Ева и Серая Шейка

— Дед! Ты вчера обещал мне, что если сегодня будет солнышко, мы поедем с тобой на озеро к Серой Шейке. Обещал?
— Обещал, маленькая…
— А обещания надо выполнять. Ты меня так учил?
— Учил, Ева, учил. Обещания всегда надо выполнять, детка. Конечно, поедем! Собирайся. Не забудь батон положить в пакет и рюкзачок.

Серая Шейка — это уточка, которую моя младшая правнучка летом выделила из стаи уток, обитающих на большом Школьном озере в микрорайоне Силино.

Летом я читал Еве сказку Д.М.Мамина-Сибиряка «Серая Шейка». Сказка понравилась ей, и она назвала одну из уток этим именем. Каким образом она узнавала её в стае, я понятия не имею. Для меня они все были «на одно лицо».

Кончается октябрь, но дни стоят теплые, солнечные и совсем не чувствуется, что уже где-то совсем рядом медленно, но уверено приближаются холодный ноябрь и снежный декабрь.

Вот и сегодня на голубом небе ни единого облачка, солнце уже низко, но на улице довольно тепло, как в конце сентября. Многие деревья ещё не сбросили листву и красуются в золотом убранстве.

Мы садимся с Евой в автобус и едем по Панфиловскому проспекту до остановки «Октябрьская». По подземному переходу нам надо перейти на другую сторону улицы и по тропинке идти к озеру.

Подходим к лестнице перехода и слышим музыку откуда-то снизу, из-под земли.

Кто-то в переходе играет на аккордеоне советскую песню времен Отечественной войны:
 «С берёз, неслышен, невесом,
 Слетает жёлтый лист.
 Старинный вальс «Осенний сон»
 Играет гармонист...».

По тому, как звучит аккордеон, становится ясно, что играет не профессионал, а простой любитель музыки.

В переходе на складном стульчике, прислонившись спиной к стене, разрисованной местными «художниками», сидит скромно одетая, средних лет женщина с большим красивым, сверкающим изумрудным перламутром аккордеоном.

Такой немецкий музыкальный инструмент я впервые увидел в 1945 или 1946 году у инвалида — фронтовика. Он ежедневно сидел на лавке у входа на наш базар. Хрипловатым голосом пел военные песни и играл что-то похожее на фокстрот и польку.

…На полу у ног женщины стоит картонная коробка. Очевидно, что она играет для прохожих и ждет от них за свой труд пожертвований.

Ева останавливает меня и тихо спрашивает:
— Дед! А почему тётя играет здесь, а не на улице или в клубе?

Я на минуту задумываюсь, как просто и доходчиво ответить на вопрос маленькой правнучки, впервые увидевшей уличного музыканта. Общественным транспортом она ездит только со мной на озеро кормить Серую Шейку. Обычно родители или дедушка с бабушкой возят её на машине.

— Видишь, Ева, эта тётя, наверное, инвалид и пенсионерка, как твоя бабушка,— говорю я. — Может быть, она живет одна, и у неё больше никого нет из родных. Ей трудно жить на маленькую пенсию. Нет денег на хлеб, молоко и лекарства. Поэтому она вынуждена играть здесь, в переходе, в надежде заработать хоть немного денег. На улице играть для прохожих нельзя. Её могут забрать полицейские и оштрафовать. А в клубе она никого не интересует… Там играют другие артисты.

В это время около женщины остановилась молодая девушка. Молча, постояла, слушая музыку, затем открыла сумку, вынула из кошелька деньги и положила их в коробку.

— Смотри, маленькая… Тётя послушала музыку и дала ей денежку…
Ева дергает меня за рукав.
— Дед! У тебя есть деньги? Давай мы тоже дадим тёте денег на молоко или на лекарства. Доставай свой кошелёк.

В кошельке у меня всего пятьдесят рублей, а в кармане куртки несколько монет. Я давно не ношу с собой «наличку» и везде расплачиваюсь банковской картой.

Отдаю Еве купюру. Она подходит к женщине, здоровается с ней и аккуратно кладет деньги в коробку.

Музыка замолкает. Женщина, улыбнувшись, благодарит Еву и спрашивает:
— Как тебя зовут, девочка?
— Ева.
— Господи, Ева! Какое красивое имя,— качая головой, произносит женщина. — Ты очень добрая, малышка. А какие песенки ты знаешь и любишь?
 
— Я люблю песни из мультиков,— отвечает Ева. — Больше всего мне нравится песенка крокодила Гены из фильма про Чебурашку.

— Наверное, вот эта?- спрашивает женщина.

Она берёт несколько аккордов и в подземном переходе с громким эхом звучит:
«Я играю на гармошке
У прохожих на виду...
К сожаленью, день рожденья
Только раз в году…».

Мы послушали музыку, поблагодарили женщину за «концерт по заявкам» и продолжили путь к озеру, где нас давно ждет Серая Шейка.

Дома Ева с восторгом рассказала маме и бабушке о том, как тётя «под землёй» играла для неё на «большой гармошке» песню крокодила Гены, и как её подружка Серая Шейка была рада нарезному батону…

Картинки из интернета


Рецензии
Спасибо, Анатолий, за такую добрую миниатюру, она мне очень понравилась, а у меня есть стихи про песни в переходе,благодарю Вас за такую весёлую миниатюрку- с теплом души- Татьяна

Татьяна Бродская   24.01.2019 10:18     Заявить о нарушении
Спасибо, Татьяна, за внимание и отзыв!

Анатолий Комаристов   24.01.2019 10:50   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.