Вторая жизнь

Отрывок из романа «Я тот, кто это видел»

Пока Славик обходил, беседуя с каждым, свою группу, мы с Мегги как бывалые бойцы информационного фронта готовились к  работе: проверяли аппаратуру, ручки, диктофоны, делали необходимые пометки в блокноте. Страшно хотелось курить. Поймав взгляд Славика, я жестом попросил его об этом. Он рукой указал на выход.
— Я тоже покурю, можно? — поняв смысл моих жестов, сказала Мегги.
Мы вышли на бетонные плиты стоянки и с наслаждением закурили. Вскоре к нам присоединился Славик. То ли нервное ожидание, то ли усталость, то ли еще что-то было тому причиной, но никто не проронил ни слова. Не сговариваясь, мы достали еще по сигарете. Каждый, наверное, подумал, что неизвестно, когда еще удастся покурить в следующий раз, да и удастся ли вообще. Какое-то минорно-лирическое настроение царило в нашей крохотной компании, которое очень не хотелось нарушать, но которое, как всегда это случается, было прервано самым грубым образом — из самолета пулей вылетел второй пилот и крикнул:
— Всем на борт! Сейчас взлетаем! Командир получил полетное задание.
Мы вернулись в салон. Почти вслед за нами поднялся командир. На ходу он бросил какую-то фразу Славику. Щелкнул замок кабины. Запели жалобно и надрывно турбины. Самолет резво выкатил на рулежку и помчался на взлетную полосу.
— Всем пристегнуть привязные ремни! — скомандовал зычно Славик.
Мы понимали, что это не пассажирский рейс, и команда была выполнена мгновенно.
Взлетели. На этот раз никто не дремал. Все всматривались в стекла иллюминатора — что там? — этот вопрос никто не задавал вслух, но он словно звенел в салоне.       
Прошло полчаса. Ничего не происходило — внизу обычный пейзаж, в небе чисто, ни облачка, ни НЛО. Постепенно напряжение спало. Кто-то задремал, кто-то завел разговор с соседом, кто-то стал читать газеты.
Почти с досадой я уже подумал, что ничего не произойдет. И в этот момент какой-то странный страшный крик ворвался в салон. Звук напоминал крик раненого человека, только был таким громким, что закладывало уши. Я заметил, как струйкой потекла кровь из носа у одного из ребят, как закричал и закрутился, пытаясь вырваться из привязного ремня, другой.
— Надеть наушники, — приказал Славик.
Не успели мы выполнить команду, как звук стал тише, а затем и вовсе исчез, словно некто внимательно следил за нашей реакцией и ничего не собирался делать впустую.
Но тотчас какая-то дьявольская сила стала играть самолетом, словно ребенок пушинкой. Наш несчастный  ЯК вопреки всем законам физики не упал, когда у него замолкли турбины, а застыл на месте. Затем его бросило высоко вверх, потом стало швырять из стороны в сторону, мотать по гигантскому кругу. Вдруг все прекратилось, и с огромной высоты самолет стремительно заскользил вниз.
Если бы не ремни, мы, как астронавты, плавали бы по салону в состоянии невесомости.
«Окончен бал, погасли свечи», — звучала во мне навязчиво единственная строчка из жизни. И никаких тебе проносящихся, как писали классики эпизодов из детства, юности и прочих милых сердцу картинок.
И вот, когда уже можно было разглядеть не только речку, но и лодку на ней, также стремительно, но мягко кто-то начал или что-то начало торможение. Через несколько минут наш самолет завис над ровной грунтовой площадкой и стал медленно опускаться на нее. Вот шасси коснулись земли…
Мы живы! Но я не увидел радости на лицах — только напряженное ожидание и готовность к отпору. Щелкнул замок, открылась дверь кабины. С бледно-серым лицом, отрешенным взглядом командир корабля представлял собой весьма печальное зрелище.
— Вы что-нибудь успели передать в Тюмень? — спросил у него Славик.
— А? Что? — растерянно и вяло отреагировал командир. — Нет... Все приборы  вырубились неожиданно. Самолет все это время нами не управлялся…
— Где все-таки, мы приземлились? Вы можете сказать?
— Да. Это Северная площадь, километров двести от Таежного.
— Точно? — спросил Славик.
— Ручаюсь, — снимая фуражку, из-под которой ручейками стекал пот, ответил командир.
Славик присвистнул: поле и метрах в трехстах обломки буровой…
— Экипажу пока оставаться в самолете, — твердо сказал Славик командиру. — Попробуйте связаться с внешним миром. — И повернувшись к нам, громко приказал: группе капитана Саблина подготовиться к высадке. Остальным — к бою.
Мегги, словно прежде всего это касалась ее, расчехлила ТЖК и начала съемку.          
— Вы тоже остаетесь в салоне, — обратился к нам с Мегги Славик.
— Нет уж — разозлился я. — Мы должны были погибнуть. А раз остались живы, то уж второй своей жизнью я буду распоряжаться сам.
— Отлично сказал, Женя! — заявила Мегги. — Я солидарна с тобой!


Рецензии
"Я тот, кто это видел" Где прочесть эту вещь целиком?

Нонна Незлобина   17.07.2019 05:54     Заявить о нарушении
Здесь же на сайте, Нонна! Удачи!

Юрий Пахотин   17.07.2019 19:12   Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.