Призрак мятежного Ориона. 18гл

начало: http://www.proza.ru/2018/12/10/1596
предыдущее: http://www.proza.ru/2018/12/25/1786

*Мемуары друга публикуются с его согласия.
Фамилия ЛГ вымышлена. События реальны.

«Новому поколению подводников России в память о тех,
кто погибал без боя и без славы,
но честь не потерял и Присяге не изменил.»

18 ГЛАВА.

1.

Самарин вспомнил свою игру с самой малошумной в НАТО подводной лодкой.
Германской постройки типа «209». Он прозвал её тогда по-суворовски «туркой».

В нарушение всего и вся, вышел на контрольный поиск под турецкую Анатолию с неисправным левым электродвигателем. Была надежда, что в море сами доведут до конца ремонт, начатый рабочими тринадцатого СРЗ. Так сложились обстоятельства. Но, увы, ввести мотор в строй не получилось.
Заканчивая разведку вдоль крутых берегов между портами Эрегли и Амасра, капитан специально, около часа демаскировал себя излучением звукограмм манёвренным подводным звуковым маяком МПЗМ-400 и звукоподводной связью. Замысел был прост - привлечь на себя противолодочные силы турков, поиграться с ними или, проще говоря, проверить их бдительность и тактику.

Примерно через десять минут после всплытия, над подлодкой несколько раз пролетел патрульный турецкий самолёт «Треккер». Он осветил её прожекторами и сигнальными ракетами, убедился в уверенном движении лодки на север. Затем, улетел к себе на аэродром в Бандырму.
Надводная обстановка на радиолокации, особого поведения противолодочных сил не показала.
Дозорный корабль оставался на якоре. Переход во второй район контрольного поиска под крымским мысом Сарычем, капитан производил под дизелями.
Периодически зависал в дрейф, всеми средствами обследовал надводную и подводную обстановку.
На радаре неоднократно выныривала отметка малой цели, и Самарин уповал на успех заманивания турецкой субмарины за собой.

С погружением в своём районе, буквально через полчаса, акустик старший мичман Башук доложил об обнаружении шумов винтов справа сто сорок. Он классифицировал контакт - «подводная лодка».
Сначала капитан съязвил Башуку:

- Василий Николаевич. Захотел услышать лодку и услышал!?
- Во…зуб даю, товарищ командир. Послушайте сами,- он обозначил шпанской жест пальцем от зубов по шее, и протянул Самарину наушники.

Тот прослушал шумы, и насчитал восемьдесят восемь оборотов вращения винта.
Самые низкооборотистые дизеля морских судов меньше ста оборотов не дают, а на коммерческих переходах держат даже в экономрежиме значительно больше. И шумят они совсем иначе.
На всплытии на перископ, не меняя, хода, шумы винтов потерялись. Быстро махнув несколько раз лопатой радара, стало всё ясно - подводная лодка!
По пеленгу акустика на дистанции до сорока миль надводных целей не обнаружено.

Погода была солнечная, море штиль...

С погружением на прежнюю глубину контакт с «туркой» восстановился.
Самарин положил руль право два градуса и начал пологую циркуляцию на него.
Турецкий командир не допускал сильного изменения пеленга и «подруливал» вправо, изображая натовский приём «случайного контакта». Пока не дорулился...оказался С-37 на траверзе.
Дистанция сократилась, и шумы стали прослушиваться чётче.
Дальше сыграло два фактора:
Ласточка изначально начала игру на кромке наших территориальных вод и заползла в них за сорок минут, полной попой - это раз.
А во-вторых, «турка» вычислил её большую дугу и, плавно увеличивая обороты, начал уклоняться на юг курсом двести градусов.
 
Наступила очередь Самарина развивать инициативу и гонять его всем флотом.
На одном моторе он дважды выскакивал на перископ, передавал радиограмму об обнаружении иностранной лодки и снова нырял на глубину контакта.
Вцепившись в хвост, было легко определять изменения его курса вправо–лево.
Выставив морской радиобуй МРБ-205 с информацией о его генеральном направлении отрыва, командир до последнего напрягал мотор и уши акустика.
 
Турецкий коллега шёл по спирали, разматывая её амплитуду по глубине и горизонту. Пришлось обстреливать его посылками гидролокатора. С первой же посылкой «турка» увеличил ход - дистанция быстро увеличилась с десяти до двадцати двух кабельтовых. Поставив дрейфующую помеху, командир оторвался полным ходом и...растворился...в сероводороде и ушах акустика.

                -«»-

Напрасно Самарин разряжал накопители активной акустики, обследуя сектор отрыва.
Попасть узенькой посылкой нашего гидролокатора МГ-200 в бессовестно крохотную попку этой морской свинки, практически, невозможно. Если бы были в строю обе ноги, то можно было бы ещё минут десять поиграться и обеспечить целеуказание нашим противолодочным силам.
Чувство досады после напряжённого азарта, охватило подводников Центрального поста, как будто крупная рыбёшка сорвалась с крючка. Но, успокоившись, воспылали с гордостью за себя и свой корабль.
«Сделали турка!»

В позиционном положении, Самарин шел под мотором по её курсу отрыва.
Ожидании хотя бы нашей авиации. С момента передачи первой радиограммы прошло более получаса.
Турецкий «Треккер» уже давно бы прилетел. Лётчик «Бе-12», появившийся с рекордным опозданием, выставил полукольцевой барьер радиогидроакустических буёв РГАБ-1 в четырёх милях от С-37, но...ни один из них не сработал.
 
Молодец «турка», резко ушёл на восток или запад. Связь с нашим лётчиком установить не удалось.
Да и из-за ограниченности комплекта буёв, необходимости уже не было.

Выполняя указание Оперативного дежурного флота, Самарин под дизелями прошёлся по буям…и ни один из них не сработал!…Ни один из полутора десятков!

«Если завтра война, если завтра в поход - флот к походу и бою готов… тра-ля-ля-ля».

Все оказались глухие, мать их так! Может, лампочки на фотовспышки разворовали?

***
Это была германская лодка тип 209, считавшаяся самой малошумной и неуловимой в Европе.
Но после подтверждения магнитофонной записи шумов НИЦ Ленинграда и 31-го ИЦ в фонотеке акустиков черноморского флота появились шумы «турки». Оценивая её энергетические возможности, можно сделать вывод, что с их шведскими высокоёмкостными серебряно-цинковыми аккумуляторами воевать можно.

Пройти за С-37 через всё Чёрное море сто пятьдесят миль и гарцевать!? Мы на это не способны.
Лётчик ещё полчаса летал в районе в надежде, что подводная цель всплывёт, но бесполезно. Молодец турок!
Самарина не наказали, и даже с акустиком Башуком они были награждены от Командующего наручными часами «за успешное выполнение боевой задачи».

Долго ВиктОру ещё будут сниться боевые дуэли с турецким командиром.

2.

Проскочил в памяти Самарина ещё один случай подобного расхождения с турецкой лодкой.
В том же 1990 году.
 
В ходе флотских учений, они уклонялись на двухстах метрах от противолодочных кораблей. «Турка» тогда прошла над лодкой настолько близко, что от гидравлического воздействия Ласточка просела на глубину более двух метров, плавно качнулась по стрелке кренометра и пузырьку дифферентометра.
Из отсеков посыпались доклады: «Шум винтов над нами».
Командир не мог по плану учений всплывать, и решил выставить морской радиобуй МРБ-205 с информацией об обнаружении иностранной подводной лодки. Всё произошло на глазах, находящегося в Центральном посту инспектора Министерства Обороны контр-адмирала Петрова.
Он с любопытством, наблюдал как мы с акустиком и радистом вводили информацию в МРБ-205.

При выставлении буя с устройством выстреливания сигнальных патронов «ВИПС»...
произошло непредвиденное: на задней крышке выдавило резину, и вода весом двадцатикилограммовой гири на один квадратный сантиметр, мощным веером ударила по обшивке выгородки и разорвала её до метала. Пробку и материю обшивки прошило как сливочное масло!
Чудом там не оказалось рук трюмного-машиниста...
Водяная пыль с шумом заполнила весь Центральный пост. Пришлось надувать отсек и всплывать на безопасную глубину. Случай оказался рядовым, разобрались быстро - трюмный не дожал из-за обжатия корпуса переднюю крышку на закрытие. Но инстинктивно, бойцы стали настороженно относиться к ВИПСу на большой глубине.

                -«»-

Мокрый, но счастливый адмирал-инспектор потом восхищённо рассказывал в кают-компании о радуге вокруг плафонов. Ему понравилась спокойная реакция моряков и быстрые действия.
Почувствовав себя, чуть ли не членом экипажа, Петров немало сделал, чтобы доказать факт присутствия в районе учений лодки-иностранки.

С-37 тогда первая вернулась в Севастополь, и Комфлота сразу потребовал командира и штурмана со всеми документами в штаб. Адмирал поехал с ними.
Самарина со штурманом капитан-лейтенантом Ястребовым направили к Главному штурману ВМФ.
Командир не помнил в точности причину, мягко говоря, неудовольствия встречи, но холёный адмирал начал отчитывать его в присутствии подчиненного, да ещё с применением нецензурной лексики.
Самарин попросил своего штурмана выйти и без нервов ответил:

«Товарищ адмирал. Я не посмотрю, что Вы адмирал. Как Вас пошлю сейчас на …» - и вышел.

Москвич тут же доложил о самаринском хамском поведении заместителю Начальника штаба флота контр-адмиралу Алексееву. Тот, выслушав, подлил масла в огонь:

«Ну, если Самарин сказал, что пошлёт, то обязательно пошлёт!» - успокоил он Главного штурмана. Командира же отчитал: «…нельзя так…».

Обиженное самолюбие Главштура могло бы зайти далеко...
Если бы его туда же не послал контр-адмирал Петров.
Инспектор сам доложил Командующему флотом о факте обнаружения «турки» и попытке с помощью МРБ передать контакт кораблям наверху. Отметил и высокую подготовленность экипажа по борьбе за живучесть. Как, оказалось, там наверху приняли радиосигналы буя, но по решению руководителя учений просто зафиксировали это как эпизод учений. Фактически же, на поиск иностранной лодки не переключились.
Случай разобрали в узком кругу офицеров отдела боевой подготовки штаба флота, и дальше не озвучивалось. Идёт инспектирование Министерством Обороны, а наглые турки под носом лазают…!?
Самарина, конечно же, опять не наказали, но некоторые правильные выводы по флоту сделаны были.

***
И ещё интересный момент.
 
«Тридцать седьмая» не должна была участвовать в строевом смотре, поэтому форму ТРИ оставили в Феодосии. Таков был договор с комбригом, но изменились обстоятельства. Уклонить Самарина от этого мероприятия он просто не смог, такова была воля «сверху».
 
Экипаж вышел на строевой смотр в рабочем платье, а офицеры и мичманы в кителях, то есть «как есть».
Но при этом все были чистенькие и аккуратненькие, перебив корабельный запах духами и одеколоном.
Всю ночь все столы и утюги «Школы мичманов и прапорщиков», где расположился экипаж, скрипели и шипели как проклятые. Инспектировал смотр всё тот же седовласый контр-адмирал Петров.
Себе же парадную форму командир нашёл. При осмотре формы одежды и опросе жалоб и заявлений, Петров остановился возле Самарина, и мягко полушёпотом задал вопрос:

- А где награды?
- Товарищ адмирал, наград не имею, а песок носить стыдно. И ещё, товарищ адмирал, у экипажа форма осталась в Феодосии. Мои моряки вышли на смотр по-рабочему. Так получилось,- оправдался командир.

Адмирал ухмыльнулся и дал знак, что всё будет нормально.  Командиры и начальники заметно занервничали, но «С-37» получила оценку «отлично» и по форме одежды, и строевой подготовке, и знанию уставов…
А главное, как всегда, лучшее прохождение с песней. Что значит протеже…!?

По итогам инспектирования приказом Главнокомандующего ВМФ «тридцать седьмая» была признана «Лучшим кораблём учений».
Но Самарин больше думал о том дерзком и везучем «турке».
Ему представлялось, что это был всё тот же парень. Вылетел на ушах как пробка с «Шампанского»!
Хотелось бы с ним встретиться, но только не на одной глубине, да и в другой обстановке.

Бывает, и самолёты в небе «встречаются».

_______________________________________

Мои стихотворения по теме «Призрак».

1.

Подводные баталии незримы...
И непонятны большинству из нас,
Движения военной пантомимы.
Об этом будет небольшой рассказ.

Контрольный поиск, действия разведки.
Игра идёт, учения - не бой.
С турецкой субмариной встречи редки.
Коллеги - не враги между собой.

Но, встретились! Попалась на приманку.
Демаскировка - замысел был прост,
Душа стальная, словно наизнанку:
Её «шумы» теперь - простой вопрос.

2.

Пополнил наш акустик фонотеку.
Под дизелем теперь - и по буям!
Везёт в порыве риска, человеку.
А капитан - герой, по всем статьям.

Не наказали, даже наградили.
Пусть не медаль - наручные часы.
Вновь, «Ласточка» наматывает мили
До территориальной полосы.

И снова расхождение с подлодкой!
Был выставлен морской радиобуй.
Сигнальный выстрел вспышкою короткой,
Сорвал обшивку...смертью не балуй.

3.

Играя, с шумом, радугой плафонов,
Заполнила вода Центральный пост.
Но экипаж особого фасона -
Не раз поднимет за «живучесть» тост!

Бойцы всё ликвидировали быстро,
В докладе - просто случай рядовой.
Но в штабе пробежала злости искра,
И с адмиралом был короткий «бой».

Мятежный экипаж в рабочей форме,
Пришёл на смотр - любо посмотреть!
Опрятные бойцы на общем фоне,
Отлично строй держать могли и петь.

***
Признали «Лучшим кораблём учений»
С-37 доволен капитан...
Но «турка» тоже лучший, без сомнений.
Поднять бы на нейтралке с ним стакан!

*продолжение: http://www.proza.ru/2018/12/27/1588
*коллаж автора, на фото ПЛ С-37


Рецензии
Подлинный русский офицер. Человек чести. У моряков всегда была особенная стать, как и подчёркивающая её, их красивая, щёгольская форма в те времена.

Леонид Тиликин   23.04.2019 02:00     Заявить о нарушении
Хотя, форма не всегда определяет содержание, но в данном случае Вы правы.
Поведение, строго по уставу - ещё не признак чести, нужно обладать моральными качествами.
И если, есть в человеке червоточина, то оказавшись в других, более мягких и тёплых обстоятельствах, он начинает "портиться". Или наоборот, черстветь душой, засыхать, потеряв смысл в жизни. Человек, привыкший к порядку и живший на всём готовом, часто пропадает в реальности.

Ольга Шельпякова   23.04.2019 05:25   Заявить о нарушении
Вы знаете, Ольга, погоны со звёздами на плечах многое значат, ибо олицетворяют честь подлинного офицера.Недаром их ввели вновь в период Великой Отечественной войны, и красный командир стал зваться офицером.Сейчас, к сожалению, не погоны, а погончики, не шинели, а курточки.Но, увы, прошлого уже не вернуть.

Леонид Тиликин   23.04.2019 20:38   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.