Год собаки. Городская сказка

31 декабря 2017 года. 17ч. 25мин.

- Топорков, а ты в курсе, что наступающий год – год Собаки?
 
- Собаки? Какой собаки?
 
-Желтой, - засмеялась Вика. - По китайскому гороскопу!

- А… да… - протянул Никита.

- Так вот, - продолжила она с загадочно-торжественной интонацией, - говорят, что если встретить этот Новый год с настоящей собакой…

Что такое особенное произойдет в этом случае Никите узнать не удалось.
Со стороны дороги вдруг донесся визг шин, Никита отнял от уха телефон и обернулся. Красная «реношка» боком скользила по диагонали дороги, туда, где по краю тротуара семенила старушонка.

Никита достиг старушку в пять шагов. Ухватил за предплечья, слегка приподнял и так, держа на весу, стал пятиться вглубь пешеходной дорожки.
Спустя мгновение легковушка пронеслась по их следам, окатив с ног до головы ледяным крошевом.

- Вы как? Все нормально? - Никита развернул старушку лицом к себе, взглядом ощупал сухенькое морщинистое личико.
Та испуганно таращила выцветшие глазки и, округлив губы в баранку, шумно хватала воздух.
 
- Голова кружится?

- Нееет.

- Значит, всё о’кей?
 
Старушка кивнула. Еще несколько минут ей понадобилось, чтобы понять, как и почему она оказалась в объятиях молодого мужчины. Наконец, она окончательно пришла в себя и расплылась в благостной улыбке:
- Спаситяосподь, милай! Ведь спас, спас! Ангела тебе хранителя! Счастья, здоровья  и жене, и деткам.

- Ага, - согласился Никита, – если бы они ещё были.

- Будут, милай, будут! - заверила старушка. - Прямо сёдня судьба твоя решится!
Никита поднял брошенный в спасательном пылу портфель, потом вдруг стал панически охлопывать себя по карманам.
 
- Не это ли ищешь? – спросила старушка, указывая на колею, оставленную колёсами машины.
 
Никита с тоской посмотрел на расплющенный мобильник и расстроено кивнул.

- Не об том печалишься, - покачала головой старушка. - Воздастся тебе.
 
-  Уже. Воздалось, - буркнул Никита, поднимая останки того, что только что было новейшей моделью смартфона. – И что вам дома не сидится…
 
- Вижу - сумневаешься. Зря. Говорюте, сёдня, за полчаса до Нового года!
 
Никита ухмыльнулся: видит она! Но вспомнив, о грядущей новогодней ночи и, заодно о просьбе Вики, на всякий случай спросил:
-  Случайно не знаете кого-нибудь, кто щенков продает?
 
Старуха хитро прищурилась:
- А ты что же, милай, в интернете не кумекаешь? Вот там и ищи. А по сторонам будешь зыркать – только время потеряешь!

-  И вас с Наступающим! Вы только в следующий раз держитесь от края дороги подальше.

Оказалось, он не помнит Викин номер телефона наизусть. Тот – старый, что был у нее много лет назад, помнит, а нынешний – нет. Не запомнил. Не успел.

***
 
Они познакомились одиннадцать лет назад. Никиту пригласил в гости однокурсник Славка и познакомил со старшей сестрой - Вика была старше на три года.
 
У Никиты перехватило дыхание – такой невообразимо прекрасной показалась она ему. Он словно бы забыл родную речь – во всяком случае, не понимал ни слова из реплик, которыми пикировались брат с сестрой. Только пялился на неё, как безнадежно влюбленный старшеклассник на молодую учительницу, а встретившись глазами, тут же ронял взгляд на её тапочки…
 
Потом были годы расставания. И вот неделю назад оба оказались на чужом корпоративе. Случайно.

 Он узнал её в первое же мгновение.
Признаться, она мало изменилась. Немного похудела и перекрасила волосы - придала белокурым кудрям пепельный оттенок, что чрезвычайно шло к её серо-голубым глазам.
Вика вначале просто среагировала на его изумленный возглас, настоящее узнавание пришло немного позже.

Потом они сидели в кафе.
Она, как и раньше, больше спрашивала, чем рассказывала.
Удовлетворив любопытство настоящим, принялась инспектировать его память о совместном прошлом, забрасывая вопросами в утвердительной манере «Ты же помнишь?»
 
Никита вбирал в себя её ласковый одобрительный взгляд и согласно улыбался.
Конечно, он помнил. Тем более, что упоминающие ею «забавные» ситуации были связаны с его тогдашней готовностью исполнять все её просьбы, в отличии от Славки, отлынивающего от братской помощи. Нёсся очертя голову и постоянно попадал впросак: билеты обязательно покупал или не на тот фильм или не на те места; тоник для лица путал с джин-тоником, пенку для волос - с пеной для бритья…
Славка всякий раз заходился от смеха. Никита смущенно мялся – у его матери ничего подобного не водилось. В их сельпо никаких муссов, пенок и тоника сроду не завозили, а может и завозили, да он внимания не обращал.
Вика возмущалась, кисло морщилась или просто закатывала глаза, но потом неизменно прощала. Даже подбадривала. И за это он любил её еще сильнее.

-  …а как провожал меня в аэропорт? – допытывалась Вика.

 Ещё бы ему не помнить. Она уезжала в Лондон, на учебу. Славка завис на пересдаче зачета и попросил проводить сестру в аэропорт – «отволочь чемоданы».
 
  Никита отволок. А у самого турникета не удержался - вцепился в них бульдожьей хваткой и, не обращая внимания на толпу провожающих, завопил из последних жил: «Не уезжай! Лучше выходи за меня замуж!» Никита до сих пор не понимал, что на него тогда нашло. Прекрасно ведь знал, что ей нет никакого дела до влюбленного увальня-второкурсника и его нелепого, безголосого ухаживания. Её ждали лондонские туманы, неправильные глаголы, пабы и кэбы, лощеные джентльмены.
Она уехала. Его любовь свернулась в ежистый клубок и угнездилась где-то в межреберье. Больно ворочалась, укладываясь в бессрочную спячку.  Она и сейчас там…

- Смотрю на тебя и жалею, что тогда не согласилась, - сказала Вика, вырисовывая пальцем на столешнице что-то ромашковое.

- Соглашайся сейчас, - быстро сказал он.

- А я соглашусь, - ответила она без тени улыбки.

Они чудесно провели два выходных дня, но к разговору о женитьбе больше не возвращались. Никита решил не форсировать события.  Ему надо было привыкнуть к новой Вике. К её воркующему голосу, нежным прикосновениям, долгим взглядам – всему тому, о чем он раньше мог только мечтать.
Тем более, что началась заполошная предновогодняя неделя.
 
 Его день был забит до отказа. Пришлось даже отказаться от поездок на машине – не мог позволить себе простаивание в пробках. С Викой они не виделись, но его телефон регулярно пульсировал от её смс-сок, в которых, если и не высветилось слово «любовь», но уже носился дух ее предтечи. Сперва появилось ласкательное - «Никитушка», после - «милый» и даже! – «мой дорогой».

 Не смотря на все это, Никита никак не мог поверить в её внезапно пробудившиеся к нему чувства.
  Да, он сменил дешевую куртку на дорогое кашемировое пальто, научился пользоваться парфюмом и водить машину, объездил пол мира, включая некогда укравший её Туманный Альбион, но по сути - оставался тем самым деревенским парнем. Может быть, немного сдержаннее себя прежнего.

 Многообещающее предложение - встретить Новый год вместе, несколько поколебало его неверие. Но сегодняшний звонок опять пробудил сомнение: во-первых, она назвала его как раньше, по фамилии, а во-вторых… эта просьба, насчет собаки...
Ну что же. Собаку так собаку. Он постарается. Ещё раз. Жаль, невозможно уточнить - какую именно. Можно было позвонить Славке, разузнать что и как, но Никита не стал. Загадал: если угадает с собакой, то и с Викой у них тоже все сложится.

18ч. 45мин.

Объявление о продаже китайской хохлатой Никита сорвал на фонарном столбе.
Вике подойдет именно такая - элегантная и нежная, подумал он.

Хозяином годовалой Хлои оказался мужичок лет шестидесяти, сутулый и лысый, в замызганной фланелевой рубахе, заправленной в тренировочные штаны. Мужичок был в лёгком подпитии и, судя по царящему на столе натюрморту, находился в этом состоянии далеко не первый день. Хлоя, так звали собаку, кидала из-под длинной белобрысой чёлки испуганные взгляды, тряслась мелкой дрожью и жалась к ногам хозяина.

- В жисть бы не продал, – шмыгал носом мужичок, поглаживая голое серенькое тельце, – кабы б жена не померла. Я человек нервный, опять же – выпиваю, а с ней деликатное обращение требуется…


 Никита представил себя и Вику за праздничным столом. Она в небесно-голубом, под цвет глаз. В одной руке держит Хлою, в другой – высокий бокал. Бом-бом… - начинают торжественный отчет куранты. «Шампанского! скорее, не успеем!» - волнуется Вика. Никита с хлопком открывает бутылку… Хлоя, истерично тявкнув, вырывается из её рук и плюхается прямо в центр стола, опрокидывая на белоснежную скатерть графин с янтарным яблочным соком, салатник с оливье и что-то там ещё…
Вика презрительно кривит губы: «Фу, Топорков. Я же просила настоящую собаку, а не это недоразумение!»

- Бери, не сомневайся, - уламывал мужичок. -  Такая животинка, что ты! Я за иё даже в транспорте не плачу. Говорю, что это кошка. Египетская! - мужичок залился квакающим смехом. - Одна привязалась: платите штраф – это собака! она не мяукает! А я ей: так она и не гавкает! Ха – кха – кхва- ква…

Никита вежливо выждал, пока хозяин отсмеётся и попросил документы на собаку.  Мужичок  икнул и насупился.

- Борзе-е-ешь. За такие деньги ещё и бумаги?
Ответить Никита не успел. Хлоя, радостно вереща, бросилась к входной двери. В квартиру вошла болезненного вида пожилая женщина. Никита увидел, как при виде собаки вспыхнула радость на её изможденном лице.

- Варюша, как? уже выписали? -  промямлил мужичок.

20 ч. 11 мин.
 
Никита еще раз сверил адрес и вошел в подъезд. Вдавил кнопку звонка, и, услышав возню у двери, крикнул:
- Я по объявлению.

Дверь отворила девчушка, лет пятнадцати. Круглые очки в слишком массивной для юного личика оправе, два хвостика с множеством цветных резинок на светло-русых волосах, драные джинсы, свободная футболка.
 
- Привет! А из взрослых дома кто-нибудь есть? – спросил он.
 
- Здравствуйте. Это я давала объявление, - сказала девочка неожиданно взрослым голосом.

 Никита всмотрелся пристальней… Да ей под тридцать, изумился он и тут же приободрился. С ровесницей легче будет договориться.

- С Наступающим, - сказал он.  – Я  по поводу щенка.

-  Я поняла, - улыбнулась она.Протянула узкую ладошку:
- Лина.
 
Он представился:
- Никита.

Велев, не разуваться, Лина проводила его в комнату.

В детском манеже шевелился  меховой клубок песочного цвета, из которого в разные стороны торчали уши и хвосты. Минута – и клубок распался на три тупоносых щенка. Из-под нежно-бежевых  складок на Никиту  настороженно уставились три пары глаз цвета созревшего ореха.
 
Когда час назад он набрал в поисковике «миниатюрные собаки», на экране высветлилась такие же забавные мордашки в глубоких складках. Порода называлась «Карликовый китайский шарпей». Щенки были похожи на плюшевые тапочки-собачки, что были на Вике, когда он увидел её первый раз.
Никита тут же написал владелице, ответ пришел спустя десять минут. Приятно удивился, прочтя адрес – заводчица жила с Викой в одном районе. Никак бабулька наворожила, подумал Никита.

И вот он здесь.
 
- Выбирайте, - сказала Лина. – Все три девочки. Лола, Лада и Лайма.
 
Щенки оказались ещё забавнее, чем на мониторе. Особенно Лола - единственная, потянувшаяся к нему с беспечным любопытством.

Если правду говорят, что собака должна быть похожей на своего хозяина, то шарпей больше подходил не Вике, а Никите.
Он крепко сбит, приземист – чуть ниже Вики, когда та на высоких каблуках. И подбородок у него квадратный, нос широкий и короткий, а ещё он морщит лоб, почти как шарпей…
 Но если у них всё сложится, то какая разница, подумал он.
 
- Щенки, как и положено, от вязки стандартных шарпеев, - объяснила Лина. - Привиты. Документы в порядке. Их мама в соседней комнате, фото отца покажу. Гарантировать, что они останутся миниками, не могу. Сейчас они отстают в росте на четыре сантиметра, но вероятность, что они дотянутся до нормы есть – случаются такие случаи на седьмом – девятом месяце. Хотя, но при таком отставании, вряд ли.

–  Неужели это так важно? – удивился Никита. – Четыре сантиметра, два… какая разница?

 -  Большая! Для заводчика – очень. Вы в курсе, что миников нельзя вязать?
 
– Так далеко я не загадывал, - признался Никита, не сводя глаз с Лолы. - А вообще-то, я так рад… Еще утром о щенке я и думать не думал, и если бы не Вика…
Девушка в сомнении покачала головой.

- Если берете для дочери, то... даже и не знаю. Шарпеи - собаки добродушные, но все же – это бойцовая порода, даже если это мини-пей. И без помощи взрослых ребенок вряд ли справится.
 
– Не переживайте, – улыбнулся Никита, -  Вика - моя девушка. Вот захотела встретить Новый год с символом...

- Что значит встретить Новый год? – напряглась Лина.

- Это все китайцы, - махнул рукой Никита. - Наступает год Собаки и если в новогоднюю ночь в доме будет настоящая собака, то…  -  он запнулся, понимая, что тупо повторяет слова Вики, не зная, что за этим «если» следует, - …год будет счастливым, - наконец подытожил он.

- Дикость какая, - вспыхнула Лина.

Никите стало не себе.

- Я не так выразился, - быстро сказал он. – Мы не только на новогоднюю ночь… Не только! Она – действительно… не думайте…

- Подарите ей мягкую игрушку, - сказала девушка с нескрываемой иронией. - Есть такие - на батарейках. Они двигаются и «гав-гав» умеют произносить. А когда надоест можно на антресоль затолкать. Очень удобно.

Зазвонил телефон. По тому, как быстро Лина схватила трубку, звонок был ожидаемым. 
- Да, - сказала она, отвернувшись и делая шаг в сторону.
 
Из трубки доносился взволнованный мужской голос. Никита видел, как у девушки мрачнеет выражение лица.
 
- Не волнуйся, - сказала она отрывисто, - скоро буду.

 Затем  бросила Никите через плечо:
- Я хочу, чтобы вы ушли.

Он понимал, что все испортил, но отказывался в это верить. Чтобы из-за случайно оброненного слова…

- Вы не правильно поняли. Вернее, это я не правильно выразился. Послушайте, давайте считать, что я вам ничего не говорил.

-  Я всё правильно поняла.  Уходите.

Она думает обо мне невесть что, с отчаянием подумал Никита. Ему почему-то показалось очень важным – вернуть её улыбку и недавнее расположение. И заговорил горячо, сбиваясь под  строгим взглядом.

-  Я понимаю: вы не уверены что она… мы не справимся. Но я вас уверяю…
 
- А сами вы – уверены? – вскинулась она.

 «Уверен ли я?»  -  мысленно спросил себя Никита. И вынужден был признаться, что – нет.
 
 Прежде Вика терпеть не могла никаких домашних животных, и хотя сегодня прямым текстом озвучила, что хочет в качестве подарка собаку, сомнения оставались - вдруг, он опять что-нибудь напутал?

 Он живо представил ее, сидящую нога на ногу в кресле в тех самых «собачьих» тапочках. У ее ног - Лола, не сводящая влюбленного взгляда с хозяйки. Вика болтает по телефону, свободной рукой ласково треплет собаку по загривку. Вдруг тапочек соскальзывает со ступни, Лола моментально вгрызается в меховую рожицу…
«Фу, какая гадость, - морщится Вика, - она же все обслюнявила! Убери ее куда-нибудь!»
 
Никита по-собачьи замотал головой, прогоняя видение: «К черту сомнения!»
 
- Хорошо. Давайте сделаем так. Я возьму щенка на испытательный срок. Скажем, на два дня…

- Чтооо? – взвилась Лина. – Вы в своем уме? Я отдам щенка невесть кому? на развлечение толпы?

- Зря вы так, - сказал Никита. – Никакой толпы. Только я, Вика и Лола. Вы же всё равно уходите…  а так, хоть один из щенков будет под присмотром.  А я любой залог, расписку, что хотите…

- До свидания, - жестко ответила заводчица и указала на дверь.

21ч. 25 мин.

Никита брел по заснеженному бульвару, ругая себя последними словами: почему не додумался обратиться в питомник или не озаботился списаться с ещё хотя бы одним заводчиком!

Теперь же времени оставалось только на сожаления, а город, словно в укор ему, казался наводнённым собаками.

Вот потрусила лохматая болонка, направляясь к интеллигентного вида пенсионеру. На противоположной стороне улицы пьяненький толстячок покорно плелся за солидно ступающей овчаркой. Цокая высокими каблуками, навстречу Никите семенила блондинка в роскошной песцовой шубе с палевым йоркширским терьером на руках.
 Псинка была запакована в переливающийся блестками комбинезон, на челке солнечным одуванчиком цвёл собранный в розетку оранжевый бант.

Никита миновал ёлочный базар, где запоздалые покупатели перебирали оставшиеся нераспроданными кособокие деревца, продавец простуженным голосом сипел о семидесятипроцентной скидке.
 
И в супермаркете торговля шла на убыль. Первое, что Никите бросилось в глаза – почти пустая корзина с мягкими игрушками. На самом дне сиротливо жалась к пластмассовой сетке плюшевая копия таксы.  Он тут же вспомнил слова Лины: «А вы ей игрушку подарите!» и резко отдернул потянувшуюся к корзине руку.

 Неторопливо прошелся мимо полуразоренных полок. Выбрал несколько упаковок нарезки, бутылку итальянского шампанского и, горько усмехнувшись, шоколадную фигурку собаки в целлулоидной упаковке.

22ч.01 мин.

До дома Вики оставалось рукой подать: пересечь бульвар и пройти пару кварталов, как вдруг рядом с памятником генералу - герою Великой Отечественной, увидел её…

Крупная, рыжая с белыми подпалинами собака сиротливо жалась к пустой скамейке.
Тускло светились металлические заклепки на черном кожаном ошейнике, на кольце болталась круглая пластиковая бляха с ярко-красной буквой «Т». Исподлобья взглянув на подошедшего Никиту, она слегка шевельнула саблевидным хвостом.

Никита оглянулся в поисках её хозяина. Редкие прохожие торопились к праздничным столам, небольшая компания подростков веселилась на площадке у наряженной ёлки. Собака на их щенячий визг никак не реагировала.

 Никита вытащил из сумки упаковку с ветчиной, сорвал целлофан и поманил собаку к себе.
- На-ка, возьми!

Пёс, а это был пёс, сглотнул слюну, переступил передними лапами, но остался на месте.

 - Как тебя?  Трезор? Тарзан? Может - Танго?  Ну, уж точно не Тузик.
Пёс вывалил наружу язык и повилял хвостом.

- Да ладно! Великоват ты, дружище, для  Тузика. – Никита положил несколько пластинок ветчины на землю и отступил на шаг назад. - Возьми, не бойся!

 Пёс медленно подошел, обнюхал угощение, взял в зубы и потащил на прежнее место. Расправился с едой, принюхиваясь, повел носом.

- Понравилось? Еще хочешь? – воодушевился Никита. Подошел вплотную. Присел на корточки, стащил перчатку и на открытой ладони протянул остаток нарезки. Пёс очень аккуратно взял стопочку ветчинных пластинок и заглотнул одним махом; потом поелозил по ладони мокрым кожаным носом.

- Ты потерялся, - сказал Никита, - а я весь вечер пробегал в поисках собаки. Хотел любимой женщине подарок на Новый год сделать.
 
Пёс опять улегся на снег и положил голову на вытянутые передние лапы.
 
- Один раз я её уже упустил. Она уехала в Лондон, замуж там вышла. За джентльмена. А я жил здесь. Женщины были, но…, - Никита замялся, подыскивая нужное слово, - такого, чтобы сердце до неба прыгало - не случалось. Я ждал, ждал… А потом устал ее любить. Уже думал – забыл. А недавно…
 
Пёс широко зевнул и отвернулся. Было понятно - детали ему не интересны.
- Слушай, пойдем со мной? Что тебе стоит, а? Встретим Новый год, а завтра – клянусь! – займемся поиском твоего хозяина. Я объявления расклею:  «Найдена собака… и фото!» Как тебе?
 
Пёс почесал лапой ухо.

- Выручай! Холодно же… и у тебя шерсть не так, чтобы очень… А она – классная, ты увидишь! Во всяком случае, я тебя в обиду не дам.
Никита выпрямился, пёс поднялся на лапы.

***
 22ч. 32 мин.

- Никитушка пришел! – крикнула Вика, распахивая дверь. Она была в длинном золотом платье. В прическе тоже сверкало что-то желто-золотистое, напоминающее одуванчик у давешнего йорка…

Из нутра квартиры хлынули музыка и многоголосье. Никита замер в замешательстве – он был уверен, что Новый год они будут встречать вдвоем. А глаза Вики наполнились ужасом. Она тонко взвизгнула:

- Что это?

- Как что?  Символ наступающего… сама же просила.

- Ты с ума сошел! – сказала она нервно. - Я просила собачку, а не лошадь.

- Ты сказала «настоящую собаку», - напомнил Никита.
 
- Топорков, не тупи. Это же дворняга! Любому нормальному человеку понятно, что есть собаки и собаки... Где ты взял это чудовище?
 
- Здесь, недалеко. У одного  генерала.
 
Вика сморщила носик.

- У неё наверняка блохи, а ты её ко мне в квартиру…
 
- Его. Это – он, пёс. Тузик. Он, кстати, идти не хотел, я еле уговорил.
Вика вдруг захихикала:

-  Я поняла. Это такой прикол, да? Розыгрыш!
 
Смех был фальшивым. Как цветок в волосах, блеск пайеток на платье и наивное выражение глаз.
 
- Конечно, милая, - сказал он ровным голосом. Вытащил из портфеля шоколадную собаку и коробку французских духов, приготовленных накануне.
 
 – С Новым годом, дорогая!

Вика приняла подарки. Милостиво улыбнулась, повела оголенным плечиком, поправила прическу.

– Но что же ты, милый… надо было под ёлку… Ну, да ладно… - глазами показала на пса, - отведи его и быстрее возвращайся. Нас все ждут!

Никита взглянул на пса, тот смотрел с сочувствием.

– Не волнуйся,  мы уже уходим.

Из квартиры донесся басок Славки, требующего Никитиного присутствия для провода старого года…

– Вы начинайте, - крикнул Никита, -  я… буду!

22ч.51мин.

– Будем встречать Новый год у меня, - сказал Никита псу. Но тот вдруг заупрямился. Несколько мгновений стоял недвижимо, потом, словно получив  приказ,  понесся через двор…
 
– Ты куда? – Никита было кинулся вслед, даже пробежал с десяток метров, но потом остановился. – И ты, Тузик… – сказал расстроено…
 
 Вдруг пёс возвратился. Уселся в отдалении и принялся лаять. Но как только Никита направился к нему, опять бросился наутёк. Тузик возвращался ещё два раза, и каждый раз убедившись, что Никита идет в правильном направлении, срывался с места. Вскоре, стало ясно – пёс вел его обратно на бульвар.

23ч.08 мин.

Город опустел. Последний час уходящего года большинство народонаселения проводило у телевизора с героями Эльдара Рязанова. На одном канале еще трезвый, но уже изгнанный Ипполит выписывал круги по обледенелым дорогам Ленинграда; на другом – уже протрезвевший Лукашин, морщась после дегустации заливного, просил хрена.

 Измотанный и голодный  Топорков плелся за собакой, не понимая, зачем это делает.
Какой сегодня странный день, думал он. Весь вечер в погоне за собачим хвостом…

– Валдай! – послышался женский окрик.

Пёс, мгновенно сориентировавшись, бросился навстречу тоненькой фигурке в короткой дубленке. Через минуту он уже прыгал вокруг неё, оглушая бульвар весёлым лаем.
 
– Эх, ты – чертушка!  - донеслось до Никиты. - Где ж тебя носило?

Никита подошел к ним поближе.
 
– Здравствуйте… Мы с ним тут немного прогулялись…

Он увидел лицо девушки и запнулся.

– Вы?
 
– Вы? – эхом откликнулась Лина.

Никита поспешил отвести возможные подозрения в краже собаки.

– Он сидел здесь, один. Потом увязался за мной… Вернее, я его пригласил… на одну ночь.

– Получается, не понравилась девушке собака? – тихо спросила Лина.

– Не понравилась, - согласился Никита. – Он что же, тоже ваш?
 
– Моего дяди. Он уехал на неделю, попросил соседа присмотреть, а тот не справился… Тогда он позвонил мне.
 
– А почему – Валдай? У него же буква «Т» на ошейнике…

– Это знак, что в  медальоне спрятан телефон хозяина. Валдай уже несколько раз убегал, вот  дядя Коля и повесил медальон на всякий случай.
– А я ему: Тузик, Тузик…
 
Они засмеялись. А потом, когда выровнялось дыхание, оба смутились и замолчали.
 
– Вас наверно, ждут? – разбил паузу Никита.

– Конечно, - кивнула Лина. – Целое семейство. Да вы их видели.
Никита понимающе улыбнулся.
 
–  Вам, наверно, пора? – спросила она помедлив.

– Нет, - ответил он. И быстро добавил, - уже нет.

– Тогда, может к нам?
 
Никита замялся, хотя внутренне надеялся на подобное приглашение.
– Вы только решайтесь быстрее, - сказала Лина, – а то уже половина двенадцатого…

 Никита вдруг отчетливо услышал голос старушки: «Сёдня, милай, судьба твоя решится. За полчаса до Нового года!»
 
 Но ведь так не бывает, удивлённо подумал он, в то же время понимая, что происходит что-то чудесное и одновременно важное.  И тут его охватил щенячий восторг. Захотелось прыгать, как Валдай, и ещё выше! Чтобы рукой – до макушки ёлки, а сердцем - до самого неба!
 
- Полдвенадцатого?! – воскликнул он. - Что же мы стоим? побежали!
 
Через несколько минут на этом же месте невесть откуда появилась небольшая старушонка. Посмотрела вслед убегающей- рука в руке - парочке и удовлетворенно хмыкнула: «Так-то. А ты сомневался, милай!»


Рецензии
Мне просто понравилось! Вы молодец! Ни одного сбоя в сюжете, ни одного лишнего слова...Не то что у меня:))) Всего доброго!

Сергей Упоров 2   02.08.2019 07:42     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Сергей!
Зря вы так на себя... Я ваши рассказы читаю с большим удовольствием))
Спасибо за отклик!

Елена Лозовая   02.08.2019 22:43   Заявить о нарушении
Спасибо, Елена! И вам всего хорошего!

Сергей Упоров 2   03.08.2019 07:13   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.