Когда рубашки были большими...

                - Милику, засели нитку, пожалуйста..!,- по очереди, либо все разом, обращались  баба Рива, ее сестричка Роза и даже мама, которой по возрасту полагалось бы все  прекрасно видеть самой...

                Близким, наверное, лишний разок нетерпелось взглянуть на  единственного любимца, переполненного осознанием важности настоящих взрослых поручений...

                До сих пор отлично помню легко наблюдаемую мною абсолютную отчетливость отверстий не только цыганской, но и более мелких иголок...

                Прекрасно различая кончики  белых, чёрных, голубых и прочих ниток, я  обильно смачивал слюной пальцы и максимально скручивал их, пока пушок, торчащий по краям, не исчезал полностью...

                Затем, засовывал нитки в  отверстия иголок... Дырочки бывали и кругловатыми, что у совсем мелких иголочек, и удлиненными...

                Самым большим было отверстие  в игле швейной машинки... Она стояла у Розы на светлой кухне рядом с внушительным ансамблем из печки с плитой...

                Тетушка  умудрялась не только готовить, но и подпольно обшивать многочисленных важных клиенток... За ними лихорадочно следили мои любопытные глазёнки... Особенно во время примерок...

                - Милику, сбегай лучше, посмотри все вокруг... Нет ли поблизости какого-нибудь дядьки ?,- заметив мою чрезмерную любознательность к переодевавшимся клиенткам и реально опасаясь ретивых фининспекторов, туда-сюда шнырявших по сокирянским дворам, Роза отсылала меня подальше... При этом, она смело, ловко и легко орудовала длинным "сантиметром", большими приятно клацающими ножницами и разнообразными мелками...

                Чтобы вдоволь порисовать, я пытался вычислить все места, куда тетя  могла прятать желанные мелки... Однако Роза, прекрасно осознавая, с кем ей приходиться иметь дело, всегда забиралась повыше и прятала драгоценности на недосягаемой высоте...

                Чаще всего это был громадный платяной шкаф с большим зеркалом, где, разжигая мое раннее любопытство, отражались роскошные формы фигуристых клиенток моей тетушки - самой лучшей сокирянской модистки...

                Особенно нравилось, когда  мне доверяли громко пощелкать  громадными портновскими ножницами и , точно-точно , всего за пару движений, разрезать небольшой кусочек настоящей ткани по нарисованной мелком линии...

                Когда нам - четырехлеткам, после первой " легкотни" по вышиванию крестиком  рисунка на маленьком носовом платке, поручили серьезное домашнее задание, я считал себя уже вполне взрослым и почти профессиональным портным...

                Здоровенная рубашка, купленная на вырост к наступающему  шестидесятому году, должна была украситься самой настоящей вышивкой...

                Придирчиво проверив крестики, старательно нарисованные мамой с помощью цветных карандашей, воспиталки торжественно утвердили проект и каждую неделю заставляли приносить в садик под жёсткий контроль всю мою домашнюю работу...

                Долгими осенними и зимними вечерами  мы сидели с мамой и бабушками, вышивая каждый своё... В тёплой  спальной, где красовалась моя деревянная кроватка и куда выходила задняя часть самой большой печки, было уютно...

                В темени снаружи громко завывая, мела и кружилась метель... Окна, проложенные по створкам и между стёклами   ватой и заклеенные полосками старых газет, были разрисованы красивейшими заковыристыми морозными узорами...

                - Тот, кто рождён был у моря..,- напевая песни на океанскую тему, папа вечно корпел над университетскими контрольными в огромной столовой комнате по-соседству... Раз за разом, он с шумом открывал тяжёлую металлическую дверцу, подбрасывая в раскаленное жадное нутро печки блестящий красивый уголь-антрацит... Смоченный доброй порцией воды и плотно ложась в огненное ложе, он довольно шипел...

                Этих моментов я ждал... Срываясь с места как угорелый, старался быстрее подбежать к печке и выклянчить у отца бесценное право самостоятельного закидывания пары совков ... Действо проходило под молчаливое одобрение отца и беспрестанные ахи и охи бабушек, опасавшихся за их дорогого бесценного внучонка...

                Внутри печи гудело , потрескивая, целое царство раскалённого красно-желтого марева, пышащего огнем как настоящий Змей-Горыныч..!

                То там, то тут, вспыхивали и гасли, перебегая с место на место , игривые желто голубые огоньки... Раскалившись, уголь часто взрывался,  громкими щелчками ударяясь о дверцу изнутри и выбрасывая, порой, несколько раскалённых звёздочек, пролетавших сквозь колосники и падаших в мягкий пепел поддувала...

                Оно охранялось отдельной  маленькой дверцей, внутри которой, отсвечивая, бешено плясали отражения огненной стихии пылающего Верхнего Мира...

                Метеориты, мелькавшие и сгоравшие в темном летнем небе, всегда напоминали мне такие искры... Они выпадали на землю тоже из печки, только гораздо большей...

                Тяжёлую чугунную кочергу мне не доверяли... Было обидно! Доказывая свои права, пыхтя, я старался не только приставить это чудище-великанище к стене , но и, включив на короткое время обе руки, оторвать его от пола...

                Работа по вышивке рубахи шла к концу... Приближался Новый Год..! На большом, в виде книги, цветном календаре с оскалившимися в улыбках Белкой и Стрелкой - нашими первыми собачками-космонавтами, появились первые бумажные снежинки и гирлянды для вырезания ...

                Игровые залы родного детского сада украсились золотом и серебром. Не сегодня-завтра, должны были наряжать красавицу-ёлку. Все песни и танцы утренников были многократно спеты и повторены...

                Девчонки, конечно, нарядились снежинками. Мальчишки, надевшие нарядные вышиванки, скрытые пуловерами и свитерками, прикрепили длинные ушки и стали зайчиками...

                Чудо, щедро украшенное подарками, елками, рисованными мультфильмами в кинотеатре, волнующими ожиданиями,  приближалось неумолимо,все ближе и ближе..!

.....................
                После ухода  родителей в другие миры, часть книг и вещей перекочевали на квартиру к дочери в Беер-Шеву...

                - Папа, смотри, что это за малюсенькая рубашка..?,- в руках у Вики оказалась крохотная шелковая рубашенка,  пожелтевшая от времени...,- ведь минуло, почитай, почти шесть десятков лет...

                Узкий проем горлышка  с небольшой аккуратной полоской разноцветной вышивки.., пара малюсеньких пуговичек...

                - Да, это она, та самая рубашечка! Сколько-сколько, бесконечно-длинных зимних вечеров в окружении дорогих и любимых я ее вышивал? Какой же огромной, она мне казалась..? Тогда...
          


Рецензии