Спутники России. Глава 9

Мои позитивные жизнеутверждающие размышления прервал резкий щелчок. Я  встал с пола, поправляя одежду. Снова он! Чёрт стоял посреди комнаты в красной мантии и щёлкал пальцами по люстре.

- Вот никогда мне не нравилась эта люстра! – произнёс он. Затем, повернувшись в мою сторону, ухмыльнулся и  продолжил:

- Привет-привет! Соскучился по мне, Альберт?

Я хотел  перекреститься, но он остановил меня жестом руки и сказал:

- Этого не нужно! Не стоит тратить время на неразумные суеверные действия. Тебе это не поможет, а отношения со мной приобретут некую холодность. К чему весь этот церемониал? Мы же друзья, Альберт!

Моя уверенность куда-то исчезла. Я почувствовал приближающуюся опасность. Тем не менее, мне удалось  взять себя в руки.

- Ты? Опять?
- Да, я. А что тебя смущает, дружочек?  Не надеялся же ты, что мы больше не встретимся? – Чёрт разразился мерзким смехом, от которого трещало в ушах. – Я вот тут собрал все необходимые документы, подшил в папку, и сейчас мы с тобой будем разбираться.

По моему телу пробежала дрожь. Только что было так тепло и уютно, и это при том, что я мокрых насквозь брюках. А что теперь? Мне холодно и жутко не по себе. Какие документы? Какие папки? С чем разбираться?  Глаза расширились от ужаса и недоумения. В руках Чёрта была большая чёрная папка с множеством файлов и бумаг.

- Что-то я плохо понимаю, - сказал я. – Мне казалось…
- Казалось! – и снова этот жуткий смех. – Что тебе казалось? Вы, люди, часто повторяете свою глупую присказку: когда кажется,  креститься надо. Вот и ты туда же! Но мы вроде выяснили, что сей ритуал в данной ситуации носит крайне беспомощный и глупый характер.
- У тебя, видно, все голуби из голубятни улетели, Чёртушка, - выпалил я. – Ты сказал, что я должен угадать спутников России, и я угадал. Что ты тут делаешь и к чему эти разговоры? Я ведь жду седьмого спутника, а потом домой.

- Домой?  Размечтался! Во-первых, ты не узнал Второго спутника, что заметно отдаляет тебя от исполнения договора, а во-вторых, Седьмой спутник тебе уже не понадобится. Я позволил  увидеть остальных спутников из жалости. Ты уже давно проиграл, ещё на втором раунде. Так что, давай без претензий. Просто сядь и слушай.
- Что за бред ты несёшь? Сколько можно издеваться? – я схватил Чёрта и начал трясти его. Он же ничуть не пошатнулся.
- Убери руки и сядь, поговорим цивилизованно.
Я отпустил его, а он жестом руки указал мне на стул, чудесным образом появившийся в комнате. Я сел.

Чёрт положил на стол свою огромную папку и начал перебирать бумажки, при этом достав из-за  пазухи что-то вроде современного планшета. Меня это удивило, я даже засмеялся.

- Что такое? У тебя новый припадок? Теперь бросаешься в другую крайность?
- Да нет, какие крайности, я спокоен. Но ты какой-то странный, не такой, как в первую встречу.
- О чём это ты? - не поднимая глаз, спросил Чёрт. Он водил пальцем по экрану планшета и что-то там отмечал.
- Ты Чёрт и у тебя  в руках планшет. Не думал, что ты пользуешься такими технологиями.
- Ну, и что с того? Если я чёрт, то должен абы как вести дела? У меня всё подшито, документы в порядке, - он ткнул пальцем в чёрную папку, - а электронные версии нужны для порядка и удобства ведения документации, грамотного архивирования. У тебя есть ещё какие-то вопросы?
- Да! Это так смешно. Архивирование, документация, папки, планшеты и какие-то  средневековые красные тряпки, в которые ты замотан. Ничего бредовее я не видел!

Чёрт поднял на меня глаза, погладил рукой свою одежду и церемонно произнёс:

- Дружочек, это не тряпки, а судейская мантия. Я посчитал, будет уважительнее надеть её, ведь ты у нас известный законник и  поклонник судейской сферы.
- Нет, не поклонник. Я – юрист, но не так часто выступаю в суде, а если и выступаю, то не по уголовным делам явно. А ты, видимо, не так уж хорошо осведомлён, особенно по части уважительного отношения. Но кое в чём ты прав, отдавая предпочтение такому облачению: мантия визуально вытягивает скромный рост.

Чёрт хлопнул папкой.

- Ну, довольно. Перейдём к делу.

В этот момент я услышал приглушённый голос Цоя, который пел: «Следи за собой, будь осторожен».

- Песня рядом!
 - Что? – удивился Чёрт. По его лицу я понял, что он не слышит песню, но я-то слышал.
- Ничего. Давай к делу.
- Итак, что мы имеем? Богославский Альберт Викторович, 1981 года рождения. Вот твой договор, а вот дополнительное соглашение. Кратко ознакомься и поставь подпись.

Я засмеялся.

- Подпись? Кровью что ли?
- Зачем кровью?  Я не настолько консервативен. – Он щёлкнул пальцами и на столе появился большой открытый пенал из чистого золота. В нём было штук пятнадцать перьевых, шариковых, гелевых и других ручек. – Вот, пожалуйста, выбирай любую.

Я не торопился брать ручку, но взял договор и стал читать. В нём указывались все мои данные и наша договорённость  с Чёртом об игре, в которой я должен назвать семерых спутников до определённого часа, в противном случае, я обязываюсь заключить соглашение на тринадцать лет, выполняя все пункты. Там было столько информации, но я не поленился дочитать до конца. В течение тринадцати лет я должен был работать судебным обвинителем и проявлять особое усердие в тех процессах, на которые укажет мой организатор.

- А что за дополнительное соглашение? – поинтересовался я.

Чёрт протянул документ, я начал читать. С юридической стороны я не обнаружил подвоха, читая очень внимательно, но пока Чёрт перелистывал файлы в папке, я заметил длинные списки с фамилиями целых семей и отдельных личностей. В одном из подписанных документов отец отдавал  душу своего ещё не рождённого ребёнка в обмен на успешную политическую карьеру; а в другом договоре пластический хирург обязывался в течение тринадцати лет делать операции по изменению внешности тем людям, на которых укажет его организатор. Были и другие договоры, заключённые с политиками, бизнесменами, учителями, юристами, спортсменами, артистами и деятелями искусства. Люди отдавали свои души и души собственных детей в обмен на блага: высокое положение в обществе,  карьеру и статус, деньги, роскошь и славу в короткий срок.

- Скажи, Чёрт, а что же все эти люди угадывали спутников России? Во что они играли? И почему в соглашениях так часто встречается число 13? С чем это связано?

Чёрт быстро свернул свои бумажки.

- А тебе не всё ли равно, дружочек? Столько вопросов!
- Мне любопытно.
- Нет, конечно! Это эксклюзивное предложение, созданное специально для тебя.  Никто из людей прежде не видел воочию спутников своей страны. А что касается числа, ничего особенного тут нет. Это не принципиально, просто красивое число. Я могу пойти тебе навстречу: не нравится число 13, так давай заключим соглашение на 25 лет.
- А, может, сразу на сто?
- Ну, хорошо, не надо нервничать. Можно на одиннадцать лет. Как тебе?
- Да никак! Я не собираюсь эту ерунду подписывать, - ответил я, откидывая бумаги в сторону.
- Послушай, каждый играет в своё. Мы учитываем интересы и особенности всякой отдельной личности. Ты, вероятно, не дочитал само соглашение. Там много привилегий для тебя.
- Кто это «мы»?
- Я, мои подчинённые и моё начальство. Вся наша организация работает на реализацию самых эффективных проектов. Ознакомься внимательно с документами, тебя должно заинтересовать моё предложение.
-  Я дочитал эти бумажки. Большие деньги, привилегии, карьерный рост, новая квартира в центре города  - сказка, а не жизнь. Это всё мило, но зачем мне это на непродолжительный срок? А что потом? Пройдёт тринадцать лет, и я сыграю в ящик от внезапно вспыхнувшей в моём организме болезни? Или, может,  грузовик задавит?
- Откуда такой пессимизм?
- Оттуда! Я людей знаю и чертей среди них немало. Зачем мне скорый успех, если я не буду свободен при этом? И что у меня совсем нет, по-твоему, мозгов, чтобы добиться желаемого своими силами?
- Жаль, что мы не можем прийти к пониманию. Придётся говорить на других тонах.
- Говори на каких хочешь тонах, Чёрт, мне всё равно! Я тебе не верю! Я не верю, что подписав эту бумажку, выйду отсюда целым и невредимым. Ты же не отвяжешься. Мне вот смотреть на тебя противно, а не то что бы какие-то соглашения иметь. Ты всё время врёшь!
- Я вру? – возмутился Чёрт. – Вот уж наглость! Давай разберёмся. Ты же грамотный человек, ты видишь, документ верно составлен.
- Дело не в документах, а в совести и чести. У меня они есть и  ещё мыслящая голова на плечах. Думаешь, пообщавшись полчаса с дураками, я и сам резко поглупел?  Нет! Я не дурак! Я был им до того момента, как оказался здесь. Что мне твои документы? Я таких перевидал тысячи. Всё те же обещания и уловки, только чуть иначе представленные и облачённые в иные слова, а суть-то одна! С тобой сделки могут заключать только бездари или отчаянные глупцы.

Чёрт аплодировал мне.

- Странно, что ты подался в юристы, а не в циркачи, актёры или писатели на худой конец. Какой пафос! Какая экспрессия! Я буду счастлив иметь в своей коллекции такого благородного и мыслящего джентльмена.

Он произнёс эти слова театрально, напыщенно, отчеканивая каждое слово и при том отбивая ногами чечётку.

- Ты говоришь бездари и отчаянные глупцы? – продолжал он. – Тут я не согласен. Бездари, отчаянные они или нет, сами ищут встречи со мной. Я же иду навстречу самым перспективным.
- Например?
- Примеров множество. Ты ведь неплохо знаешь историю, ищи примеры там.
- Само собой диктаторы, вроде Гитлера? Ничего из себя не представлял и тут вдруг возвысился на тринадцать лет. Красивое число, но такой недолговечный срок. А, может, великие революционеры, всё величие которых состоит в потоках пролитой крови?
- Срок не всегда ограничен, дружочек. Мы и сейчас прекрасно ладим с Адольфом. Он в нашей команде, трудится на благо общего дела, как и Марат, Робеспьер и другие выдающиеся кадры.
- Прекрасно! Поздравь их от меня. Навечно остаться заложником своей тупости очень почётно, в этом истинное величие.
- Это система, и она нерушима!
- Неужели? И что ничего нельзя сделать? Есть и другие инстанции, насколько мне известно.
- Ох, напрасная ирония, Альберт!  Многие принимали от нас помощь. Это не обязательно властители. Они уважаемые и любимые народами люди. Например, Никколо Паганини. У него было всё, но не хватало успеха. Он играл дьявольски прекрасно!
- Что же ты дал ему?
- Он получил от нас небольшой секрет. Никто не мог, кроме него самого играть его произведения. Виртуозность дорогого стоит. А вот его соотечественник и коллега Джузеппе Тартини  так и остался недоволен своей игрой, ибо не мог повторить игру моего господина. Ох уж эти итальянцы! Они так спесивы и горячи, что даже скрипка -  инструмент, держащий нервы вечно натянутыми, а разум чистым и спокойным,  -  не способна укротить души этих безумцев. А мы можем, ещё как! Ну, скажи, Альберт, разве они стали менее уважаемыми, менее любимыми и менее великими от того, что в нужный момент выбрали меня, а не того другого?

- Ты о Боге? Может, я и не безгрешный христианин, но всё-таки с Богом. Ему виднее, кто великий, а кто нет.
- Знаю я таких! Как прижмёт, так с Богом.
- Всех одинаково прижимает, только кто-то у тебя ищет правды, а кто-то с Богом идёт. Всё это,  - я показал рукой на бумаги, - блага, успех не сделают меня счастливым. Когда идёшь длинной дорогой, но прямой, то всегда знаешь, что придёшь туда, куда нужно. Короткая извилистая дорога – не мой путь. Что уж такого мне может предложить чёрт, чего нет у Бога? Мой сын тяжело болел, а потом умер.
- О да, я слышал этот душещипательный рассказ, который ты тут представил Пятому спутнику, - прервал Чёрт, стараясь уколоть меня больнее. Я оставался спокоен.
- У меня были претензии к Богу. Я Его не понимал, считал Его своим врагом. Он отнял у меня ребёнка – так я принимал ситуацию. А потом осознал, что всё не так! Я поднялся и пошёл вперёд. У меня прекрасная семья, меня любят. Я не отчаянный, не бездарный и не глупый. Сегодня ты помог мне окончательно убедиться в этом. Даже в самые горькие моменты жизни, когда я был зол на Бога, я всё равно не вспоминал о тебе и обо всей вашей организации. Бог всегда со мной, я Его чувствую и не предам сделкой с тобой.
- Как трогательно! Только вот разговор наш затянулся. Не поможет тебе твой Бог. Ты уже сам всё сделал для того, чтобы конкретно сесть в лужу. Не хочешь полюбовно решить вопрос, так я тебя иначе сцапаю. Знай, Альберт, ты отсюда не выйдешь без моего на то согласия!
- Я это уже слышал. Но что-то подсказывает мне, что ты не прав. Бог на моей стороне!
- Да что ты заладил  про Бога? У меня-то к Нему претензий нет. Он мне не мешает. – Чёрт расхохотался, а я вдруг стал читать сто четвёртый псалом Давида:
- Славьте Господа; призывайте имя Его; возвещайте в народах дела Его…
- Что-что? Ты уже в бреду?
- … воспойте Ему и пойте Ему; поведайте о всех чудесах Его…
- Перестань, Альберт! Это смешно! – при этом лицо Чёрта исказилось в жуткой гримасе.
- Хвалитесь именем Его святым; да веселится сердце ищущих Господа…
- Прекрати, несчастный! Тебе это не поможет! Ты ищешь выход не там. Здесь нет Бога.
- Ищите Господа и силы Его, ищите лица Его всегда.
- Какой упрямый юрист! Думает, что сейчас сам Господь явит ему чудо и спасёт его. Глупец!
- Воспоминайте чудеса Его, которые сотворил, знамения Его и суды уст Его…
- Ну, довольно! – вскричал Чёрт. – Я ухожу, но мы встретимся снова. Можешь до следующего пришествия божьего сына угадывать имена спутников! Даже если разгадаешь Второго, Седьмого спутника тебе никогда не узнать. Он не явится перед тобой, как остальные, а уж в компании всех спутников ты быстро поймёшь, насколько сильно ты влип и кто на самом деле здесь твой господин.

Выпалив это, Чёрт щёлкнул пальцами и вмиг исчез вместе со своими папками и стульями. Я снова стался один в пустой серой комнате, которую теперь ещё слабее освещал свет зелёной люстры. Силы покидали меня. Я жадно вперился глазами в дверь, из которой так и не вышел ни один спутник. Неужели это не конец?! Господи, помоги мне! Надо же было попасть в такую переделку. Терпение! Я прошу у Тебя терпения и благоразумия! Мне необходимо мыслить трезво, а поступать мудро. Похоже это и впрямь эксклюзивная игра, а я здесь далеко не заурядный игрок. Что ж, играть так до конца.


Рецензии
Очень интересно, остановилась на этой главе, надо подумать. Спутник России - Песня -это было что-то неожиданное, я почему-то подумала Проституция (извиняюсь за свои мысли черные)Не знаю, но встречала девушек и женщин, которые выходят замуж не по любви, а потому что им сказали родственники или выгодно, в общем много всего карьера, успех, они даже не знают что такое Любовь. Их матери говорят им часто фразу: "все так живут". Скорее всего это система...плодиться и размножаться, не зная о высшем предназначении человека.
Очень хорошо описан образ дураков, в точку. Я прямо таки аплодировать стоя могу за такой четкий образ. Показывает наивность людей, которые верят во всякие сказки, которые им рассказывают, чтобы они думали что.... каждый поймет.
А образ страха - это вообще диковинный экземпляр. Да, страх присущ всем, здесь даже не с Россией связано, это нечто глубинное, человеческое. Но в рассказе хорошо показано, что это все иллюзия, и если это понять, то и страха быть не может.
ГГ обращается к Богу в молитве, это мне очень понравилось, только вот - Вера в Бога - это вера в себя. Кажется герой это тоже осознает, особенно когда понимает, что только от него зависит все.
Спасибо, потом продолжу читать.

Весна Соуло   24.03.2019 12:19     Заявить о нарушении
Спасибо вам, Весна, за такое осмысленное чтение и понимание глубины. Безумно приятно читать такие рецензии.

Владислава Ли-Бин   24.03.2019 21:08   Заявить о нарушении