Из темноты к свету. Часть 2. Глава 21

         
             - Что-то рано ты назад вернулась…  повалялась бы у моря подольше,  на солнышке прогрелась…  для здоровья очень полезно, - сказала Вера Ивановна, как только Люба закрыла за собой деревянную калитку и вошла в узкий маленький дворик, который со всех сторон обступали всевозможные постройки: справа -  жилой дом с длинной пристройкой, слева – многочисленные летние коморки для приёма отдыхающих, а между ними, вдоль забора – деревянные туалет и летний душ.

             - Я не люблю сильную жару, как только солнце поднялось и стало припекать, я сразу же ушла, - ответила Люба,  добавив с явным раздражением: - да и людей скопилось много…  галдят без конца… из-за них  шум моря лечебным уже не воспринимается.

             - Ну, тебе хоть немного полегчало? – с сочувствием поинтересовалась хозяйка и, не дождавшись ответа, сказала: - А я гостей ожидаю, прибудут к обеду, так что приглашаю с нами отобедать.

             - Вера Ивановна, спасибо за приглашение, но…  мне ничего не хочется, - с отчаянием произнесла Люба, глянув на самодельный стол и скамейки, вынесенные хозяевами на середину двора. – Я по дороге в кафе перекусила, и кое-что взяла с собой... я прилечь хочу… усталость во всём теле… совсем сил нет…

              Открыв ключом дверь маленькой постройки, первой стоявшей при входе во двор, Люба поспешила войти внутрь и, бросив на стул пакет с вещами, упала на кровать вниз лицом, обхватив руками подушку, на которую она вдруг пролила неиссякаемые потоки горестных слёз.

              «Мне совсем не полегчало!..  Мне стало ещё хуже! – думала Люба, мучаясь в слёзной агонии. – Домой всё равно придётся возвращаться… и  никакое море мне здесь не поможет!»

              Люба не заметила, как уснула. Спала она долго и крепко. Открыв глаза, она не сразу поняла, где находится, но, придя в осознание происходящего, снова впала в уныние.

              День клонился к вечеру, и Любе захотелось выйти во двор по нужде, но доносившиеся  голоса гостей останавливали её сделать этот шаг. Заплаканная и опухшая, она стеснялась кому-либо попасться на глаза. Однако гости расходиться не спешили, и Любе всё же пришлось решиться на вынужденный подвиг.

              Открыв дверь и опустив глаза, Люба пулей пролетела мимо стола с гостями, все смеялись и веселились, и никому дела не было до какой-то там отдыхающей особы, промчавшейся возле них.

              Осознав абсурдность своих мыслей, назад Люба возвращалась уже не так молниеносно, она даже обратила внимание на то, что все гости подняли стаканы, наполненные красным вином, и такой же стакан в приподнятой руке держала Вере Ивановна, издавая лёгкий смех. Проходя мимо, Люба вдруг  услышала странные слова, произнесённые хозяйкой:
              - Мне нужно пойти и срочно записать свой грех, чтобы потом покаяться, иначе я смогу его забыть…  батюшка сказал, чтобы мы всё записывали…

              Услышанное показалось Любе таким странным, что забравшись в постель, она уже думала не о том, какая она несчастная, а о том, какая странная эта Вера Ивановна и в тоже время очень добрая и отзывчивая.


              Проснувшись рано утром, Люба снова отправилась к морю. Простелив подстилку на том же месте, что и вчера, она опять легла лицом вниз, развернув его от солнца и прикрыв розовой шляпкой. Расстегнув  лиф купальника, и закрыв глаза, она погрузилась в шум моря, сливаясь с ним в одно целое.

              Звуки прибоя, доносившиеся с берега, Люба ощутила на себе приветливым и ласковым  прикосновением – они расслабляли, успокаивали и убаюкивали. Погрузившись в крепкий сон, она словно провалилась в параллельную реальность, а когда проснулась и слегка приоткрыла глаза, сильно удивилась – она увидела того самого мужчину, загорающего вместе с «дочерью» и «зятем», которые  вчера отдыхали на этом же месте.

               Почему-то сердце её слегка дрогнуло и на душе как-то вдруг стало тепло и радостно, а ведь о них она уже совсем забыла, как со временем забывается ничего не значащий сон.

               С каждым мгновением невидимая сила, исходившая от этого мужчины, притягивала Любу всё сильнее и сильнее. Странное чувство вдруг ворвалось в её измученную душу, которая подобно распускающемуся цветку, вдруг стала наполняться этой невидимой силой, устремляясь к таинственному свету, что обволакивал израненное сердце, давая ему дыхание в продолжение жизни.

              Люба снова закрыла глаза – всё происходящее для неё стало выглядеть продолжением сна. Она лежала, пытаясь опять уснуть, но не могла, потому что в её сердце происходило что-то невероятное – в нём зарождалось какое-то волшебное чувство, такое нежное и завораживающее…

              «Нет-нет, нужно спускаться с небес на землю! Всё это – лишь мои фантазии! – пыталась убедить себя Люба. – У человека семья, дети и… жена. Такой мужчина не может быть одиноким…  И, вообще, зачем я ему нужна?  Моя жизнь давно прожита, мне уже тридцать семь…  Ничего хорошего меня больше не ждёт… Уже ничего нельзя изменить».

              Открыв глаза, Люба опять взглянула на незнакомца – в этом человеке было что-то такое, чего ей так не хватало. Чтобы прекратить издевательства над своей душой, она мысленно сообщила своему объекту обожания, что сейчас уходит и больше сюда никогда не придёт…

              Стоило Любе так подумать, как вдруг, непонятно откуда и совершенно неожиданно, налетел резкий ветер и своим сильным порывом подхватил её  шляпу, обнажив осветлённые волосы. Шляпу очень быстро стало уносить в сторону моря. Люба хотела броситься за ней, но тут же спохватилась, так как лиф купальника был расстёгнут, и нужно было время, чтобы его снова застегнуть.

              К великому удивлению,  вдогонку за её шляпой уже бежал мужчина.  Люба не верила своим глазам – её спасителем оказался человек,  которого она собралась избегнуть.

              Головной убор он успешно настиг и доставил хозяйке в целости и сохранности.

              - Большое спасибо, - сказала Люба, смутившись, потому что ей показалось, что её разоблачили.

              Ветер так же неожиданно стих, как и начался. Но оставаться на пляже у Любы пропало всякое желание, так как возникшее чувство неловкости  вынуждало её собраться и уйти, тем более что приближался полуденный солнцепёк.

              Вернувшись с моря, Люба опять спряталась в своей коморке, забравшись на кровать и уткнувшись в подушку. Все её размышления теперь были об этом незнакомом мужчине – ей казалось, что часть её души осталась там… на берегу. Однако она всё же смогла отогнать от себя эти навязчивые мысли.

              Выбралась Люба из своего убежища только утром следующего дня, в очередной раз, направившись к морю. Приближаясь к излюбленному месту, Люба удивилась, что берег совершенно безлюдный, но когда ступила в зону отдыха, сразу поняла причину – мокрый песок свидетельствовал о сильно пролитом дожде, который вылился среди ночи.

             «Странно, а я и не слышала…  значит, спала очень крепко, - подумала Люба и босыми ногами пошла по мокрому песку в сторону лежаков, расположенных вдали под навесом.

              На фоне солнечного неба, на котором не было ни единой тучки, мокрый песок выглядел довольно странно. Подойдя к лежакам поближе, Люба окинула их взглядом и обнаружила, что все они заняты, лишь один вроде как  свободен, но никого из отдыхающих рядом не было, лежали только оставленные на них вещи.

               Оглядевшись по сторонам, Люба уже собиралась покинуть это место для  поиска другого, как вдруг к ней подошёл мужчина, тот самый мужчина, который странным образом проникал в её мысли, не смотря на все её усилия выбросить его из головы. От неожиданности Люба немного растерялась, но его улыбка и приветливый голос обезоружили её.

              - Вы можете расположиться здесь… рядом с нами, - сказал он по-человечески просто, без каких-либо намерений и намёков, что ещё раз подчеркнуло его порядочность.

               - Да, спасибо, - робко ответила Люба и положила на решётчатый деревянный топчан свои вещи.

               - Может… пойдём искупаемся? – спросил он тепло и искренне, располагая на простое и достойное общение.

               - Да… конечно, - всё так же робко ответила Люба и стала стягивать с себя своё маленькое чёрное платье в мелких белых цветочках, при этом непроизвольно смущаясь посторонних глаз.

               Положив платье на топчан, Любина рука сразу же потянулась навстречу протянутой ей руки. В этот момент её сердце словно замерло, стараясь сохранить всю полноту чувств, которыми вдруг наполнилась её опустошённая душа. Взявшись за руки, они вышли из-под навеса и, обойдя крайние лежаки, направились к морю.

               - Меня Николаем зовут, - сказал мужчина совсем непринуждённо.

               - А меня – Люба.

               Не успели они пройти несколько шагов, держась за руки, как сзади раздался  женский голос, громкий и настойчивый:
               - Девушка-а!.. Девушка-а!.. Девушка-а!..

              Не оглянуться было невозможно и, хотя вокруг находилось много других людей, Люба оглянулась. На глаза ей попалась грузная дама, которая сидела на подстилке, простеленной на влажном песке, и смотрела именно в их сторону.

               - Вы мне? – спросила Люба, не скрывая удивления.

               - Да, вам… у вас часы на руке! – добродушно ответила незнакомая женщина.

               Люба глянула на руку и, улыбнувшись, ответила:
                - Спасибо!

                - Нужно вернуться и положить часы к вещам, - предложил Николай, - жалко будет, если испортятся.

                Избавившись от часов, они вернулись к морю. Оно было тихим и приветливым, манило к себе и пророчило многообещающее и незабываемое приключение.

                - Я не умею плавать, - спохватилась Люба, - поэтому боюсь глубины.

                - Я тоже плохо плаваю, - ответил Николай и спросил: - А вы здесь живёте?

                - Нет, в Анапу я приехала из Новошахтинска, что в Ростовской области, дней на семь. К концу месяца я должна обязательно вернуться домой. Мне нужно в налоговую службу квартальный отчёт по доходам предоставить,  я занимаюсь предпринимательской деятельностью… небольшой.

                - А я подумал, что вы из местных. Смотрю, в одно и тоже время приходит женщина и так же в одно и тоже время уходит. Я искал вас эти два вечера, прохаживаясь вдоль набережной…  но так и не встретил. Вот и подумал: значит, она местная и живёт здесь.

                - Просто, когда я возвращалась с берега, я закрывалась в своей комнате и больше не покидала её до следующего утра. Мне никуда не хотелось выходить и никого видеть… К морю я приходила по утрам, чтобы послушать шум прибоя. Хозяйка сказала, что так я смогу избавиться от стресса…

                И Люба стала рассказывать свою историю о том, как она сбежала от своего единственного сына и от бывшего мужа, доведённая ими до умопомрачения; как она, будучи вдовой, вышла замуж, и теперь не знает, что со всем этим делать.
 
                Она бродила по воде, держась за руку очень статного мужчины, старше её лет на десять, и говорила… говорила… говорила…  Николай даже не подозревал, что все эти дни Люба мысленно общалась с ним, делясь своими бедами и переживаниями; она жаловалась ему на то, что эти  двое «спелись» и окончательно превратились в её мучителей.

                - А я из Москвы приехал, - внимательно выслушав собеседницу, сказал Николай. – Меня дочь сюда отправила…  заставила приехать. После развода с женой я никак не мог прийти в себя, очень переживал…   Глядя на всё, дочь купила билет и настояла на моей поездке к морю…

                - Значит, вы один приехали, а я подумала, что молодая пара, с которой вы отдыхали на берегу – это ваши дочь и зять.

                - Мы заселились у одного хозяина, познакомились, и стали вместе приходить к морю. Молодой человек работает пожарником, интересные вещи рассказывал. Однажды во время спасательной операции он сильно обгорел, думали, что не выживет…  одно лицо только и осталось нетронутым…  всё его тело шрамами покрыто. Приехал он со своей женой.

                - Теперь всё понятно, - сказала Люба, обрадовавшись, что Николай состоит в разводе.


                Люба и Николай продолжали гулять вдоль линии берега. Держась за руки, они непринуждённо  и увлечённо беседовали, перейдя в общении на «ты».
 
                - Я хочу поймать маленького крабика, - неожиданно сказал Николай и ступил за береговую линию, - они боком плавают…  прямо у берега.
 
                - А разве они не разбежались, ведь столько людей на берегу? – удивлённо спросила Люба.

                - Я уже ловил… поймал совсем маленького. - ответил Николай и стал внимательно всматриваться в песок через толщу воды.

                Стоял обеденный солнцепёк, который Люба переносила уже с большим трудом. Ей очень хотелось поскорее скрыться в тени или хотя бы зайти в воду, как можно глубже, чтобы охладиться, но не хотелось оставлять Колю одного.

                Время шло, однако поиск членистоногих Николай оставлять не спешил, и тогда Любу осенила неожиданная идея.

                - Лучше пойдём и зайдём глубже, - решительно сказала Люба, интригующе улыбаясь, -  там ты точно крабика поймаешь!

                - Нет, на глубине крабики не живут... их только у берега найти можно, - ответил Николай и снова продолжил поиск невидимых тварей.

                - Вот увидишь, ты обязательно поймаешь крабика… и очень большого, - не сдавалась Люба и, взяв Колю за руку, потянула его вглубь моря.

                Николай послушно шёл за малознакомой женщиной, не понимая, чего она от него хочет. Продолжая  упорно двигаться вперёд и не выпуская его руки, Люба остановилась в тот момент, когда уровень воды достиг ей чуть выше груди, остудив её тело и доставив долгожданное облегчение.

                Развернувшись лицом к Николаю, она взглянула ему в глаза и, обхватив его шею руками, очень быстро и легко подтянулась, оторвавшись от дна в толще воды. Прижавшись к мужчине всем телом, она обхватила его торс своими ногами и замерла.

                - Вот тебе и крабик! – произнесла она шутливо ему на левое ухо, за которым попыталась спрятать  своё лицо, сгорая от стыда из-за такой своей выходки.

                От этого человека Люба ощущала чувство безопасности и защищённости, то, чего ей так не хватало. Она открыла ему часть своей души, она радовалась его одиночеству, она … не смогла отказаться от него.

                Растворившись в объятиях Николая, ей не хотелось от него отрываться. В воде Люба казалась лёгкой, как пушинка и желание остаться так навсегда не отпускало её, однако рамки приличия всё же заставили её «опуститься на землю»…

                Они продолжили  гулять по берегу и, счастливее Любы не было никого на целом свете.

                - У меня есть шоколадка, хочешь? – спросил Николай.

                - Да, хочу! – радостно ответила Люба, вдруг почувствовав, что давно проголодалась.

                - Тогда нам нужно подойти к вещам.

                Перебравшись с лежаков на песок, который после ночного дождя давным-давно высох, Люба присела на подстилку, держа в руке большую плитку шоколада.

                - Он совсем растаял, - сказал Николай с сожалением.

                - Ничего страшного, я и такой с удовольствием съем, - ответила самая счастливая на свете женщина.

                Усевшись удобнее, Люба прижала согнутые в коленях ноги одну к другой и, положив на них шоколадку, стала её разворачивать. Коснувшись растаявшего шоколада кончиком языка, она сразу ощутила его необыкновенный вкус.

                - Давай я тебя сфотографирую, - предложил Николай и, получив согласие, стал расчехлять вынутый фотоаппарат.

                Наслаждаясь и дальше каждым таким прикосновением, Люба старалась слизнуть шоколада с фольги как можно больше, для этой цели она даже пыталась использовать средний  палец.

                Сделав несколько снимков, Коля предложил покинуть пляж, чтобы зайти в какое-нибудь кафе и отобедать.

                - После того, как покушаем, я предлагаю разойтись, чтобы отдохнуть, а потом вечером снова встретиться.

                - Я согласна, - ответила Люба, обрадовавшись предстоящей встрече.


                Они зашли в одно из кафе, расположенных вдоль побережья, и, когда присели за свободный столик, Коля протянул своей спутнице  меню-папку, чтобы она сделала для себя заказ. Изучив меню, Люба выбрала пару дешёвых блюд и, не позволяя себе обирать человека, сообщила Николаю о своём выборе.

                - Почему такой заказ маленький? – удивился он. – Ты не стесняйся, я всё оплачу.

                - Я не стесняюсь, просто я не голодна, я ведь целую шоколадку съела, - слукавила Люба.

                Принесённые для Любы обжаренные баклажаны, лежали на тарелке в виде нескольких длинных полосок, тонких и полусухих, выжаренных до тёмно-коричневого цвета и смазанных тонким слоем майонеза с чесноком. Кое-как нанизав один из них на вилку, она рискнула его употребить. К её удивлению,  баклажаны оказались съедобными, хотя их вид говорил совершенно о противоположном впечатлении.

                Покинув кафе, Николай сопроводил Любу к месту её прибытия и, обговорив ещё раз время и место их встречи, отправился к себе.

                Возвратившись в своё съёмное жилище, Люба как обычно прилегла на кровать с той лишь разницей, что на этот раз душа её парила белой птицей – депрессию, словно рукой сняло.

                «Я влюбилась! – радовалась Люба с замиранием сердца. – Но как такое могло случиться?..  Хорошо, что я в последний момент сообразила взять с собой пару платьев и свою любимую заколку… будет в чём на свидание пойти!»

                Спустя некоторое время, немного отдохнув, Люба не спеша стала готовиться к предстоящей встрече. Самым ответственным делом для неё было нанесение макияжа, особенно старательно она выводила на веках длинные стрелки, используя чёрный косметический карандаш – вот уже в течение двадцати лет этот атрибут оставался неизменным.

                Нанеся на ресницы туш и внимательно вглядевшись в зеркало, Люба осталась довольна своей работой. Единственное, что смущало её, так это возобновившаяся боль после недавнего вывиха в колоне. Длительная прогулка вдоль берега усилила эту боль, но ничто не могло остановить Любу от волнительной  встречи.

                Одевшись в зеленое платье с длинным рукавом и с белой вставкой впереди, Люба поправила юбку из двух оборок и застегнула впереди длинный ряд чёрных маленьких пуговиц. Затем она стала собирать в охапку волосы и, заломив их над затылком, зафиксировала автоматической заколкой с прикреплённым к ней длинным хвостом из чёрных перьев. На фоне осветлённых белых волос этот чёрный хвост смотрелся необыкновенно красиво.

                Люба преобразилась настолько, что от её прежнего вида почти ничего не осталось. Преодолевая боль, она вышагивала на каблуках, всё ближе приближаясь к месту встречи. Узнать переменившуюся Любу в вечернем мраке, освещённом светом фонарей, для Николая оказалось делом не простым, распознать её он смог только тогда, когда она сама направленно устремилась к нему…

 
                Этот прекрасный сентябрьский вечер оставит в Любиной душе неизгладимый след, превратив неожиданное знакомство в красивый курортный роман, который с каждым днём будет всё сильнее завораживать и погружать её сердце в плен безграничной и неземной любви.

                Эти несколько дней пролетят так быстро, словно стайка испуганных воробьёв, сорвавшихся с покатой крыши.

                - Ты уезжаешь завтра…  я хочу купить и подарить тебе на память ручные часы, - сказал Николай, в последний раз возвращаясь с Любой с морского пляжа.

                - Нет-нет! У меня уже есть часы, - возразила Люба. – Мне не нужно ничего дарить, это не обязательно.

                Любе очень не хотелось, чтобы Николай тратил на неё свои деньги, потому что он сам являлся для неё настоящим подарком, поэтому  те чувства, с которыми ей предстояло вернуться домой, они и являлись тем самым дорогим подарком, дороже которого для неё ничего не могло быть.

                - Нет, я обязательно хочу подарить тебе что-нибудь на память, - продолжал настаивать Николай, - раз часы не хочешь, можно красивый халатик купить, я  присмотрел тут один фасон…  женщины с удовольствием покупают.

                - Ну, хорошо, давай посмотрим, - ответила Люба, сдавшись под натиском заботливого мужчины.

                Пройдя мимо нескольких торговых палаток, Люба в одной из них примеряла предложенный Колей ярко-красный халатик, из ткани, напоминающей велюр и усыпанной звёздами по образу американского флага. С коротким рукавчиком и на молнии, длиной чуть выше колена, халатик был неотразим, и Люба согласилась принять его в подарок…


                Разлука…  Вот она и пришла…   Но будет ли новая встреча?
                Они стояли напротив друг друга и оба молчали. Люба не выдержала и в порыве, прижавшись к груди Николая, протянула к нему свои губы, чтобы застыть в бесконечно долгом поцелуе. И не важно, что подумают люди, потому что сейчас кроме их двоих больше никого не существовало…  Она похитила его губы и целовала… целовала…  Прощальный поцелуй…  до слёз и боли нежный…  Не смогла Люба уйти в никуда просто так…


                Всё ближе и ближе приближалась Люба к своему городу, перебирая в памяти события последних дней. От её депрессии не осталось и следа, однако на смену ей пришли грусть и тоска по человеку, который заполнил собою её сердце.

                «Целый год нужно прожить до нашей следующей встречи…  Это же целая вечность!» - переживала Люба, не представляя, как ей дожить до следующего сентября, когда они снова приедут к морю и опять встретятся – так предложил Николай.

                В Любиной сумочке лежал его московский адрес и согревал ей душу. Она ехала и мысленно писала Николаю письмо, которое по приезду сразу же перенесла на бумагу, не переставая благодарить за чудесную сказку, подаренную ей в эти несколько дней, трогательно написав в конце последние два слова: «Твой крабик».

                Николай продолжал свой отдых у моря, но Люба знала, что, когда он вернётся в Москву, дома его будут ожидать её тёплые, нежные и искренние слова, прилетевшие из далёкого маленького городка под названием Новошахтинск.

                Почему-то в Любиной душе всё время боролись два предчувствия, одно говорило ей, что этот мужчина – её судьба, а второе  неугомонно нашептывало сомнения: « Он москвич, а ты кто? Какая-то Люба из Новошахтинска? Зачем ты ему нужна? Там что, женщин не хватает? Погуляли хорошо и на этом вся любовь закончилась! Сама подумай, кто тебя целый год ждать будет?»

                … И только время всё расставит по своим местам.

                Но, а пока, как бы там ни было, Люба вернулась с отдыха новым человеком, полной сил и готовности к противостояниям судьбы, готовившей ей всё новые и новые трясины, капканы и ловушки, обдуваемые зловещим дыханием смерти…


               
            
               

 
 

               
               

             

       
             
             
               
             
 

   


Рецензии