2Резонный довод Исправленный

2Резонный довод (Исправленный)

Все началось с поэтессы Ольги Николаевой. Поклонница творчества Марины Цветаевой, она посвятила ей не только несколько своих стихов, но и привезла в наш город с семинара в Елабуге, где в последние годы жила классик русской поэзии, идею «цветаевского костра». В последнее десятилетие это литературное мероприятие получило широкое распространение не только в России, но и в ближнем и дальнем зарубежье. А в нашем городе Павлодаре,  сам Бог велел быть этому «светочу поэзии». Так как в годы репрессий, после ссылки в Новосибирской области,  сестра Марины – Анастасия  Цветаева, талантливая писательница, поселилась в этом областном центре, где уже проживал ее, также ранее репрессированный, сын Андрей. Спустя два года Анастасия Ивановна была реабилитирована и вернулась в  Москву. Но наш город не забывала и еще тринадцать лет приезжала к внуку Геннадию Зеленину.
Вот он, Ольга Николаева и еще несколько активисток и разожгли «цветаевский костер», а точнее – праздник поэзии. Потому, что на него, в листопадную пору осени, в старом Ленпарке (ленинском парке), заложенном еще перед Отечественной войной, ежегодно собирались десятки людей. Местные поэты, артисты, барды, школьники со своими учителями литературы, студенты и просто те, кто чтил магию рифмованных слов. Поочередно они выступали на старенькой деревянной сцене-ракушке: читали стихи Марины  Цветаевой и свои, пели, переложенные на музыку, поэтические строки, разыгрывали театрализованные сценки.
А потом, подожженные, ранее принесенные и уложенные поленницы дров, начинали робко разгораться,  набирая, к всеобщей радости, силу и жар пламени.
Но была  и еще одна традиция. Выбиралась какая-нибудь проплешина парка и на ней высаживались молодые деревья. Так было и в этот раз. За какие-то полчаса ценители поэзии вырыли ямки и в них высадили березки. На этом, процедуру озеленения можно было считать законченной, как и само мероприятие. Но тут инициативу в свои руки взяла величавая дама, в броском одеянии. По ходу поэтического вечера, она тут же вступала в беседы с теми, кто уже выступил  на сцене и, сойдя вниз, отходил в сторонку. Со стороны казалось, что эта женщина, если не устроитель и распорядитель «цветаевского костра», то, по крайней мере, не рядовое лицо на этом литературно-музыкальном празднике.
И вот, когда все деревца  выстроились в ровный рядок, дама узрела среди присутствующих священника. Это был игумен Иосиф, знаток и любитель литературы, по совместительству редактор приходской православной газеты, автор нескольких книг на церковные темы и о путешествиях по святым местам. Он также всегда посещал «костер», внимательно слушая выступающих, раскланиваясь и беседуя со знакомыми. Пробившись к нему, «начальница», не столько просительно, сколько укоризненно сказала:
- Батюшка, эту березовую аллейку надобно освятить, чтобы деревья лучше росли.
…Его высокопреосвященство внимательно посмотрел на даму и безропотно ответил:
- Освятить – освящу. Но саженцы все же поливать  надо.


Рецензии