За Камнем. Глава 43. Случай в трактире

               

     В ноябре вновь вся семья Степана Ивановича собралась под крышей городского двухэтажного дома.
     Иван, после того как артель к началу сентября закончила строительные работы в хозяйстве Игоря Ефимовича, по поручению отца остался до санной дороги в первом рабочем посёлке.  Чтобы не суетно, как бывает за короткие наезды, а неторопливо, неспешно осмотревшись, разобраться в заводских бумагах, работе и перспективах завода и рудника.  Возможно, где-то нужен ремонт, замена оборудования или ещё что-нибудь.
     На свежий «не замыленный» взгляд все неполадки сразу же бросаются в глаза.  Потом выслушав мнение мастеров и рабочих, необходимо ему наметить на следующий год план по реконструкции производства.  Так же может и в работах на руднике окажется нужным ввести какие-то изменения.
     Рабочие, на своих участках труда, чаще видят недостатки в делах, только кто же спрашивает  их мнение, как это лучше исправить.  Начальство обычно считает, что оно умнее и ему виднее всё.  А Иван во многих местах сам руки к делу прикладывал, поэтому свободно мог найти с работягами общий язык.  Вот и провёл Иван в посёлке больше двух месяцев.  Но с интересом втянувшись в это дело, он и не заметил, как промелькнул этот период.
     Через пару дней по приезду, шёл он по центральной части города, когда его вдруг окликнули.  Парень повернул голову и увидал, что к нему улыбаясь, приближается их зимний попутчик, Сергей Николаевич.
     Без малого год назад разминулись они с ним въехав одним обозом в город, с того времени больше так и не пришлось встретиться.  Его знакомый подошёл с тросточкой, практически не прихрамывая.  Пожав друг другу руки, и обменявшись вопросами о здоровье, Иван спросил:
     - Я смотрю, ты практически не хромаешь.
     - Так некогда хромать было, - весело ответил Сергей, - на весь летний период в экспедицию уходил, карту местности делали одного из здешних районов.  Больше четырёх месяцев по речкам плавали, да по тайге бродили, собирая черновой материал, делая наброски и отмечая координаты.  А вернувшись, по этим материалам набело карту пришлось чертить и определённые подробные описания многих интересных мест делать.  Вчера лишь сдали готовую работу в горное управление.  Вот и решили отметить сегодня с товарищами завершение совместного дела в трактире.  Они, поди, там дожидаются уже.  Кстати, пойдём со мной, - заявил он, - познакомлю тебя с ними, за столом хоть расскажешь о судьбе наших попутчиков.
     Иван согласился, и они завернули в один из лучших трактиров города.  И на самом деле, в дальнем углу зала, за двумя сдвинутыми столами, сидело шестеро человек в недорогой, но опрятной одежде.  За соседним от них столом Иван заметил, игравшего в карты с тремя партнёрами Филата Пантелеймоновича, несостоявшегося жениха Татьяны.    
     Слышно было, что он быстро нашёл замену, богатую невесту с хорошим приданым, и сейчас состоял в браке с одной из трёх дочерей довольно успешного купца города.  Правда, тесть, по его мнению, оказался довольно прижимист, а на самом деле возможно разумен.  Так как, выделив приданое, он в дальнейшем денежными подачками зятя не баловал.  Справедливо полагая, коль взял жену, то будь любезен, её содержать.
     Когда подошли к соратникам Сергея Николаевича по экспедиции и поздоровались, тот представил им Ивана, как своего хорошего товарища, затем познакомил его с каждым сидевшим за столом.
     Бросилось в глаза, что остальные члены прошедшей экспедиции с большим почтением относятся к спутнику Ивана.  Очевидно, тот был старшим по должности в их коллективе.  Да и на первый взгляд, не броской элегантностью одежды Сергей Николаевич заметно выделялся из их среды.  Сев за ещё пока пустой стол, он сразу же подозвав полового, заказал на всех добротные закуски и хорошего вина, очевидно в его обязанность входило обеспечение и руководство «банкета».
     Филат Пантелеймонович тоже увидел Ивана и чтобы уязвить парня, начал громко рассказывать партнёрам по игре с язвительностью и домыслами о весеннем сватовстве Татьяны:
     - Этой весной, у меня возникли временные трудности с наличностью и,  дабы поправить финансовое положение, решил я сосватать приёмную дочь заводчика Степана Ивановича Кузнецова.  Та влюбилась в меня до беспамятства.  Думаю, заводчик богатый выделит за дочкой тысяч пятьдесят приданого, хотя бы.  А он вдруг залебезил, за прибеднялся, мол, у него своих детей трое, поэтому за приёмную дочь не даст ни копейки.  Остался будто бы у неё в приданое от родного отца старенький домик в деревне, более чем за сотню вёрст от города, с небольшим хозяйством, да ещё кое-что по мелочи.  Ну, кому нужна такая нищая невеста.  Я сразу отказался от неё, быстро нашёл более достойную супругу, за которой получил семьдесят тысяч наличными.
     Иван покраснел от негодования, и желваки заходили у него на скулах.  А Филат встретившись взглядом с ним и сделав вид, будто только что узнал парня, с ехидной улыбочкой воскликнул:
     - О, Ванюша, ты всё слышал.  Я ведь правду сказал?
Иван, скрипнув зубами, заговорил:
     - Ты всё извернул как тебе удобнее, и лжёшь что сивый мерин.  Мой отец никогда и ни перед кем не лебезит, а сестру ты даже не соизволил спросить, пойдёт ли она за тебя, за такую гниду.
     Филат Пантелеймонович вспыхнул и, прищурившись, сквозь зубы процедил:
     - Ты, быдло, словесно оскорбил меня, потомственного дворянина.
     - Я могу и не только словесно, - грозно встал Иван.
     Но тут его вовремя, ухватив за одежду с двух сторон, посадили на место Сергей Николаевич и другой сосед по столу, мужчина средних лет.
     - Остынь, видишь, он тебя провоцирует, - проговорил бывший попутчик.
Филат же злорадно продолжил:
     - Попробуй ударить меня, плебейское отродье, тогда всех денег твоего отца не хватит избавить тебя от каторги.
     - Сиди спокойно, - молвил Ивану, поднимаясь, Сергей Николаевич.
     Он подошёл к обидчику своего товарища, достав, по пути, из кармана носовой платок и,  не глядя, скрутив его, с загадочной улыбкой начал речь:
     - Извините господин, не знаю, как уж вас там называют, что, за отсутствием перчаток, приходится применять платок.  Я не выношу, когда при мне оскорбляют моих друзей, или в дурном тоне высказываются о девушках, - дважды ударил свёрнутым платочком по лицу опешившего от неожиданности Филата, приговаривая. – Не больно для тела, но больно для чести.
     Отступив пару шагов назад, он вновь проговорил:
     - Думаю после этого, вы вправе вызвать меня на дуэль, жду секундантов.  Выбор оружия за вами, меня в армии научили пользоваться любым оружием.
     И повернувшись мужчина направился к своему месту.  В трактире установилась такая тишина, что слышен был каждый шорох.  И, вдруг в тиши, раздался яростный голос, вышедшего из ступора Филата:
     - Ты кто такой?
     Он хотел добавить в речь оскорбления, но, взглянув в глаза повернувшегося обидчика, вовремя прикусил язык.
     - Ах, да, извини, не представился, Сергей Николаевич, князь Илецкий, - и слегка наклонив голову добавил. – Честь имею, - затем спокойно уселся за стол.
Иван по лицам сидевших рядом понял, что титул их соратника для них оказался тоже неожиданностью.  А Филат Пантелеймонович, что-то пытался сказать, но, так и не решившись, бросил карты, сгрёб со стола свои деньги и вышел, зло хлопнув дверью.
Поначалу разговоры, после случившегося, за банкетным столом плохо клеились, потом всё же разговорились.  Всем было, что вспомнить, и многочисленные приключения в экспедиции, и поговорить о судьбе ехавших в обозе попутчиков и много о чём другом.
     Иван пригласил Сергея Николаевича посетить их дом.  На непривычный для него вопрос:
     - По каким дням вы принимаете?
     Улыбаясь, ответил:
     - Да в любой день, а для хороших людей, наш дом открыт в любое время дня и ночи.
     Договорились так, в четверг Иван приходит к Сергею Николаевичу на обед, мать князя давно хотела повидаться с ним, а на ужин, они отправятся в гости к семье Ивана.


Рецензии
Зря Вы, Владимир, пытаетесь писать под старинные годы. Герои у Вас извергают современную, не всегда внятную, речь. Охолоните!
Или учитесь, как это надо делать, у Личутина...

Пашнёв   18.01.2019 13:45     Заявить о нарушении
Я стараюсь писать не о конкретном историческом периоде, а о взаимоотношении людей. Поэтому и время в произведение приблизительное конец 18 первая половина 19 века. И не одного конкретного места событий не указал. А люди во все времена были разные. Даже и до нашей эры были всякие и благородные и мягко говоря не очень. А желательно чтобы людей чести и благородства стало больше.

Владимир Сорокин 3   18.01.2019 14:48   Заявить о нарушении