1930. Буевцы-самая влиятельная партия в РПЦ

В течение века под влиянием Запада Центрально-Черноземный регион был одним из крупнейших центров распространения радикальных сект в России, объединявшихся с контрреволюционными и монархическими группировками. Крупнейший промышленный и экономический центр района — Воронеж. К середине сороковых годов XX века сектантство в советской России было остановлено.

Доклад ПП ОГПУ по Центральной Черноземной Области (ЦЧО) о контрреволюционных церковных и сектантских организациях и группах, ликвидированных ПП ОГПУ.

15 октября 1930 г.

№26431 Совершенно секретно

ОГЛАВЛЕНИЕ

1. Контрреволюционная монархическая организация «буевцев» - http://www.proza.ru/2019/01/02/1320

2. Контрреволюционная организация «сергиевцев» - http://www.proza.ru/2019/01/02/1352

3. Контрреволюционная повстанческая организация в Казинке - http://www.proza.ru/2019/01/02/1367

4. Контрреволюционная церковная группа «Фанатики» - http://www.proza.ru/2019/01/02/1379

5. Контрреволюционная организация «Крестовый поход» - http://www.proza.ru/2019/01/02/1388

6. Контрреволюционная сектантская организация «федоровцев» - http://www.proza.ru/2019/01/02/1394

7. Контрреволюционная монархическая повстанческая организация «Дом Романовых» - http://www.proza.ru/2019/01/04/322

8. Контрреволюционная организация «ермиловцев» - http://www.proza.ru/2019/01/02/1406

9. Контрреволюционная организация «Стефановцы» - http://www.proza.ru/2019/01/02/1410

10. Контрреволюционная организация «Имяславцы» - http://www.proza.ru/2019/01/02/1416

11. Контрреволюционная организация «Иоанитов» - http://www.proza.ru/2019/01/02/1432

Совершенно секретно

В течение 1929-1930 гг. на территории ЦЧО ПП ОГПУ было вскрыто и ликвидировано 3 чисто церковных контрреволюционных монархических организаций, 4 контрреволюционные организации с участием в них церковнослужителей и членов приходских советов и 30 контрреволюционных групп.[1]

По сектантам — 4 организации, 6 контрреволюционных групп. По крупным организациям прошло и осуждено:

1) Контрреволюционная церковно-монархическая организация «буевцев» — 492 человека, из них попов — 81, монахов — 75, бывших офицеров — 4, бывших помещиков— 8, кулаков — 210, торговцев — 33, бывших полицейских — 8, членов СРН — 14.

2) Контрреволюционная организация «сергиевцев» — 125 человек

3) Контрреволюционная организация «федоровцев» — 42 человека

4) Контрреволюционная организация «Ермиловцы» — 52 человека

5) Контрреволюционная организация «Иоаниты» — 44 человека

Только за 1930 г. ПП ОГПУ арестовано в ЦЧО 839 церковнослужителей, 422 сектанта. Приводим наиболее характерные из организаций и групп.

Контрреволюционная церковно-монархическая организация «буевцев»

Органами ОГПУ по ЦЧО в начале 1930 г. раскрыта и ликвидирована подпольная контрреволюционная церковно-монархическая организация, именовавшая себя «буевцами» и ставившая своей целью поднятие массового выступления крестьянства против советской власти и восстановление монархии.

Совокупность материалов, собранных предварительным следствием, дает исчерпывающее представление о преступной деятельности контрреволюционной церковно-монархической организации «буевцев», личном и руководящем составе ее участников, контрреволюционной монархической платформе и организационных принципах и тактике организации.

Одновременно с этим материалы следствия вскрывают социальную сущность и классовую природу «буевщины» и определяют ее место в истории борьбы церкви против диктатуры пролетариата.

Контрреволюционная церковно-монархическая организация «буевцев» идеологически была неразрывно связана с руководящим центром контрреволюционной монархической организации «имяславцев» и действовала, руководствуясь программной платформой, изложенной в брошюре «Что должен знать православный христианин».

В начале 1928 г., после издания митрополитом Сергием [2] декларации и указа о признании советской власти и отмежевании церкви «от всего контрреволюционного», реакционные группы церковников в Ленинграде, Москве, Ярославле и др. районах объявили его изменником и откололись от него. Эти группы реакционных церковников организовали новый центр во главе с митрополитом Иосифом Петровых (бывшим Ленинградским митрополитом), связавшись идейно с руководящим центром «имяславия» (проф. Лосев, Новоселов, священники Андреев, Прозоров и др.) на основе его программы свержения советской власти («власти антихриста») и восстановления монархии.

Обвиняемый Дулов Н. Н., близко знакомый с руководителями «имяславия» Новоселовым, Андреевым и Прозоровым в Ленинграде и проф. Лосевым, священниками Сидоровым, Воронковым, Тихомировым и др. в Москве, показывает об этом: «...Архиепископ Дмитрий относился к "имяславцам" покровительственно, группируя вокруг себя известных деятелей "имяславия" — Новоселова, Андреева, Прозорова. Последний был одно время секретарем архиепископа Дмитрия. По своим приемам в разрезе подчинения своему влиянию церкви "имяславцы" являлись своего рода иезуитской организацией с девизом: "Цель оправдывает средства". Церковное и политическое миросозерцание "имяславцев" тесно переплетается и вытекает одно из другого. Отсюда понятно стремление их через церковь провести свои политические воззрения, т. е. монархические идеи».

В этот период (откола церковников от митрополита Сергия) епископ Алексей Буй [3], управляющий Воронежской епархией, поддерживаемый ссыльными священниками в Воронеже Пискановским, Гортинским, Пироженко, Челикиным, Новосельцевым, Андриевским и др. (все, за исключением Алексея Буя и Гортинского, находятся в настоящее время в ссылке в разных районах СССР), объявил митрополита Сергия еретиком и ориентировался вначале на митрополита Иосифа Петровых (т.н. левого), но уже весной 1928 г. Алексей Буй примкнул к Дмитрию Гдовскому.

Платформа организации «буевцев»

В мае 1928 г. Алексей Буй выехал в Москву, а оттуда вместе с Дуловым Н.Н. в Ленинград. В Москве Дулов вместе с другой контрреволюционной литературой дал Алексею Бую брошюру под названием «Что должен знать православный христианин».

Эта брошюра, составленная руководящим центром «имяславия» (Новоселов А.Ф., Андреев), явилась платформой организации «буевцев».

Рассчитанная на верующую крестьянскую массу, эта брошюра, составленная в виде вопросов и ответов на политические темы, замаскированные ссылками на «священное писание» и «святых отцов» церкви, сыграла огромную роль в вербовке верующих в состав контрреволюционной организации «буевцев» и способствовала быстрому ее росту.

Вместе с тем, пропаганда идей этой брошюры создавала исключительно благоприятную почву для антисоветских выступлений на почве проводимых на селе мероприятий по реконструкции сельского хозяйства и подготовляла крестьянские массы к восстановлению монархии.

С первого же вопроса брошюры «Что должен знать православный христианин» руководители организации затрагивают проблемы власти и в последующих, как вопросах, так ответах, они приводят верующего к единственному выводу о том, что с Октябрьской революцией «извратился божественный порядок», и поэтому «нельзя признать» установившуюся власть законной властью.

«4 вопрос. Как следует православному христианину смотреть на современную нам гражданскую власть, которая борется с Богом и гонит святую церковь?

Ответ: Как на попущение Божье или высшее наказание и вразумление, в дополнение слов св. писания — «бывает ли в народе бедствие, которое не Господь попустил бы. Амос. 3, 6. Исайя 45, 7».

«6 вопрос. Как быть христианину, если его обвиняют в контрреволюции?

Ответ: Этим смущаться не следует. Это обвинение ложно и выдумано врагами Христа и есть удел всех исповедников веры».

Таким образом, контрреволюционные деяния возводились «буевцами» в степень богоугодного дела. Развивая эти идеи под прикрытием религиозных изречений, «буевцы» не останавливались и перед тем, чтобы в глазах верующей крестьянской массы вообще дискредитировать Октябрьскую революцию.

«9 и 10 вопросы. Как же церковь и всякий христианин, в частности, должны относиться к революции и контрреволюции?

Ответ: ... Революция ... есть всякое насильственное действие ...»

«11 вопрос. Может ли церковь сочувствовать этому насилию?

Ответ: Нет, не может».

«17 вопрос. Чем же отличается современная нам идея государственности от идеи, установленной самим Богом?

Ответ: Тем, что ...власть передавалась сверху вниз, от Бога через верховную власть, преемственно до последнего самого начальника. 1 Петр. 2 13-14. А у современной нам идеи государственности власть, взятой снизу, передается вверх, т.е. извратился Божественный порядок, почему эту власть нельзя признать законной, т.е. нельзя признать властью от Бога, но только Богом попущенной, как выше было сказано (ответ 4)».

Здесь по существу содержания — признание законной властью лишь власть царя, т.е. проповедуется монархия. Организация «буевцев» здесь полностью восприняла монархическую установку «имяславцев».

Видный деятель церковно-монархической организации «буевцев» обвиняемый священник Бутузов так и определяет значение для организации брошюры «Что должен знать православный христианин»: «Брошюра под названием «Что должен знать православный христианин» имела наряду с богословскими также и политические вопросы, носящие откровенно контрреволюционный характер, а потому она по существу являлась политической платформой нашей организации».

Распространение ее среди актива организации доказывает, что организация пошла по пути активных действий против революции, против советской власти.

В книге «Диалектика мифа» идеологический руководитель «имяславия» проф. Лосев А. Ф. прямо говорит: «Советская власть, чуждая русскому народу. Едва тлеющая лампадка вытекает из православной догматики с такой же необходимостью, как царская власть в государстве... Для монаха революция есть сатанизм».

Построение, методы работы и классовый состав организации «буевцев»

В соответствии с поставленными задачами и стремлением наибольшего охвата крестьянской верующей массы для срыва мероприятий советской власти, в особенности по коллективизации, организация «буевцев» строилась применительно к церковно-монархической структуре, создавая свои периферийные группы, в основном около приходских советов. Имея руководящим центром Алексеевский монастырь в г. Воронеже, организация охватила своей сетью следующие районы:

1. Центр (Воронеж — Алексеевский монастырь) во главе с епископом Алексеем, после его высылки в Соловецкий концлагерь с коллегией из пяти человек: свящ. Каменского — председателя, Гортинского, Марчевского, Жидяева и арх. Игнатия Бирюкова. После высылки Каменского в Соловецкий концлагерь его место занял священник Гортинский, а в коллегию в качестве ее секретаря был дополнительно введен священник Яковлев.

Разъездными пропагандистами и связистами по информации о настроениях крестьянства и руководству опорными пунктами были арх. Тихон Кречков, игумен Яцук Иосиф и иеромонах Хухрянский Мелхиседек, миряне Карцев, Карельский, Поляков и др. Для связи с Москвой и Ленинградом использовались священник Дулов Николай и священник Степанов Степан (бывший келейник епископа Алексея).

Периферия организации конструировалась по принципу централизации и охватывала почти все округа ЦЧО.

2. Острогожский округ имел опорными пунктами: 1) с. Н-Икорец, во главе со священником Бутузовым и священником Корыстиным; 2) с. Платава, во главе с Тихоном Кречковым и пятеркой из мирян (иониты и др.); 3) с. Урыв; 4) с. Афанасьева; 5) г. Буденный и 6) г. Бобров, во главе со священником Архангельским и мирянами Гусевым, Щукиным, Минаковым, Касаткиным и др.

3. В Усманском округе опорными пунктами являлись: с. Семидесятное, Хреновские Выселки, Н-Усмань и Хохол, во главе со священниками Уваровым, Пожаровым, Азаровым, Вязниковым, Вислянским, Лисицким, Ивановым и мирянами Князевым, Щеблыкиным, Швецовым и др.

4. Елецкий округ с опорными пунктами Задонск, Елец и Тюнино, во главе с арх. Стуровым Никандром, свящ. Михайловым, Петиным, Аргуповым, монашками Введенской, Богомоловой, Юркиной и др.

5. Борисоглебский округ, с опорными пунктами в с. Троицком и с. Танцыри.

6. Белгородский округ, с пунктом в Дроновке и Требрино.

7. Козловский округ — Избердей и Козлов.

Некоторые из этих центров (Н-Икорец, Платава, Афанасьевка, Танцыри, Троицкое, Н-Усмань и др.) не совпадали с центрами иерархическими и, таким образом, являлись не прикрытыми иерархическим признаком (отсутствие в них благочинных) контрреволюционными ячейками организации.

Каждый низовой центр имел свои ответвления в ряде селений. Так, Н-Икорец имел ответвления в селах Масловка, Песковатка, Селяевное, Машкино, Дракино, Бадеево, Запужное;

Бобров — в селах Семено-Александровское, Мечетка, Шиповка, Коршево, Бутурлиновка;

Хреновские Выселки — в селах Котуховка, Тулиново.

Семидесятное — в селах Старо-Никольское, Синие-Липяги.

Н-Усмань — в селах Рогачевка, Придача, Монастырщина.

Елец — в Задонске, Тюнино и др.

Кроме пунктов в ЦЧО организация имела ответвления в СКК и на Украине.

Несмотря на такую разбросанность пунктов организации, методы работы ее были одинаковыми для всех ответвлений и сводились в основном к контрреволюционной и антисоветской агитации с использованием религиозных предрассудков верующих масс. Обычно агитация против мероприятий советской власти сопровождалась предсказаниями о скорой кончине мира, о существовании антихриста в лице коммунистов и советских работников, о неизбежной гибели их и т. п. Ведя контрреволюционную работу по срыву коллективизации, члены организации распускали слухи о том, что всех колхозников будут клеймить печатью антихриста; как на выход из положения указывали на необходимость «подняться всем против власти антихриста». Доказано, что установки о методах работы давались из центра организации.

Обвиняемый игумен Яцук показал об этом: «Когда меня приглашали в села, то со стороны руководителей Алексеевского монастыря, священников Яковлева Федора и Гортинского Сергея, мне давались пастырские советы: внушать крестьянам, что советская власть, поставленная нищими и босяками, нарушила установленный Богом порядок получения власти сверху от Бога, а не снизу, поэтому советскую власть не нужно признавать законной, Богом благословенной».

Член пятерки опорного пункта с. Хреновские Выселки кулак Щеблыкин Федор показывает: «Указания по поводу поднятия борьбы против колхозного строительства и против раскулачивания мы получали от Алексеевского монастыря, который являлся руководящим центром нашей организации».

Агитация велась главным образом через раскулаченных кулаков и монашек и была направлена против колхозного строительства.

Обвиняемый руководитель опорного пункта— священник Уваров говорит об этом: «Наша организация ориентировалась главным образом на раскулаченные силы деревни. Связь с организацией центр осуществлял через имеющийся кадр монахов, монашек и мирян, последние приходили сами в Воронеж и являлись в указанное место, принимал их Каменский».

Контрреволюционная церковно-монархическая организация «буевцев» составилась в основном из духовенства, бывших офицеров и дворян, торговцев, кулаков, монашествующего элемента и интеллигенции. Такой классовый состав, в свете тех задач, которые ставила себе подпольная организация «буевцев», обеспечивал конспирацию, проведение враждебной диктатуре пролетариата классовой линии, активность руководителей и членов организации в борьбе с советской властью, как в подготовке, так и в проведении классовых выступлений и восстаний.

Данными следствия установлено, что в составе руководящего центра «буевцев» были: 15 попов, 3 бывших офицера, 2 бывших дворянина и помещика, 1 представитель «Союза русского народа», 1 служащий (доцент).

В составе местных организаций только по ЦЧО в числе 470 человек состояло: 66 попов, 75 монахов, 1 бывший офицер, 6 бывших дворян и помещиков, 210 кулаков, 33 торговца, 8 бывших полицейских, 13 членов СРН, служащих — 2, середняков — 24, бедняков — 2, прочих — 30.

В руководящем центре (среди других) были: бывший князь, полковник генштаба Дулов Н. Н., бывший лейтенант морской службы, сын сенатора, тайного советника Стеблин-Каменский И. Г., бывший полковник Поляков и др., которые, перерядившись в священнические рясы в период 1920-1922 гг., вели систематическую борьбу с советской властью.

Влияние руководящего центра «имяславия» и внешних связей на деятельность контрреволюционной церковно-монархической организации «буевцев»

Руководящий центр «имяславия», ставивший себе целью восстановление монархии путем вооруженного восстания крестьянства против советской власти, методом подготовки вооруженного восстания избрал пропаганду своих идей под прикрытием религиозной пропаганды. В силу этого, центр «имяславия» стремился привлечь на свою сторону руководителей церкви.

Обвиняемый Дулов так показал об этом: «Они всеми силами стараются группироваться около церквей, пользующихся доверием верующих масс, скрывая свою сущность под видом православия. «Имяславцы» носят характер монархического объединения. Они стремятся захватить влияние над патриаршей церковью главным образом потому, чтобы не потерять авторитета в глазах верующих и имея в виду наличие там более благоприятных условий и нужных людей для развития своего движения. В некоторых местах они преуспевали».

Руководитель контрреволюционной церковно-монархической организации епископ Алексей Буй имел тесную связь с руководителями центра «имяславия». Его же сторонниками (архиепископом Дмитрием Гдовским) был передан Алексею Бую весь юг России и избрана ему резиденция в г. Ельце.

Следствием установлено, что епископ Алексей имел не только тесную связь с «имяславцами», но и сочувствовал им. Это находит подтверждение хотя бы в том, что основной метод антисоветской агитации (об антихристе) он заимствовал от «имяславцев».

Относясь сочувственно к «имяславцам», епископ Алексей распространял монархическую литературу, исходящую от центра «имяславия».

По возвращении Алексея Буя и Дулова Н. из Ленинграда в Москву Буй выехал прямо в Елец, в новую резиденцию, а Дулову поручил выехать в Воронеж к священнику Степанову для передачи и распространения брошюры (приведенной выше) «Что должен знать православный христианин» и другой контрреволюционной литературы.

В марте 1928 г. к епископу Алексею Бую, уже прославившемуся среди монархических церковников юга России как активному борцу за «старую веру и порядок», приехал руководитель церковно-монархической организации в Майкопском, Черноморском, Армавирском округах и Харьковщине (Сумский округ) епископ Варлаам Лазаренко, живший в то время нелегально от представителей советской власти. Свой приезд епископ Варлаам обставил глубокой конспирацией. После соответствующего обмена мнениями и информацией о положении церковников в СКК и на Украине епископ Варлаам признал епископа Алексея своим руководителем и идейным вождем и передал ему подведомственные ему (Варлааму) духовенство и верующих. Свой переход в подчинение епископа Алексея епископ Варлаам оформил рассылкой от своего имени воззвания к духовенству с указанием, что с этого времени он, Варлаам, и все, кто ему из церковников подчиняются, переходят под руководство епископа Алексея.

Личность Варлаама особенно ярко выражена в следующих показаниях Бутузова: «В разговорах об условиях жизни в горах Кавказа епископ Варлаам заявил нам, что царь Николай II жив и скрывается в горах со всем своим семейством. На наше молчание Варлаам ответил: "Я так воспитан и люблю царя". Епископ Варлаам сказал: "Я не признаю декларации, потому что она призывает сочувствовать советской власти, но я давал присягу царю в верности, я воспитан в монархическом духе и люблю царя"».

Объединив таким образом под своим руководством церковников ЦЧО, юга России и СКК, епископ Алексей стал проводить в жизнь монархические идеи «имя-славия». Для этого он назначил руководителями отдельных звеньев своей организации стойких монархистов: по Кубани — Перепелкина, в Харьковщине — Подгорного, в горах Северного Кавказа — епископа Варлаама.

Обвиняемый Степанов об этом показывает: «Ответственными лицами в СКК у епископа Алексея Буя были в Кубано-Ставропольских губерниях священник Перепелкин, а в горах Кавказа епископ Варлаам».

Организация «буевцев» имела также связь с еп. Дмитрием Гдовским в Ленинграде и с благочинным Василием Подгорным (г. Сумы) и его последователями, переданными потом Варлаамом епископу Алексею. Таким образом, организация «буевцев» объединила контрреволюционные и церковно-монархические элементы не только ЦЧО, но и СКК и Украины.

После объявления декларации митрополита Сергия правая монархическая эмигрантская группа во главе с Антонием Храповицким выпустила соответствующее воззвание, а патриарх Сербский поместил в «Гласнике» обращение, объявлявшее митрополита Сергия изменником и предлагавшее прекратить с ним всякое общение.

Оба документа были написаны в ярко антисоветском духе.

И воззвание Антония Храповицкого, и «Гласник» руководящий центр «имя-славия» передал через Дулова Н. организации «буевцев» для распространения.

Обвиняемый Дулов Н. так показал об этом:

«Послание митрополита Антония и постановление съезда зарубежных епископов я получил в Москве в 1928 г. от племянницы Новоселова М. А. Катуар Татьяны Людвиговны. Она — дочь банкира. Указанную литературу она получила от Новоселова М. А., о чем она мне говорила сама».

Таким образом, контрреволюционная церковно-монархическая организация «буевцев», связанная с «имяславием», проводила также идеи эмигрантского монархического духовенства.

Идейный руководитель «имяславия» проф. Лосев А. Ф. так говорит об эмигрантском монархическом течении Антония Храповицкого: «Наиболее близким "имяславию" из эмигрантских течений нужно считать течение право-монархическое».

Контрреволюционная деятельность церковно-монархической организации «буевцев»

1. Центр организации «буевцев»

Приехав из Ленинграда, епископ Алексей остановился для жительства уже не в г. Воронеже, а в г. Ельце, оставив вместо себя в Воронеже благочиннический епархиальный совет в составе благочинного Палицына (умер) и помощника его

Стеблин-Каменского, которые совместно с адм. ссыльными священниками Гортинским, Марчевским и архимандритами Бирюковым Игнатием и Кречковым Тихоном являлись представителями епископа Алексея по Воронежской епархии.

Они, сосредоточившись в Алексеевском монастыре, фактически были руководящим центром для периферийных групп организации.

Указанный выше центр, однако, был руководящим лишь для групп, расположенных на территории ЦЧО. В Северо-Кавказском крае же и на Украине епископ Алексей поставил самостоятельных руководителей местных организаций в лице Перепелкина (бывшего офицера) для Кубано-Ставрополья, Подгорного Василия — для Украины (в г. Сумы) и епископа Варлаама Лазаренко (расстрелян ПП СКК) — для гор Северного Кавказа.

После высылки епископа Алексея Буя и Каменского И. Г. в состав Воронежского центра был введен священник Яковлев Федор, и центр, существовавший нелегально, стал именоваться «пресвитерианским советом».

Непосредственными руководителями организации «буевцев» ЦЧО и исполнителями воли «пятерки» были священники Каменский И. Г., а после его высылки Гортинский Сергей как председатель нелегального совета и Яковлев Федор как его секретарь. Благодаря им актив организации широко поставил пропагандистскую работу путем посылки на места отдельных пропагандистов-связистов. Одними из главных таких пропагандистов-связистов были архимандриты Игнатий Бирюков, Тихон Кречков, иеромонах Хухрянский Мелхиседек и священник Степанов Степан.

Для более организованной и планомерной контрреволюционной работы среди верующих центр вместе с активом организации периодически проводил совещания в церкви Алексеевского монастыря и на квартирах актива. Все совещания велись конспиративно.

Кроме совещаний, на которых вырабатывались планы и методы контрреволюционной работы, деятельность центра, помещавшегося в Алексеевском монастыре, протекала в трех направлениях:

1) в распространении антисоветских воззваний, брошюр и листовок по опорным пунктам;

2) в посылке по районам пропагандистов — связистов из духовенства и монашествующего элемента и

3) в приеме с мест руководителей опорных пунктов и даче им директив.

Актив организации имел совещания также и в г. Ельце, но уже более широкие

и с представителями от групп СКК и Украины, на коих епископ Алексей в кругу своих ближайших помощников, обсуждая общее положение организации, давал установку на дальнейшую работу.

Так, в 1928 г., в июле месяце, в г. Ельце на квартиру священника Бутузова под видом поездки на именины из разных мест приехали помощники Алексея Буя: из г. Воронежа — архимандриты Бирюков Игнатий, Кречков Тихон и священник Степанов; из г. Задонска— архимандрит Стуров Никандр, иеромонах Иоанникий; из Старо-Оскольского округа — благочинный Шмыгалев Афанасий, представители с Кубани и Харьковщины и из г. Москвы — священник Дулов Николай.

Факта наличия съезда в Ельце никто из обвиняемых, присутствовавших там, не отрицает.

2. Опорные пункты организации «буевцев»

Руководящий центр церковно-монархической организации «буевцев», будучи связан с периферийными опорными пунктами, руководил в них подготовкой выступлений крестьянства против советской власти.

Активная контрреволюционная деятельность руководящего центра «буевцев» в округах Острогожском, Усманском, Елецком, Борисоглебском, Козловском, Белгородском и др., [где] имели место массовые выступления населения против советской власти. Выступления эти развивались в такой последовательности:

а) с. Н-Икорец Лискинского района Острогожского округа — 21.01.30 г.

б) с. Песковатка (ответвление Н-Икорца) Острогожского округа — 22.01.30 г.

в) с. Капанище Коротоякского района (то же) Острогожского округа — 23.01.30 г.

г) с. Подсередное Алексеевского района (ответвление Буденного) Острогожского округа —28.01.30 г.

д) с. Ппатава Репьевского района (находится невдалеке) Острогожского округа — 29.01.30 г.

е) с. Казацкое Буденновского района Острогожского округа — 30.01.30 г.

ж) с. Урыв, Девице, Голдаевка и Троицкое Коротоякского района Острогожского округа— 1.02.30 г.

з) с. Драконово, Машкино, Бадеево Давыдовского района Острогожского округа (Н-Икорец) —5.02.30 г.

и) с. Селяевное Давыдовского района Острогожского округа (Н-Икорец) — 5.02.30 г.

Кроме того, в разное время в том же округе были выступления: в с. Коршево — 4 января; Шишовка— 14 января; Россошки — 23 января; Хлевище — 2 февраля; Репенка, Стрелецкое — 3 февраля; в Усманском районе и округе, прилегающем к Острогожскому округу, произошли выступления в [е.] Б-Мартын и Ст. Чигла 20 января 1930 г., затем перекинулись на Борисоглебский, Козловский [округа] и т.д.

Следствием установлено, что в некоторых из указанных сел выступления были подготовлены попами «буевского» толка и проводились «буевскими» группами.

В остальных опорных пунктах выступления были предотвращены ликвидацией контрреволюционных групп.

В с. Н-Икорец, в частности, квартира Бутузова была центром паломничества верующих, кликуш, черничек из сел радиусом на 100 верст. Соответственно указаниям из центра и руководителей опорного пункта монашки и чернички вели бешеную агитацию против советской власти и особенно колхозов. В результате 21-22 января с. г. в с. Н-Икорец было массовое выступление, преимущественно женщин, которые, разгромив сельсовет, сорвав красный флаг и разорвав портреты вождей, ходили по улицам с черным флагом, с криком: «Долой колхозы!», «Долой антихристов — коммунистов!».

В с. Хреновские Выселки Усманского округа организация «буевцев» имела тесную связь с селами Верхняя Котуховка, Тулиново, Панино, Ивановка.

О деятельности этого опорного пункта один из руководителей, кулак Щеблыкин, при допросе показал: «Наша организация вела активную борьбу путем пропаганды и агитации против колхозного строительства, ибо мы знали, что колхозное строительство есть путь к разрушению старого порядка и уничтожению религии. Пропаганду и агитацию против колхозов мы вели в церкви, в церковной сторожке, на улице, в хатах. Также вели борьбу против раскулачивания. Мы считали, что отобранное у кулаков имущество будет укреплять колхоз, а потому мы говорили, что отобрал — значит украл. Указания по поводу поднятия борьбы против раскулачивания мы получали от Алексеевского монастыря» (г. Воронеж).

В Бобровском районе Острогожского округа руководящий пункт находился в городе Боброве и состоял из 5-ти человек: кулаков Касаткина, Сарзунова, Минакова и монашек Клейменовой и Меренковой, который около себя сгруппировал активное ядро из 15-ти человек и имел в своем распоряжении связистов и пропагандистов для своих филиалов в селах Семено-Александровка, Мечетка, Шишовка, Коршево Острогожского округа и в Бутурлиновке Россошанского округа.

Получая указания из Алексеевского монастыря г. Воронежа по внедрению среди крестьянской массы антисоветских идей, эта «пятерка», чтобы замаскировать свои действия, проводила собрания членов организации. Обыкновенно на этих собраниях после пения стиха, составленного на основании апокалипсиса: «Скажи мне, спаситель, когда это будет...», — делались призывы не идти в колхозы, велась агитация о том, что советская власть есть власть антихриста, что скоро советская власть падет, так как близка «варфоломеевская ночь», что в колхозах будет клеймение «печатью антихриста», что там будет общность женщин и т. п.

В с. Семидесятное Усманского округа во главе опорного пункта были попы Вислянский и Азаров с кулаком Князевым, иеромонахом Вязниковым и монашкой Шиловой.

Данная организация имела свои ячейки в селах: Старо-Никольское Усманского округа, Синие Липяги, Истобное, Солдатчино, Красное и Першино Старо-Оскольского округа. В конце 1929 г. и в 1930 г. руководящие кадры данной организации усиленно обрабатывали окрестное население, вербуя себе новых последователей и направляя их по монархическому руслу.

Одной из наиболее сильных ячеек, созданных под видом религиозной общины, явилась Старо-Никольская, в большинстве своем состоящая из бывших членов «Союза Русского народа» и монашества. Контрреволюционная деятельность этого опорного пункта была направлена против проводимых советской властью и партией мероприятий в деревне с конечной целью — свержение советской власти. В процессе работы данная организация выработала определенную программу действий, в основном сводящуюся к следующему: вести агитацию и пропаганду а) против коллективизации, членам организации в колхоз не вступать; б) за несдачу излишков хлеба, членам организации хлебные излишки не сдавать; в) за выход населения из кооперации — в кооперацию не вступать; г) за неуплату самообложения, членам организации самообложения не платить; д) против советской школы и ликвидации неграмотности, членам организации своих детей в школы и членов семей в ликпункт не пускать; е) против реализации займов, членам организации займов не брать; ж) недачу представителям власти никаких сведений ни о себе, ни о своем хозяйстве и не учинять росписей на советских документах; з) за свержение существующего строя и восстановление монархии.

В результате деятельности этого опорного пункта срывались общие собрания, члены организации уничтожали свое имущество и угрожали коммунистам и сельским активистам. Руководители этой организации кулак Князев, поп Азаров и иеромонах Вязников имели самую тесную связь с центром Алексеевского монастыря г. Воронежа, в лице священника Яковлева.

В с. Вторая Усмань Усманского округа во главе организации были попы Уваров М. Д. и Карманов В. И., монах Минаков, иеромонах Пожаров Георгий Дмитриевич и кулак Ануфриев Д. В. Организация имела тесную связь с селами Рогачевка, Придача и Монастырщина Усмаиского округа. Всего в организации было 36 активных участников.

О деятельности ее и о руководстве ею Алексеевского монастыря один из главных руководителей поп Уваров показал: «Наша организация ориентировалась главным образом на реакционные силы деревни. Связь с организацией центр осуществлял через имеющийся кадр монахов, монашек и мирян».

Другой обвиняемый, иеромонах Пожаров, показывает: «Мы занимались проповедничеством и систематически вели пропаганду среди населения и организовали массу на активную борьбу с советской властью. Наше проповедничество и пропаганда приводили массу в движение и к столкновению с советской властью».

В результате деятельности группы в с. Вторая Усмань и Рогачевка было массовое выступление, разобраны семенной фонд и скот.

В с. Афанасьевка Алексеевского района Острогожского округа во главе организации, носившей явно выраженный повстанческий характер, были поп Попов Николай Иванович и кулаки Ходыкин Егор Васильевич, Ходыкин Михаил Карпович, Рощупкин Василий Афанасьевич и Новиков Трофим Филиппович. Организация имела тесную связь с селами Веретенниково и Ураково.

О деятельности этого опорного пункта один из руководителей, Ходыкин Егор Васильевич, показал: «В части контрреволюционной группировки, в которую входил я, поп с. Ураково Попов и др., могу показать, что наша организация ставила своей задачей срыв мероприятий советской власти, особенно колхозного строительства. Для этой цели мы устраивали собрания, на которых решали как нам выступать. Собрания происходили в доме или у меня или у попа, или в доме бедняка Четверикова, которого в числе других бедняков мы перетянули на свою сторону, пообещав им хорошую плату в случае перемены власти. 1 апреля 1930 г. в доме попа мы обсуждали вопрос устройства восстания. Для этого, по предложению попа Попова, решили пустить слухи, что у нас обновилась икона и затем использовать скопление народа для восстания. Когда это проделали и пустили об этом слух, ко мне начал приходить народ со всех близлежащих сел. Нам не удалось устроить восстания, так как нас арестовали».

Рядом других показаний наличие подготовки к выступлению доказано. Необходимо отметить, что слух об обновлении иконы был пущен и некоторым уже показали ее как «обновленную».

В с. Тюнино Задонского района во главе опорного пункта находилась бывшая игуменья Тюнинского монастыря Введенская Мария Ивановна, священник АрпуновГ.И., иеродьякон МеренковС.Д. и монашки Богомолова М. И. и ЮркинаГ.Ф. Группа ставила своей задачей ослабление в деревне советской власти путем восстановления против нее широких крестьянских масс и главным образом женщин, для чего вела провокационную контрреволюционную агитацию, используя религиозные предрассудки масс. Свою контрреволюционную деятельность группировка направляла в конечном счете на восстановление монархии.

Для агитации группа имела кадр монашек.

В г. Козлове группа «буевцев», называвшая себя «христианским кружком», имела своими руководителями священника Сосновского, архимандрита Иллария, члена двадцатки Никитинской церкви Разумовского Алексия и священника Лачинова Василия. К руководителю группы Сосновскому из Москвы часто приезжал протоиерей Дулов Николай, а Илларию он привозил даже брошюру: «Что должен знать православный христианин». В результате поездок Дулова группа Сосновского активизировалась в направлении борьбы с советской властью, антисоветская агитация ее усилилась.

В г. Задонске Елецкого округа во главе опорного пункта стоял архимандрит Стуров Никандр с бывшими монахами Задонского мужского монастыря. Расцвет деятельности группы и ее состав определились окончательно в 1929 г. Используя религиозные предрассудки отсталых масс крестьянского населения, они вели широкую агитацию о противодействии хлебозаготовительной кампании. Обвиняемые устраивали нелегальные сборища в квартирах архимандрита Никандра, монашек Смарагды и Юрковой, чьи квартиры являлись штабом группировки.

В основном группировка вела массовую агитацию среди крестьянского и городского населения с целью срыва государственных мероприятий, распространяла слухи о гибели советской власти в связи с событиями на Китайско-Восточной железной дороге и распространяла всякого рода антисоветские листовки и брошюры.

При изъятии Задонской группы у руководителей ее Никандра Стурова и Михайлова были при обыске обнаружены антисоветская литература и воззвания, в частности, брошюра «Что должен знать православный христианин».

В с. Платава, где во главе группы стояли поп Рыльцевич и кулак Щитковский, непосредственное руководство группой вел приезжавший из города Воронежа архимандрит Тихон Кречков.

За 4 дня до выступления кулаки с. Платава поздно вечером в местной церкви устроили нелегальное совещание, на котором обсуждали вопрос о поведении в связи с раскулачиванием. Было принято решение поднять восстание с вовлечением всего населения для борьбы против колхозов. Свое решение группе удалось осуществить 29 января с. г. В результате выступлений три дня в с. Платава было безвластие. Фактическими хозяевами села явились кулаки. Характерно, что группа твердо была уверена в гибели советской власти и пригласила из соседнего села попа, который в церкви с. Платава служил молебен за «упокой советской власти» (поп Щитковский, служивший молебен, умер).

В с. Хохол Усманского округа во главе опорного пункта были кулаки Петров Иван Алексеевич, Жаглин Павел Емельянович и Замятин Никита Иванович. Принадлежа к церковно-монархической организации «буевцев» ЦЧО и имея связь с Воронежем, выше указанная тройка, используя религиозные предрассудки массы на почве закрытия церкви, повела бешеную агитацию против коллективизации и организованной в с. Хохол коммуны — мощной тракторной станции. «Колхоз — это безбожная организация, вступать в него не следует, советская власть есть власть антихриста», — говорили члены группы.

Группа «буевцев» устраивала периодические нелегальные собрания, на которых обсуждала вопросы «о дальнейшем существовании советской власти». Говорилось, что советская власть держится на волоске, что в других селах уже побили коммунистов и что скоро советская власть будет свергнута.

В результате массового выступления был разобран колхозный скот и разогнана тракторная станция. Активисты села были терроризированы и только с помощью отряда удалось восстановить порядок.

В г. Воронеже центром «буевщины» было сгруппировано около себя активное ядро из монархически настроенного элемента, преимущественно монашествующих, бывших людей, интеллигенции и кликуш-странников. В церкви Алексеевского монастыря и около него всегда находились разные «старцы», «святые люди» и даже «княжны», которые среди приходящих в большом количестве из сел крестьянских масс, преимущественно женщин, вели агитацию, направленную против советской власти и ее мероприятий, особенно в области коллективизации.

Все международные и внутренние события в СССР по наущению центра истолковывались в антисоветском духе и передавались через посещающих Алексеевский монастырь крестьян в районы ЦЧО. Этим же активом центр «буевщины» среди верующих распространял всевозможную антисоветскую литературу.

Так, ими распространялись:

1) брошюра «Что должен знать православный христианин»;

2) листовки против сергиевского направления с ярко выраженным антисоветским оттенком.

Агитационная деятельность актива организации верующих в основном сводилась к положению: поскольку советская власть есть власть безбожников, гонящая религию, постольку ее признавать не следует, ибо не сегодня — завтра она будет свергнута, а потому каждый истинно верующий должен вести борьбу с советской властью и всяческими способами тормозить ее мероприятия.

Влияние на Северный Кавказ и Украину организации «буевцев»

Контрреволюционная церковно-монархическая организация «буевцев», как выше было отмечено, руководила также и церковно-монархической организацией епископа Варлаама Лазаренко на Северном Кавказе и Украине и «буевцами» Кубани и Ставрополья.

Обвиняемый Бутузов С. показал об этом: «После водворения на жительство в Ельце епископа Алексея, началась волна присоединений. Моя квартира стала вроде странно-приемного дома, так как каждый день ночевало от двух до трех священников. Большую массу присоединений делал Сумский округ, куда епископ Алексей рукоположил не один десяток священнослужителей».

Обвиняемый Степанов, келейник епископа Алексея, показал: «После передачи своих приходов епископу Алексею, епископ Варлаам уехал в горы Кавказа и оттуда присылал своих посланных к епископу Алексею за указаниями, распоряжениями, рукоположениями, награждениями, постриганием в монашество и т.д.».

Факт передачи епископом Варлаамом своих приходов под руководство епископа Алексея не отрицает и последний: «Епископ Варлаам передал мне православные приходы своей епархии, состоящие из Харьковской, частью Полтавской [областей], Майкопского и Сумского округов во главе со священником Василием Подгорным, которого я назначил благочинным над вышеуказанными двадцатью приходами».

Таким образом, церковно-монархическая организация «буевцев» охватывала своей контрреволюционной деятельностью не только ЦЧО, но и СКК и Украину.

Контрреволюционная церковно-монархическая организация, возглавляемая в СКК епископом Варлаамом Лазаренко, ликвидирована ПП ОГПУ по СКК.

Контрреволюционная монархическая сущность «буевской» организации, антисоветская деятельность руководящего состава и членов организации, а также платформа, тактика, связи и руководство ею со стороны «имяславцев», а через них и заграничного монархического центра в процессе следствия вполне доказаны как свидетельскими, так и самих обвиняемых показаниями.

Дело рассмотрено Коллегией ОГПУ.

Заместитель ПП ОГПУ по ЦЧО Дукельский Начальник СО Ильин

г. Воронеж


Архив: ЦА ФСБ Ф. 2. Оп. 8. Д. 530. Л. 1-87. Подлинник


[1] Русская православная церковь заграницей (англ. the Russian Orthodox Church Abroad, ROCA)- РПЦЗ -в течение 90 лет, с 1917 по 2007 годы - русская православная эмигрантская церковная организация (карловацкие раскольники), которая объединяла большую часть оказавшегося в изгнании и эмиграции российского духовенства, вела поддерживаемую властью США активную политическую борьбу с «большевистским режимом» и советской властью, управляя с американской территории. Эта религиозно-политическая организация официально вышла из административного подчинения «московской церковной власти» после издания митрополитом Сергием (Страгородским) «Декларации» от 29 июля 1927 года. В 2007 году распалась на национальные епархии в связи с отсутствием канонического православного единства и расколом в подчинении Западно-Европейской епархии РЗЦ, часть образовала неканонические Синоды, часть вошла в Московский и Константинопольский патриархаты.

Предыстория такова, что в связи с давно укоренившейся борьбой против Дома Романовых, еще 2 марта 1917 года митрополит Владимир (Богоявленский)* от лица Святейшего Синода, на предложения обер-прокурора Н.П.Раева и его заместителя князя Н.Д.Жевахова публично осудить революционное движение и поддержать божьего помазанника российского императора Николая II, отказался. А через три дня Синод уже предписал молиться о «Богом данном, «странно благодатном», «благоверном Временном правительстве»», тем самым будучи соучастником революции, прямо действуя в международной политике и дележе бывших российских территорий по приходской принадлежности.
Как настолько разложилась Церковь, никто уже не помнит, но после отречения Государя этому большинство населения не удивлялось, и уже в июле 1917г. передача в земство земли и поместий церковников развернулась ожесточенным сопротивлением. И на этом земельном раздоре было осуществлено первое убийство священника в Воронежской епархии - до того, как большевики пришли к власти.

* Митрополит Киевский и Галицкий Владимир (Богоявленский) в (1915—1918) - из знатного рода Тамбовских священников (коррумпировано занимавших в иерархии самые высокие руководящие посты и обвиняемых с дореволюционных времен в «волюнтаризме и в симонии»), «окруженный семейственностью» (также критика о «резком самовластии» в газете «Утро России» в декабре 1912г.), друг детства и соратник открытого англофила митрополита Антония (Вадковского), духовного наставника и зачинателя движения  реформ в РПЦ по протестантскому и частично католическому образцу (его просветительские поездки в Великобританию с 1897 года), что уже к ХХ веку способствовало образованию нескольких религиозно-политических группировок среди членов Синода.



[2] «Декларация» от 29.07.1927г., в которой митрополит Сергий (Страгородский) прежде всего отметил факт ожесточенной вредительской и диверсионной деятельности «наших зарубежных врагов». Декларируемый призыв митрополита Сергия к урегулированию мира между народами, возвращению в лоно матери русской православной Церкви и усмирению умов воинствующих интеллектуалов, разжигающих межнациональную и религиозную ненависть, был уничижен в антисоветской и антироссийской пропаганде. Далеко идущий раскол привел теперь в наши дни к укрепившимся псевдо-православным группировкам, так называемым, «альтернативному православию», крайне оппозиционно настроенными к Русской православной церкви. Противоборствующие стороны с тех пор для удобства определения, со стороны РПЦЗ были названы «карловцами» (карловацкий раскол), со стороны Московской патриархии названы «сергиевцами».
Раскольники не себя поставили служению Богу, а Бога призвали служить их революционным бурям.

[3] Семен Васильевич Буй (Алексий, епископ Уразовский, временный викарий Воронежской епархии), воронежский лидер оппозиционного «иосифлянского» движения, которое возглавлял фактический радикальный лидер «иосифлян» епископ Гдовский с самоназначением архиепископом Ленинградским - Димитрий (в миру Дмитрий Гаврилович Любимов), управлявший из Ленинградского центра, откуда «иосифлянство» распространялось на Вятскую, Ижевскую, Новгородскую, Воронежскую, Тамбовскую, Краснодарскую, Киевскую и Харьковскую епархии. Бунтовщическая программа, по своей сути имевшая меркантильный характер, получила свое название по имени митрополита Ленинградского Иосифа (в миру Иван Семенович ПетровЫх), который, на деле вышло, через чур сильно возмутился из-за несогласия со своим служебным переводом в Одессу и потерей в связи с чем личных выгод.
Против кадровых перестановок патриарха Московского и всея Руси Алексия примирившегося с действующей государственной властью и намеревавшегося вернуть мирное богослужение, бунтовщическое движение «иосифлян» опиралось на крыло опальных членов духовенства, находящихся в ссылке в Соловецком монастыре, который с 1718 года служил в качестве места изоляции и исправления не богоугодного смутьянского духа православных иерархов, еретиков и сектантов.

Семен Буй, поддерживаемый в своих направлениях РПЦЗ, имел серьезные дореволюционные, давние связи с церковными группировками в Сибири, и в нарушение канона в 1923 году, раскольниками «по причине крайней нужды и счастливого случая», был наречен из архимандрида во епископы, с чем поочередно высшему духовенству после пришлось смириться, не смотря на то, что «епископ Алексий обманным путем «в годы церковной разрухи» добился «продвижения себя по иерархической лестнице» из келейников во епископы» (1928г., справка из канцелярии ПСС). Буй вел обманную политическую работу не только внутри РПЦ, подыгрывая то одним, то другим партиям, «за раскол и произведенную им церковную смуту на основании 34 Апостольского правила, 13, 14 и 15 правил двукратного Собора освобожден от управления епархией и уволен на покой с запрещением в священнослужении и преданием каноническому суду православных епископов».
Однако, не признав отрешения его от приходов, возглавил радикальное непримиримое движение «иосифлянской» секты раскольников, которое охватило около сорока районов Центрально-Черноземной области и вовлекло около 400 священнослужителей, проводивших  на основе еретического вероисповедания в своей пастве пропаганду учинения противодействия действующему патриархату и политике строительства колхозов государственной властью.

Будучи вне законного церковного чина, Буй возглавил все «иосифлянские» приходы на юге России и Украины, исполнял обязанности раскольнического Экзарха Украины.
Причислен к новомученникам Катакомбной церкви (РКЦ ИПХ) — малочисленной неканонической незарегистрированной ультраправой экстремистской религиозной группы, по настоящее время ведущей активную миссионерскую работу среди общин «альтернативного православия» и канонизирующей неонацистов и коллаборационистов. В основной ритуал группы введено поклонение «Святому Гитлеру», который для этого случая изображен на соответствующей иконе (Основатель: Амвросий фон Сиверс (настоящее имя Алексей Борисович Смирнов, москвич 1967г.р., в 1990г. из РПЦ перешел в РПЦЗ, где благословлен саксонцем архп.Марком (в миру Михаэль Арндт), в подчинении Западно-Европейской епархии Русской Зарубежной Церкви).
 
Дополнительные источники информации:
1. Вестник ПСТГУ. История РПЦ. 2006. Вып. 3(20). С. 71-110., иер. А.Мазырин. Ярославская Оппозиция митрополиту Сергию (Страгородскому) и митрополит Агафангел (Преображенский). http://pstgu.ru/download/1167067807.Mazyrin_2_3.pdf
2.  Барыгин И. Н. Крайне правые тенденции политической жизни в политологическом дискурсе.//Политическая экспертиза. — СПб.: Изд-во СПбГУ, 2008.— Т.4. — №1. — С.137—158.— ISSN 1818-4499.   
 



 


Рецензии