Варвара краса-длинная коса

        Впервые я увидела мамину сестру, когда мне было 8 лет. Дело в том, что своей женитьбой мои родители вызвали шок  в обоих кланах. Представьте себе пару: моего папу, этакого мощного японского сумоиста, и маму - птичку невеличку ( будучи горожанкой мама даже посещала балетную студию).

        Кроме того, папина деревенская родня, относясь потребительски ко всякой женщине, решила, что никакого толка от этой пигалицы  в деревне не будет, а  утонченная городская мамина, что уж слишком мой папа деревенский увалень. Добавьте к этому очень большую разницу в возрасте. В общем, общение с родными как то не заладилось и надолго заглохло, хотя друзья по духу остались у родителей на всю жизнь.

        - ФИ- сказала, увидев меня впервые, моя городская элегантная тетя.
        - И вот  ЭТО вы называете девочкой?
Сообразуясь с летней жарой, я стояла перед ней в майке и черных семейных трусиках, босая ,  с разбитыми коленками и локтями, не зная куда девать усыпанные  цыпками руки и, наконец, догадавшись найти одной из них применение стала ковырять грязным пальцем в носу.
        -Где отличительные признаки? - Продолжала удивляться тетя. Она указала на мою челочку на  стриженой голове (кстати, челочка в те после военные времена как раз и  была гендорным  различием среди детей в  нашей  местности) и брезгливо сказала:
        - Что это!?

        На семейном совете, возглавляемом тетей, произнесшей прочувствованную речь о том, что пора оформить меня из безликиго и бесполого существа в узнаваемое совершенство, благо и имя мое-  Варвара того требовало , было срочно решено ( если по правде, то вопреки устоявшемуся мнению моих родителей) прекратить поползновения на мою шевелюру.

        И вот, уже убежденная тетей в преимуществах жизни женщины, имеющей красивую  внешность, я начала вожделенно ждать роскошных кос. Волосы медленно, но подались.

        Наступил канун Нового Года  и старшим сестрам  к празднику ( родители почему-то пошли на такое мотовство) сшили по роскошному с яркими цветами ситцевому платью. Меня же ожидал традиционный наряд Снежинки. Его по очереди успели поносить сестры, а теперь уже несколько лет надевала я. Наряд был сшит очень практично: в талию широкого марлевого платья была вздернута резинка, которая распускалась или стягивалась в зависимости от габаритов впихиваемого внутрь субъекта. Длина платья  регулировалась количеством оборок по его низу. Оборки всегда лежали наготове в одной коробке с платьем и, честное слово, пришивались и отпарывались уже тысячу раз.

        Родные отца недооценили мою маму: у нее были колоссальные ум и смекалка!
       
        Наш дом  наполнился радостным девичьим щебетанием: обсуждались модели  сезона, модные танцы, мальчики; хлопаньем дверей, впускавшим и выпускавшим  подружек сестер. Важно приходили сельские матроны, они уточняли с мамой меню новогоднего стола вскладчину. Няня священнодействовала на кухне- готовила праздничную стряпню. Все были увлечены и заняты.

        Я, возбужденная и счастливая, перебегала от одной группы девушек, окружавших старшую, к кружку средней сестры, от них к важным дамам, забегала к няне на кухню, но нигде мое появление с ярко выраженным щенячьим восторгом не вызывало ответного. Бесконечно всех любя и мечтая быть всем полезной, я готова была горы свернуть для  любимых. А мне раз за разом досадливо предлагали отправиться на снежную горку." Я была чужой на этом празднике жизни."

        Наконец, к вечеру все определилось. Утомленная няня рано легла отдыхать, нарядные сестры уходили  на школьный бал, родители к друзьям. Я попыталась разреветься, но папа пресек, отреагировав строгой тирадой:
       - Варвара, хватит паясничать! Твой утренник будет завтра. Ложись спать.

       Двери за ушедшим счастьем закрылись, и девяти бальная волна горькой обиды  накрыла меня с головой! Прозревшая и потрясенная:" меня не любят!", я решила отмстить обидчикам тою же монетою и заметалась  по дому в поисках орудия мести. Увидев машинку для стрижки волос, я возликовала:- " АГА!". В этот момент я почему-то не сообразила, что это на свои волосы я решила покуситься, до такой степени я всегда ощущала себя частью семьи, а не отдельной личностью.
       -Пусть им будет хуже, пусть и них никогда не будет третьей красивой девочки с косами-, задыхаясь от гнева, злорадно думала я, выстригая себе широкую просеку от лба до макушки.

       В эту новогоднюю ночь, зареванная и полу остриженная, я уснула в маминой спальне в неудобной позе на стуле с головой на подзеркальнике.

       Наутро папа, увидев меня с прической " А-ля Ленин". подкорректировал неостриженное, а попросту  оформил мою голову " Под Котовского". 
         Объяснив мне попутно, что раз я такая непокладистая и строптивая и давно восстаю против костюма снежинки,  то сегодня я, одетая в старый лыжный костюм( тоже доставшийся мне после сестер), на детском утреннике буду изображать глобус, сверкая своей лысой головой.

         Я не думаю, что родители мои  были до такой степени бедны, что не имели  возможности одеть нас прилично. Просто у них был твердый принцип;" не баловать детей", и они бесконечно гордились умением воспитывать своих чад по спартански.А еще родители боялись чем-то выделиться из толпы - недавние сталинские тревожные времена трепетно помнились ими.

         На дворе вовсю цвел  и благоухал май, я, уже забывшая свою зимнюю трагедию - позор появления  в классе с бритой головой,- с упоением носилась по импровизированному футбольному полю с мальчишками иэ соседской семьи. Их было так много, что вряд ли даже родители помнили их всех по именам. Соседи по улице называли детей Сапожниковыми. Причем, все детство я думала, что это фамилия их семьи. А в первом классе один из этих Сапожниковых, сидевший со мной за одной партой, оказался Ивановым.

         Сапожником был глава семьи, вернувшийся с войны хромым. Целые дни напролет он  латал и зашивал прохудившуюся обувь. сносимую  к нему со всего околотка, сам как будто пришитый к своему табурету. Видимо, компенсируя свою дневную обездвиженность, сапожник был весьма активен физически в нерабочее время, и аист "сыпал" им детей, как из рога изобилия.

         Дядя Матвей был не в духе:, Вчера договорился с другом о рыбалке и сегодня уже начал потихоньку собираться, как жена вдруг срочно потребовала постричь всех детей в связи с наступлением жары в профилактических целях. Одна только стрижка такой оравы требовала массу времени. А ведь пострелят надо было еще выстроить и усадить. Выручил неунывающий со здоровыми ногами друг , предложивший поставить дело " на поток".

         Мы продолжили футбольный матч, заодно весело увертываясь от " рыбака", который выхватывал мальцов по одному и уносил под мышкой пойманного" счастливца", колотящего всеми конечностями и визжащего по поросячьи на табурет к сапожнику. Дяде Матвею было не до сантиментов. Тисками левой руки он сжимал голову очередному клиенту и сосредоточенно и быстро  остригал наголо,  не разглядывая лиц и не ведя учета количества обслуженных голов. В пылу игры и всеобщего ликования я даже не заметила, как тоже была острижена.

         Придя домой, сняв одолженную кепку, и, церемонно по- мушкетерски , раскланявшись, я ввела родичей в замешательство, сменившееся затем гомерическим хохотом. Резюме всей семьи было единогласным: ОТ СУДЬБЫ НЕ УЙДЕШЬ!

         До моего десятилетия , по достижении которого, согласно традиции нашего семейства, девочкам разрешалось растить волосы оставался еще один год.      

      
       
               


 .

       


Рецензии
Спасибо, Надежда! Весёлый рассказ!
Помню, что мальчиков стригли " под Котовского", а девочкам оставляли небольшие чубы. Эти воспоминания сейчас вызывают улыбку.

Творческих Вам успехов!
С уважением и теплом, Людмила.

Людмилочка   05.04.2021 08:46     Заявить о нарушении
Людмила, благодарю за отклик! С уважением

Надежда Мотовилова   05.04.2021 12:42   Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.