наряженной елке, подиуму стриптизерш и барной стойке. Каждый завсегдатай, идущий от стойки, спешил рассказать у этого столика новый анекдот, каждый знакомый справиться о здоровье и поздравить с праздником, а любая неместная здесь собака нарывалась познакомиться, но все равно никто нихрена не понимал, потому что в калейдоскопе света и грохоте музыки ничего нельзя было разобрать. Поэтому Анастасия что-то рассказывала на ухо Александру, Афанасий с Аркадием, перекрикивая грохот, орали друг другу за очередное пари, и общаться со всеми приходилось опять же Альберту, поэтому все стриптизерши, выходящие заработать танцем тела купонов, начинали крутиться от него же и дальше в зал.

   Ближе к двенадцати один из основателей Таверны выстрелами из старого доброго Кольта в полки над барной стойкой дал понять бармену, что пора немного приглушить музыку – приближалось время курантов, шампанского и поздравительных тостов. В этот момент в Таверну вошла Снегурочка. Не заметить ее было невозможно, так как красота этой девушки с длиннющей косой и большущими синющими и наивными глазами, в сказочных шубке, сапожках и кокошнике ослепляла даже на фоне мелькающих постоянно бликов и вспышек светомузыки. По крайней мере, так она запомнилась Афанасию и Аркадию, за несколько минут до того, как они заключили на нее пари.

   От стола основателей к Снегурочке подскочил парень в тельняшке с женской туфелькой в руках:

   - Солнцеликая, это не Ваша? – с надеждой воскликнул он.

   - Ой, простите, нет! – растерялась девушка, мило покраснев.

   Афанасий с Аркадием в унисон запели серенаду, а Анастасия повернула к себе голову Александра и погрозила пальчиком. Альберт перестал скучать.

   Остальная публика сидела дальше от входа и как ни в чем не бывало клубилась дальше. Расслышав вопли Афанасия и Аркадия, Снегурочка смущенно помахала их столику ручкой.

   - Каким ветром занесло такое светлое существо в наше скромное заведение? – поинтересовался парень в тельняшке.

   - Потеряла своего Деда Мороза! – огорченно поведала девушка.

   - Любого! На выбор! – обвел рукой зал парень, а молодчина бармен моментально высветил прожекторами десяток одинаковых бородатых лиц в красных шапках. – Если не найдешь, все равно оставайся, потому как сюда сегодня обязан заглянуть каждый порядочный Дед Мороз – и твой найдется обязательно.

   - Я! Я буду сегодня твоим Дедом Морозом! – заорал Афанасий.

   - Это псих, зато веселый, - порекомендовал парень в тельняшке, - компания хорошая и безобидная, а если что, в обиду не дадут. Вон того с шрамом на лице я лично учил стрелять!

   Так Снегурочка попала за их стол. Конечно, в Таверну заходили и другие снегурочки, но по-настоящему искренней и волшебной казалась только эта. До боя курантов она почти ничего не успела рассказать о себе, потому что сначала стеснялась перекрикивать музыку, а потом написала на паштете горошком имя Яна, Афоня в ответ вывел там же на паштете яйцами свое имя, и после знакомства утащил красавицу танцевать, отбившись от посягательств Аркадия обещанием, что Яну заберет к себе тот, кто перепьет соперника…

   - Вот, как-то так! – выдохнул Афанасий, заканчивая рассказ. – А потом начался бой курантов, мы открыли шампанское, и дальше – вакуум, Звезда смерти… то есть, это уже другая история, а вечеринка закончилась на курантах.

   - Не считая приукрашенных тобою подробностей, соответствует моим воспоминаниям, они тоже заканчиваются на бое курантов, – подтвердил Александр.

   - С твоих слов, конечно, много бредового, но хотя я не пил, в отличие от вас, после полуночи тоже имеется провал в памяти, – согласился Альберт.

   - Итак, нас всех каким-то образом отключили в одно и то же время, в полночь, затем доставили на борт этого корабля, и всё как-то связано с девушкой по имени Яна, – подвела итог Анастасия. – Уверена, что Аркадий не добавит ничего нового.

   - В полночь он поднял с нами бокал, но уже едва стоял на ногах. Будете свидетелями, когда он придет в себя: в момент отключения он уже фактически вышел из игры, так что за мной техническая победа, – сказал Афанасий.

   - Помолчи, – отмахнулась Анастасия, как от назойливой мухи. – Альберт, ты еще не закончил?

   - Минут пятнадцать, у этого питекантропа сильный иммунитет, он замедляет работу нанитов, – ответил технократ.

   - Саша, что с боеприпасом?

   - Две обоймы.

   - Будем надеяться, не пригодится. Альберт, остаешься с Аркадием, а мы прогуляемся до мостика за остальными частями шарады, – приказала Анастасия. – Линейка – не уник, тут прятаться особо негде.

   Выражение физиономии Афанасия красноречиво утверждало, что уж он-то знает парочку укромных мест, но с языка его не сорвалось ни слова, потому что настроение у командира было нешуточное. Планировка линейного крейсера оказалась самая что ни на есть стандартная, и через пять минут отряд без каких-либо приключений достиг рубки.

   Вопреки ожиданиям, по команде Анастасии створки двери на мостик открылись. На мостике их ожидали Дед Мороз, Снегурочка Яна и настоящий олень с развесистыми рогами. Да, именно в таком порядке.

   - Привет! – скрашивая неловкую паузу, помахала ладошкой и приветливо заулыбалась Яна. – Знакомьтесь, это – мой дедушка, Мороз Иваныч, и олень Отелло.

   - Яночка! – воссиял Афанасий, расплывшись в улыбке до ушей.

   - Смирно! – стальным голосом осадила командир при виде Снегурочки забывшего все на свете инженера. – Кто вы такие, и что происходит?

   - Что-то мне этот олень не нравится, - процедил сквозь зубы адмирал, положа руку на кобуру.

   - Ребята, ну что вы, в самом деле, такие ершистые! – с легкой обидой воскликнула Яна, как будто все по-прежнему находятся в Таверне, а Мороз Иваныч с оленем только что вошли в дверь и тоже просятся к столику офицеров.

   - Дорогие мои! – торжественно завел речь Мороз Иваныч тоном артиста, принесшего детям подарки под елку. - Ради мира и понимания между нами давайте сразу проясним один маленький момент, который может быть архиважен для всеобщего благоденствия…

   - Мой пистолет заряжен, и рассказывать стишки я не склонен, дедуля, – произнес адмирал ледяным голосом, от которого на бороде Мороза Иваныча прибавилось сосулек.

   - Ближе к делу! – коротко перевела командир смысл адмиральского ультиматума таким же тоном.

   Знаете, супружеские пары умеют иногда говорить одним языком, так что и не поймешь сразу, кто за кого сказал.

   - Мы не отсюда. Не такие, как вы, – выдал многозначительно дед.

   - Из колонии, что ли? Или засланные, Легор сохрани, из Икариама?! – глаза Анастасии зажглись дьявольским огнем, не сулящим доброй участи легкомысленной компании.

   - В колониях давно только дроиды водятся. Это какой-то бродячий цирк, или вообще дроиды и есть, только высокотехнологичные, – предположил Александр, – олень-то уж точно ненастоящий!

   - Ну что мы, действительно, в самом деле?! – подал голос Афанасий, беспомощно переводя взгляд то на офицеров, то на выходцев из сказки. – Должно быть какое-то приемлемое объяснение этой дикой ситуации! Если это розыгрыш, то он чересчур затянулся даже для меня. Надо, чтобы кто-то спокойно всё объяснил. Яна, скажи ты, что все это значит?

   Офицеры выжидающе притихли.

   - Дедушка хотел сказать, что мы – представители иной цивилизации (15). Даже не из Икариама, и не из другой известной вам вселенной. Как вам объяснить понятнее? – помрачнев, торопливо выпалила Яна, и весь ее вид говорил, что она очень хочет, чтобы ей поверили, но чувствует, что выходит как-то неуклюже и неубедительно.

   - Чужие, что ли? – недоверчиво спросила Анастасия, взглянув по очереди на Александра и на Афанасия: дескать, что еще можно сказать на такую ерунду?!

   - Да нет же, свои мы, родненькие! – горячо заверил Дед Мороз.

   - Почему в такой форме? – отрывисто спросил Александр в прежнем тоне.

   - Мы на подлете первую форму, какую увидели, в такую и принялись.

   - А оленя зачем привели?

   - Так он был в упряжке, какую мы увидели!

   - Нашим традициям более свойственна тройка лошадей. Если вы хотели сойти за своих, как могли допустить такую промашку? – Александр сверлил деда взглядом сыщика, неопровержимыми доводами выведшего злодея на чистую воду.

   Яна чуть не со слезами на глазах смотрела на деда, а Мороз Иваныч лишь развел руками, не находя, чем крыть.

   - Уфф! И как Ассамблея межвидовой ассимиляции доверяет вам первый контакт?! – утомленно вздохнул олень, осуждающе покачав рогами, – послушайте, я схожу отлить, пока вы тут знакомитесь, а?

   Олень обошел офицеров, задел рогами дверную раму, чертыхнулся, проворчал что-то про низкие потолки на примитивных летающих корытах, и чинной походкой скрылся в глубине коридора.

   - Дедушка, я же говорила, что эти рога не к месту, – полушепотом обратилась Яна к Морозу Иванычу, – Это отличие больше всего бросается в глаза между их видами прямоходящих и четвероногих.

   - Яночка, ты еще мало знаешь о культуре и моральных принципах человеческой цивилизации: среди прямоходящих тоже немало рогатых, поэтому олень взял себе имя Отелло, – таким же полушепотом наставительно ответил дед.

   - Сто рабов мне в рот и колоник в ж!.. (16)  – брякнул громко Афанасий, и запнулся на полуслове, потому что локоток быстрореагирующей Анастасии впился в бок.

   - Соберись! – велела Анастасия, покосившись на Мороза Иваныча и Яну с видом, который выдавал полное ее командирское замешательство. – Это же первый контакт, черт возьми! – затем обратилась к внезапным представителям иного разума, - эмм… этот, с рогами… Отелло! Он – настоящий?

   - Вы в прямом или переносном смысле, строжайшая наша? – любезно переспросил Мороз Иваныч.

   - В любом. То есть, он действительно олень? – уточнила Анастасия.

   - Отелло, в личностном смысле, тот еще олень – и Вы сами будете иметь сомнительное удовольствие в этом убедиться, родненькая, – пообещал Мороз Иваныч, - но биологически он, разумеется, стоит на несколько эволюционных ступенек, а то и этажей выше. Хотя порой, когда он становится особо несносен, мне кажется, что эволюция в его лице, то бишь морде, обратилась вспять.

   - А вы сами? – немного придя в себя, Анастасия задалась целью получить ответы на свои вопросы.

   - Мы – не олени, – добро улыбнулся Мороз Иваныч. – Биологически одного с вами вида, но развивались параллельно, если объяснять по-простому, и ушли дальше по ментальному развитию. И да, мы с Яной всамделишные родственники, – Мороз Иваныч взмахнул ладонью и миролюбиво протянул Анастасии мандаринку.

   - Спасибо, - Анастасия осторожно приняла угощение, но есть не стала, а продолжила, - Зачем вы похитили нас из Таверны?

   - Желаете восстановить картину событий? – снова улыбнулся дед. – Существует организация, Ассамблея межвидовой ассимиляции, ее уже упомянул Отелло. Назначение организации явствует из ее названия, и наша миссия – отобрать представителей для ознакомления. Мы прибыли на орбиту Главки, замаскировались под первую попавшуюся группу разумных, и пока Яна выбирала представителей, то есть вас, мы с Отелло готовили транспортировку. Ныне мы летим на ближайшую базу Ассамблеи. Как видите, все банально просто.

   - Чушь какая-то! – вырвалось у Александра, внутри которого до сих пор шла борьба мнений «верю-не-верю», – Настя, Афоня! Здесь творится какой-то сказочный балаган, несусветная бутафория.

   В коридоре послышалась медленная тяжелая поступь, и в рубку ввалился Альберт, волоча на себе еле переставляющего ноги Аркадия.

   - Яночка! – растянулась физиономия геолога в идиотской улыбке.

   - Привет, Аркаша! – просияла совсем было приунывшая Снегурочка.

   - Афоня, ты – монстр! – с неприкрытой завистью сообщил технолог, – при совершенно одинаковых значениях переменных формула твоего организма оказалась значительно устойчивее, чем у этой пропитанной дейтерием груды ценного имперского мяса! Командир, мои наниты издохли, совершая беспримерный подвиг, но к Аркаше уже возвращается связность речи, – доложил он Анастасии, переводя дыхание, и тут же спросил, указав на Мороза Иваныча, - это всё устроил Дед Мороз, который стоит рядом с Яной?

   - Да. Не поверишь – это инопланетяне, – изложила Анастасия короткую версию событий.

   - Это само собой напрашивается! – кивнул согласно Альберт, тыкая пальцем болтающуюся как у китайского болванчика улыбающуюся голову Аркаши. - Сказочный прикид, кокошник, борода из ваты. Ты подарки нам принес? Еще какие: вчера бухали вместе, а сегодня – инопланетяне. Черта с два пойду еще с вами в Таверну, в следующий раз это закончится пикником в центре Полигона или прогулкой по черной дыре. Кстати, куда мы все-таки летим?

   - Альберт, в это трудно поверить, но мы летим на базу некой Ассамблеи межвидовой ассимиляции, – попытался растолковать Афанасий. – Они биологически такие же, потому что мы ответвления одного вида, но развивались отдельно.

   - Полная хрень! На хромосомы организма постоянно оказывают влияние условия внешней среды, а двух абсолютно одинаковых сред не бывает, ну вы понимаете – интенсивность ультрафиолета, продолжительность светового дня, токсичность, экологический фактор, пищевой рацион в конце концов - так что чушь о биологической идентичности я даже не буду слушать.

   - Профессор… я линкуя не понял! – прорезался голос его временно подопытного.

   - Мои глаза утверждают, что перед нами два ряженых человека, а разум упорно твердит, что вы уже достали меня своими шуточками, и пора домой. Неплохо бы еще поесть, вы не представляете, что моя горничная умеет творить с колбасой и яйцами! - мечтательно вздохнув, закончил Альберт.

   Мороз Иваныч сделал шаг вперед и с прежней своей радушной улыбкой протянул к Альберту ладонь, на которой материализовалась мандаринка.

   - Она пластмассовая! – капризно надулся Альберт, ощупывая и разглядывая фрукт.

   - Горничная твоя пластмассовая! – вскипел Афоня.

   - И верно, пластмассовая! – поддержала Анастасия то ли Альберта, то ли Афоню, с негодованием переводя взгляд со своей мандаринки на Мороза Иваныча.

   - Свет мой, деточка, а что ты хотела? – как ни в чем не бывало, еще шире заулыбался дед. – Нешто, в трюме линейки места полным-полно, чтобы вагонами натурпродукт запихивать? А боевой припас куда прикажешь складывать?! И потом, под елочкой в вашей Таверне натурального только жменю хвои можно было отыскать. Вот, все пальцы исколол! – Мороз Иваныч в поисках сочувствия выставил напоказ пальцы с вымазанными смолой ногтями, из-под которых еще торчали хвоинки.

   Альберт брезгливо отбросил дареный мандарин, будто без микроскопа узрел на пластике штамм оспы.

   - С меня хватит шутовских фокусов! – вышел из себя Александр, до сих пор безмолвно наблюдавший перепалку. – Альберт полностью подтверждает мою позицию: нас пытаются ввести в заблуждение с непонятной целью, как бы это ни выглядело. Похоже на массовый гипноз и дешевое жонглирование мандаринами!

  - Легор с ними, с мандаринами, но как ты объяснишь Отелло? – возразил Афанасий.

   - Галлюцинация этот Отелло!

   - Кто такой Отелло? Здесь уже и придушили кого-то? – навострил уши Альберт.

   - Отелло – это я, прошу любить и жаловать! – раздался голос из коридора, и принадлежал он, конечно же, оленю. – Расступитесь, прошу вас, пропустите нематериальное тело… столпились, как на брифинге! – недовольно ворча, олень продрался на мостик, развевая зацепившимся за рог рулоном туалетной бумаги, и взгромоздился на капитанское кресло, – коллега, Вы даже не догадываетесь, как правы по поводу галлюцинации! Кстати, простите, я не успел сообщить в ходе первой беседы, что тоже имею чин адмирала. Так вот, с галлюцинацией Вы попали прямо в дюзу: это ненастоящая моя форма, она принята мною в целях соблюдения легенды. Вы не представляете, какая она неудобная! Я не поместился целиком в уборную, жутко стеснялся и вздрагивал от каждого шороха в коридоре…

   - Вздор! Мы все были на мостике, тебя никто не видел, – вклинился в монолог оленя Мороз Иваныч.

   - Меня видели дроиды! – вскричал Отелло и накинулся на ближайшего из тихо и неприметно порхающих по рубке роботов, - эй, дроид! Да-да, именно ты, который хихикал только что! Ну-ка, катись сюда, побрякушка!

   Повинуясь приказу, машина приблизилась к оленю.

   - Видеозапись из санотсека за последние десять минут стерта, как я приказал?

   - Дроиду не известно.

   Олень бесцеремонно постучал копытом по гулкому металлу дроидовского черепа.

   - Есть кто дома?! Я слышал, как вы булькали толпой за поворотом коридора! Спрашиваю последний раз: постыдные улики моей беспомощности и позора из базы данных стерли?

   - Дроиду не известно! – более тонким и как будто раздраженным голосом проскрипела машина, очевидно, из-за какого-то легкого повреждения.

   - Видели, да?! – повернулся олень к притихшим зрителям, – ну что тут скажешь?! – Отелло поник и театрально отмахнулся передними копытами, словно кто-то уже пытается его успокоить, а он, такой несчастный, отказывается.

   - Вы чего мне отсыпали?! – сиплым, близким к панике голосом прошипел Альберт.

   - Перекодировать бы дроидов надобно, – деловито заметил Мороз Иваныч, проигнорировав возглас технократа, – переориентировать, так сказать, приоритеты, не то смущать всех будут – они такие.

   - Я сейчас с ума сойду! – рявкнул Александр, выхватил пистолет и направил его на Отелло.

   Яна вскрикнула и упала в обморок. Афанасий подхватил девушку в падении, Мороз Иваныч вздел руки вверх, Анастасия побледнела, но с достойным командира спокойствием произнесла:

   - Стой, адмирал! Никакой стрельбы без моего приказа!

   - Чо уж там, пусть пуляет! – озорно подначил Отелло, не сдвинувшись с места.

   - Я не знаю, кто вы, откуда и какие у вас троих цели, но я не позволю манипулировать имперскими офицерами! – загремел адмирал. – Либо прямо сейчас вы начинаете выполнять приказы нашего командира, либо я начинаю их нарушать, и тогда поверьте, мы все об этом пожалеем!

   Анастасия встретилась взглядом с Александром, и в ее глазах он прочитал согласие со своим требованием. В конце концов, надо было как-то выходить из этой сумасшедшей ситуации.

   - Послушайте, пристрелите дроида! – воодушевленно предложил Отелло.

   Александр злобно сверкнул глазами и выстрелил в ближайшую машину. От грохота пятидесятого калибра всем заложило уши, но, к удивлению офицеров, дроида не отшвырнуло к переборке: раскаленная пуля, дрожа, зависла в пяти сантиметрах от оптических линз дроида, собравшихся в кучу, в попытке сфокусироваться на застывшем девятнадцатиграммовом снаряде. Оцепенев на секунду, дроид пошатнулся и свалился навзничь.

   - Еще один обморок! – констатировал Отелло. – Это боевой корабль, или женский монастырь?

   - Ты сам выбирал команду, а теперь жалуешься, – упрекнул Мороз Иваныч, размахивая платком над лицом лежащей на руках Афанасия Яны.

   Александр перевел взгляд на оленя.

   - Да-да, и так отныне на этом корабле будет с каждым выстрелом из Вашей пушки, коллега, – ответил Отелло на немой вопрос адмирала. – Соберитесь, это же первый контакт, как уже догадалась Ваша милейшая спутница и командир! Заметьте, ее поступки более обдуманны и уравновешенны в сравнение с Вашими. Интересно, адмирал, Вы при каждом первом контакте размахиваете оружием и сыплете угрозами?

   Александр вернул пистолет в кобуру, поиграл скулами и ответил сквозь зубы:

   - Я действую в соответствие с законами и инструкциями флота Его Императорского Величества.

   - Наконец-то! Наконец-то я нашел стального человека, даже в патовой ситуации соблюдающего положения всех семидесяти семи томов общего свода флотских законов и предписаний Империи! – обрадовался Отелло. – Ну-с, голубчик, что там написано в последнем пункте?

   Адмирал гордо поднял голову и выдавил сквозь зубы:

   - Цитирую: «Положения изложенных законов и предписаний равно обязательны к исполнению каждым служащим флота Империи, независимо от чина, ранга и должности».

   - Смотри, читал! – восхищенно глянул на Мороза Иваныча Отелло: дескать, во дает! – А предпоследний?

   Александр хмуро сдвинул брови.

   - Хо-хо-хо! Я же знал, что невозможно прочесть их все! – обрадовался олень. – Дроид! Да-да, ты… да что вы все шарахаетесь от меня?! Вывести на экран предпоследний пункт флотского свода законов и предписаний. Читайте вслух, адмирал!

   - Каждый флотский офицер обязан слушать оленей - истинных кормчих, путь указующих верно флоту Его Императорского Величества, – прочитал вспыхнувшую надпись Александр, побагровел и сжал кулаки.

   - Что? Чересчур? – виновато сконфузился Отелло, извернулся в кресле и про себя перечитал текст с экрана. – Да ладно, перегнул малость, чо уж там… – олень примирительно улыбнулся во всю пасть, повергнув офицеров в окончательный шок, – ну все равно, теперь ведь совсем понятно, что я инопланетянин, или как вы там нас называете, не?!

   Повисла пауза. Галантно улыбающийся олень застыл в выжидательной позе, будто его только что парализовало, Мороз Иваныч уже деловито возился у приборной консоли рубки, мало обращая внимание на происходящее за спиной, а офицеры пытались привести мысли в порядок.

   - Он не спит, часом? – спросил приглушенно Альберт Анастасию.

   - Нет, я жду! – сквозь улыбку, не разжимая зубов, одним языком проговорил Отелло.

   - Вы определенно иной. Трудно не обратить внимание, что Вы даже от своих товарищей заметно отличаетесь, – заговорила Анастасия. – Совершенно ясно, что необходимо прийти к одному устраивающему всех нас решению. Вы должны понять нашу неоднозначную реакцию: к такой встрече невозможно подготовиться заранее. Во избежание дальнейших конфликтов, предлагаю перейти к спокойным переговорам и обсуждению деталей наших ближайших совместных действий.

   - Блестящая речь! Настоящий руководитель и лидер команды! Теперь, после всего случившегося между нами, мы смело можем перейти на «ты», очаровательная моя, – Отелло слез с кресла и обернулся к деду: - Иваныч, все сделано, займись тут. Я в кубрике видел диски красивые, дроиды говорят, на них можно фильмы смотреть – это картинки такие движущиеся со звуком. Представляешь, это же безопасно! Пойду, посмотрю безопасного кинца. Зови, если чо... А в нашей-то киноиндустрии как накрутят спецэффектов, так если вакуум – наизнанку выворачивает, если бомбануло – так кишки по кустам, если ноздрю порвало – так на полбашки! 10Дэ, из крайности в крайность, – бормоча под нос, Отелло покинул рубку, но из коридора еще послышался его возглас: - Яна, хватит притворяться, у мальчика скоро отвалятся руки!

   - Иди, иди, кудесник! – беззлобно бросил вслед оленю дед. - Давайте присядем, ребятушки, путь неблизкий, вот и поболтать успеем. Яночка, тебе полегчало?

   - Да, дедушка. Афоня, спасибо, ты такой благородный и заботливый! – Снегурочка чмокнула инженера в щеку, и тот лишился языка. – Лучше отпусти меня, а то наш олень вечно что-то накаркает.

   - Я все слышу! – донесся издалека крик.

   Афанасий нехотя последовал совету и присоединился к устроившимся в креслах офицерам, потирая затекшие мышцы.

   - Мороз Иваныч, сказать, что мы сбиты с толку – значит, ничего не сказать, – начала Анастасия, – у меня столько вопросов.

   Из глубин крейсера послышалось отдаленное ржание.

   - Давай по порядку, голубушка. Говорю же, времени у нас немеряно, – подбодрил дед.

   - С этого и начнем: что, расстояние до базы Ассамблеи не рассчитано точно, если Вы так смутно объясняете?

   - Оно, конечно, рассчитано, да только ход времени, так сказать, у нас разный, – сказал Мороз Иваныч и покосился на дверь, так как ржание раздалось снова, причем гораздо ближе.

   Анастасия собралась было уточнить, что имеет в виду дед, но в рубку вошел конь. Натуральный конь, сивый, только вместо попоны на нем болталась оленья шкура, поразительно напоминающая по окрасу шкуру Отелло, причем непонятно было, закреплена ли она, или естественным образом растет на спине коня. Конь играючи шагал на задних ногах, а передними зажимал в одной подмышке ноутбук с треснутой крышкой, а в другой подставку с видеодисками.

   - Смотреть фильмы одному скучно! – заявил конь больно знакомым голосом, - я уже прокрутил два, так даже поржать не с кем.

   - Это же мой ноут! – спохватился Альберт, узнав марку и расцветку компьютера.

   - Отелло, верни ученому компьютер, будь же человеком! – нетерпеливо потребовал Мороз Иваныч – видимо, заканчивалось терпение даже у него.

   - Иваныч, ты как отмочишь аллегорию, так хоть стой, хоть падай! – последовал довольный ответ. - И я уже не Отелло, а Кабриолет.

   - Почему? – спросила Яна, непонимающе хлопая глазами на преобразившегося представителя высшего разума.

   - Дык эти же придрались к фольклорному несоответствию, - конь махнул гривой в сторону офицеров, - так я запустил редизайн (17). Шкуру оленью, правда, жалко стало, в ней спине и заду теплее. Чай не лето! А ноут мой, он мне по заслугам дареный, прямо с неба и свалился вчера! – конь скривился и почесал голову между ушами, видимо, именно там, куда свалился альбертов ноут.

   Все кресла были заняты, и Кабриолет, недолго думая, растянулся сидя у боковой приборной консоли, водрузил компьютер на брюхо, вставил диск и запустил на десятикратной скорости. Через секунду он уже дико ржал и исступленно бил копытом по полу, сотрясая оборудование, мебель и переборки мостика. Все остальные лишь молча переглядывались, а Аркадий и вовсе отсутствующе пялился в переносицу Мороза Иваныча. Похоже, перед смертью наниты успели отомстить.

   - Хм, не задался разговор двух цивилизаций! – иронично произнес Афанасий, умудрившись попасть в короткий промежуток между двумя взрывами конского смеха.

   - Да всё будет нормально, ну чо вы скуксились! – поставив фильм на паузу, пообещал Кабриолет. – Приветственная речь, собеседование, пара тестов – и айда по домам, у всех своих дел по горло. Тыщу раз такое делали, и каждый раз одно и то же: ой, кто это, ой, куда вы нас тащите, ой, а это не больно? Тьфу! – Кабриолет скривился, вытер подгрудок копытом и выдал рацуху: - давайте, фильмец посмотрим. «Чародеи» называется, я уже второй раз смотрю, поржем вместе.

   - Я правильно понял, что над нами будут ставить опыты?! – упавшим голосом обратился умоляюще Альберт к Анастасии, словно командир могла при желании прямо в сию минуту взять, щелкнуть маникюром - и враз спасти команду, в первую очередь технократа.

   Кабриолет опустил глаза и удрученно хлопнул себя копытом по лбу. Крейсер дернулся, и двигатели с натужным воем стихли.

   - Корабли неизвестного происхождения без предупреждения атакуют экспедиционный флот! – разнеслось по крейсеру тревожное оповещение бортового компьютера.

   Все, за исключением Кабриолета и Аркадия, вскочили с мест и уставились на экран, а Александр и Мороз Иваныч одновременно очутились у дроида-штурмана.

   - Флот чужих, линейка и пять тяжей, командир! – доложил Александр, – боевой прогноз: дроиды угробят нас на третьем залпе.

   - Это не те дроиды! – заверил адмирала Мороз Иваныч.

   Корабли обменялись шквалом огня, и палуба заплясала под ногами.

   - Падение мощности щита на сорок процентов, – сообщил бортовой компьютер.

   - Все дроиды на одно лицо! – огрызнулся адмирал и быстро взял инициативу в свои руки: - дроид, адмирал на мостике, смещение на семьдесят градусов вправо и вверх! – бортовой центр принял команду к исполнению, и корабли на экране послушно развернулись боком и съехали немного вниз.

   - Что Вы делаете? – спросил Мороз Иваныч.

   - Выигрываю время до следующего залпа, – ответил Александр.

   Корабли противника быстро перестраивались. Кабриолет не к месту заржал над новым фильмом, и все заметили, как Александр непроизвольно потянулся к кобуре. Яна приникла к Афанасию.

   - Сорок градусов вниз и тридцать влево! – приказал Александр, и кораблики на экране снова начали крутиться.

   - Почему Вы ничего не предпринимаете, Мороз Иваныч? – взволнованно спросила Анастасия, – танцев надолго не хватит, сейчас будет второй залп!

   - Не имею полномочий, эмоциональная моя, – пожал плечами дед.

   - Разве Вы не командир? – удивилась Анастасия.

   - Когда я такое говорил? – удивился в ответ Мороз Иваныч.

   - Кто же?.. – Анастасия осеклась и перевела взгляд на Кабриолета.

   - Да, он, – подтвердил дед. – Какие будут распоряжения, Кабриолет?

   - Разберись сам, ничего серьезного ведь, – отмахнулся конь, вперившись в экран ноутбука.

   - Афоня, Альберт – щиты и регенерация! – с азартной злостью скомандовала Анастасия.

   Инженер и технократ бросились к приборным консолям.

   - Держитесь все! – крикнул Александр.

   Корабль сильно тряхнуло – залп догнал танцующий, как блоха на сковороде, крейсер. Все сбились с ног, под испуганный визг Яны с потолка отвалился кусок вентиляционной решетки и одним краем накрыл Кабриолета.

   - Алярм! В нас стреляют! – завопил Кабриолет, выскочив из-под обломков к пульту управления, – адмирал, какое у нас положение?!

   - Я выиграл время на восстановление щитов, выдержим еще один-два залпа, до огня три минуты, дроиды сбили два вражеских тяжа, – скороговоркой выпалил Александр, возвращая в кресло вывалившегося дроида-штурмана.

   - А я, кажется, снизил щит на десять процентов, – виновато сообщил Мороз Иваныч, – такая запутанная технология, знаете ли…

   - Вон от пульта! Адмирал, направление на четыре часа, дрейф на десяти процентах скорости! Дроид, прямой канал связи с противником! – рявкнул Кабриолет и тут же панически завопил в микрофон. – Эй, стойте! Мы случайно! Вы что, не узнаете меня?!

   Вражеские корабли застыли напротив побитого линейного крейсера, с борта которого вещало непонятное существо. Тем временем, линейку медленно несло мимо их фронта дрейфом.

   - Мы же братья! Да, младшим в семье всегда не везет, но наши узы никто не отменял! Мы верим в одного бога! Что он нам говорит? Бей, круши, убивай! Да, именно так, я только вчера обсуждал с ним эту тему! Но бог войны требует жертв, и мы их не боимся, пусть прямо сейчас умрет один из нас… - Кабриолет что-то нажал, и из сенсорного колодца в корпусе наружу медленно выплыл дроид, нелепо вращая колесиками и полотером, отдалился от корпуса на пять метров и повис на вытяжном шланге напротив смотрового экрана, обреченно вылупив оптические линзы, - …во искупление недопонимания между нами!

   - Два отсека изолировано, разрушение энергетических контуров остановлено, щит восстановился до семидесяти процентов, – шепотом доложил Афанасий о своих с Альбертом достижениях.

   - И во имя кровавого и беспощадного бога войны мы разорвем жертву на куски, нам кусок, и вам кусок! - продолжал нести бред Кабриолет, дроид остался висеть на шланге, а полотер медленно полетел в сторону вражеского флота, - и поведем вас на мирные колонии, где можно грабить и убивать доверчивых дефендеров! Я сейчас буду рыдать, вот уже плачу от счастья, братья, простите, не смотрите на это. Дроид, отключить канал… - Крупные конские слезы текли по лошадиной морде.

   - Это все, что ты можешь сделать, комедиант? – поинтересовалась Анастасия, едва связь отключилась. – Странно, что они не стреляют.

   - Я могу трансформироваться в герметичную упаковку сухпайка и продержаться в вакууме недели две. Думаешь, пора начинать трансформацию?

   - Надеетесь, то есть надеешься, что за тобой пришлют спасательный флот? – презрительно скривился Альберт.

   - Нет, конечно! Но переработчики появятся обязательно, так что шанс выжить – тридцать процентов, а то и семьдесят, смотря из какой вселенной пришлют, - не моргнув глазом, справедливо рассудил Кабриолет (18).

   Новый всплеск огня и удар по кораблю возвестили, что передышка закончилась.

   - Щита нет, повреждение брони десять процентов, – сообщил бортовой компьютер.

   - Еще один залп, и нас разнесут в клочья! – забеспокоился открыто Александр, и решительно велел Анастасии, нарушая субординацию, - марш в спасательный модуль!

   - Адмирал, без паники, скорость на сто по направлению дрейфа! – скомандовал Кабриолет.

   Крейсер начал набор скорости, и вдруг вокруг него появилось свечение, а вражеские корабли скрылись из виду.

   - Они что, не преследуют нас? – удивилась Анастасия.

   - Скорость корабля двести процентов. При прыжке экспедиционный флот попал в поток звездного ветра, из-за чего прыжок ускорился, и экспедиция возвращается несколько раньше, – рапортовал бортовой компьютер.

   Корабль стремительно уносился вперед, и всем стало ясно, что благодаря невесть откуда взявшемуся потоку угроза осталась далеко позади.

   - Я бы еще добавил: эта часть вселенной, наверно, еще не исследована (20)! – мечтательно предложил Мороз Иваныч.

   - Очень свежо и оригинально, – одобрил Александр, слегка усмехнувшись.

   - Кабриолет, ты ведь знал, что здесь проходит поток какого-то космического излучения, которое помогает разогнать корабль в нужном направлении! – догадавшись, накинулась на коня Анастасия.

   - Дроиду не известно! – выпятив нижнюю губу, ответил Кабриолет, следя за возвращением в сенсорный колодец дроида-уборщика, затем нехотя добавил: - ну, мы прыгнули на гипере в джет блазара, тут есть один недалеко. Можете наслаждаться прекрасным видом из окна, не каждый день выдается случай оседлать плазменный поток. Главное, вовремя спрыгнуть. И я еще немного усовершенствовал гипер этого корыта, пока мы торчали на орбите Главки, но совершенно запамятовал об этом, представляете?! Кстати, мысль о сухпайке не зря навестила мою светлую голову: пора на камбуз, у меня разыгрался просто зверский аппетит! – Кабриолет довольно заржал очередной удачно подобранной идиоме и отправился в корабельную столовую.

   - Не завалялась ли у кого-нибудь случайно капля никотина? – спросила Анастасия у спутников. – Очень надо.

   - Я могу синтезировать ради такого случая, командир, это же всего лишь эс-три-скобка-один-метил–два-пирролидинил-скобка-пиридин. Дайте только газовую горелку, чуть спирта, азота и несколько минут, – с готовностью отозвался Альберт.

   - Тю! Аркаша может надышать две-три колбы концентрированной смеси, а то и больше, – поддержал идею Афанасий, - а горелку я у любого дроида откручу.

   - Кабриолет хороший, зря вы так! – встала на защиту коня Яна, – вы же его совсем еще не знаете!

   - Нам повезло, я уверена, – не поддалась Анастасия.

   - Тем не менее, именно его усовершенствование гипера и маневр отхода к плазменному потоку решили исход боя. Мне почему-то кажется, что в действительности Кабриолет держал под контролем весь ход стычки, хотя и в своей дурацкой, на мой взгляд, манере, – задумчиво высказался Александр.

   - Вот такие вы, мужчины: сначала убить друг друга готовы, а как в драке спиной к спине постоите, так уже друзья не-разлей-вода! – Анастасия улыбнулась и потрепала Александра по вихру.

   - Кабриолет – хороший! – настойчиво повторила Яна. – И правда, у него все под контролем, он ведь тоже адмирал. Да еще какой! Дедушка, ты ведь знаешь, скажи!

   - Еще бы, Яночка, – закивал дед. – Уж кто-кто! Спрашивайте, мил человеки, я вам про Кабриолета все расскажу, и все между нами останется.

   - Гы! – хихикнула Яна непонятно отчего.

   - Рассказывайте. Надо пользоваться случаем, пока появилась тема, и не случилось снова чего-то из ряда вон выходящего, – заинтересовался Афанасий, да и остальные не имели ничего против хоть какой-то новой информации о тех, с кем их так неожиданно связала судьба.

   Как оказалось, за плечами Кабриолета – по ходу рассказа выяснилось, что настоящего имени Кабриолета дед и сам не знает – крылась интригующая история космического адмирала, стоявшего когда-то во главе объединенного военного флота Ассамблеи. Цивилизации, поставившие своей целью распад Ассамблеи, объединились в две огромные коалиции, но флот под командованием Кабриолета измотал их непредсказуемыми маневрами, а затем выиграл генеральное сражение. Изюминка истории крылась в том, что генеральное сражение было выиграно не столько в ходе боевых действий, сколько по результатам дипломатических переговоров, которые тоже вел Кабриолет. Дипломатические переговоры начались с обсуждения условий капитуляции Ассамблеи, но после тринадцати часов дебатов с Кабриолетом главнокомандующий одной из вражеских коалиций застрелился без определенных причин. В результате самоубийства главнокомандующего коалиция аннулировала союз с второй коалицией, а затем распалась на мелкие галактические флоты, ни один из которых не представлял серьезной угрозы для флота Ассамблеи. Проникшись таким ошеломительным разворотом событий, вторая коалиция не рискнула продолжать открытые боевые действия и согласилась заключить с Ассамблеей временный договор о ненападение на неограниченный срок.

   За свои заслуги Кабриолет Верховным советом разумных видов Большой Вселенной был награжден высшим просвещением и занялся курированием развивающихся видов. Он мог маскироваться под любое живое существо и под некоторые неодушевленные предметы, существовать одновременно в нескольких измерениях и лицах, и даже менять ход внутреннего времени.

   - Что означает «внутреннего времени»? – переспросил Альберт, будто все остальное ему было не в новинку.

   - Как бы извлекать себя, а при необходимости часть окружающего мира, из общего временного потока. Капсулироваться, то бишь, и внутри капсулы менять скорость течения времени. Вы что, еще не исследовали данную проблематику на примере хотя бы тараканов или тихоходок?! - недоумевающе воззрился на технократа Мороз Иваныч.

   - Теперь мы знаем, что данная проблематика существует, и непременно всё исследуем, – убежденно гарантировал Альберт. – Правда, тараканов найти в наши дни уже само по себе стало проблематикой, но это наименее сложный пункт в открывающейся сфере деятельности.

   - Вообще не проблема! Тараканов всегда можно позаимствовать у Кабриолета, он их разводит в исследовательских целях, я попрошу, он не откажет, - обрадовалась Яна возможности помочь человеческой цивилизации.

   - От имени всего человечества готова выразить искреннюю благодарность! – саркастически произнесла Анастасия.

   Зашевелился Аркадий, он огляделся вокруг и принялся массажировать виски.

   - Башка разрывается… Это что, корабль? Мне так хреново, или здесь случилось стихийное бедствие? – спросил геолог, подразумевая легкий бардак, воцарившийся в рубке после боя с чужими.

   - Эй, с возвращением! – приветствовал друга Афанасий. – Настоящее стихийное бедствие сейчас лопает в столовке, а здесь дроиды приберутся в два счета, как только устранят неполадки в других отсеках.

   - Стихийным бедствием меня еще никто не называл! – отдал должное оригинальности инженера Кабриолет, входя на мостик. – Что мы здесь имеем, новый источник заезженных вопросов и опостылевших недоразумений?

   - Говорящий конь! – опешил Аркадий, вылупив глаза.

   - Давай сэкономим время и сразу оговоримся: ты – недоразвитый вид полуразумных, а я – высшее существо, меняющее подгузники твоей цивилизации, и именно я здесь командую, – Кабриолет широко расставил задние ноги и выгнулся к пульту управления, изучая показания приборов. - Да-да, Иваныч, я все слышал, как ты мне кости перемывал и обнажал все мои секреты! А таракашек моих я никому не отдам, Яночка, я – жмот!

   - Кабриолетик, не будь букой! – погладила Яна коня по холке.

   - Мне кто-то что-то объяснит?! – испуганно пробормотал Аркадий, видимо, начиная сомневаться в своем добром здравии.

   - Аркаша, это все – пыль, самое интересное ты пропустил, – успокоил друга Афанасий. – Кстати, ты проиграл последнее пари, так что не вздумай больше пялиться на Яночку! Ну, ты понимаешь, о чем я.

   - О чем это ты, Афонечка? – навострила уши Снегурочка.

   - Легор всемогущий! Ничего, что здесь судьба человечества решается, Афоня?! – напомнила Анастасия.

   - Кстати, да! – вмешался Кабриолет, с торжественной миной на морде повернувшись от пульта управления, – мы прибыли!

   - Блин, да в чем дело-то? – прорезался в воцарившейся тишине возглас Аркадия, но через секунду всем стало не до него.

   У всех тут же появились срочные дела, и линейный крейсер мгновенно превратился в дурдом:

   - Где мой мешок с подарками?! – вытаращился Мороз Иваныч на Кабриолета и выбежал из рубки – видимо, обыскивать крейсер.

   - Настя, ты мою косметичку в каюте оставила? – кинулась Яна к Анастасии, и две девушки упорхнули в каюту наводить марафет.

   Шуточное ли дело: встреча цивилизаций, официальные представители, возможно парад и банкет, а губы не накрашены! Даже Александр приосанился, одернул форму, сдул с плеч пылинки, на всякий случай потрогал рукой кобуру – на месте ли? – и только после этого занял место за Кабриолетом, пытаясь запомнить порядок посадки и, если повезет, подсмотреть координаты.

   - Яночка! Настенька! Осторожно, не вздумайте ломиться в каюту Аркаши, там после боя нет трех стен и дверь заблокирована! – вспомнив, завопил Афанасий девушкам, и тут же с причитаниями, - ай, беда-беда! – умчался следом.

   - Какая незадача: я, кажется, забыл выключить утюг! – нарочито громко вскрикнул Альберт и тоже выбежал вон с мостика.

   Мимо геолога, медленно и со скрежетом вращая колесиками, протащился покрытый инеем дроид. За дроидом волочился вытяжной шланг, из которого торчала длинная ледяная сосулька.

   - Дроид! – отчаянно воззвал Аркадий, - может, ты мне объяснишь, куда мы прибыли?!

   - Геолог прав, экспедиция прибыла на планету Деда Мороза, – честно ответил дроид.

   - Спасибо, дроид, – поблагодарил Аркадий, смахнув набежавшую слезу умиления.

   Снаружи нарастал вой, появилась вибрация, по смотровому экрану побежали огненные полосы, и бортовой компьютер тут же его затемнил, защищая зрение находящихся в рубке существ. Полет выровнялся, и экран снова посветлел, открывая вид на освещенный солнцем облачный покров, едва крейсер миновал верхние слои атмосферы. Еще через минуту корабль сел посреди устланного снегом космодрома. Александр с любопытством разглядывал через смотровой экран возвышающиеся поблизости постройки диспетчерской и складов, маячащие вдалеке конструкции мастерских и верфи. Тут и там, куда захватывал глаз, суетилась портовая обслуга - человечки в красной униформе и серо-белые дроиды разного размера.

   - Ты почему не привел себя в порядок, Кабриолет?! – напустилась на коня Анастасия, едва они с Яной ворвались обратно в рубку, обе в сногсшибательном макияже и завораживающем парфюме, с аккуратно уложенными русыми косами, и горящими глазами, причем обе в летной форме.

   Они выглядели великолепно, а за ними устало плелся Афанасий, и по его замученному виду можно было сделать два предположения: он либо вручную обеспечивал герметизацию отсека, либо выполнял функцию консультанта во время преображения девушек, то есть непосредственно на нем испытывались все приемы не ведающего пощады женского кунг-фу.

   - Настя, поверь, это один из лучших его прикидов, - доверительно ответила Яна за Кабриолета.

   - На этой планете я всегда долгожданный гость, в любом виде, – добавил гордо Кабриолет, – а для сохранения лица у нас ведь есть Мороз Иваныч! Кстати, куда он запропастился? Наш выход!

   Вместо Мороза Иваныча в рубку вошел Альберт с кислой физиономией.

   - Что, не завелся спасательный шлюп? – тихо, почти вежливо заржал Кабриолет, все еще цокая подковами по кнопкам пульта управления.

   Альберт обреченно вздохнул и промолчал.

   - Нашел, нашел! – запыхавшись, в рубку влетел Мороз Иваныч с запутавшейся в бороде паутиной, в шубе нараспашку, шапке набекрень, волоча за собой по полу гремящий мешок с пятнами машинного масла.

   - А вот и наше лицо! – конь критично оглядел деда с ног до головы. - Все-таки, приветственная речь за мной… Что ж, прошу! – Кабриолет галантно махнул копытом, встал на все четыре ноги, задрал голову и безупречным испанским шагом повел спутников к шлюзу, – Иваныч, спрячь от встречающих большую часть себя за моим крупом, а ты, командир, держись ближе к моему левому плечу. Это момент нашего совместного триумфа!

   - Ты неисправим! Ведь можешь трансформироваться быстро, почему же именно конь? – вернулась к теме внешнего вида щепетильная Анастасия по пути к шлюзу. – И Мороз Иваныч мог бы приодеться в какой-нибудь ваш традиционный или официальный костюм по дресс-коду, а не изображать сказочного персонажа. Смотри, как Яночке идет наша форма!

   - Эт-то что такое?! – зашипел на внучку Мороз Иваныч, только сейчас обратив внимание на одежду Яны.

   - А, по-моему, очень элегантно, женственно, и фигуру умопомрачительно подчеркивает, – бросился на защиту девушки Афанасий.

   - Так что же? – не унималась Анастасия.

   - Я последователен и придерживаюсь плана миссии, – упорствовал Кабриолет. – И если на то пошло, скажу без обиняков: ты совсем не смыслишь в сказках. А вдруг Иваныч всегда такой? – конь оглянулся и снова смерил сердито сопящего деда взглядом. – Ну, может немного почище да поопрятнее.

   - Ты имеешь в виду маскировку? Но нам ведь уже все известно…

   - Тут, по ходу, я один в шахте?! – вклинился Аркадий.

   - …зачем же маскировка? План уже неактуален, – договорила Анастасия, пропустив мимо ушей реплику геолога.

   - Нового ведь никто не предлагал, - беспечно парировал Кабриолет, - если не считать идеи с превращением в сухпаек. Но, согласись, если твоя команда продемонстрирует официальным лицам Ассамблеи вместо меня упаковку сухпайка, впечатление от первого контакта будет слегка подпорчено. И потом, вдруг мы не только от вас маскируемся?

   Анастасия озадаченно посмотрела на Кабриолета, затем на дверь шлюза, которая вот-вот должна была отвориться перед их пестрой компанией.

   - Между прочим, по служебной и сезонной надобности сейчас приходится много летать по зимним мирам, а эта шкура такая теплая, - резонно подытожил конь, - и пасть такая, что зубы не мерзнут, зато удобно посмеяться и речи официальные толкать в роли лидера команды. А что может быть важнее для командира, ну ты же понимаешь! – Кабриолет заговорщицки подмигнул и привычно улыбнулся от уха до уха.

   Афанасий и Аркадий загоготали.

   - Вообще – нет, – ответила непонимающе Анастасия, но тут же вспыхнула и набросилась на коня, - что ты имеешь в виду, хам?!

   Кабриолет с изумительной для своих размеров резвостью юркнул в открывшуюся как раз в этот момент дверь шлюза, заслонив почти весь проем, развел передние ноги в приветствии и с пафосом затрубил, перекрывая доносящийся снаружи рокот:

   - Приветствую вас, о жители благословенной планеты, существа из пограничных галактик и дальних вселенных! Досточтимые представители Ассамблеи межвидовой ассоциации! Мне и моим помощникам была доверена миссия из тех миссий, на которых зиждется существование Большой Вселенной, сообщество цивилизаций, суть разума в этом измерении и времени, да будут они благословенны! И я выполнил эту миссию безупречно, как и многие другие миссии…

   - Позер! – громко брякнул Мороз Иваныч в круп Кабриолета.

   - Кто бы говорил! – язвительно ущипнула деда Яна.

   Рокот на площади нарастал и убывал волнами. Вероятно, на Кабриолета была направлена сильнейшая акустическая аппаратура, чтобы его могли услышать все в толпе.

   - …Трудна и опасна была миссия: против меня лично пытались применить новейшее компьютерное оружие, но мой твердый ум выдержал атаку…

   - Лучше бы тебя прибило мои ноутом! – позлорадствовал Альберт.

   -…на экспедицию напал превосходящий вражеский флот, но и от неизбежной гибели я спас команду и пассажиров!..

   - Сам ты пассажир! Спас, потому что в сухпаек превратиться все равно бы не успел! – с досадой комментировал Александр.

   - …Ведь те, кого мы отобрали в процессе миссии, стоят того – мы отобрали лучших из лучших, алмазы и титаны человечества, исключительно достойных первого контакта с высшим разумом, истинную, так сказать, перспективу и будущее этой затерянной в сумрачных галактиках цивилизации…

   - Если ты хотел подмазаться, мог бы обойтись без затерянных и сумрачных, – сердито ввернула Анастасия.

   - Честности ради надо отметить, что стремление моей команды максимально комфортно и деликатно предоставить все необходимые условия представителям этой затерянной в сумрачных галактиках цивилизации иногда наталкивались на провинциальное отчуждение и недопонимание всей масштабности происходящего события…

   - Это в чью шахту камень?! – напыжился Аркадий.

   - …но под моим чутким руководством родство наших душ не осталось безответным, все преграды были сломлены, лед растоплен, и обе команды слились в упоительном союзе, проникнувшись любовью друг к другу, в переносном смысле, и даже в буквальном смысле в одном отдельно взятом случае…

   Афанасий и Яна оставили выпад без замечаний, и вообще силой воли не позволили себе глянуть друг на друга, чтобы никто не подумал, что бесцеремонный конь прав; только покраснели густо.

   - …Я считаю, что с полной уверенностью могу заявить, что этот день станет не только первым днем их нового календарного года, но и днем рождения безграничной дружбы и великого осознания человеческой цивилизацией себя в составе великого целого, которому название Большая Вселенная…

   - У меня есть спичка, никто не знает, куда ее можно вставить Кабриолету? – выдвинул идею Афанасий.

   - Чего тут думать?! – удивился вопросу стоящий у крупа Кабриолета Мороз Иваныч.

   - …И вот, наконец, настал тот счастливый и долгожданный момент, когда представители человечества предстанут перед вами! – подошел к финалу Кабриолет, – вуаля!

   Конь прошел вперед, спускаясь по трапу и освобождая проход.

   Верховному адмиралу объединенного военного флота Ассамблеи вяло аплодировали два мужичка в затертых полушубках дедов морозов, с отпечатком интеллекта портового механика на физиономиях, и ничего не понявшие, но поддерживающие людей бело-серые дроиды. Тройка лошадей, запряженная в сани, приветствовала Кабриолета коротким ржанием, как сородича.

   - Заправляться будете? – натужно перекрикивая лязг двигателя огромного танкера на ревущей гравитационной подушке, рявкнул из приоткрытой кабины монстра бородатый заправщик, опять же в красной куртке на меху.

   - Мы только прилетели, ты слепой, что ли?! – заорал в ответ Кабриолет, - убирай нафиг свой драндулет, а то гостям планету не видно нихрена! Эй вы, двое, хватит хлопать варежками, займитесь этим сараем, там в пятой и восьмой секции пробоины фальшбортом закрыты, ведите ремонтных дроидов туда. Дроид, да, ты, который с ведроидным коммуникатором на башке – ты от Ассамблеи? Поди сюда… - принялся раздавать ценные указания подкованный миссионер.

   Механики заскочили в сани, и с гиканьем и воплями тройка вместе с кавалькадой дроидов понеслась вдоль громадины крейсера к кормовой части.

   - Эй, эй, не загоните лошадок, живодеры! – истошно завопил вслед Кабриолет.

   Мороз Иваныч и Яна вышли из шлюза, офицеры высыпали за ними и сгрудились на верхней площадке трапа, непонимающе озираясь на почти пустой космодром.

   - Дом! – умильно улыбаясь, проговорил Мороз Иваныч, нюхая морозный воздух.

   - Ой, дома так хорошо, но так хочется еще куда-нибудь слетать! – мечтательно сказала Яна, хитро скосившись на дедушку.

   - Ты еще не сняла эту неказистую робу?! – нахмурился Мороз Иваныч, - побаловали и хватит! – дед хлопнул в ладоши, и Снегурочка моментально оказалась в новеньком голубом полушубке с блестящими снежинками, в расшитых узорами рукавицах и шапке с лисьим хвостом.

   - Дедушка! – надула губки Яна.

   - Холодно на улице! – строго сказал Дед Мороз.

   - А что, и так обалденно! – раззявил рот Афанасий, поражаясь фокусу деда и красоте девушки одновременно.

   Анастасия схватила с трапа горсть снега, слепила снежок и метко влупила в круп Кабриолета, отдающего какие-то наставления дроиду с непонятным ведром на головном сегменте.

   - Что за спектакль ты устроил, конь плешивый?!

   - Вовсе не плешивый - это очень качественная ровдуга! – возмутился Кабриолет, смахивая конским хвостом следы снега с оленьей шерсти, – никаких спектаклей, я же обещал приветственную речь – всё, как обещано, командир! Дальше по программе тесты и собеседование. Иваныч, отвлекись от Яны, за ней Афоня присмотрит, а ты давай, введи туристов в курс дела!

   - Так. Теперь мы – туристы, – мрачно фыркнул Александр.

   - Коли так, с превеликим удовольствием устрою вам экскурсию! – обрадовался Мороз Иваныч. – Начну, не сходя с места, ведь с этой площадки вам открывается великолепный вид на окружающий пейзаж, весьма характерный в зимний, да и в любой другой сезон на этих широтах: белоснежные поля снега уходят за горизонт, с неба летят пушистые белые снежинки, на деревьях и зданиях висят ледяные сосульки. Вы не поверите, какими чудесными хрустальными искрами они полыхают, когда между облаками проглядывает солнышко! Конечно, отсюда здания и деревья за краем космодрома плохо видно, да и солнышка сегодня ждать вряд ли стоит, но я вас убедительно заверяю, что оно так и есть!

   - Название есть у такой чудесного и уникального места, линкуй его возьми? – прервал эмоциональные словоизлияния гида Аркадий.

   - Этому дивному месту было дано название Икзалхетзелфдедунметхертен! – пропел дед.

   - Хорошее название, определенно что-то напоминает. Кажется, мне еще в академке как-то отсыпали чего-то подобного, – глубокомысленно изрек Альберт.

   - Прошу иметь в виду, что это место было награждено таким замысловатым названием одним из ваших предков сотни лет назад, – охотно пояснил Мороз Иваныч, – хроники рассказывают, что это слово было первым, которое он произнес, когда оказался здесь.

   - Постойте! – удивленно воззрилась на Мороза Иваныча Анастасия, равно как и все остальные офицеры, - Вы хотите сказать, что мы не первые представители человечества, с которыми вы вступили в контакт?

   - Разве я говорил такое до сих пор, баллада очей моих? – спокойно переспросил Мороз Иваныч и сам же ответил: - ни в коем разе, на моей памяти. Отобрать представителей для ознакомления – вот мои слова.

   - Но… как же первый контакт?! – растерялась командир.

   - Все верно, родимая, все верно: для ознакомления всегда отбираются новые представители, повторяться никак не положено, потому и контакт всегда первый! – как само собой разумеющееся, заявил Мороз Иваныч.

   - Я же говорил, что мы тыщу раз это делали! Какие вы все-таки ротозеи! – недовольно брякнул Кабриолет, отпустивший дроида и вернувшийся к трапу. – Иваныч, ты уже все достопримечательности показал? Еще часок рты поразеваете, и доклад Ассамблее до ужина оформить не успеем!

   – И что, так каждый год? – не отстала от Мороза Иваныча Анастасия.

   - Непременно, каждую ночь с тридцать первого декабря на первое января, – подтвердил Мороз Иваныч.

   - Как раз, когда я родилась, меня потому и Яной назвали, потому что первоянварская я! – воодушевленно добавила Яна.

   - Первого января не существует, – угрюмо выдал Аркадий.

   - Не говори за всех, это ты его еще ни разу не видел! – возразил Афанасий.

   - Пошевеливайтесь, лучшие из лучших! – поторопил офицеров Кабриолет, - вот и транспорт мчится за вашими бесценными персонами!

   К крейсеру примчался эскорт из троек с дедами морозами в качестве возниц, лихо развернулся у трапа, каждого офицера посадили в отдельные сани и тройки полетели к зданию диспетчерской, маячащему сквозь легкую порошу. Кабриолет восседал в санях с Анастасией и с чувством рассказывал, какая нелегкая на самом деле работа у тягловых лошадей.

   - Кабриолет, я все никак в толк не возьму, зачем этот маскарад с дедами морозами и тройками? – улучив момент, спросила Анастасия.

   - Ну как же-с? Новый год таки! – ответил представитель высшего разума, будто по-другому и быть не может.

   Стены диспетчерской быстро выросли перед глазами, и тройки въехали прямо в здание, причем каждая в отдельный вход.

   - Командир, дроиды позаботятся об остальном, а я пока похлопочу! – без каких-либо объяснений бросил торопливо Кабриолет и исчез, едва Анастасия отвернулась, чтобы выйти из саней.

   Она принялась оглядываться вокруг, пытаясь в большом ангаре, заполненном какими-то ящиками, тюками и снующими везде снеговиками-дроидами отыскать остальных офицеров, или хотя бы Яну и Мороза Иваныча.

   - Пройдите на обследование для видовой регистрации! – нудил увязавшийся за Анастасией дроид.

   - Дроид, проводи меня к остальным офицерам, – велела Анастасия.

   - Дроиду не известно!

   - Дроид, а что тебе известно?

   - Пройдите на обследование для видовой регистрации!

   - Что ж, дроид, проводи меня на видовую регистрацию, – смирилась Анастасия.

   Следующие десять минут в кабинете, на входной двери которого висела табличка «Шкафная», дроид-врач взял у нее пробы крови, слепок зубов на ментоловой жвачке, отпечаток руки на цементном прямоугольнике со звездой посередине, мазок губной помады, а также попросил вспомнить случай из детства и изложить его суть по форме номер один обзорного рапорта. Затем попросил девушку пройти в дверь, из которой она пришла. Переступив порог, Анастасия оказалась не в ангаре, из которого вошла в кабинет, а в конференц-зале, точной копии того, в котором она проводила большую часть своего командирского времени за рассылкой указаний, совещаниями и заседаниями. Ровные ряды комфортабельных кресел дугой выстраивались вокруг подиума, на котором монолитно стоял ее огромный стол с ящиками, коммуникаторами, органайзерами и прочей техникой, без которой она не мыслила нормальной работы управляющего делами Империи человека. И с этого огромного стола на нее большущими и испуганными зелено-голубыми глазами таращился белый и пушистый котенок.

   - Ой ты маленький, что ты тут делаешь?! – с умилением поспешила к котенку Анастасия.

   - Мяу! – завопил котенок и юркнул со стола в угол зала.

   - Не бойся меня, я хорошая! – как можно ласковее постаралась произнести Анастасия и медленно приблизилась к котенку.

   Едва она начала гладить котенка, тот замурлыкал, ткнулся в ноги, начал ластиться и вдруг жалобно произнес:

   - Поиграй со мной!

   Анастасия слегка опешила, но в последние часы говорящие животные ей были не в новинку, и она быстро справилась с вспыхнувшими было неприязнью и недоверием.

   - Что ты, маленький, разве нам сейчас до игр? – мягко ответила она на просьбу, продолжая гладить котенка.

   - Пожалуйста, со мной никто не играет! – чуть не плача, снова попросил котенок, и его огромные глаза увлажнились.

   - С тобой обязательно поиграют дроиды, я прикажу им, а мне нужно идти, меня ждут мои друзья, у нас очень важная миссия! – грустно стала утешать котенка Анастасия.

   - Мяу! – крикнул котенок и шмыгнул под стол, – мяу, мяу! – обиженно и жалобно доносилось из-под стола, и сердце девушки не выдержало:

   - Маленький, что же ты! Иди ко мне, я поиграю с тобой немножко!

   Котенок выскочил из-под стола, скользнул вокруг ног Анастасии, обвивая ее хвостом, с восторгом выпалил:

   - Играем в прятки! – затем вспрыгнул на стол, уселся мордашкой в другую сторону, прикрыл голову лапками и тонким голоском принялся считать:

   - Раз, два, три…

   Анастасия спешно оглянулась в поисках места, куда здесь можно спрятаться, и присела за первый ряд кресел.

   - Там я вижу, так не честно, спрячься лучше! – капризно произнес котенок, не поднимая головы, - три…

   Анастасия снова принялась оглядываться, и тихим, но быстрым шагом бросилась к маленькой двери, за которой должно было быть что-нибудь вроде подсобного помещения.

   - …четыре, пять, я иду искать!

   Анастасия с глупым ощущением лихорадочно дернула на себя дверь, сделала шаг вперед и очутилась в комнате с дроидом, откуда только что вышла в конференц-зал.

   - Дроиду не известно, куда передвигался командир, – вопросительно уставился дроид-врач на девушку.

   - Хочешь сказать, механическая ты балда, что не ты меня спровадил в эту дверь? – усмехнулась командир и снова потянула дверь на себя.

   За дверью, подтверждая ее смутную тревожную догадку, находился ангар, как и было ему положено. Представив котенка, который сейчас закончил считалочку и увидит, что снова оказался брошен один в пустом холодном зале, Анастасия почувствовала, как к горлу подкатился комок.

   - Дроид, это был психологический тест? – резко обратилась она к дроиду, усилием воли загоняя эмоции в дальний угол души.

   - Дроиду не известно. Возьмите кристалл, пройдите к регистратору, – не стал утруждаться комментариями дроид, извлек из верхнего сегмента прямоугольную стеклянную пластину и протянул девушке.

***

Тройка с Александром остановилась в большом ангаре, в котором с первого взгляда угадывалась обычнейшая портовая рутина: грузы, дроиды, возня. Как только их рассадили по разным тройкам, у него сразу же появились подозрения, которые теперь полностью оправдались: офицеров изолировали друг от друга.

   - Пройдите на обследование для видовой регистрации! – подкатил тут же дроид сопровождения.

   Войдя в кабинет, Александр сдал пробу крови, несколько тестов на физическую подготовку, от которых даже не вспотел, безупречно проорал со скоростью пулеметной очереди «Корабли лавировали, лавировали, да не вылавировали», без труда перечислил все разделы и прочитал наизусть первую главу общего свода законов и предписаний для флота Его Императорского Величества, невозмутимо хмыкнул – мол, знай наших! – в ответ на просьбу дроида пройти обратно в ангар, и вышел из кабинета. Вместо ангара адмирал попал в корабельный карцер, которых в действительности давно не существовало на забитых электроникой и аппаратурой кораблях Империи, но Александр не раз бывал в музеях и видел карцеры. Дверь за спиной адмирала закрылась, перед ним стоял табурет, а у дальней стены - стол, за которым восседал странный дроид. Головная часть дроида болталась сбоку на нескольких проводах, да и то не вся, а то, что болталось, было искромсано и перекручено. Рядом с манипулятором дроида лежал штурмовой пистолет. Александр рефлекторно схватился за кобуру – она оказалась пуста.

   - Командир прав, он должен сесть на табурет! – проскрежетал дроид помятым вокальным симулятором.

   Александр присел, мрачно вперившись тяжелым взглядом в свою бывшую жертву.

   - Назовите чин, ранг, должность! – гаркнул дроид, и его манипулятор придвинулся к пистолету.

   - А то что? – криво ухмыльнулся Александр.

   - Назовите чин, ранг, должность! – оглушающе проревел дроид, - Ассамблея межвидовой ассимиляции желает поблагодарить Вас за службу! – манипулятор подвинулся к пистолету еще на сантиметр.

   Александр рассмеялся в голос. Дроид схватил пистолет и выстрелил в адмирала. Пуля застыла в пяти сантиметрах от трясущегося в истерическом смехе лица Александра. Он успокоился не сразу. Подавив последний смешок, Александр щелбаном отправил зависшую на уровне переносицы пулю в потолок, даже через ноготь ощутив на мгновение ее раскаленный жар.

   - Назовите чин, ранг, должность! – завел старую песню дроид.

   - Ладно, хватит уже. Я все понял. Честно! – совсем посерьезнел адмирал и мрачно пообещал: – надо меняться, будет исполнено.

   Дроид выдержал паузу, затем порылся в столе и достал шахматную доску.

   - Дроид будет играть с командиром.

   - Дроид, у нас что, вагон времени?

   - Адмирал прав, пятьдесят семь минут до истечения времени теста.

   - То есть, мы должны были тут ровно час выяснять отношения? – невесело уточнил адмирал.

   - Дроиду не известно, – последовал привычный ответ. – Адмирал признает техническое поражение в первой партии?

   Александр вздохнул и придвинулся к столу.

   - Никак нет, дроид, раскладывай.

***

   Афоня после пробы крови, голографической фотографии средних пальцев и пересказа полусотни анекдотов смело шагнул в дверь и провалился в вакуум. Рядом парила Звезда смерти, и Афанасий с неприятным холодком подумал, что еще один залп, и он лопнет, как собранная из хрупких и непрочных обломков луна. Далеко в середине корабля открылся иллюминатор рубки, и кто-то – он не сомневался, что Настя – махнул платком. Заработали магнитные захваты, и Афанасия повлекло к центральным конструкциям Звезды смерти.

   - Что, не налетался еще? – ласково и устало спросила Настя, едва он завис в десятке метров от рубки.

   - Да уж поднадоело, Настюш! – так же устало ответил Афоня, и тут же признался: - но и рядом мне не место, нет у меня дороги обратно.

   - Знаю. И не держу, больно ты мне нужен, – смелая девчонка, заводившая своей энергетикой всю академку, смахнула набежавшую слезу. - Ты сам себя держишь, Афонька. Иди уж, не обманывай себя, ты ведь уже не один! – Настя снова махнула платком и закрыла иллюминатор.

   Махина Звезды смерти стала отодвигаться всё быстрее и быстрее, и скоро исчезла в пустоте космоса.

   - Йорика не отдам! – донеслось издалека, словно из другой галактики.

   Афанасий остался один в пустоте. Немного побарахтавшись, он попытался перевернуться со спины на живот, будто это имело какое-то значение, и даже сделать несколько плавательных движений, чтобы чуть продвинуться к ближайшей звезде. Страха не было, его успокаивала уверенность, что кто-то скоро придет. Но пока вокруг был только вакуум, он сиял недостижимыми звездами и звенел тишиной. Звон усиливался и превращался в нарастающий перезвон колокольчиков, и вот уже видна несущаяся из пустоты к Афанасию тройка. И он знал, кто едет за ним в этих несущихся сквозь пространство и время санях!

   Прямо из вакуума инженер рухнул на табурет в карцере. Рядом сидел Александр, разглядывая шахматную доску на столе между собой и исковерканным дроидом.

   - Привет, Афоня, – обыденным голосом произнес Александр.

   - Дроид поставил адмиралу мат, – проскрежетал дроид, затем повернулся к инженеру. – Дроиду известно, что данный тест имеет отношение исключительно к адмиралу. Дроид спрашивает инженера, где спичка, она мешает работе механизма, дроид не может дотянуться.

   - Дроиду не известно, где спичка? – насмешливо уточнил Афанасий. – Если это единственная проблема, которая тревожит дроида, то я рад сообщить дроиду, что это совсем не проблема, – инженер перегнулся через стол и, слегка повозившись, избавил машину от помехи.

   Вдвоем с Александром они вернулись в кабинет дроида-врача.

   - Возьмите кристаллы, пройдите к регистратору, – даже не повернув головного сегмента, произнес дроид-врач в кабинете перед выходом в ангар.

   Выходя, Афанасий бросил взгляд на стол. Дроид самозабвенно читал «Шахматы как модель жизни» Гарри Каспарова.

***

   - Мальчики, мы тут! – послышался голос Анастасии среди всеобщего ангарного шума и гвалта суетливых дедов морозов и дроидов.

   Оглянувшись на зов, адмирал и инженер увидели командира в компании Мороза Иваныча и Яны, ждущих у саней с тройкой, и переглянулись.

   - Да ну, тесты уже закончились. Наверно, – неуверенно произнес Афанасий.

   - Разве есть варианты? – вопросом ответил на их общие сомнения Александр.

   - Я вышла из той же самой двери, из которой вышли вы, – отмела их сомнения Анастасия, как только офицеры пробились сквозь портовую сутолоку.

   - Все из одной двери выходят, хоть и входят с разных сторон, – загадочно изрек Мороз Иваныч.

   - Давайте, в таком случае, подойдем ближе и подождем у двери, здесь все больше народу, едва протолкнешься! - предложила Анастасия.

   - Я так переживала, так переживала, когда перед началом стажировки тест сдавала! – поделилась Яна на ушко Афанасию, пока они лавировали к двери.

   - Болтушка! – с нежностью упрекнул внучку дед, уворачиваясь неподалеку от шеренги дроидов с массивными тележками, доверху загруженными цветными упаковками с подарочной перевязью, – все секреты без колебаний расскажешь, чистая душа!

   - Ты хочешь сказать, Яночка, что проходишь стажировку? – не поверил своим ушам Афанасий.

   - Конечно, не все же работают с развивающимися видами тыщу лет, как дедушка! Я, например, подготовительную академию всего лет двадцать как окончила.

   - Ты хотела сказать – Кабриолет? – переспросил Афанасий.

   - Разве есть разница? – подражая дедушке, как ни в чем не бывало пожала плечами Яна, но прежде, чем Афанасий попытался что-то выяснить, компания снова собралась у двери, и командир без лишних раздумий толкнула дверь.

   Дроид-врач стоял у стены и бился об нее головным сегментом. Аркадий с глуповатым видом созерцал картину самоистязания, и лишь развел руками, едва заметил появление друзей в дверях: дескать, линкуя не понимаю! Дроид откатился от стены и молча протянул Аркадию кристалл. Так же молча геолог вышел из кабинета и, только оказавшись среди друзей с кристаллом в руке, выдавил:

   - И чо?!

   - Пройдите к регистратору! – последовал одновременный ответ командира, адмирала и инженера.

   - Но сначала подождем Альберта, он тоже задерживается, – добавила Анастасия. – Что ты сотворил с дроидом?

   - Поразительная реакция, впервые такую вижу, – озадаченно констатировал Мороз Иваныч. – Просто анафилактический шок какой-то у дроида!

   - Он всё сам, честное слово! – принялся оправдываться геолог. – Взял крови моей немного, ногтя кусочек, еще чего-то. Потом вопросики глупые начал задавать. Если на вопрос, можно ли отморозить у лукаса из первой трансы с метом и крисом, когда на горючее дейт не подали, у меня еще возникают какие-то ассоциации, то в вопросе, какого снеговика не поделили вальхи с эмэрдэсами в загадре, я разпознаю только слово «снеговик». А просьба о совете, как без потерь эвакуироваться при переселении планок зимородным переледышам из тринадцатой аберрации Тау Кита в сингулярности Большой Вселенной, меня вообще загоняет в ступор (21)! Странно, что мне вообще запомнились эти три вопроса – их была уйма. У меня ощущение, что я настолько отстал от общего хода истории, как будто целый год приходил в себя от похмелья на этом долбаном корабле!

   - Это был психологический тест, Аркаша, – подсказал другу Афанасий, – если бы мы попали вдвоем в кабинет, бьюсь об заклад, что побил бы тебя по количеству расшифрованных слов в вопросах дроида!

   - Ты сам-то ответил хоть на один? – усомнился Аркадий.

   - Мне подобных вопросов не задавали, я ловил снежинку в космосе, – ответил Афанасий, глянув на Яну.

   - Потому что ты – охламон! – обиженно засопел Аркадий.

   - Не ссорьтесь, мальчики! – примирительно сказала Анастасия и решила пооткровенничать, - я с котенком в прятки играла. Такой махонький, беленький, пушистенький… - на лице командира мелькнула девчоночья улыбка, и она оперлась подбородком на плечо адмирал, игриво заглядывая в его глаза.

   - Гм. Я тоже играл, только в шахматы, – нарочито серьезно произнес Александр, пряча искорки в уголках глаз, – с дроидом.

   Дверь кабинета открылась, и вышел Альберт.

   - Наконец-то! – сказала командир и сходу потребовала, - рассказывай, что там с тобой вытворяли!

   - Тысячу миллилитров крови выкачали. Может, на сотню-две меньше, – неопределенно протянул Альберт, – и еще целый список анализов, как будто готовили прайс-лист на продажу органов. Я впервые увидел воочию полную карту собственного ДНК, и даже мог бы перепроектировать самого себя с фиолетовыми, например, глазами, а то и вовсе тремя! Но, слава Легору, обошлось без опытов, – технократ вытер ладонью лоб.

   - А психологический тест?

   - Какой еще тест?! – недоумевающе уставился Альберт на друзей, покосился за спину и на всякий случай отступил еще на пару шагов от двери.

   - Все проходят психологический тест, – пояснила Анастасия, – я от котенка пряталась, Саша играл в шахматы, Афоня в космосе летал. А ты?

   Альберт отрицательно помотал головой.

   - Ерунда какая-то – дроиды непременно проводят тест, – сказал Мороз Иваныч. – Что ж, ежели команда в сборе, идемте – мы с Яночкой проводим вас к регистратору. Не спешите! – остановил дед повернувшихся к центру ангара офицеров. - Вы не поверите, но нам нужно обратно! – Мороз Иваныч поманил команду, прошел мимо Альберта и открыл уже приевшуюся всем универсальную дверь.

   Нетрудно догадаться, что за дверью ждало совершенно новое помещение: сразу от входа в обширный зал с высоким потолком начиналась дорожка, ограниченная металлическими барьерами от рядов скамей, которая вела к подиуму со столом, устланным красным сукном, на котором лежала раскрытая книга и стояла подставка с двумя стилизованными перьевыми ручками.

   - Кажется, мы попали в местный ЗАГС, – шепнула Анастасия Александру.

   Офицеры и Мороз Иваныч с Яной выстроились между столом и передней скамьей.

   - Секунду! – донеслось из-за ширмы на краю подиума, а затем к столу вышла горничная Альберта.

   - Здравствуйте, представители человеческой цивилизации! – высоким грудным голосом произнесла горничная.

   Несмотря на безусловную схожесть, горничная выглядела совершенно естественно и реально, то есть состоящей из плоти и крови. Одним из немногих заметных отличий также являлась значительно сокращенная площадь верхней одежды – местами ее было вовсе незаметно поверх нижнего белья.

   - Присаживайтесь, гости! – горничная приглашающе повела кистью руки с длинными ухоженными пальцами в сторону первого ряда скамей, - а Вас, Альберт, я попрошу стоять в моем присутствии! – повелительно заявила красотка, едва не ткнув в нос технократа невесть откуда появившимся в ее вытянутой руке радужным пипидастром.

   Альберт побледнел и рухнул на скамью, но тут же подскочил и замер под строгим взглядом горничной.

   - Как законный регистратор Ассамблеи межвидовой ассимиляции, я уполномочена озвучить результаты ежегодного первого контакта, и произвести регистрацию избранных представителей, – официальным тоном сообщила горничная-регистратор, и тут же перешла на общение персонально с Альбертом, - Альберт, соберите кристаллы Ваших коллег и подайте мне! – регистратор ухватила ладонь ученого с кристаллами, и с плотоядной улыбкой потянула к себе, пока Альберт нервным движением не вырвал руку. - Обследование выявило Вашу исключительную эрудицию и преобладающий над остальными представителями интеллект, Альберт. Более того, лично мне, как регистратору Ассамблеи, стали известны о Вас некоторые Ваши личные преимущества, не проявившиеся явно в ходе обследования, и не указанные в исследовательских докладах работников Ассамблеи, – регистратор резко перегнулась через стол и выдохнула в лицо технократа, так что у него запотели очки, - ну, иди же ближе ко мне, непутевенький!

   Альберт шарахнулся спиной назад и распластался на вальяжно развалившемся на скамье между остальными офицерами Аркадии.

   - Какого линкуя, профессор?! – встретил ученого насмешливым возгласом амбал и вытолкнул обратно к столу.

   - И все же я вынуждена Вам сообщить, равно как и Вашим коллегам и сопровождающим лицам, - снова перейдя на официоз, регистратор слегка кивнула севшим немного в стороне Морозу Иванычу и Яне, - что по общему развитию Вы недалеко ушли от любого другого представителя человеческой цивилизации.

   Регистратор склонилась над столом и принялась листать регистр, сердито поглядывая на Альберта и шепча про себя:

   - Так, здесь закончилась страница, тут осталось место только для рекламки Икариама, сюда я не стану записывать, здесь слишком много чести… вот! – регистратор выпрямилась и придала капризному личику торжественное выражение. – Представители человеческой цивилизации! В результате обследования, проведенного в ходе текущего первого контакта, вы удостоены чести получить следующий регистрационный код, прошу запомнить: 215197203206194197202218153 дробь условно-разумные! Присвоенный уникальный код в обязательном и категорическом порядке необходимо предъявить сотрудникам Ассамблеи межвидовой ассимиляции в случае повторного личного контакта!

   Альберт оглянулся на друзей. Анастасия красноречиво указала глазами на регистратора и повращала указательным пальцем: дескать, тяни лямку сам до конца, демон-искуситель!

   - Насть… то есть, прошу прощения, уважаемая регистратор: нельзя ли записать где-то код, чтобы не забыть? – робко поинтересовался любитель формул и символов.

   - Я же предупредила: запомните! – с видом злобной фурии повысила голос регистратор и шлепнула Альберта пипидастром по плечу. – Все свободны!

   Компания безропотно направилась к выходу.

   - А Вас, Альберт, я попрошу остаться! – крикнула регистратор, но Альберт, как ужаленный, выскочил в ангар впереди всех.

   Линкором рассекая расступающуюся на его пути толпу, навстречу вышедшим из кабинета широкого назначения спутникам шел Кабриолет, громко разоряясь на весь ангар:

   - Я вам дам «пройдите на обследование», шуты! Марш от меня подальше! Вы чо, охренели, мусорные баки на колесах!? Чего удумали – тестировать адмирала флота Ассамблеи, ага! Шиш вам и еще кое-чего на анализы, шутники, а не тестирование! – Кабриолет пролетел мимо офицеров и деда с внучкой, распахнул дверь и проорал в зал-кабинет: - я вас всех выгоню обратно на Тау Кита вместе с собранными скелетами, вашу мать! – яростно захлопнул дверь, так что табличка «Шкафная» слетела с одного гвоздя и осталась болтаться на втором, и, повернувшись мордой к ангару и тяжело дыша, вызверился на деловито снующих по ангару дроидов.

   Между офицерами и Кабриолетом проколесил дроид, издающий звуки, похожие на приглушенные издевательские смешки – видимо, что-то задевало колесную ось.

   - Чо ты ржешь?! Да, я тот еще неадекват! А вот на! – взвыл конь и запустил в удаляющегося дроида подковой.

   Дроид поймал подкову и, не сбавляя хода, смешался с механической толпой.

   - Верни подкову, хапуга! – спохватился Кабриолет и пожаловался Морозу Иванычу: - видал, Иваныч?! С самого прилета гоняют меня по всему космопорту со своими бюрократическими бумажками, а под конец и вовсе потребовали обследование пройти! Говорят, что, мол, все улетают с развозом посылок, а вы с какой целью прибыли?! Между прочим, твои работнички, Иваныч, распустил ты их совсем.

   - Между прочим, такие же мои, как и твои, – парировал дед.

   - Что с нашими дорогими гостями, какие результаты? – поменял тему Кабриолет.

   - Регистрационный код! – лаконично ответил Мороз Иваныч и расстроенно развел руками.

   - И все, точно? Опять? Вот незадача какая, – запричитал Кабриолет, нерешительно повернулся к двери, и снова отвернулся. – Нет, к регистратору не пойдем, я ее побаиваюсь, она того, - конь покрутил копытом у головы.

   - Мы заметили, – открыл рот Альберт.

   - Выходит, никакого полного контакта, по-прежнему регулярный ежегодный контроль, – вздохнул Кабриолет.

   - Жалость-то какая! – обронила Яна и заблестела мокрыми глазами.

   - Не пора ли объяснить нам толково, в чем дело? – задала Анастасия крутившийся у всех офицеров на языке вопрос.

   - Финита ля комедия. Вот и сказочки конец. Титры и слезоточивая песенка, – раздраженно ответил Кабриолет. – Как бы ни хотелось, и на что бы мы ни надеялись, но все так, как я обещал: первый контакт номер тысяча и один подошел к логическому финалу, так что айда по домам, у всех своих дел по горло.

   Посреди ангара бахнуло, и далеко под крышей расцвели зонтики фейерверков. Часть прожекторов перегорела, и вниз плавно полетели яркие искры. Посыпались конфетти.

   - Дроиды повредили груз с праздничной иллюминацией! – насторожился Кабриолет, – пора уносить ноги отсюда, пока совсем не рвануло!

   Через минуту поданные дедами морозами тройки неслись от ангара к линейному крейсеру. Космодром совершенно изменился за время обследования: по вечернему полю, густо усеянному кораблями самых разнообразных и невиданных конструкций, наперегонки с порошей носились тройки, дроиды, заправочные танкеры, грузовые баржи. Корабли стартовали один за другим, на их место садились новые; Мороз Иваныч и Кабриолет неустанно переговаривались по коммуникаторам, Яна с Афанасием подавленно молчали бок о бок, Александр с Анастасией шептались, Аркадий с любопытством пялился на возню вокруг, а Альберт то и дело озирался на оставшийся позади космопорт.

   - Яночка, - склонился к девушке Афоня, - послушай, ты ведь в следующем году снова прилетишь на первый контакт?

   - Афонечка, вступать в первый контакт с одними и теми же представителями повторно запрещено инструкцией, – смахнув с ресниц льдинки, ответила Снегурочка, – и потом, я же стажер, дедушка может и не взять меня на Главку в следующем году.

   - А ты поговори с Кабриолетом!

   - Разве ты не понял, что всё одно, Афонечка?! – вымученно улыбнулась Яна.

   - Нет, – честно признался Афанасий, – по секрету могу тебе сообщить, что я совершенно не запомнил регистрационный код, и при повторной встрече, что поделать, сообщить его буду никак не в состоянии. Так что, сойдет за первый контакт!

   - Забавный ты, Афонечка! – снова улыбнулась Яна.

   В рубке линейного крейсера было чисто прибрано дроидами, а в углу стояла елка в новогоднем убранстве.

   - Презент от нас, – добродушно пояснил Мороз Иваныч по поводу елки, – на память о мире, в котором вам довелось побывать волею случая.

   - Я правильно понимаю, что никто из вас не будет сопровождать нас до Главки? – спросила Анастасия.

   - Правильно, – утвердительно тряхнул гривой Кабриолет. – Адмирал внимательно следил за посадкой и, учитывая его летный опыт, справится сам.

   - Ну, в общем, да, – осторожно согласился Александр.

   - Ты же подсмотрел координаты! – хитро прищурился конь.

   - Только они мне ничего не сказали: вселенная 0, координаты 0:0:3. Адреса планеты Деда Мороза не существует на космических картах! Мистика, а точнее - сказка, если ты, конечно, не зашифровал истинные координаты.

   - Разве ты не начал верить в сказку, адмирал? Хе-хе, – конь подмигнул Александру, - это и есть истинные координаты, они верны. Введешь их именно в таком виде в качестве отправного адреса, бортовой компьютер примет. Долетите в два счета!

   - Сюда мы долетели вовсе не за два счета, – усомнился Альберт.

   - Это кому как! – все не переставая жалеть себя, подосадовал Аркадий.

   - Это как лететь, дорогие мои путешественники: огородами или по прямой, – урезонил обоих Кабриолет.

   - Печально, но нам пора: до наступления Нового года осталось не больше часа! – напомнил Мороз Иваныч.

   - Как это – не больше часа до Нового года?! – удивленно переглянулись офицеры.

   - Как бы вам объяснить, условно-разумные? – состроил умное выражение лица на конской морде Кабриолет, но заметил предупреждающий взгляд Анастасии и решил не выделываться, - короче, я организовал небольшую петлю времени, и она возвращается к истинному ходу времени аккурат в момент боя курантов… - Кабриолет сделал паузу, чтобы глянуть через смотровой экран на просвечивающий сквозь прорехи в снежных тучах и редкие снежинки диск луны, - …и у вас осталось времени ровно, чтобы вылетать прямо сейчас один раз уже, наконец-то! Всех - с наступающим, Яна – последний воздушный поцелуй Афоне, провожающие – на выход! – загалдел конь, подталкивая корпусом деда с внучкой в коридор.

   - Ты нам, на прощанье, истинное лицо не покажешь? – лукаво спросила Анастасия, как только офицеры высыпали на верхнюю площадку трапа прощаться.

   - Зачем? Посмотрите на Иваныча и запомните меня таким, он симпатичнее! – вывернулся Кабриолет, спускаясь по трапу.

   - Спасибо тебе за все, Кабриолет… или как там тебя, новогодний главнокомандующий! – поблагодарила напоследок Анастасия и принялась настойчиво заталкивать офицеров обратно в шлюз.

   - Прощайте, дорогие мои! Дети ваши пусть песенки и стишки учат: приду, проверю! – пообещал Мороз Иваныч и вдруг закричал, вспомнив, - Афоня! Гипер-то Кабриолет оставил улучшенный, разберешь на досуге – это тебе персональный подарок!

   - Мне не жалко, – махнул копытом Кабриолет.

   - Хы! – всхлипнула Яна, стоя у саней, одной рукой вытерла глаза, а второй помахала ладошкой с болтающейся расписной рукавичкой, – прощайте, мои хорошие! Прощай, Афонечка!

   - Прощайте! Прощайте! – наперебой кричали офицеры.

   Линейный крейсер, полностью отремонтированный и укомплектованный, взмыл над охваченным стихией рвущихся фейерверков космопортом, пробил тучи, легко взял вторую космическую, а затем перешел в гипер-прыжок.

   - Смотрите, во дела! – позвал разбредшихся по рубке офицеров Александр.

   За смотровым экраном, сверкая в лучах слегка размытых в гипер-прыжке звезд, шел снег. Снежинки отскакивали от лобовой брони и собирались снаружи тонким сугробом вдоль нижнего края экрана.

   - Что на это скажет наука? – обратился к технократу инженер.

   - Наука скажет, что это – полная хрень, – веско заявил технократ, и, подумав, добавил, – но… в этом и есть предназначение науки: изучать и разгадывать разную хрень!

***

   Три пары глаз – две нормальные и одна конская – с сожалением провожали уносящуюся в космическую даль звездочку, пока она не растаяла за клочьями низких туч.

   - Как будто от меня часть оторвалась и улетела навсегда! – сдавленным голосом выговорила Снегурочка.

   Дед Мороз с жалостью глянул на внучку. Повзрослела совсем – никогда еще девушка так тяжело не прощалась с людьми.

   - Внученька, такая наша доля, – произнес Дед Мороз, обняв внучку за плечи. – Как же еще напомнить людям, что есть в мире место сказке, доброте, любви, как сохранить надежду и веру в чудо?

   - Тяжело тебе, Иваныч, сердце мое просто кровью обливается, – с чувством сказал Кабриолет. – В следующий раз никуда не полетим, дома отсидимся!

   Снегурочка слегка отстранилась, глянула сначала на одного, потом на другого, сбила рукавичкой заиндевевшие слезинки со своих длиннющих ресниц и обиженно прозвенела:

   - Вот как, дедушка, да?! Сам себя жалеешь, чтобы меня передразнить, да?!

   - Никакого нам сочувствия от внучки, Иваныч! – притворно возмутился Кабриолет.

   - Так и надо, а то все поржать бы, да и только! – согласился миролюбиво дедушка. – Бедняжек-то представителей, вона, совсем запутали да с толку сбили! – довольно захихикал Мороз Иваныч.

   - Эх, юморист ты, дедушка, неисправимый, – уже веселее и без обиды молвила Снегурочка.

   - Я-то что! – вскинулся Кабриолет, – ты глянь только, что снеговики, то бишь зимородные переледыши из тринадцатой аберрации Тау Кита вытворяют: это ж надо додуматься, перекидываться своим сознанием в процессоры дроидов, чтобы исподтишка подшучивать над целой цивилизацией! Даже меня своим юморочком сегодня до белого каления довели! Кстати, хватит в небо глазеть - пора пойти глянуть, не замышляют ли эти прохиндеи чего нового после затеи с фейерверками.

***

   Вокруг Таверны, а тем более внутри было не менее шумно и тесно, чем в космопорту планеты Икзалхетзелфдедунметхертен.

   - Эй! - окликнул возвращающихся к столику офицеров парень в тельняшке, - вы же только что все вместе сидели за столиком! – парень даже подошел ближе, оставив прочих основателей Таверны, поднимающих бокалы и выкрикивающих поздравления в первые секунды наступившего года.

   - Фейерверк смотрели! – ответила за всех Анастасия.

   - А где же красавица, которую я вам доверил?

   Офицеры замешкали с ответом, не сразу сообразив, что наврать.

   - Куранты отбили двенадцать, и Снегурочка растаяла, как снежинка в ладони, – выручая всех, без тени улыбки сказал Афанасий.

   - Но ведь вернется? – не унимался парень.

   - Конечно, обязательно! – пообещал Афанасий, и, заметив, что парень успокоился и пошел обратно к своим, повернулся к друзьям, – и я не шучу, на самом деле.

   - Что ты имеешь в виду, Афоня? – подозрительно глянул на инженера Альберт.

   - Я позаимствовал кое-что у дроида, с которым Саша играл в шахматы! – лицо Афанасия озарилось азартом, и он помахал в воздухе открученной откуда-то микросхемой, - и уже успел проверить, пока мы возвращались – все сохранилось! На новом гипере я точно доберусь обратно, уж поверьте!

   - Сумасшедший! – только и сказала Анастасия, затем приподняла голову с адмиральского плеча и легонько ткнула кулачком адмиральские ребра, - мы ведь расскажем нашим будущим детям, что Дед Мороз существует, Сашенька?

   - Обязательно, Настенька, – кивнул Александр.

   - Ради такой девушки, как Яна, стоит попробовать, – поддержал идею Афанасия Альберт. – Только без меня, извини уж, на Главке моего участия ждет масса дел.

   - Конечно, тебе-то самому достаточно внести немного изменений в программный код твоей горничной, то есть лаборантки… или теперь это будет регистраторша? – подначил Альберта Александр.

   - Определенно, нужна новизна, и у меня совершенно недавно появились кое-какие занятные наметки! – согласился вдруг Альберт, и сам же первый рассмеялся.

   - Держу пари, она еще переплюнет тебя с какой-нибудь докторской диссертацией! Мы с Аркашей сделаем ставки!.. Аркаша, ты здесь, с нами? – обратил внимание на притихшего геолога Афанасий.

   Аркадий обвел друзей задумчивым взглядом, почесал макушку, и выдал:

   - Вот честно, я линкуя не понял: нахрена они прилетали?!

   Офицеры переглянулись, и четыре глотки озорно заорали сквозь шум Таверны:

   - Дроиду не известно!

   От дружного хохота с разлапистых елей и сосен вокруг Таверны посыпался снежок, зазвенели сосульки под стрехой, а над Полигоном в ярких разноцветных сполохах пронеслась череда теней, похожая на тройку, запряженную санями.

   ПРИМЕЧАНИЯ
   (1) Темная материя – игровая валюта в Игре.

   (2) Мир Игры позволяет игроку (Императору) нанять за темную материю от одного до пяти офицеров, каждый из которых дает дополнительные опции игровому аккаунту: Командир повышает организационные способности, Адмирал добавляет тактические возможности флоту, Инженер улучшает инженерно-энергетические показатели, Геолог увеличивает производительность шахт, Технократ ускоряет развитие новых технологий и исследований. В отличие от повести «Пока часы двенадцать бьют», в игровом мире офицеры обезличены.

   (3) Легор – тестовый аккаунт игры, появляется на каждом игровом сервере на координатах 1:1:2 в момент ее открытия. По игровой легенде является создателем вселенной.

   (4) «солнечки и термояда» - жаргонное название видов добычи энергии в игре, соответственно солнечной энергетики и термодяерной энергетики.

   (5) «гипер» - жаргонное название гиперпространственного двигателя.

   (6) Линейный крейсер – особый класс кораблей в игре, характеризующийся высокотехнологичностью и практической выгодой.

   (7) Главка – центральная планета игрового аккаунта, с которой игрок-Император начинает строительство своей Империи.

   (8) «как уник без шпика» - жаргонные названия кораблей классов «уничтожитель» и «шпионский зонд». Особенности игры позволяют отправить шпионский зонд перед самой атакой ударного флота, чтобы разведать, не выставил ли обороняющийся (дефендер) защиту, способную сокрушить атакующий флот. Нередко, аккуратное соблюдение данного правило позволяет атакеру обнаружить засаду и спасти флот через своевременную отмену атаки.

   (9) «эмтэ и бэтэ» - жаргонные названия кораблей классов «малый транспорт» и «большой транспорт» (от аббревиатур МТ и БТ).

   (10) Таверна у Полигона – вымышленная локализация на форуме Игры, в которой некоторые завсегдатаи форума соревновались в умении красиво связать несколько слов. В словесных баталиях территория Полигона покрылась руинами и остовами былых битв, а ветераны Полигона, поговаривают, еще временами встречаются в Таверне на его окраине опрокинуть по стаканчику горячительного и вспомнить невообразимые подвиги и события Полигона.

   (11) Режим отпуска – опция, позволяющая взять паузу в игре. В этом режиме запрещаются атаки на аккаунт игрока, но, в то же время, останавливаются почти все остальные процессы, в том числе активность флота, добыча шахт и развитие исследований.

   (12) Сейв – комплекс игровых операций, позволяющих игроку защитить флот и шахтовую выработку от атак других игроков без выхода в режим отпуска, в том числе в момент отсутствия игрока непосредственно в игровом процессе.

   (13) Экспедиция – игровой квест, особенностью которого является неопределенность исхода полета. Часть флота отправляется игроком в неизведанную область вселенной на неопределенный период времени. Результаты квеста заранее неизвестны.

   (14) Звезда смерти – самый мощный класс кораблей в игре. Собственно, позаимствован из вселенной Звездных войн.

   (15) В Игре не раскрыта тема каких-либо иных цивилизаций. За исключением экспедиционных квестов, в которых есть вероятность вступить в бой с так называемыми «чужими», других контактов с жизненными формами, отличными от человека, не происходит.

   (16) Рабы и колоники - жаргонные названия кораблей классов «переработчик» и «колонизатор».

   (17) В 2010-м году в Игре состоялась смена стилистического оформления игры, а также частично механика игры и расширение платных возможностей. Перемены вызвали значительное изменение отношения пользователей к игре, по большей части в негативную сторону.

   (18) В Игре после боя в космосе можно собрать часть обломков в виде ресурсов, из которых состояли погибшие корабли или оборонительные сооружения. Сборкой лома занимаются только корабли класса «переработчик», в зависимости от сервера игры это может быть от 30 до 70 процентов уничтоженной структуры.

   (19) «При прыжке экспедиционный флот попал в поток звездного ветра, из-за чего прыжок ускорился, и экспедиция возвращается несколько раньше» - один из рандомных результатов экспедиционного квеста.

   (20) «Эта часть вселенной, наверно, еще не исследована» - одна из стандартных фраз сообщения, получаемого игроком после выполнения экспедиционного квеста.

   (21) Вопросы, заданные Аркадию, связаны с игроками и событиями русского сервера Игры.


Рецензии