Первоклассный шофер

    Автобаза в райцентре Малые Ямки закрылась в начале зимы, оставив без работы несколько здоровых мужиков.
    Погоревали тогда они с неделю, заливая свое горюшко вином. Но жить-то дальше как-то надо, и многие заделались шоферами на север - на лесозаготовки. Месяц в тайге, месяц дома.
    Жена первоклассного водителя, молодого парня и весельчака Женьки Горохова, красивая и худая Катерина, наотрез отказалась отпускать его на вахту, так как она была беременна.
    Как не упрашивал ее тогда Женька, та была ни в какую. – Не отпущу, и даже не проси.
    – Тебя там лесиной придавит, мне одной его воспитывать? – возмущалась она. – Твоим друзьям - алкашам все равно, где работать, у них дети уже большие, и бабы на них давно рукой махнули.
    Шли недели. Устроиться на работу в Ямках, у Женьки все никак не получалось. Да и что он умел, кроме, как шоферить. Это у него действительно здорово получалось.
    Накопленные Катериной кое-какие сбережения быстро заканчивались, а пенсии родителей - стариков, катастрофически не хватало.
    – Я знаешь, че подумал Катюш? – в один из вечеров, начал разговор Женька. – Может нам и вправду в город махнуть? Там-то работы завались.
    Катерина, задумавшись, посмотрела на него, и одобрительно кивнула головой.
    Женька даже слегка напрягся от такой реакции супруги. Он еще до своего увольнения с базы, не раз предлагал переехать, да только она всегда вставала на дыбы, и кричала на мужа:
    – Ты там кутить будешь, а я в четырех стенах сидеть?! Тут хоть твои дружки-собутыльники до дома донесут, а там замерзнешь в какой-нибудь подворотне по пьяни, или ножом, где пырнут! – и покрываясь от злости пятнами, прекращала этот, как она сама говорила, «не нужный разговор».
    – Ты знаешь, а я сама давеча об этом подумала. Тем более у моей тетки Клавы двушка, и она нас давно приглашает.
    И Гороховы, посоветовавшись со своей немногочисленной родней, включая саму тетку Клаву, стали готовиться к переезду.
    Собрав, и загрузив в свои «Жигули» весь не хитрый скарб, Гороховы поехали жить в город.
    – Ну, все мать, мы с тобой горожане теперь! – с гордостью говорил за накрытым у тетки столом, подвыпивший Женька. – В городе точно не пропадем. С моими-то корочками. Будем теперь Катюша по театрам да музеям с тобой расхаживать. Все тут есть. Не то, что наши Ямки, дыра-дырой. Кроме, как пить, и делать больше нечего.
    Женька, недолго помыкавшись по городу в поисках работы, устроился на крупное автопредприятие, шофером на «Камаз». И зажили Гороховы полноценной городской жизнью. Женька ишачил с утра до ночи, Катерина сидела дома, поглаживая свой набухавший живот.
    Почти каждые выходные, Гороховы уезжали в Ямки за провизией, и помыться в бане, которую шибко любил Женька.
    Прошло три месяца. Чтобы не стеснять тетку, и пожить полноценной супружеской жизнью, Женька захотел переехать в свой отдельный угол.
    – Даже в трусах, не походить спокойно по квартире. – высказывал свое недовольство Женька. – И ночью нам с тобой Катюха, как следует душеньку не отвести. Тетка-то, не шибко еще старая, все понимает.
    И Катерина, устав от постоянных упреков со стороны мужа, сказала тетке, что они собираются от нее съехать.
    – Разве тесно вам со мной Катенька? – переживала тетя Клава. – А родишь скоро, кто тебе помогать-то будет? Мужик-то твой каждый день на работе допоздна. А я бы подсобила. Мне одной уж больно скучно.
    Доводы тетки, на Женьку все никак не действовали, и найдя объявление в газете, Гороховы сняли комнатушку.
    Летом Катерина родила мужу здорового сынишку. Этот крупный, голубоглазый карапуз, как две капли воды был похож на отца, чему Женька был несказанно рад.
    – Копия я! – хвастался он в гараже. – Наша порода, Гороховская!
    Отмечая с мужиками на работе рождение первенца, Женька закатил шикарную гулянку.
    Ближе к ночи, молодому папаше, вдруг стало невтерпеж посмотреть на своего наследника, и он, купив огромный букет роз, на такси подкатил к роддому.
    – Здравствуй родимая! – заплетающимся голосом поприветствовал Женька вахтершу. – Как бы мне к Кате Гороховой пройти? Сын у меня родился, понимаешь?
    Вахтерша, пожилая и крупная женщина, не говоря ни слова, выхватила у него из рук букет, и несколько раз заехав по раскрасневшейся физиономии, вытолкала Женьку на улицу.
    – Протрезвей сначала, паразит, а потом про жену спрашивай. Моду взяли, напиться на радостях, и в роддом ползти. – бубнила вахтерша, закрывая дверь на металлический засов.
    – Нихрена себе охрана! – выпучив глаза от такого радушия, смотрел Женька то на закрытую дверь, то на поломанный веник из цветов. – Поглядел на родного сынулю.
    Прогорланив немного у крыльца роддома, Женька взял с земли булыжник, и со всей дури запустил его в первое попавшееся окно, разбив стекла в дребезги. После, тут же ретировался.
    С прибавлением в семействе, денег Гороховым, снова стало не хватать.
    – Я тут знаешь, че подумал, Катюш? – глубоко вздохнул Женька, и осторожно посмотрел на жену. – Машину нашу бы продать. Все, какие никакие деньжата. На первое время нам хватит.
    Его красные «Жигули» хоть и были не новые, зато мотор работал исправно, а кузов был без единой царапины.
    – А как мы сами будем без машины? – с явным недовольством спросила жена. – В Ямки мы на автобусе будем ездить что ли? Тебе бы все продать, и остаться без штанов. Ишь че удумал.
    Шли дни. Женькиной зарплаты хватало ровно на две недели. Занимать деньги у тетки, было уже неудобно, и тут Катерина сдалась.
    – Ладно, настраивайся на эти выходные на рынок, раз решил ее продать. – пробубнила жена. – Возьми только кого-нибудь с собой, а то тебя там простофилю, мигом облапошат.
    И вот наступила долгожданная суббота. На улице было тепло и сухо. Продавцы своих перламутровых красавиц к пяти утра стали подтягиваться к рынку.
    Женька, взяв с собой напарника по гаражу Дениса Усачева, чинно заехали внутрь, и заняли свое место.
    – Ну и машин уже с утра! – удивлялся Денис, разглядывая чистенькие автомобили. Он первый раз был на автомобильной барахолке, и одновременно столько машин, никогда не видел.
    – Эх-хе-хе! Продать бы нам свою ласточку сегодня. – мечтал задумчиво Женька, играя своими крупными скулами. – Обмыли бы это дело, как следует.
    Признаться, честно, для Женьки сама продажа машины была не так важна, ему нравился сам процесс. И в случае удачной сделки, можно было дома, устроить душевное застолье. Для этого он и прихватил с собой на рынок в то утро две литровые бутылки водки, несколько банок пива и пять зачерствелых мясных беляшей.
    Развалившись поудобнее на сиденье, Женька включил магнитолу, и посмотрев на полусонного Дениса, читающего одним глазом неинтересный журнал, весело сказал:
    – Ну, что, мой друг? Чтоб веселей наше дело пошло, надо малость врезать. – и подмигнул Денису.
    – А вдруг не продадим ее? Тут оставим, без присмотра? – слегка забеспокоился Денис.
    – Да щас же, так я им ее оставил, девочку мою! На эвакуаторе утащим мою королеву! – и резко крутанул на бутылке колпачок.
    На часах было одиннадцать часов утра, покупателей все не было.
    Яркое солнце, высоко поднявшись над городом, уже вовсю припекало. Женька с Денисом, после первой бутылки, пребывали в отличном настроении.
    Им было уже не важно, продадут они свой Жигуль, или нет. Важно было одно, продолжить веселье, и по полной программе, насладится этим субботним, летним днем.
    – Ну, что, старина?! – мутными глазами посмотрел на Дениса Горохов. – Как насчет, чтобы продолжить? – и пощелкал пальцами по горлу.
    Денис одобрительно кивнул головой.
    Через час к Гороховской машине подошло несколько крепких парней. И они со знанием дела, стали рассматривать на лобовом стекле объявление.
    – По чем отдаете? – поинтересовался накачанный, короткостриженный крепыш.
    – Кого отдаете? – промычал Женька, не поднимая с руля головы. – Вам че от нас надо мужики? Вы нас с кем-то спутали? – попытался он выйти из машины, но тут же упал.
    – Машина не продается! Она самим нам нужна! – добавил еле живой Денис, и сразу же откинулся на спинку сиденья, и захрапел.
    Парни переглянулись между собой, пожали плечами, и удалились.
    Доходило шесть часов вечера. Горе-продавцы, открыв на полную все окна, крепко спали, и их храп раздавался на весь салон и прилегающую территорию. Покупатели подходили к машине, и увидев эту картину, хохоча, уходили прочь.
    Тут, Женька внезапно проснулся. С взъерошенными в разные стороны волосами и красным лицом, он выскочил из машины, и закричал:
    – Мужики! Ну купите вы кто-нибудь мою ласточку! В жизни не пожалеете! Деньги позарез нужны. Баба только родила. Выручите, люди добрые!
    И через пару минут, к ним подошла пожилая, семейная пара.
    Интеллигентного вида мужчина, надев очки, с дотошным видом исследовал каждый сантиметр кузова, и послушав пару минут заведенный мотор, сказал:
    – Берем не глядя! – и протянул Горохову руку.
    – По рукам, дружище! – крикнул Женька, и крепко обняв мужика, похлопал его по спине.
    Оформив за несколько минут все необходимые документы, Женька с Денисом, внимательно пересчитали заветные купюры, и положив их в полиэтиленовый пакет, пешком поплелись домой.
    Машина была продана, и на лицах друзей, светились улыбки.


Рецензии
Чудесный рассказ. Такой веселый и добрый, а главное- со знанием дела.

Горовой Геннадий   07.10.2019 03:39     Заявить о нарушении
Действительно случай из жизни))) Спасибо Вам за отзыв!

Александр Мазаев   07.10.2019 06:12   Заявить о нарушении
И Вам всего самого светлого!!!

Горовой Геннадий   07.10.2019 07:36   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.